Спецвыпуск – Кто студент

Кто главред? Вызов принят

Участники конкурса на 19-го главреда «Кто студента» о том, как именно проходит состязание, зачем в нём участвовать и что конкурсанты могут посоветовать тем, кто захочет испытать себя в следующих конкурсах

Раз в четыре месяца в журнале «Кто студент» меняется главред. Новым главредом может стать любой студент первой или второй ступени Школ бюро — для этого надо принять вызов и поучаствовать в конкурсе.

Главредство в «Кто студенте» — как бонусная ступень для студентов Школ бюро. Это возможность попрактиковаться в управлении, редактуре и переговорах. Главред получает новые знакомства в профессиональной среде, наполняет портфолио, а его имя и фото навсегда остаются на странице «О журнале».

Участвовать в конкурсе могут студенты любой из Школ бюро. Конкурс проходит в два этапа. На первом участники выполняют тестовое задание. Жюри оценивает работы и отбирает три лучшие. На втором этапе финалисты проходят собеседование.

Так вышло, что все наши герои — студенты Школы редакторов: победитель конкурса Мария Скударнова, финалисты Софья Гринчинко и Полина Пахотина, 18-й главред и член жюри Кира Гильгенберг, участники Никита Квитко, Илона Кондакова, Мария Птицына и Кристина Уколова.

Заявка на участие в конкурсе

Действующий главред объявляет конкурс за месяц до окончания полномочий. Объявление публикуется в телеграм-канале «Кто студента». Чтобы участвовать в конкурсе, нужно выбрать одного из двух героев для тестового интервью и отправить заявку на почту журнала.

Почему решили участвовать в конкурсе?

Софья Гринчинко: Я понимала, что главредство даст мне реальный опыт в управлении. Нужно руководить командой, организовывать процессы, развивать журнал и решать неизбежно возникающие проблемы. Ещё главредство — шанс познакомиться с крутыми специалистами из диджитала. По ходу работы придётся договариваться с авторами и дизайнерами, советоваться с создателями журнала. Это тоже нетворкинг и возможность показать себя толковым редактором или менеджером.

Никита Квитко: Я подавался на конкурс на энтузиазме. Понимал, что шансы выиграть конкурс невелики, но есть. Меня мотивировали два фактора. Во-первых, главредство в «Кто студенте» станет отличной строчкой в резюме. Во-вторых, добавит баллов в рейтинге школы.

Интервью с Никитой

Илона Кондакова: Я решила заявиться на конкурс, потому что мне было интересно проверить свои силы, получить новый опыт и, конечно, заработать дополнительные баллы. Ну и просто потому, что захотелось. Я привыкла доверять своему «хочу».

Мария Птицына: Я пошла на конкурс больше из любопытства. Хотелось узнать, как всё устроено.

Полина Пахотина: Участвовать обязательно: пробовать новое, принимать вызовы. Даже если окажешься в хвосте итоговой таблицы, всё равно получишь опыт и внутренний результат, а они бесценны.

Интервью с Полиной

Мария Скударнова: Я просто азартная. Полагала, что могу быть полезна для «Кто студента». У меня были идеи новых форматов и желание развивать журнал. Думала так: если у меня получится, будет крутой кейс, который даст буст в профессии. Управлять редакцией — новый опыт, который проверит на прочность мои софт- и хард-скилы, и покажет, где я себя переоцениваю.

Кристина Уколова: Мне было интересно, поэтому вызвалась поучаствовать в конкурсе. Я люблю редактировать тексты, кайфую от этого.

Некоторые участники передумали. Почему?


Никита Квитко: Когда начал анализировать, что из себя представляет главредство, понял, что для меня это будет сложно и прокачаю я не те скилы, которые хотел. Главредить — больше управлять и налаживать процессы, а мне сейчас приоритетней прокачиваться в написании текстов, подборе иллюстраций и прочих базовых вещах. Поэтому через пару дней решил, что участвовать в конкурсе не буду. Не жалею об упущенной возможности и даже рад, что так сложилось: за время конкурса нашёл несколько редакций, где подрабатываю внештатным автором.

Илона Кондакова: Я получила задание, изучила редполитику и устав, уже взялась за дело, но поняла, что у меня не хватает времени и сил сделать его качественно. Работаю на полную ставку удалённо, учусь в Школе редакторов и у меня годовалый ребенок — я переоценила свои ресурсы. Поэтому пришлось задать себе логичный вопрос: «Если я не могу найти время и силы для обычного конкурсного задания, то как найду их для работы главреда, если выиграю конкурс?» После этого приняла решение сняться. Немного грустно, потому что не люблю бросать начатое, но это было правильно.

Кристина Уколова: У меня было два проекта, как раз во время конкурса к ним добавился третий. И я поняла, что не будет времени на главредство. А раз так, то и конкурсное нет смысла делать. Пожалела себя и отказалась от этой идеи.

Управлять редакцией — новый опыт, который проверит на прочность

Тестовое задание

Для участия в конкурсе нужно отредактировать и сверстать интервью. Участники получают расшифровку разговора с одним из двух героев на выбор. Их задача — сделать интересный материал для журнала. Можно задавать герою свои вопросы, запрашивать иллюстрации и подробности и редактировать текст, как покажется нужным — главное, соблюсти редполитику. Участники верстают интервью любым удобным способом: в графическом редакторе, конструкторе сайтов или на «голом» HTML. Готовый результат можно сдать в виде ссылки на страницу в интернете или файла в PNG или PDF.

Какие сложности встретились в работе над тестовой статьёй?


Софья Гринчинко: Сложно было работать с расшифровкой интервью, которое проводил кто-то другой. В расшифровке оказалось много непонятных для меня моментов. Местами из-за этого я теряла смысл сказанного.

Когда в первый раз читала расшифрованный материал, то не смогла адекватно оценить его качество. Поняла всю проблему, только когда взялась за тестовое — за пять дней до дедлайна. Нервничала из-за того, что пришлось задавать героине много вопросов и уточнять содержание расшифровки. Считаю это уроком, как важно планировать не впритык.

Полина Пахотина: Поначалу было непонятно, что нужно получить в итоге. В какой-то момент я вообще решила, что нужно сверстать страницу сайта и отдать готовый код. Даже скачала и установила WordPress. Когда дошло, что надо сделать, то схватила абсолютно незнакомый инструмент — Фигму — и убила кучу времени на его изучение.

Мария Скударнова: Я не могла собрать из материала расшифровки чёткую концепцию статьи, и мне понадобилась дополнительная фактура — пришлось, по сути, взять у героини ещё одно интервью. Ещё я долго мучилась с обложкой — училась обтравливать фотографию в Фотошопе.

Оценка работ

Жюри оценивает тестовые задания по четырём критериям:

  1. Редактура. Насколько работа выполняет полезное действие журнала. Заботится ли кандидат о читателе и умеет ли управлять его вниманием.
  2. Вёрстка. Знаком ли кандидат с общей теорией близости, правилом внутреннего и внешнего и модульностью. Знает ли, как использовать якорные объекты и чередовать слои.
  3. Аккуратность. В этом критерии оценивают грамотность и внимание к мелочам.
  4. Общее впечатление. Зацепит ли интервью читателя.

По каждому критерию выставляются оценки, баллы суммируются. Три участника, набравшие больше всего баллов, переходят на следующий этап конкурса — собеседование с членами жюри. Главреда выбирают по итогам собеседования, им может стать любой из тройки лидеров. Результаты тестового публикуют в телеграм-канале «Кто студента». Желающие могут посмотреть, сколько баллов получили участники по каждому критерию.

Вы согласны с оценками жюри? Понимаете, почему получили именно такие оценки?


Софья Гринчинко: Я не изучала даже, кто из жюри по какому критерию сколько баллов поставил. Посмотрела общий результат и всё. Поэтому нельзя сказать, что я согласна с оценками или понимаю, почему они именно такие. Была рада, что прошла на второй этап конкурса, сами оценки не так важны.

Полина Пахотина: Не-а, не понимаю. В уставе написано «чёткие критерии», но сами критерии не прописаны. Стилистика оценок смахивает на тесты первой ступени: вот оценка за тест, она не максимальная. Вопрос с неверным ответом помечен красным, но в чём ошибка? Догадывайся сам.

Мария Скударнова: Наверное, согласна. Видно, что каждый член жюри подходит со своей системой. Были те, кто в целом ставил оценки ниже, чем другие члены жюри. Значит, у него в голове такая шкала. Оценки всегда несколько субъективны.

Что сейчас сделали бы в тестовом по-другому? Какие ошибки видите?

Софья Гринчинко: Села бы за него раньше. Тогда задала бы героине больше вопросов и сделала бы интервью интереснее. И с вёрсткой на сайте лучше разобралась бы. У меня мало опыта в этом.

Полина Пахотина: Больше трясла бы героя на подробности. Мне, как всегда, было неудобно отвлекать человека от дел, теперь вижу — надо было трясти его отчётливее.

Мария Птицына: Я не рассчитала время и силы. Подала заявку на конкурс поздно и приступила к заданию за пять дней до дедлайна. Не наняла заранее няню, поэтому работала урывками по ночам. Один просчёт повлёк за собой другие. Я не взяла дополнительное интервью у героини. Задала только несколько вопросов в Телеграме. Этого критически мало. Раскрыть героиню не удалось. Ну и писать интервью по чужой расшифровке и беседе — плохая идея. Так не получится понять и верно передать замысел интервьюера.

Конкурс — не привычная рутина, а вызов

Много времени заняла вёрстка. Никогда до этого не пользовалась Редимагом. На работе я верстала статьи в админке сайта. Думала, что поможет опыт. Четыре большие статьи в неделю — и любые дедлайны кажутся нестрашными. Но конкурс — это не привычная редакционная рутина, а вызов.

Мария Скударнова: У меня на удивление нормальное впечатление от своей работы по прошествии времени. Но тогда я переживала: что жюри подумает, если я не использую весь материал, который мне дали? А сейчас я бы не боялась сужать и резать до той степени, до которой считаю нужным. Сократить так, чтобы был фокус на одной теме, а не галопом по Европам обо всём подряд.

«Найдите помощников на время, пока делаете задание конкурса», — советуют участники

Собеседование и результаты

Собеседование проходит в видеоформате. Каждый из финалистов отвечает на вопросы жюри и может задать свои.

Готовились к собеседованию?


Софья Гринчинко: Ознакомилась с редполитикой и уставом «Кто студента», прикинула, какие вопросы мне могут задать, и сформулировала в общих чертах ответы. Но, по-моему, готовиться к собеседованию прям очень усиленно не нужно. Достаточно показать, что ты нормальный, и в работе будешь применять знания, полученные в школе.

Полина Пахотина: Да. Я перечитала устав, редполитику и лекцию про редполитики, которая была на первой ступени.

Мария Скударнова: Думала, о чём меня могут спросить. Какие моменты в моей кандидатуре могут смутить жюри, и что я могу по этим моментам сказать. Что именно будет интересовать жюри в кандидатах и какие вопросы могут возникнуть лично ко мне.

Вопросы на собеседовании были трудные?


Софья Гринчинко: Не было таких. Но я всё равно очень разволновалась. Возможно, из-за того, что давно не проходила собеседований. Думаю, я показалась жюри недостаточно уверенной в себе.

Полина Пахотина: Да ну. Не было там трудных вопросов. Я, конечно, повергла в шок членов жюри заявлением, что помешать главредить мне может только смерть. Но сложных вопросов не задавали.

Мария Скударнова: Сложных вопросов не было, но я тоже перенервничала и выглядела неуверенной. Была у меня реплика, похожая на Полинину: я сказала, что в случае ядерной войны не могу гарантировать, что продолжу исполнять обязанности главреда.

Помешать главредить может только смерть

Кира Гильгенберг, 18-й главред и член жюри конкурса: Некоторые вопросы были стандартными. Такие обычно задают на собеседовании на вакансию редактора. Часть вопросов я вывела, исходя из проблем, с которыми обязательно столкнётся главред. И ещё задавала те вопросы, которые задавали мне, когда я проходила собеседование.

Как думаете, почему жюри в итоге выбрало не вас?

Полина Пахотина: Маша объективно сделала работу круче.

Софья Гринчинко: Потому что другая участница лучше сделала работу и лучше показала себя на собеседовании.

Как думаешь, почему жюри в итоге выбрало тебя?


Мария Скударнова: Я не могу говорить за жюри. Может быть, сыграло роль то, что я заморочилась с вёрсткой: моя работа была похожа на реальную страницу «Кто студента».

Думаю, жюри стояло перед тяжёлым выбором. Я не видела принципиальных различий между тремя финалистами по убедительности кандидатур. Возможно, члены жюри просто решили выбрать того, кто получил больше баллов за тестовую статью.

Комментарий члена жюри


Какие ошибки совершали кандидаты в тестовых? Все, какие можно: орфографические, пунктуационные, редакторские — делали большие «кирпичные» абзацы, опечатки.

Есть ли среди критериев оценки какой-то особенно важный? Самые важные — смысл текста и работа с героем. Были работы, в которых кандидаты задавали герою дополнительные вопросы, уточняли фактуру, собрали много фотографий и других материалов. Был такой вопрос от кандидата: «А нужно ли согласовывать готовую статью с героем? Хочу согласовать». А кто-то просто молча сделал и даже никакой фотки не попросил.

Самое важное — смысл текста и работа с героем

Что имеет больший вес в оценке кандидата: тестовое или собеседование? Они равнозначны, потому что тестовое показывает хард-скилы, а собеседование — софт-скилы и мотивацию кандидата. Всё как на обычной работе.
На собеседовании нам важно понять две вещи:

  • — кандидат не отвалится при первой сложности: выпуск журнала выйдет в положенное время, даже если придётся брать статью штурмом;
  • — личный интерес кандидата: почему он хочет работать в журнале.

Впечатление от конкурса и советы будущим участникам

Что вам дал конкурс?

Софья Гринчинко: Это был мой первый опыт собеседования на руководящую должность. Полезный, хоть и неудачный. Благодаря ему я поняла, что нанимающая сторона хочет быть уверена, что руководитель справится с проектом, даже если всё пойдёт не по плану. Когда работодатель сомневается в готовности главреда решать проблемы, то другие навыки вряд ли перевесят эти сомнения.

Ещё у нас сложилась крутая команда с другими финалистами. Пока шёл конкурс, мы обсуждали разные идеи о журнале: что бы мы сделали, став главредами. Мы и сейчас поддерживаем друг друга, делимся мнениями и опытом. Я хочу участвовать в конкурсе ещё раз, но в случае победы главредство придётся совмещать со второй ступенью. Пока не знаю, смогу ли так.

Полина Пахотина: Мне участие в конкурсе позволило познакомиться с интересным человеком — героем конкурсной работы. И вникнуть в Фигму. Я, по сути, изучала Фигму на этой работе. Нет, я не жалею, было полезно и интересно.

Участвовать ещё раз? В полностью аналогичных обстоятельствах — да. Но у нас вторая ступень начнётся 3 июня, а конкурс стартует 10 июня. Не уверена, что смогу совмещать главредство со второй и третьей ступенью.

Мария Птицына: Для меня это был полезный опыт. Еще одно напоминание, что хороший редактор занимается не только текстами, а отвечает за весь продукт от идеи до реализации.

Мария Скударнова: Для меня очень ценными и очень полезными оказались люди. Мы много общались с другими финалистами: поддерживали друг друга, давали советы, обсуждали развитие журнала. После конкурса они продолжают мне помогать: могут подсказать что-то, высказать мнение. Даже вот эту статью про конкурс мы написали вместе. Для меня это самоценный итог конкурса. Я до этого ни с кем с потока особо не общалась, а тут прям нетворкинг начался.

Идея статьи о конкурсе появилась ещё до того, как стали известны результаты

Ещё само задание конкурса с жёстким дедлайном заставило собраться и сделать что-то, чего бы я не сделала просто так. Например, села и разобралась, как сверстать страницу так, чтобы она была похожа на статью в «Кто студенте».

Что посоветуете тем, кто пойдёт на конкурс?


Софья Гринчинко: Отнестись к тестовому, как к реальному выпуску в журнале. Статья должна получиться качественной. Поэтому нужно вспомнить всё, чему вас научили в школе, и применить знания. Не стоит вылизывать работу и тратить на неё уйму времени: результат важнее процесса. У главреда статей будет много, а времени — нет. Здесь, как в любом проекте: нужно сделать хорошо и в срок, а не идеально и когда-нибудь.

Не стесняться писать герою интервью и задавать вопросы. Так можно добавить классной фактуры выпуску. Мне кажется, найти цепляющий читателя материал даже важнее, чем красиво сверстать работу.

Избавляться от лишнего текста. Не обязательно засовывать в итоговую статью все детали из расшифровки. Лучше сделать короткую яркую статью, чем невыразительный растянутый лонгрид ни о чём.

Полина Пахотина: Сразу идти к герою и начинать его трясти как осинку. Он, скорее всего, насыплет новых фактов, которые украсят работу. Если это первая попытка верстать что-то — не брать инструмент, с которым незнакомы. Изучение инструмента отнимает внимание и время.

Мария Птицына: Не переоценивать свои возможности. Если хотите всё успеть, подавайте заявку сразу. Заранее разгрузите предстоящие две недели до дедлайна. Возьмите отпуск, снизьте нагрузку на работе или учёбе, найдите помощников, если у вас маленький ребенок. И лучше заранее потренироваться и сверстать несколько статей в визивиг-редакторах.

Сделать хорошо в срок, а не идеально когда-нибудь

Мария Скударнова: Больше внимания уделять содержанию и структуре интервью и меньше заморачиваться на деталях. Мне кажется, если поставить не те кавычки, это нанесёт меньший урон общему впечатлению и оценке, чем если вопросы будут пустые, структура невнятная, а интервью не будет решать задачу.

Помнить, что члены жюри были такими же студентами. Они точно так же когда-то участвовали в конкурсе и точно так же нервничали на собеседовании.

Иметь своё мнение и не бояться его отстаивать. Не нужно пытаться давать «правильные» ответы, которые всем понравятся. Это не круто. Мнение кандидата может не совпадать с точкой зрения текущего главреда; у него может быть своё видение, которое он захочет реализовать. Это нормально: лучше показать, что вы понимаете, чего хотите, и готовы аргументированно отстаивать свою позицию. Главред на то и главред, чтобы принимать свои решения.

Главред на то и главред, чтобы принимать свои решения

Бонус: лайфхаки от победителя

Мария Скударнова: Я прошерстила Телеграм-канал «Кто студента» и нашла посты с объявлением результатов предыдущих конкурсов. Посмотрела, как выглядят работы, которые получали высший балл. Работу, вёрстка которой понравилась больше всего, взяла за образец. Мой лайфхак — не стесняться облегчать себе жизнь, потому что важен результат, а не то, насколько сильно задолбаешься в процессе.

Ещё я смотрела код страницы журнала. Открыла несколько статей с разными элементами и «достала» нужные шрифты и цвета — хотела, чтобы моя работа была максимально похожа на настоящий выпуск «Кто студента». Оформление цитат тоже оттуда взяла.

Чтобы не мучаться с поиском подходящих иконок, я активировала бесплатный пробный период на Freepik. Оттуда нагрузила иконок для оформления обложки.

Сергей Краснов В собственном бизнесе неопределенностей дохерища

Сооснователь «Нескучных финансов» о том, как контент‑маркетинг помог рассказать об аутсорсинге управленческого учёта, какому бизнесу нужен SMM и на что обратить внимание выпускникам Школ бюро, которые хотят открыть собственный бизнес.

Расскажите, что за бизнес «Нескучные финансы»?

«Нескучные финансы» помогают собственникам и руководителям малого и среднего бизнеса организовать управленческий учёт в компании.

В нашем бизнесе две ключевые аудитории:

  1. Собственники компаний и руководители. У них своя лексика, своё видение экономики бизнеса. Многие признают, что у них есть пробелы в знаниях в области финансов.
  2. Экономисты, которые учились на экономических специальностях или работают в финансовой сфере. Им хочется реализоваться и расти профессионально, научиться выстраивать коммуникацию с первыми.

«Нескучные финансы» — посредник между экономистом и предпринимателем, руководителем. Мы создаём единую платформу, чтобы финдиректоры и бизнес находили друг друга и могли выстроить коммуникацию между собой.

Для финансового директора важны не только профессиональные навыки в управленческом учёте, но и софт-скиллы: как вы умеете доносить идеи, как выстраиваете общение, насколько вы эмпатичный. Финансовый директор «Нескучных» умеет работать с предпринимателями, может донести бизнесу свои мысли на понятном языке. Чтобы наладить такую коммуникацию, мы создали систему обучения финдиректоров внутри компании.

Пример рубрики «Финслово недели» от «Нескучных финансов» для объяснения экономических терминов предпринимателям

Вы стали внедрять контент-маркетинг с открытия бизнеса в 2017 году. Почему посчитали это важным?

Для потенциальных клиентов наша услуга была сложная и непонятная. Приходилось долго объяснять собственникам и директорам, зачем им нужен управленческий учёт. У нас 90% времени уходило на коммуникации. Мы вставали в позицию уговаривающей стороны: «Посмотри, такой учёт важен и ценен». Управленка не была мейнстримом. Видели, как бизнес сопротивлялся, в то время как мы пытались принести ему непоправимую пользу. Поэтому было тяжело продавать.

В итоге решили последовать известной цитате «Доказывающий не прав, правый не доказывает».

Тогда же предопределили, что, да — услуга сложная, но мы не хотим вставать в позицию ниже и что-то внушать. Значит, нам нужен контент-маркетинг. Мы ходили к клиентам «ногами», но хотелось, чтобы клиенты обращались к нам самостоятельно. Так и начали планомерно работать над этой позицией.

Не хочу вставать в позицию уговаривающей стороны

С чего начали развивать контент-маркетинг?

Первым сотрудником, которого мы наняли в команду, был редактор. Первым шагом в контент-маркетинге стала рассылка. В 2017 году все говорили о том, что эффективность email-маркетинга падает. Но мы вдохновились рассылкой Максима Ильяхова «Главред» и решили попробовать.

В нашей рассылке мы придумали, как рассказать кратко про управленческий учёт в 10 письмах. Всё то, что раньше транслировали бизнесу в разговорах, мы переложили в самостоятельные единицы контента. В письмах легко и понятно изложили суть такого учёта с примерами. Чуть позднее в рассылке появился наш знаменитый гусь, отрисованный иллюстратором под руководством редактора.

Гусь Толик — вымышленный персонаж, представляющий предпринимателя, который плохо разбирается в финансах. Когда его спрашивают, умеет ли он считать прибыль, Толик отвечает только: «Га-а-а-а!», потому что на самом деле он это делать не умеет

И так постепенно воплощалась та идеальная картина «Перестать доказывать», которую мы изначально себе нарисовали. Начали приходить ответы на письма: кто-то писал благодарности, кто-то хотел купить нашу услугу. Чтобы заинтересовать потенциальных клиентов, с кем мы уже общались, но которые пока не готовы совершить покупку, мы начали отправлять им дополнительные информационные рассылки. Это помогло людям лучше понять наше предложение, убедиться в его ценности и в итоге стать нашими клиентами. Мы увидели на практике, как работает контент-маркетинг.

Как дальше развивалось направление контент-маркетинга?

По мере роста выручки и ресурсов у нас появлялось всё больше редакторов, мы начали прокачивать другие направления контент-маркетинга: SMM, SEO, вебинары, конференции, лид-магниты и платную подписку. Сегодня в «Нескучных» над контентом работает уже не один редактор, а целые команды.

Для создания контента на сложные профильные темы нужны авторы-эксперты. Откуда вы берёте авторов для своих статей?

Найти копирайтеров на сложный экспертный контент — задачка со звёздочкой. Чтобы не наделать ошибок и грамотно рассказать про управленку, мы решили задействовать наших финансовых директоров — с «Нескучными финансами» их работает больше 300.

Тогда наш контент-маркетолог Илья Ерёмин провёл финдирам курс внутри компании и обучил их навыкам выступления и письма. Так и закрыли проблему с поиском авторов на экспертные статьи. Самим директорам эта идея тоже понравилась: они прокачивались и могли показать написанное друзьям и родственникам, выложить в соцсетях, мол, смотрите, какую я статью крутую написал.

Ещё мы стали интересны другим изданиям: «Нескучные» одни из немногих научились хорошо писать сложный контент. На этой почве мы организовали пиар и расширили охваты, а другие издания получили грамотный полезный материал под релевантную аудиторию.

Часть команды «Нескучных финансов»

Некоторые предприниматели считают, что SMM неприбылен и неэффективен. Какая позиция по SMM у вас?

В целом я согласен с теми, кто это говорит. Надо понимать, что не всем нужен SMM. Время, когда ты создал группу во «Вконтакте» и она органически растёт, прошло. Сегодня надо толкать этот камень в гору — заниматься дистрибуцией. Для этого нужны ресурсы. Плюс и заходить в SMM надо правильно, а именно, начать с создания коммуникационной стратегии. Это уровень стратегического управления.

Почему у многих предпринимателей не получается построить хороший SMM?

Потому что они не понимают, в каком сегменте работают, на каких площадках размещения находится их целевая аудитория: Телеграм, ВК, а может вообще нужны видео в Ютубе или Тиктоке. Отсюда и проблемы с дистрибуцией.

Я состою в различных бизнес-чатах и часто вижу такой запрос: «Посоветуйте адекватного эсэмэмщика, хочу начать вести соцсети». В этот момент хочется сказать: «Чувак, лучше б ты не начинал! С таким-то запросом! Не стоит идти в SMM ради того, чтобы просто идти в SMM. В итоге обожжёшься и сольёшь бюджеты». Нужно четко понимать, зачем вам этот SMM, как он должен выглядеть и на каких площадках организовывать дистрибуцию.

Задайтесь вопросами:

  • «Какая у меня цель?»
  • «Что я продаю?»
  • «На каких площадках размещения мои клиенты?»
  • «Какие у них проблемы?»
  • Это поможет составить общее понимание. Дальше — SMM-специалист и редактор вам в помощь. Собирайте редакцию, решайте, как её организовать и занимайтесь SMM.

    Пост в Телеграм-канале «Нескучных финансов»

    Были ли фейлы, связанные с контент-маркетингом?

    Не могу назвать это прям жёстким фейлом, скорее проблемой в позиционировании, с которой мы как-то раз столкнулись. У нас подписная модель бизнеса. Плюс такой модели в том, что клиенты на вас подписываются и платят за подписку. За счёт подписной модели компании легче пройти точку безубыточности.

    Но есть существенный недостаток — когда вы только пытаетесь её настроить, когда у вас мало клиентов, вы всегда в минусе. Первые два года работы нашей компании были планово убыточные. Чтобы как-то поддерживать себя на этапе становления, мы продавали видеокурсы. Раз в квартал делали на них распродажи. Нет-нет, а миллиончик заработаем. На тот момент для нас это были супербольшие деньги.

    И вот так нас начали ассоциировать с инфобизнесом: «А, „Нескучные“ — это те, кто курсы продаёт?» Около двух лет нам потребовалось, чтобы уйти от этого клише. Ведь «Нескучные финансы» — это технологичный консалтинг. Мы доводим до результата: внедряем управленческий учёт в компании, чтобы она увеличила прибыль.

    В каждом выпуске школ Бюро Горбунова есть студенты, которые хотят не работать в найме, а заниматься собственным бизнесом. Кому нужно идти в свободное плавание, а кому — в найм?

    Когда люди мечтают открыть свой бизнес, они часто думают: «Свой бизнес, это ж круто! Это свобода, деньги, путешествия, самореализация! Никто мне не будет говорить, что делать». В результате получают разочарование от реальности.

    Предприниматель — это определенный психотип. Перед тем как организовывать своё дело, обратите внимание на следующее:

    Как вы реагируете на стресс и неопределённость. Если вас начинает штормить, трясутся руки, вы впадаете в ступор от навалившихся проблем, то пытаться открыть собственный бизнес не стоит. Потому что в собственном деле неопределенностей будет до-хе-ри-ща! Вас будет трясти, и часто, будет стресс, будет шкалить кортизол. В общем, чувствовать себя вы будете плохо. Оцените, насколько вы толерантны к риску.

    Сколько денег вы готовы потерять. 500 тысяч, миллион, три, пять? Готовы ли вы расстаться хоть с какой-то суммой? Предпринимательство — это риск. Я часто сталкиваюсь с тем, что сотрудники с удовольствием готовы разделять прибыль, но никто не хочет делить убытки.

    Готовы ли вы дополнительно учиться на руководителя. Руководительская работа — это отдельная профессия, на которую вы скорее всего и не учились специально. Проведите для себя такую аналогию: хотел бы я попасть в кресло стоматолога, который не учился своей профессии? И ровно эти же принципы применимы к профессии руководителя. Потому что если вы хотите свободу, деньги, самореализацию и не работать на дядю, надо понимать, что для этого придётся учиться.

    Работа руководителя — это отдельная профессия

    Какая ситуация на рынке в вашем сегменте. Например, вы хотите организовать своё агентство контент-маркетинга. Если посмотреть на весь рынок агентств, то условно есть топ-5, которые обслуживают крупных клиентов. Они забирают 90% всех денег. Следом идут ребята, которые подбирают крошки и работают со средним бизнесом. Когда у вас начинающее агентство контент-маркетинга, скорее всего вы будете подбирать крошки за крошками, если вдруг там что-то останется. Короче, муку.

    Готовы ли вы работать с непрофессиональным потребителем. Надо понимать, что вы будете обслуживать начинающих предпринимателей, которые сами не шарят и не знают, что хотят. Вы совершенно точно столкнётесь с тем, что им будет не нравиться качество вашей работы. Такой предприниматель заплатит вам 30, 50, 100 тысяч рублей. А взамен он все мозги вытрахает, высушит со всех сторон, вы спать не будете.

    В итоге раздадите деньги своим сотрудникам, а вам нихера не останется. Почему не останется? Потому что клиент в В2В-сфере стоит около 100 тысяч. Мы зарабатываем с него около 2 миллионов. У нас экономика сходится. У вас стоимость привлечения клиента будет примерно такая же. Сойдётся ли при этом ваша экономика? Сойдётся, если у вас нет амбиций построить большую компанию и зарабатывать большие деньги.

    Например, модель такая: я — крутой редактор, лично веду все проекты. Сам привлекаю, сам продаю. Есть небольшой пул помощников, которым я могу делегировать часть работы. Это простая и понятная модель, по которой можно делать бизнес.

    Представьте, что завтра вы просыпаетесь, на дворе 2017 год и вы начинаете всё с нуля. С чего бы теперь начали свой бизнес и как построили?

    Мне не надо ходить в 2017 год. С 1 мая 2024 года я вышел на позицию генерального директора в свою компанию «Профит Консалтинг».

    Если у бизнеса бардак в финансах — он идёт в «Нескучные финансы», если бардак в управлении людьми — в «Профит Консалтинг». И опять, как в 2017 году, сегодня я начинаю с контентной составляющей. Хотим построить завод кейсов. Пока разместим их на сайте.
    Так что ничего я менять бы не стал и снова сделал ставку на контент-маркетинг.

Повернуть Карьерный путь

Студенты 19-го потока Школы редакторов — о том, как пришли к смене профессии, почему выбрали Школу редакторов, с какими сложностями справляются и чем вдохновляются.

В каждом потоке есть студенты, которые пришли в школы бюро за крутым поворотом в жизни — сменой профессии.

В 19-м потоке учатся студенты, которые отдали часть жизни медицине, журналистике, образованию или юриспруденции. Герои рассказали, как пришли к решению оставить сложившуюся карьеру, как справляются с последствиями и почему выбрали Школу редакторов среди многих других.

Максим Булгаков, врач

Бросил карьеру врача, чтобы писать о здоровье

По специальности я врач по гигиене и эпидемиологии. Сначала занимался медицинским просвещением и профилактикой. Научился читать лекции и писать статьи, так что у меня уже был опыт работы с текстом в разных форматах. Не устраивала зарплата, и я перешёл в Центр гигиены и эпидемиологии. Там за два года понял, что такое бюрократический ад.

Совсем недавно я устроился медицинским редактором. Повезло, что нашёл работу на стыке специальностей, не нужно было радикально перестраиваться. Если бы пришлось осваивать какой-нибудь финтех, я бы вообще кукухой поехал.

Медицинская экспертиза помогает в редактуре

Собственная экспертиза — это огромный плюс: читаю научную публикацию о медицине и понимаю, что там написано. Мне не нужно гуглить термины, я представляю процесс в деталях.

Школа редакторов: второй заход

К Школе редакторов я присматривался давно. Это мой второй заход, первый был в 16-м потоке. Тогда пройти до конца не получилось, сейчас рассчитываю на вторую ступень. Проворонил дедлайн и упал в рейтинге, надеюсь, всё же пройду.

Я ещё в 2017 году в магазине нашёл книгу «Пиши, сокращай» и впечатлился тем, как она свёрстана. Это важно — чтобы книга была хорошо сделана. Подход школы мне очень нравится. И сроки, и дедлайны, и система «Ресурс».

Сложно привыкнуть к удалёнке и найти свой путь

Оказалось сложно перестроиться со стандартного графика с девяти до шести на удалёнку. Очень странные ощущения: из-за того, что сижу дома, кажется, что вообще ничего не делаю. Что работодатель в любой момент пришлёт в мессенджер сообщение «Ты уволен».

Я читал о синдроме самозванца — это про меня. Всё время кажется, что ничего не знаю, опыта нет, я тут случайно и вот-вот все это поймут. Не понимаю, куда двигаться. Поэтому очень жду обратной связи от преподавателей на второй ступени, чтобы определиться с вектором развития.

Зачем врачу уходить в редакторы

Хочу сделать мир лучше, а для этого — делать продукты, которые будут удобны людям. Делать удобные, понятные книги и приложения, чтобы пользователь не чувствовал себя идиотом. Хочу стать редактором, чтобы люди читали, становились умнее, знали больше и заботились о своём здоровье.

Чтобы люди становились умнее, знали больше и заботились о своём здоровье

Екатерина Думнова, журналист

Ушла из журналистики в копирайтинг

Я пять лет работала корреспондентом в газетах и на телевидении. Это работа в огне каждый день. Утром дают тему, а в 19 часов выходят новости. За день нужно дозвониться до эксперта, уговорить на съёмку, придумать вопросы, добраться до эксперта, снять интервью и кадры для сюжета, вернуться в редакцию, написать текст, озвучить, смонтировать вместе с монтажёром. Бывало, доделывали сюжет за пару минут до выхода в эфир.

Бывшие коллеги Екатерины, тележурналисты — за работой. Вечером сюжет покажут в новостях

В онлайн-газете скорости ещё выше: надо пулять новости на сайт с места события в реальном времени. Работа интересная, но я устала от гонки, поэтому ушла пиарщиком в строительную компанию — писала тексты для сайта, брошюр, статьи в блог, посты в соцсети. Я поняла, что мне нравится именно копирайтинг, а не журналистика.

Сложно перестать быть журналистом

Переучивалась я с трудом: сильно отличаются цели текстов, форма подачи. Пришлось мыслить по-другому, чтобы строить продающие тексты. Ещё я долго привыкала, что можно писать от первого лица.

Журналистский текст Копирайтерский текст
Сухие факты Сценарии и примеры
Никаких «я», обычно это запрещено. Можно только Познеру или Такеру Карлсону Можно личное мнение
Без эмоций Эмоции допустимы, а иногда и обязательны
Социально значимые темы Продажи
Цель — объективно рассказать Цель — создать мнение и продать

Часто журналисты, ушедшие в копирайтинг, стыдятся продавать. Я специально училась не стесняться: пишу о хорошем товаре — значит, помогаю человеку найти этот товар и купить себе на пользу.

Упражнение для тех, кому стыдно продавать

Вспомните любую удачную покупку, вещь или услугу, которая помогла или радует. Вы узнали о ней из видеоролика или статьи, изучили условия и характеристики по обзорам и описаниям.

Представьте, что это вы написали сценарии роликов, статьи, описания и обзоры для этого товара, все тексты в интерфейсах онлайн-магазинов и лендингов. Так копирайтеры помогают людям, стыдиться нечего.

Школа редакторов как Гарвард

Поступать боялась: простой копирайтер из провинции, куда мне. Воспринимала школу как Гарвард, думала, сюда только самые-самые идут, завидовала тем, кто её прошёл. Изучала отзывы, и пойнт у всех отзывов был примерно одинаковый: учиться сложно, но оно того стоит. У одного главреда в интервью прочитала: «Если идёте в Школу редакторов Бюро Горбунова, то вам никакие другие курсы не нужны. Там всему научат!» Этот комментарий и скидка в «чёрную пятницу» помогли решиться.

Для меня важно научиться понимать задачи контента и реализовывать их в правильном формате, будь то лендинги, рассылки, статьи для блога, посевы рекламных кампаний, посты в социальные сети. Приоритет — знания, чтобы в будущем работать в любой компании на любой позиции и не сомневаться в компетенциях.

Валерия Ковальчук, учитель русского и китайского языков

Учила детей русскому, теперь учится редактуре

Я 8 лет работала учителем русского языка и литературы. По-моему, в школе требования к учителям несоразмерные: они обязаны воспитывать, обучать, мотивировать детей, но не имеют для этого никаких инструментов. Нельзя поставить ребенку «неуд» — это я как учитель недоработала.

Как-то на урок пришёл ученик без домашнего задания, без тетради, без учебника, без ручки. Я решила воззвать к директору, а та сказала: «У вас должен быть запасной учебник, запасная тетрадь и запасная ручка для таких случаев!» В этот момент я поняла, что больше так работать не хочу.

Сложно найти работу редактором

При выборе новой профессии пошла по пути наименьшего сопротивления: я филолог, с текстом у меня точно получится работать, так что остановилась на редактуре. Оказалось, найти работу не так просто. За карьеру учителя я прошла всего три собеседования, все закончились трудоустройством. В копирайтинге и редактуре так не получается.

Первое, что пришлось усвоить: если просят сделать одно тестовое задание, потом второе, потом третье — эти хитрецы не ищут сотрудника, они уже нашли бесплатную рабочую силу в лице соискателей.

Делать или не делать бесплатные тестовые задания, каждый решает сам. Но второе бесплатное тестовое делать точно не надо

Школа редакторов как система получения знаний

В Школе редакторов всё очень чётко: есть дедлайн, есть лекции, есть тесты. Это система, к которой я привыкла, которую сама выстраиваю на занятиях. Уже во время учёбы я смотрела вебинар другой школы. Там парень, который однажды написал что-то для Chanel, предлагал за 150 тысяч научить собирать рабочие страницы в соцсетях. Неужели кто-то соглашается на подобное, когда есть хорошая школа в бюро?

Зачем учителю в редактуру

Здорово бы было связать редактуру с образованием, создать свою школу. Для этого хочу попробовать разные форматы работы с текстом и понять, что нравится. Интересно попасть в какую-то большую компанию вроде Яндекса, Авито или Mail.ru.

Оксана Бражникова, юрист

Умеет говорить на языке судей, а хочет говорить языком детских книг

Я юрист, 15 лет работала в разных областях: в суде, с договорами, занималась аудитами, учила комплаенсу, участвовала в автоматизации документооборота, редачила политики обработки персданных. В компании, где раньше работала, мой отдел комплаенса упразднили — пришлось задуматься, что делать дальше.

Когда появились дети, я поняла, что они самые благодарные ученики и слушатели. Их можно учить доброму, они всё впитывают. Определённо, дети лучше юриспруденции.

Поэтому хочу стать редактором детской литературы, чтобы больше детских книг можно было полюбить.

Оксана: «Выбор книг сейчас огромен, но встречаются печальные экземпляры: с потрясающими иллюстрациями и ужасным текстом. Никогда бы не издала для детей такую книгу»

Школа редакторов по совету выпускника

Школу редакторов выбрала по рекомендации подруги, Тани Котовой, которая закончила школу в 15-м потоке. Считаю, что учиться нужно у практикующих профессионалов — это экономит время. Я взялась за графический дизайн и типографику, хотя раньше этим не занималась. Даже поучаствовала в конкурсе на бесплатное место. Не победила, но Артём Горбунов поставил моей работе высокую оценку за эстетику, а Илья Синельников — за идею.

Нужно учиться у профессионалов — это экономит время

Сложно всё

До поступления никогда не работала в графических редакторах. Интерфейс, типографика и вёрстка давались очень тяжело. Не знала лайфхаков по выполнению тестов, не читала ни одной книги из начального минимума — списка на странице школы. Всё — в процессе. Всё свободное время была в лекциях и заданиях.

Осьминожка Оксаны, нарисованная вручную. В графическом редакторе осьминожка не получилась. Оксана, как и многие из нас, не знала, что осьминожку можно собрать в редакторе на сайте Николая Товеровского

Принципы, чтобы сделать дело

Я руководила юридическим отделом и вывела для себя несколько принципов, чтобы всё работало.

Лучшее слово — дело. Сразу выяснять, что нужно и какой срок для выполнения. Не важно, как, когда и где сделают работу, — она должна быть готова к сроку.

Ценить время — обходиться без болтовни, бюрократии, формализма, научиться чётко ставить задачу и аргументировать свою позицию.

На работе все взрослые. Не нужно:

  • проверять, приходит ли человек в 9:00;
  • контролировать каждый его шаг;
  • отслеживать, что он делает на рабочем месте;
  • подключать к бесконечным онлайн-совещаниям, которые растягиваются на часы;
  • заставлять писать ежедневные отчёты о проделанной работе.

Когда поступала в школу, узнала, что в бюро сформулировали подобные принципы и назвали «Система „Ресурс“».

Вера Чачалова, инженер

Не хотела жить на работе в РЖД и переучилась на копирайтера

Восемь лет я работала инженером-экологом на Российских железных дорогах. Вела экологическую деятельность подразделения: отвечала на запросы Росприроднадзора, заключала договоры на вывоз отходов, сдавала отчёты, писала инструкции по утилизации опасных отходов.

Инженером в РЖД научилась многому, что использую и в работе копирайтера.

Работать быстро. Железная дорога работает по графику. Если приходит телеграмма, реагировать надо сразу.

Задавать качественные вопросы. Законы менялись постоянно, приходилось вникать и много спрашивать, чтобы не налететь на штраф.

Вовремя сообщать об ошибках. Однажды не успела заключить важный договор. Это могло остановить работу бригады, и я пошла к начальнику со словами: «Я пришла получать по шее». Но пришла вовремя, не скрыла, и проблему успели решить без последствий.

Работу пришлось менять из-за переезда. Я попробовала писать на заказ посты для соцсетей. Прошла бесплатное обучение по государственной программе для мам. И получилось — стала работать копирайтером.

Школа редакторов — ступенька к команде мечты

Считаю, что Школа редакторов — хорошая основа для редактора в любом месте. Но если человек не умеет пользоваться полученными знаниями и ничего не делает, тут даже Школа редакторов не поможет. Мне нравится подход: сдай или умри. Это стимулирует. Я понимаю, что не отложу учёбу и не забью на неё. Чувствую, что преподаватели заинтересованы не просто отдать материал и «до свидания», а чтобы студент вынес знания в голове.

Возможно, это наивно, но я хочу в команду к Ирине Ильяховой, мне импонирует её подход и то, что она делает. Я думаю, полученные в Школе редакторов знания могут в этом помочь.

Сложно найти своё дело

Самое сложное — найти то, что хочется делать каждый день, и чтобы результат пришёлся по душе. Мир такой огромный, а обучиться сейчас можно вообще всему. Сложности преодолимы, так что улыбаемся и пашем.

Улыбаемся и пашем

Александра Кеберлейн, тренер

Вела соцсети как фитнес-тренер, теперь ведёт их как редактор

Я хотела работать в спорте, хоть и училась на специальности «Реклама и связи с общественностью» в Белгороде. У меня за спиной 7 лет занятий спортом: брейк-данс и фитнес. Я прошла курсы фитнес-тренеров, обучилась у специалистов и за год из подвальной качалки добралась до клуба премиум-класса, наработала постоянных клиентов.

Что делать, если клиентура разбежалась

Наступил февраль 2022 года, многие клиенты уехали из города, пришлось задуматься, как быть дальше. Я перевелась на заочное, вернулась в Новый Уренгой и пошла устраиваться в местную газету. Мне сказали: «Напиши статью по какому-нибудь городскому инфоповоду, а мы посмотрим».

Я взяла и написала. Хотя всё время обучения считала, что это не моё, что у меня не получится и я не справлюсь. Так я попала в газету и стала каждую неделю писать статьи на экологические и молодёжные темы. Потом сменила работу и сейчас веду несколько рубрик в группе «ВКонтакте». Группа принадлежит муниципальной организации и называется «АРТ-резиденция». Одна из рубрик связана со спортом: я делаю короткие видео, где показываю упражнения для домашних тренировок.

Школа редакторов как источник навыков

Мне хотелось новых навыков. Я давно присматривалась к Школе редакторов, узнала о ней из блога Максима Ильяхова. Хочу попробовать себя в коммерческих проектах. Думаю, в этом помогут школа, практика на второй ступени и сообщество, которое я тут нашла.

Анастасия Глахтеева, немного медик, немного журналист

Ушла из медицинского, поступила на журфак и пишет о косметике

Я проучилась три с половиной года в Первом Московском государственном медицинском университете имени И.М. Сеченова. Учиться было интересно: нас и к больным водили, и в морг. Задуматься о смене деятельности меня заставила морально тяжелая практика.

Студенты изучали анатомию на настоящих человеческих «запчастях». Анастасия — вторая справа

Однажды во время практики в госпитале мне пришлось кормить с ложечки дедушку с тремором. Ему было около 90 лет, но он всё понимал, и ему было неловко. У меня сердце разрывалось, так было жалко этого дедушку. После той практики я ушла.

Теперь учусь в Московском международном университете по специальности «Журналист в СМИ» и уже год работаю в компании — дистрибьюторе бытовой химии и косметики. Пишу описания товаров для маркетплейсов.

Чем плохи биржи копирайтеров

Я пробовала искать работу на бирже, даже взяла несколько заказов. Но мне не понравилось: биржа совершенно не учит работать с людьми, нет обратной связи. Главное — чтобы текст «пролез по формальным стандартам»: тошнотность и вода.

Школа редакторов, чтобы стать главредом

В компании, где я работаю, нет редактора, который бы правил тексты и разбирался в них. Работой руководят бренд-менеджеры. Они считают, что надо писать «восхитительный классный крем». Однажды заметила, что пишу эти хвалебные оды на автомате, чтобы текст пропустили без правок. Но я понимаю, что так писать нельзя. Чтобы этот стиль не укоренился и не стал нормой, решила пойти в Школу редакторов и сменить работу. В школе я поняла, что мне нравятся вёрстка и дизайн даже больше, чем тексты. Хочу со временем стать «капитаном корабля» — главредом в каком-нибудь медиа.

Екатерина Голикова, специалист по связям с общественностью

Устала от работы с людьми и занялась эзотерическим копирайтингом

Я работала в Управлении образования: организовывала мероприятия в школах, детских садах, составляла планы по ЕГЭ и ОГЭ. Однажды устала от потока людей, бесконечных разговоров и подумала: «Как хорошо, наверное, сидеть дома, никого не видеть».

Найти первую работу за три месяца

На первых порах я искала работу в Телеграме, откликалась вообще на все вакансии. Так нашла первых клиентов: эзотерика, косметолога и стоматолога. Первые тексты писала за 2500 рублей в месяц — это был 2018 год. А стабильные проекты появились через три месяца: ко мне пришла клиентка, с которой мы потом проработали шесть лет. Для неё я писала и публиковала посты по эзотерике и работе с энергиями.

Редактура для меня — следующий шаг в карьере. Хочу развиваться в контенте, попробовать другие форматы. Может, поработать автором или редактором в крупном медиа, таком как «Тинькофф-журнал». Писать про путешествия и делать городские обзоры.

Школа редакторов, чтобы учиться у Максима Ильяхова

Я знала, что в Школе редакторов со студентами работает лично Максим Ильяхов. И в Школу шла именно за преподавателем. В 2020 году он должен был приехать в мой город на мастер-класс. Но началась пандемия, и всё отменили, мастер-класс пришлось проходить в онлайн-формате. Я расстроилась, как будто отменили концерт любимой звезды.

Анна Чуловская, HR

Подбирала кадры для ИТ, а мечтает подбирать иллюстрации для книг

По образованию я специалист книжного дела, редактор. Но когда закончила вуз, не смогла найти работу по специальности. В итоге стала кадровиком.

Школа редакторов как бренд

В резюме важно иметь строчку о каком-то серьёзном месте. Так что я выбирала школу с именем. На меня повлияли три фактора: имя, бренд и формат — школа даёт очень много знаний. От себя жду результатов, пока воспринимаю себя совсем стажёром в редактуре. Хочу систематизировать знания и написать для портфолио курсач, за который не стыдно. В будущем хочу открыть разворот книги или журнала и увидеть там своё имя. Мечтаю работать в издательстве, люблю книги и хочу их делать.

Как не передумать, когда учишься новому делу

Я рекрутёр и видела разных кандидатов. Кого-то привлекают деньги, других — команда и задачи. Важно признаться себе в своей мотивации. Я готова пренебречь финансовой стороной в пользу интересных задач.

Рекрутёрский опыт подсказывает, к чему готовиться.

Нужно понимать, что будет много ошибок. Не ждать сразу от себя успехов. Ошибки — это хорошо. Они дают опыт.

Надо подготовить финансовую подушку безопасности. Невозможно предугадать, когда удастся выйти на прежний уровень дохода.

Не говорить всем проектам «да». Брать только те, которые ведут к цели.

Как откликаться на hh.ru: лайфхаки от Анны

Если в резюме последнее место работы — совсем из другой области, то рекрутёр может даже не открыть файл и сразу отказать.

Чтобы этого не произошло, можно указать учёбу в разделе «Опыт работы». Так рекрутёр увидит эту строчку первой. Можно написать, что учились в Школе редакторов, или перечислить основные дисциплины, которые изучали.

Сопроводительное письмо обычно читают после того, как пробежались глазами по первым строкам документа: в рабочем кабинете на hh.ru рекрутёр видит их, даже не открывая резюме. Если на вакансию много откликов, а опыт нерелевантный, сопроводительное не откроют.

Лучше откликаться на вакансии утром рабочего дня: так рекрутёр увидит ваш отклик одним из первых. Не стоит откликаться в выходные — отклик утонет под другими.

Если в описании вакансии указана электронная почта, откликаться лучше и на hh.ru, и на почту. Когда пишете отклик на почту, можно через 4−5 дней написать ещё одно письмо и спросить, получил ли рекрутёр первое. Вопросы от соискателя и его интерес к вакансии повышают шанс на приглашение и обратную связь. В письме хорошо указать аккаунт Телеграм и написать, что в мессенджере вы отвечаете быстро.

Паша Бурмистров Кричите, что вы классные

Семнадцатилетний дизайнер и редактор Паша Бурмистров рассказал, когда стоит начинать карьеру в диджитал, откуда брать вдохновение и силы на проекты, зачем идти в дизайн и как устроиться редактором без опыта.

Паша, ты в 17 лет уже дизайнер и редактор. Расскажи, как так получилось?

Я редактор на DSGNERS: пишу учебные материалы, посты в телеграм-канале. В свободное время занимаюсь UX/UI дизайном: рисую макеты, устраиваю коллаборации и собираю кейсы.

Изначально я именно дизайнер. Я с детства хотел оставить что-то после себя, и профессия дизайнера отлично для этого подходит. Плюс мне просто было скучно. Обычно парни до 18 лет много играют в игры, и я не стал исключением. Когда игры надоели, решил заниматься дизайном.

В 15−16 лет я понял, что творчество будет со мной всю жизнь и дизайн — то, чем я хочу заниматься. Сейчас я немного закрепился в индустрии и встал на ноги.

Точкой отсчёта считаю создание профиля на Dprofile. Платформа дала мне толчок в медийном плане.

Что крутого ты успел сделать?

Мой любимый кейс — «Проект „Разгром“». Это сайт для выдуманной комнаты ярости. Комната ярости — место, куда люди приходят снять стресс необычным способом: разрушают предметы мебели и бьют посуду о стену.

Идея моего проекта: человек выбирает на сайте предметы, которые будет ломать в реальной жизни. Для каждого предмета я создал анимацию разрушения: благодаря ей пользователь погружается в процесс и начинает расслабляться уже на этапе выбора. Потом человек ломает эти же предметы в реальной жизни — уже за деньги.

Для кейса «Проект „Разгром“» Павел сделал 15 анимаций. Вместо кнопки «Купить» появляется кнопка «Разрушить», а после разрушения товар автоматически добавляется в корзину

Я обожаю сайты, которые умеют удивлять

Как проходит типичный рабочий день дизайнера-редактора?

Я на парт-тайме работаю в DSGNERS, поэтому когда просыпаюсь — сразу иду на платформу. В свободное время уже занимаюсь дизайном. Конечно, в перерывах стараюсь тренироваться, правильно питаться, непоздно ложиться спать.

Летом катаюсь на велосипеде. Если сидеть и тупо работать — никаких сил не будет. Совет всем молодым специалистам: занимайтесь спортом, и у вас всё будет классно — мозг очищается от всяких задач.

Ты — студент. Как совмещать учёбу, дизайн и редактуру?

Я учусь на втором курсе в колледже, направление «Графический дизайн». У меня нет художественного образования, поэтому базовые знания получаю именно там.

Сейчас у меня много работы в сфере дизайна и редактуры. Когда прихожу на пары, для меня это отдых, потому что на учёбе я отвлекаюсь от задач. Например, на парах по живописи и рисунку мы пишем картины: я просто наслаждаюсь процессом.

Работа сильно помогает в учёбе. Я начал заниматься дизайном задолго до поступления, поэтому уже знаю многое из того, что мы изучаем. Я бы мог сдавать экзамены, даже не ходя на пары. Но учёба помогает укреплять базу — это точно. Казалось бы, для моих однокурсников учёба — это работа. А для меня — отдых, вот забава!

Стоит ли начинать карьеру в диджитале в 15−16 лет?

Если хочется, то, конечно, надо. Не начинайте карьеру в ИТ под давлением моды. Пробуйте, и если понравится — развивайтесь в диджитал-индустрии. Главное — не убивать себя, не рвать жопу ради заказов и подольше оставаться в детстве.

Не убиваться и не рвать жопу ради заказов, а подольше оставаться в детстве

Начинать рано — классно и интересно, но вы потеряете какую-то часть детства. Надо умело совмещать все интересы и не уделять карьерному развитию всё время. Не сидеть 24/7 у компьютера, чтобы хоть что-то заработать на фрилансе. Надо работать в своём темпе.

Как успевать всё совмещать, откуда брать вдохновение и силы?

Учёба сама по себе не напрягает, а вот в сочетании с редактурой и дизайном выходит загруженный график. Как я говорил, учёба для меня — отдых. Именно она спасает, когда устаю от долгих задач и трудных проектов.

Для меня люди и общение — источники жизненных сил. Я обожаю знакомиться и люблю проводить время с друзьями. Это заряжает меня и вдохновляет на новые подвиги. Не забывайте о людях вокруг — они могут дать гигантскую порцию энергии. Иногда обычный разговор спасает от истощения после трудного рабочего дня.

Некоторые замыкаются дома и тупо работают. Я стараюсь балансировать между делами. Советую больше заниматься спортом и отдыхать. Были моменты, когда я сильно перерабатывал — это пагубно сказалось на моём здоровье, и сейчас приходится его восстанавливать.

Всем молодым, которые хотят рискнуть и зайти в эту «игру» совмещения, я советую: не перерабатывайте.

Нужно всё делать спокойно, без перегруза

Зачем молодому человеку, который интересуется ИТ, идти в дизайн?

К UX/UI дизайну меня подтолкнуло видео про Фотошоп на ютуб-канале «Хумас». Так я познакомился с дизайном. Скачал Фотошоп и начал изучать. Сначала делал приколюхи и несерьёзные постеры. Потом переключился на графический дизайн и интерфейсы.

Дизайн помогает мне реализовать идеи. Привлекает, что я могу использовать в дизайне знания из других сфер. Изучаю какую-то стороннюю область — прокачиваюсь в дизайне. Знания откладываются на подкорке мозга и всплывают в нужный момент. Так я развиваю насмотренность и креативность — важные навыки для дизайнера.

Чаще всего люди даже не задумываются, откуда появилась идея. Дизайнер должен быть всесторонне развит, чтобы уметь в нужный момент придумать что-то креативное.

Как изучать дизайн и откуда брать информацию?

Я тыкался сам. Тогда особо не было дизайнерских платформ, либо я о них просто не знал. Я даже не знал о VC, хотя это в принципе не та площадка, где можно прокачать дизайнерские навыки. Сейчас есть DSGNERS, который нацелен именно на развитие дизайнерского комьюнити. Там и подскажут если что, и медийку прокачать можно, и материалы посмотреть.

Видел, что публикуешь кейсы на Dprofile. Как площадка помогает дизайнеру?

Почти все знают Behance — это зарубежная площадка, где дизайнеры выкладывают свои работы и вдохновляются чужими. Dprofile — российский аналог Behance.

Когда я вкатывался в дизайн, Dprofile только появился. Тогда я посчитал, что мне нет смысла регистрироваться на зарубежной платформе, когда есть российская альтернатива.

Платформа безумно помогла мне в развитии: я сделал первую коллаборацию. Она была с Глебом Закировым — респект ему. Это известный в узких кругах кейс «Константа»: по нему в комьюнити создавались мемы. Например, бренд-директор Dprofile Константин Лобанов назвал нас «ЧВК „Эклер“» — компания, которая захватит диджитал-рынок лет через пять. Кейс принёс мне локальную известность: 1000 просмотров, 134 лайка.

Как эффективнее работать с Dprofile?

Основной совет по взаимодействию с Dprofile: выкладывать кейсы, смотреть работы других. Не знаете, как оформить кейс — подсматривайте оформление у топовых чуваков. Главное — не копировать, а делать что-то своё.

Dprofile сильно прокачивает медийную узнаваемость в сообществе. Важно не просто разместить кейс, но и рассказать о нём: написать статью на DSGNERS, запостить в блог, поделиться в чате.

Почему фриланс не для всех?

Не идти на фриланс — мой выбор, так как для меня вся эта история слишком напряжённая. Бороться за 500 рублей среди тысяч других исполнителей я не готов. Если молодые специалисты хотят попробовать себя на фрилансе — пусть пробуют. Фриланс или студия — индивидуальный выбор.

Я очень привередлив к заказчикам и не хочу работать на фрилансе: хочу сразу попасть в студию или агентство. Но у меня нет нужного уровня, поэтому пока набиваю руку. Конечно, буду рад, если по моему портфолио придут заказчики. Если вы такие же привереды, как я — возможно, фриланс не для вас.

Я очень привередлив к заказчикам и не хочу работать на фрилансе

Нужны ли курсы начинающему дизайнеру?

Я никогда не брал курсы и сейчас не хочу. Мне больше нравится формат живого общения с ментором. Круто, когда вы находите человека с похожим вайбом, и он становится вашим сенсеем.

Сейчас я ориентируюсь на многих людей. Это далеко не гиганты индустрии, но им есть о чём сказать и что показать. Я подписан больше чем на 100 блогов. Один ведёт моя хорошая подруга Никитá Новá. Другой — Дмитрий Карпов: телеграм-канал «Дизайн-снайпер». А ещё я сам блог веду: надеюсь, кому-то он помогает и служит источником вдохновения.

Ты говорил, что работаешь редактором. Как связаны дизайн и редактура?

Тексты — важная часть дизайна. Как я уже говорил, если вы изучаете что-то параллельно с дизайном, то прокачиваетесь и в дизайне. В диджитал-сфере UX-копирайтинг очень востребован. Круто, когда вы дизайните и при этом можете писать текст. В принципе, весь мир состоит из текстов, и работа с ними очень важна: как вы передадите информацию сотрудникам, как напишете статью про кейс и резюме.

«Я писал текст лендинга онлайн-мероприятия для дизайнеров. Задача — зацепить пользователя и грамотно рассказать о событии, побудить к покупке интенсива»

Как редактору устроиться на работу без опыта?

Когда создавался проект DSGNERS, я репостнул пост об этом и поделился, что в России развивается такая классная платформа для дизайнеров. Мой блог нашёл Женя — основатель DSGNERS. В блоге я пишу каждый день, и ему понравились мои тексты. Женя поблагодарил за репост и через какое-то время позвал на работу.

Работа может прийти из самых неожиданных мест. Создавайте проекты и крутитесь в сообществе специалистов из сферы, в которую хотите устроиться. Может быть, работа сама найдёт вас!

Что делать специалистам в диджитал, которые начали работать после 25−30 лет и винят себя, что не начали раньше?

Совершенно не важно, когда начинать. Наше комьюнити в диджитал очень лояльное: оно принимает все возрасты. Если хочется, то всё можно. Не надо стесняться возраста: молодые не стесняются, старички не стесняются. Все спокойно друг с другом взаимодействуют. У разных возрастов отличается взгляд на вещи, и вот это столкновение взглядов может давать неплохие результаты. Мне кажется, что такое разнообразие возрастов встречается только в диджитал индустрии.

Дай советы начинающим диджитал-специалистам, у которых нет опыта.

Дизайнерам:

Заведите профиль на DSGNERS и Dprofile, а ещё блог. Активно ведите все три площадки: это будет вас сильно прокачивать.

Проявляйте себя: участвуйте в конкурсах и активностях. Показывайте, что вы классные. Конкурсы можно искать на DSGNERS, Dprofile и других независимых площадках.

Не стесняйтесь: хотите коллаборацию с кем-то — пишите, даже если это медиа-гигант. «Я делаю крутые вещи, посмотрите на меня», — с таким посылом идите в дизайнерское комьюнити. У меня это вылилось в некоммерческие истории: люди написали мне и предложили сделать что-то крутое.

Я делаю крутые вещи, посмотрите на меня

Редакторам:

Прочитайте «Пиши, сокращай» Максима Ильяхова. Даже если не свяжете карьеру с текстами — научитесь лучше выражать мысли.

Ведите блог. Вы каждый день набиваете руку, и навык написания текста доходит до автоматизма. При этом вы перестаёте стесняться своих мыслей, потому что делитесь ими с аудиторией. С каждым днём вы пишете всё лучше и быстрее, а ещё ваш блог могут заметить. Двойная польза: известность и возможность учиться.

Всем:

Задавайте вопросы. Это база успешной коммуникации. Если вы что-то не поняли, обязательно задавайте вопросы, привыкайте! Тот, кто стесняется задавать вопросы, будет получать намного больше правок.

Какие дальнейшие планы на карьеру?

Хочу заниматься дизайном и строить карьеру в этой сфере. Конкретной цели, например, стать арт-директором, нет, но я не против! Арт-директор всё равно напрямую связан с дизайном, несмотря на то, что у него больше управления, чем рисования. Я хочу в принципе работать в сфере дизайна и необязательно даже дизайнером.

Планов в развитии очень много, я их все записываю: куча идей и проектов в будущем. Уверен, что все планы реализую, но рассказывать о них не буду. Сами потом всё увидите 🙂

Сейчас оканчиваю колледж и переезжаю в Питер. Хочу создать своё творческое объединение, которое будет греметь на всю Россию.

Яна Сонина «И чё» — это хреновая обратная связь

Шеф-редактор «Бизнес-секретов» рассказала, как оставлять правки к тексту, когда лучше надиктовать голосовое, что делать, если автор спорит с правками и сколько итераций должна проходить статья.

В чём заключается работа шеф-редактора?

Шеф-редактор курирует задачу, которую выполняет редактор.
Редактор берёт в работу статью и отвечает за неё. Он собирает фактуру, ищет экспертов, готовит черновик. Редактор оперативно отрабатывает комментарии, контролирует статью от заявки до вёрстки, заказывает дизайн.

Но при этом в «Бизнес-секретах» есть правило, что за конечный результат всегда отвечает шеф‑редактор. Если где-то затык, редактор приходит к шеф‑редактору и говорит, что у него проблема. Шеф подсказывает, как затык обойти.

Что такое обратная связь от шеф‑редактора и зачем её давать?

Обратная связь от шеф‑редактора нужна, чтобы редактор лучше разобрался в задаче.

Когда редактор берёт статью, ни он, ни шеф‑редактор в теме статьи могут не разбираться. Оба вникают в тему на этапе заявки: редактор описывает будущую работу над статьёй, а я изучаю материалы по теме.

Затем я проверяю черновик. Моя задача — прокомментировать материал так, чтобы редактор понял, что от него хотят. Я могу подсказать что-то по тексту, оформлению и стилю. Бывает, что редактор пишет тяжёлое предложение, и я рассказываю, как его облегчить.

Каждый свой комментарий я расцениваю как мини-урок по улучшению текста. Урок, как такие ошибки больше не совершать. Обратная связь от шеф‑редактора — это зона роста редактора.

Каждый свой комментарий я расцениваю как мини-урок по улучшению текста

Шеф‑редактор — это наставник. Но я всегда перепроверяю свои советы по 150 раз, потому что тоже могу ошибаться.

Сколько итераций редактуры должна проходить статья?

В «Бизнес-секретах» приемлемыми считаются две-три итерации.
Статьи на стандартную тему обычно пишутся с минимумом доработок — например, «Как выйти на Wildberries». Подобные материалы состоят из инструкций, и их не надо переделывать много раз, но бывают исключения.

Если текст на техническую тему, где нужно ковыряться, разбираться, я допускаю и большее количество итераций. Я никого никогда не тороплю. Есть редакторы, которые с первого черновика всё круто делают. Но даже с ними мы проходим много этапов, когда пишем сложную статью. У хороших редакторов тоже бывают затыки.

Я работала над статьёй про маркетплейсы, где черновик мы дорабатывали семь раз. Сама по себе тема сложная, в ней много нюансов, нужно было что-то доспросить, что-то добавить.

У нас нет жёсткого правила по количеству проверок. Но если редактор пишет статьи на лёгкие темы и постоянно проходит по пять, шесть, семь итераций, то это звоночек.

Сколько времени занимает проверка статьи?

На проверку даётся три дня, но обычно получается быстрее. Это зависит от того, когда нам нужно выпускать статью.

Если редактор принёс материал в начале месяца, а я знаю, что мы его выпустим только в следующем месяце, то говорю: «Слушай, мне другие задачи нужно завершить, давай я твою статью посмотрю через неделю, ты её в отчёт точно включишь, просто я попозже проверю».

Если это что-то срочное — какой-то инфоповод или конец месяца — то приходится ускоряться, брать материал вне очереди и проверять оперативно.

А так обычно три дня на статью и потом день на доработанную статью. Сроки могут плавать — тяжело жить по часам, проверять материал ровно за три дня и перепроверять ровно за один.

Бывает, какие-то задачи нужно подвинуть. Главное, чтобы это не было в ущерб редактору и чтобы срок не продолбался по вине шеф‑редактора. На исправление комментариев шеф‑редактора даётся два дня после проверки первого черновика и один день на последующие черновики. Редакторы, с которыми я работаю, обычно приносят всё в срок.

Редактор может заболеть, тогда я сдвигаю сроки. Иногда у редактора не получается что-то написать. Не пишется, и всё тут. Я всегда вхожу в положение и говорю: «Окей, отложи». Потому что если из себя что-то выдавливать и пытаться родить, то получится ерунда.

Что происходит при первой проверке текста?

Я смотрю на структуру текста. Не ковыряюсь в словах, а оцениваю целиком тело текста: структуру, заголовки, логику. Выделяю моменты, которые меня смутили. Прошу что-то добавить, уточнить, оставляю комментарии на полях.

При следующих проверках могу поредачить: подкорректировать стиль, переставить слова. У редактора мог замылиться глаз, и он не увидел моментов, которые увидела я.

Текст — как картина. Каждый художник нарисует пейзаж по‑своему. И каждый сделает по‑своему красиво.

С текстами то же самое. Если сейчас я дам свой идеально вылизанный текст другому шеф‑редактору из «Бизнес-секретов», он сто процентов переставит слова и найдёт что-то своё. Поэтому последнее решение по перестановке слов принимает шеф‑редактор. В самом конце я что-то где-то подправляю, навожу красоту, делаю всё плавненько.

Последнее решение с перестановкой слов — за шеф‑редактором

Когда лучше общаться голосом, а не оставлять комментарии в черновике?

Бывает, что в комментариях очень тяжело печатным текстом донести мысль. Недавно была ситуация, когда я просила редактора кое-что сделать, а он не согласился со мной. Я записала ему голосовое сообщение. Редактор услышал мой голос и понял, что я имела в виду. Мы разобрались и тут же решили проблему.

Когда случаются затыки, хорошая практика — проговаривать голосом свою позицию. Человек слышит интонацию, и это снимает напряжение. Так проще донести мысль.

А ещё бывает, что человек может не так считать твой текст. Он считает, что вы на него орёте или грубите. Редактору может показаться, что я на него кричу в тексте. И тогда я записываю голосовое сообщение и говорю, что вообще не имела в виду ничего плохого.

Редактор думает, что точка кричит на него. А мог бы просто уточнить у шефа. Не бойтесь спрашивать, что человек имел в виду. Интонацию не всегда можно понять правильно

Что делать, если между шеф‑редом и редактором происходит недопонимание?

Если я чувствую, что ситуация — натянутая струна, если вижу маркеры, которые на это намекают, то говорю редактору, что у нас тут недопонимание. Давай его, пожалуйста, решим. Я вижу это так-то. Скажи, пожалуйста, права ли я.

Человек может сказать, что ничего плохого не имел в виду, и мы продолжим дальше общаться. Если оставить эту натянутую струну, мне будет потом очень тяжело. Мне нужно груз сразу снимать.

Редакторам я советую: если вас смущает моё поведение, лучше сразу говорите, чтобы мы на берегу всё решили. У шеф‑редактора тоже бывают сложные дни, плохое настроение. Может показаться, что он нагрубил.

Что должна содержать в себе обратная связь?

Детальное описание ошибок в тексте. При проверке статьи я подробно объясняю редактору, какие именно ошибки он допустил.

Жизненные примеры, чтобы автору легче было редактировать статью. У меня была ситуация, когда редактор привёл пример в статье. И пример вроде бы классный, но я посмотрела на него с прищуром, как бы со стороны, и он оказался из другой вселенной.

Я предложила представить ситуацию по-другому и привела пример из жизни, чтобы натолкнуть редактора на новую мысль. Это помогло написать статью лучше.

За время работы в «Бизнес-секретах» я научилась давать обратную связь так, что мои комментарии понимают с первого раза.

Ссылки на статьи или исследования. Я советую автору материалы по теме статьи, если вижу, что он не до конца в ней разобрался. Так я помогаю ему глубже изучить вопрос и написать качественную работу.

У меня есть правило: я никогда не бросаю редактора. Я буду до последнего ему объяснять, говорить, направлять.

Я никогда не бросаю редактора, если он не разобрался до конца

Как дать хорошую обратную связь?

Я подробно расписываю редактору, что хочу до него донести. Я была в шкуре редактора и всегда ставлю себя на его место. Пишу комментарии так, как хотела бы получать их сама.

Бывает, что я читаю текст и думаю: «Блин, вот что-то мне не нравится». Но комментарий не может быть просто «Блин, мне что-то здесь не нравится», надо объяснить, что именно не так. Я выделяю текст жёлтым и на следующий день анализирую.

Меня научили ещё на прошлой работе: своим комментарием шеф‑редактор подсказывает редактору, как нужно написать. Шеф‑редактор объясняет: тут парцелляция, здесь смысловой повтор, а здесь нужно глубже изучить тему.

Пишу комментарии так, как хотела бы получать их сама

Когда я проверяю текст, стараюсь по-разному смотреть на него и заземлять его на жизнь.

Мы писали статью про кайдзен, в ней был пример про кофейню. В кофейню пришёл постоянный клиент, попросил ореховый латте — а его больше нет в меню. Кассир всё равно латте пробил, но предупредил, что его больше нет. И вроде бы классный пример того, как кассир пошёл навстречу.

Но я посмотрела на пример через житейскую призму и спросила, как кассир провёл латте через кассу, если его больше нет в меню. И редактор такой: «Блин, правда. А я даже не подумал». Мы убрали этот пример, потому что такое не могло произойти в реальности. Я всячески стараюсь помогать редактору развивать мысль или идею, если вижу, что можно сделать лучше.

Как не должна выглядеть обратная связь?

Это не должны быть комментарии в духе «И чё?». «И чё» — хреновая обратная связь. Так делать нельзя. Это может ранить человека. Мы не знаем, что на том конце провода, что там у человека с настроением. Когда мы оставляем обратную связь: «Тут всё говно, мне не нравится, что ты пишешь» — это грубость.

Бывают очень слабые статьи, совсем хрень. У меня был такой случай — мне принесли откровенно слабую статью. Я подумала, что нет сейчас смысла оставлять комменты. Нужно сначала разобраться. Было важнее помочь редактору выстроить структуру, чем объяснять, что не так в каждом предложении.

Чем я помогу, если оставлю комментарий: «Мне это не нравится»? Редактор ничего не поймёт и впадёт в ступор.

Если меня смущает пример, я накидываю варианты, почему пример плохой. Например, это идеальное описание бизнеса, который невозможен в реальности. Предприниматель прочитает такое и подумает: «Что за бред?» Редактор переписывает статью и приводит более жизненный пример, чтобы читатель сказал: «Да, всё так!»

Шеф‑редактор демонстрирует пример плохой обратной связи

Нужно ли использовать обратную связь для моральной поддержки автора?

Да, нужно. Я стараюсь так делать, если автор переживает, что у него плохая статья. Даже если статья слабая, я перечислю редактору ошибки, но поддержу. Я всегда объясняю, что у меня тоже была такая ситуация, всё хорошо, это нормально.

Многие порой думают: «Вот тут мне комментарий плохой оставили, сейчас меня отсюда выпрут». Когда автор мне по‑человечески жалуется на проблемы с текстом, я его поддерживаю. Мои комментарии не выглядят как критика. По крайней мере, я не слышала, чтобы кто-то говорил, что я наезжаю не по делу. Обычно, наоборот, все отмечают: быстро разрулила, быстро ответила.

Как правильно оставлять критические замечания в обратной связи?

В любой обратной связи мы начинаем с плюсов, обозначаем зоны роста и даём вывод: что человеку теперь с этим делать.

Всегда начинать комментарии с плюсов. У меня была ситуация: я тестировала девочку и она не очень хорошо написала статью. Я должна была ей отказать. Но отказать так, чтобы у неё вообще не отпало желание писать.

Я рассказала о её плюсах, а потом отметила зоны роста. Я не люблю и не говорю слово «минусы», я говорю «зоны роста». Я написала вывод, что, к сожалению, сейчас мы не готовы её пригласить, и уточнила, над чем ей стоит поработать, что поднатаскать. И сказала, чтобы она приходила снова.

Не бить по самооценке. Бывает, что редактор что-то предлагает, и я говорю: «Слушай, мне идея нравится, но…» Тут главное — объяснить, почему «но», чтобы у человека не пропало желание со мной разговаривать.

Аккуратно сказать, что не так. Например: «Мы вот так не оформляем документ, это не твоя ошибка, вот редполитика, посмотри её».

Всё моё общение с авторами я расцениваю не как критику, а именно как обратную связь. Нужно оставлять человеку открытую дверь, а не закрывать её перед его носом.

Я не говорю «минусы», я говорю «зоны роста»

Что делать, если редактор обижается на правки?

Людям свойственно допускать эмоции в работу. Редактор может переносить комментарии шефа в плоскость личного. Думать, что его критикуют, потому что лично не любят и не воспринимают. Я тоже этим страдала, когда была редактором.

Редактору важно понимать: шеф‑редактор оставляет комментарии, чтобы сделать текст лучше. Задача шеф‑редактора — объяснить словами через рот, что он не критикует автора. Он оставляет комментарий не лично автору, он редактирует текст. Работа над текстом — это совместная работа шеф‑редактора и редактора.

У редакции есть OKR, и задача редактора и шеф‑редактора — работать на цели редакции. Редактор ведёт задачу, а шеф‑редактор отвечает за неё. Если что-то будет не так, надавать тумаков придут к шеф‑редактору.

Шеф‑редактор оставляет комментарии, чтобы сделать текст лучше

Сколько комментариев обычно оставляет шеф‑редактор?

В «Бизнес-секретах» очень высокий уровень качества текста, и когда редактор пишет первые черновики, ему оставляют сотню комментариев. Это нормальная история, через неё проходят все.

Шеф‑редактор должен донести редактору, что это не редактор дурак. Это шеф‑редактор так редактирует текст. В первом черновике будет сто комментариев, во втором чуть поменьше, в третьем ещё меньше, а в пятом вообще останется пара комментариев.

Тут ещё зависит от редактора, насколько быстро он впитывает то, что говорит шеф‑редактор. Бывает, что шеф оставляет комментарии, но у редактора всё равно встречается одна и та же ошибка снова и снова, снова и снова.

В большинстве случаев редакторы усваивают комментарии и быстро исправляют ошибки. Тогда я ставлю галочку, что редактор меня услышал, у нас одной ошибкой стало меньше, следовательно, одним комментарием тоже меньше.

Что делать шеф‑редактору, если редактор допускает одну и ту же ошибку?

Скинуть ссылку на редполитику. В каких-то случаях это работает. Но нужно понимать, почему редактор совершает эту ошибку: по невнимательности, по неопытности, по забывчивости.

Я обычно оставляю один и тот же комментарий: «Мы так не делаем, мы так не пишем, вот тебе ссылка на редполитику». С десятого раза обычно доходит. Все люди делают ошибки, это нормально.

Что делать, если редактор спорит с правками шеф‑редактора?

Нужно смотреть, как редактор обосновывает позицию. Если это аргумент в духе «мне не нравится, мне кажется, что тут будет плохо смотреться», то для меня это не аргумент. Я не приму точку зрения редактора, пока он не объяснит её.

Если редактор привёл разумный аргумент, я примеряю его к тексту. Если аргумент подходит к тексту и не ломает структуру, то я его принимаю. Редактор всегда должен аргументировать, почему что-то надо оставить или убрать. Работа над текстом — совместная.

Иногда мы находим компромисс в споре. Мы разговариваем, предлагаем друг другу варианты, меня что-то устраивает, и я говорю: «Да, давай так, но ещё добавим вот это вот».

Аргумент в духе «мне не нравится» — для меня не аргумент

Нормально, когда редактор в какой-то теме разбирается лучше шеф‑редактора. Редактор тоже может посоветовать, как сделать лучше. Нет чёткого разграничения: я начальник, а вы мои подчинённые. Но финальное слово остается за шефом.

Редактор доказывает шеф‑редактору свою правоту

В чём, по-твоему, секрет успешных отношений между шеф‑редактором и редактором?

Шеф‑редактор должен быть дружелюбным. К такому шефу можно прийти и рассказать о проблемах, он не воспримет это как нытьё. У нас в редакции все относятся друг к другу по‑человечески. Всегда можно перенести сроки, если есть проблемы. Шеф должен быть человеком, а не сухарём.

Шеф должен давать хорошую обратную связь, не бросать редактора на полпути. Он всегда поможет разрулить ситуацию. Если статья идёт туго, шеф‑редактор спросит, нужна ли помощь, подтолкнёт в нужном направлении.

Шеф должен быть вежливым. Не должно быть разделения, что я здесь главный, а редактор вообще никто. Все должны общаться на равных. В «Бизнес‑секретах» общение на «ты» начинается с момента собеседования. Обычно всем комфортно так начинать диалог.

Я не против обращения «вы», лишь бы без отчества. Мне не нравится, когда меня называют Яна Андреевна. Я стараюсь первая начать обращаться на «ты». Общение по имени создаёт дружелюбную атмосферу в команде.

Виктор Рындин Джунов никто не берёт

Создатель «русского Behance» рассказал, как начинающему дизайнеру найти работу, где получать дизайнерские награды и на что сделать упор в портфолио, чтобы стать на голову выше коллег по цеху.

Виктор Рындин — руководитель компании Wemakefab и сооснователь Dprofile.

Wemakefab дизайнят и разрабатывают мобильные приложения, интернет-магазины и порталы. В «Рейтинге Рунета» они № 1 среди веб-дизайн студий Санкт-Петербурга, по России входят в тройку лучших.

Dprofile — площадка для дизайнеров, работодателей и онлайн-школ. На ней 27 тысяч пользователей публикуют портфолио, получают награды, встречаются на мероприятиях по всей России.

Как родилась идея создать Dprofile?

Мы начали создавать Dprofile в марте 2022. В тот момент российских дизайнеров стали «отменять» на международных сервисах, не пускать на международные конкурсы. CSS Design Awards, Awwwards, Behance перестали награждать российских авторов, Vimeo запретила публиковать видеоролики. Сервисы, которые дизайнеры использовали для продвижения услуг и хранения портфолио, стали недоступны. И мы решили создать продукт для дизайнеров в России — онлайн-площадку, где они смогут хранить работы, находить заказы, общаться и получать награды.

Российские дизайнеры опубликовали на Dprofile 52 тысячи проектов

Расскажи подробнее про Dprofile. Кому нужен ваш сервис и зачем?

Dprofile — площадка для дизайнеров, клиентов и диджитал-агентств. Она постоянно развивается, чтобы каждая аудитория эффективно решала свои задачи.
Дизайнеры

  • — создают портфолио и презентуют себя;
  • — увеличивают насмотренность, анализируя работы лучших;
  • — обмениваются опытом и прокачивают личный бренд.

Заказчики

  • — находят исполнителей с релевантным портфолио;
  • — получают объективный взгляд на отечественный рынок;
  • — решают бизнес-задачи на удобной российской площадке.

Представители диджитал-рынка — агентства и онлайн-школы

  • — продвигаются на безопасной отечественной площадке;
  • — вливаются в дружелюбное комьюнити новичков и опытных специалистов;
  • — используют прозрачные рейтинговые механики.

Вас часто сравнивают с Behance. Верно ли, что Dprofile — это российский аналог международной площадки?

Нет, это нечто гораздо большее. Конечно, дизайнерам хорошо быть причастными к общемировому рынку. Повышать насмотренность, анализировать лучшие мировые практики, получать ачивки. Но проблема международных платформ в том, что на них нет привязки к локальным потребностям бизнеса. Дизайнеру там сложно понять, что нужно российскому бизнесмену, а бизнесмену — найти хорошего дизайнера под свои локальные задачи.

Мы поняли, что наша миссия не в создании цифрового продукта, а в развитии дизайн-сообщества, объединении российских дизайнеров, работодателей и дизайн-школ.

Многие дизайнеры, особенно начинающие, хотели бы свести общение к минимуму. Они избегают созвонов, а уж конференций и встреч — тем более. Ты думаешь, у дизайнеров есть неудовлетворенный спрос на общение?

Однозначно. За прошлый год только офлайн мы провели 35 мероприятий. На первое пришли 40 человек. Мы поняли, что тема интересна. Стали проводить лектории и воркшопы по всей России, их популярность растёт. Например, недавно провели четырёхдневный бесплатный дизайн-интенсив в Нижнем Новгороде, пришло 200 человек.

Встречи Wemakefab проходят в Санкт-Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Таганроге, Волгограде, Калининграде, Омске и, конечно, онлайн

Раньше в России для дизайнеров было всего две большие конференции: «Дизайн-выходные» и Design prosmotr. «Дизайн-выходные» привлекают толпу народа, но проходят раз в год — а этого, конечно, мало. Design prosmotr — дорогая пафосная конференция, многим она не по карману. Туда приходят как на рок-концерт, посмотреть красивые картинки. Мы же строим комьюнити, внутри которого — общение, обмен опытом, возможность стать лидером мнений.

Ты сказал, что запрет на участие в международных конкурсах больно ударил по российским дизайнерам. Зачем вообще нужны награды и как их теперь получать?

Во-первых, награда — это отклик и признание, это приятно. А во-вторых, заказчики по большей части не разбираются в дизайне, не могут отличить хорошую работу от плохой. Награды помогают принять решение. Если у тебя синяя ленточка на Behance, значит, авторитетные люди признали твой профессионализм, тебе можно доверять.

Проблема в том, что на российском рынке нет аналогов Behance, Awwwards или CSS Design, где каждый может получить ачивку «сайт дня», «сайт месяца» и доказать заказчику, что качество его работ признают авторитетные эксперты и жюри. Сотни дизайнеров и тысячи работ сливаются в глазах заказчиков в одно пёстрое пятно.

В 2022, когда мы начинали, из дизайнерских конкурсов были только «Рейтинг Рунета» и Tagline Awards. Это конкурсы для агентств и студий — фрилансерам туда не попасть. Сейчас появился Workspace Digital Awards, но он тоже для агентств. У дизайнера-фрилансера есть только два варианта: наш Dprofile и Tilda Experts, если делаешь сайты на «Тильде».

Часто дизайнерские награды получают авангардные и даже откровенно кринжовые работы. Их в реальной жизни не применить. Если клиент не даёт сделать что-то по-настоящему оригинальное, наград не видать?

Разные конкурсы ориентированы на разные истории. Например, есть фестиваль креативных индустрий G8. Там награждают именно за креатив: летающие промо, 3-дэшки. Мы туда подавали свои онлайн-сервисы, и они там нафиг никому не нужны.

А есть Web Design Awards. Он говорит прямо: «Нам не интересен визуальный жир». Там смотрят, как описан кейс с точки зрения маркетинга, какие результаты получил заказчик, есть ли оцифрованные KPI.

На G8 ценят смелые нестандартные решения

За что можно получить награду на Dprofile?

«Лучшее на Dprofile» получают выдающиеся проекты с хорошей подачей и бизнес-результатами. Есть награды внутри категорий: за лучший брендинг, лучшую графику, лучший UI.

Выиграть может и опытный дизайнер, и начинающий специалист. Время от времени ачивки Dprofile получают учащиеся дизайн-школ.

Сейчас награды Dprofile присуждаются в 7 категориях: интерфейсы, брендинг, иллюстрация, графика, 3D, анимация и маркетинг

Новички в дизайне часто жалуются, что джунов никто не берёт на работу. Это правда?

Это правда лишь отчасти. Их не берут не потому, что они джуны, а потому что многие джуны не понимают, зачем приходят в профессию. Они не умеют мыслить категориями бизнес-задач, не представляют, сколько они стоят и как быстро будут расти. Вчерашние выпускники хотят сразу получать 120 тысяч и через год стать сеньорами. Когда мы пытались найти себе джунов, на 600 откликов можно было по пальцам пересчитать кандидатов, которые адекватно оценивают себя.

Как на уровне отклика оценить адекватность?

Тут всё стандартно: нормально заполненное резюме и портфолио. Многие даже не удосуживаются оформить свои кейсы! Или хранят их в ПДФ, в папках на файлообменниках, где их и не рассмотреть толком.

Один раз мне пришло такое письмо: «Здравствуйте! Я очень хочу работать в вашей компании, вы делаете крутые проекты, у вас такие известные клиенты, я так проникся и так обожаю вашу культуру…» Конечно, приятно такие истории про себя читать! Я растаял. А потом заметил, что в ответ на это письмо приходят какие-то странные сообщения а-ля «ха-ха, кто в итоге такой крутой-то?!!»

Оказалось, этот парень написал шаблон, поставил в копию 30 фаундеров ведущих агентств и даже не скрыл получателей. А ведь агентский мир тесен, все друг друга знают. Вместо приглашений на собеседование ему посыпались шутки или советы сначала научиться пользоваться почтой, а уж потом искать работу. Это была смешная переписка. Для всех, кроме автора.

Стоит ли выдумывать кейсы для портфолио? Когда дизайнер сам себе придумывает задачу и реализует её.

Я больше скажу: даже многие агентства так делают. В этом нет ничего плохого. Особенно если объяснить, какая была бизнес-задача и как дизайнер её решал.

Советую посмотреть открытые тендеры, изучить настоящие ТЗ. Это будет реальный заказчик с реальной болью. Можно нарисовать полезную работу и положить её в портфолио.

Некоторые допускают ошибку: рисуют концепт сайта для Apple. Это, конечно, прикольно, но не решает никакую бизнес-задачу и не показывает твой скилл. Для Apple каждый нарисовать может — ты иди нарисуй магазин нижнего белья «Анастасия» в Ульяновске. Не круто? Зато на такой кейс придут релевантные заказчики.

Посоветуй, какие кейсы стоит добавлять в портфолио.

Начинающие специалисты часто тянут с публикацией портфолио, ждут кейсов уровня Apple. Это критическая ошибка, которая мешает расти. На любой уровень специалиста найдётся заказчик. Не всем нужны звёзды. Кому-то нужно просто нарисовать нормальный баннер или визитку.

На любой уровень специалиста найдётся заказчик. Не всем нужны звёзды

Когда дизайнер вымучивает из себя лучший кейс, то рискует создать неоправданные ожидания. Заказчик придёт на этот лучший кейс, думая, что это усредненный результат. Дизайнер потом сделает нормальную по своим меркам работу, а заказчик разочаруется. Лучше как можно раньше опубликовать своё портфолио, не стесняться показывать даже слабые работы. Их всегда можно будет удалить, когда уровень вырастет. Но без этого не будет заказов, вы не сможете расти как профессионал.

По каким критериям клиенты оценивают портфолио?

Я общаюсь с менеджерами из ВК, МТС, Сбера, Яндекса, Авито. Они изучают портфолио и пытаются понять ход мыслей дизайнера, на что он опирался в своих решениях. Есть дизайнер, который рассуждает так: «Вот я так придумал, это красиво». У него в портфолио одни картинки. А есть дизайнер, который в портфолио рассказывает, как решал задачу с точки зрения логики.

Есть задача: сделать посадочную страницу медицинского центра. Решение раскладывается на логические блоки:

  1. Исследовать функциональные референсы конкурентов.
  2. Исследовать лучшие практики из схожих сфер.
  3. Собрать стилевые мудборды.
  4. Согласовать с заказчиком визуальный стиль.
  5. Сделать прототипирование структуры.
  6. Сделать дизайн.

В портфолио дизайнера заказчиков интересует процесс решения задачи, а не просто набор картинок. Плюс важно дать вводную о проекте. Ведь заказчик видит эти картинки впервые и не понимает, какая была задача. Почему сайт такой нежный и мимимишный? Так клиент попросил или дизайнер убедил? Брендинг был готовый или его дизайнер разработал? Возникают тысячи вопросов, и клёво, когда в кейсе уже есть ответы.

В портфолио дизайнера заказчиков интересует процесс решения задачи, а не набор картинок

Если у тебя два кандидата: один нарисовал что-то офигенное, но без комментариев, а другой прислал средненький дизайн, зато классно расписал бизнес-задачу и логику работы. Кого ты выберешь?

Зависит от контекста. Мы недавно искали дизайнера в пиар-отдел. Задача — оформлять кейсы агентства, вести соцсети. Специально искали человека с более сильным визуалом.

А была другая задача — сделать интерфейс для клиента, и там подразумевался прямой контакт с заказчиком. Мы, наоборот, искали человека, у которого визуалка, возможно, немножечко проседала, но зато он супер софт-скилловый, мог пойти навстречу, обосновать своё решение, договориться. И тем, и другим находится место.

В недавнем исследовании Dprofile и Skillbox для начинающих дизайнеров приняли участие 45 тысяч человек. Они ответили на ваши вопросы о старте карьеры, зарплате, профессиональном росте. Что вы выяснили? На каких дизайнеров сейчас наибольший спрос?

У рынка большой голод на продуктовых дизайнеров как инженеров. Мы хотим, чтобы на профессию дизайнера перестали смотреть как на каких-то креативщиков с синими волосами. Сейчас всё чаще дизайнер — это инженер. Конечно, нужно учитывать, что это визуальная профессия. Но перегибы — всегда плохо. Пока что в головах начинающих специалистов есть перегиб в креатив ради креатива.

У рынка большой голод на продуктовых дизайнеров как инженеров

Новички идут в профессию, мечтая о творчестве, креативе, самовыражении. А сталкиваются с рутиной, сложными переговорами, изнуряющими правками и необходимостью защищать каждую идею перед клиентами, которые мыслят категориями «нравится — не нравится».

Виктор Рындин объясняет молодым дизайнерам, чего от них ждут работодатели

Что делать, если опыта совсем мало?

Работать на опыт. Нормально первое время работать бесплатно или условно бесплатно, брать задачи для портфолио. Когда нет загрузки, оформляйте портфолио, прокачивайте соцсети, личный бренд. Если планируете получить профессию, создайте финансовую подушку не только на время обучения, но и ещё минимум на полгода, пока наберётесь минимального опыта.

А если уже 600 откликов отправил, но всё равно никуда не берут. Что делать?

Я люблю фриланс. Сразу после обучения — это отличный вариант. Сейчас многие развивают свои социальные сети, находят заказчиков с помощью портфолио на Dprofile или Behance. Некоторые находят партнёров и клиентов у нас на мероприятиях. Нужно понять, что лучше всего получается и делать это. Святого Грааля нет, нужно стабильно предпринимать какие-то действия в сторону цели.

Куда лучше идти: в агентство или инхаус?

Начинающим — в агентство. Инхаус — это такая дизайнерская пенсия. В агентстве большое разнообразие задач, не заржавеешь. Средний срок реализации одного проекта в агентстве — полгода-год. Сегодня рисуешь сайт для банка, завтра — кликер для СТС, послезавтра — баннер для рок-концерта.

Когда приходишь в продукт, высока вероятность, что тебя посадят на поддержку готовой дизайн-системы. Это скучная рутинная задача, она не развивает. Зато платят больше и есть фреш-бар на первом этаже.

Я всегда рассказываю на выступлениях, что стандартный эволюционный путь дизайнера — сначала фриланс, потом агентство, потом продукт. А дальше — менеджмент, арт-дирекшн, что больше нравится.

Инхаус — это дизайнерская пенсия

Какие тренды в дизайне ты советуешь учитывать начинающим специалистам?

Советую отталкиваться не от трендов, а от бизнес-задач клиента. Проблема многих выпускников школ дизайна в том, что они пытаются научиться работать с трендами. Получаются трендовые дизайны, которые новички воруют компонентами у более продвинутых авторов. Они совершенно не пригодны для решения бизнес-задач. Делают под копирку одно и то же. Мы это видим на своей платформе: многие студенты так делают и не понимают, что это путь в никуда.

А трендами все считают разное. Я назову какой-нибудь минимализм, другой дизайнер — активную 3D-графику. А я скажу, что она уже уходит. Оба будем правы. А тот самый салон белья в Ульяновске скажет: «Идите вы нафиг со своими 3D»! Они вообще не поймут эти ваши тренды. Им просто нужно решить задачу аккуратно.

Какой совет ты бы дал начинающим дизайнерам?

Будьте активны и не бойтесь выходить вовне. Мы потому и делаем очень большой акцент на офлайн-лекториях, что видим, как они помогают людям расти. Посетители общаются, встречаются, тренируются выступать, презентовать себя. Не бойтесь приходить на мероприятия, не бойтесь знакомиться. Это реально суперкрутой драйвер роста.

Сергей Чипсанов Главное — не ссать

Редактор агентства «Сделаем» рассказал, что делать, если эксперт пропал перед согласованием, как перебороть страх первого интервью, как быть, если запись разговора не сохранилась, и какие ошибки совершают начинающие авторы.

Чем ты занимаешься в «Сделаем»?

Я полностью отвечаю за контрактную составляющую и текст, который мы отдаём клиенту. Принимаю задачу, продумываю план работы и отдаю ТЗ авторам. В агентстве я работаю с разными форматами: от баннеров до лонгридов и курсов.

Как в «Сделаем» проходит работа с экспертами?

Агентство общается с экспертами в рамках проектов. Эксперт помогает писать статьи, вести соцсети и поддерживать блог.
Например, к нам приходит компания, которая хочет создать корпоративный блог. У компании много специалистов в разных сферах. Из них мы выбираем экспертов для статей.

Через интервью мы узнаём о продукте клиента с разных сторон. Например, мы можем взять интервью у разработчика, продажника и в конце у потребителя. Из ответов людей собирается фактура для материалов. Как правило, одна статья — один эксперт, но иногда мы разговариваем с несколькими людьми.

Часто клиенты приходят с готовым решением. Им кажется, что идея создать новый «Тинькофф-журнал» проста и оригинальна

Как вы ищете экспертов?

Чаще всего клиенты приходят со своими экспертами. Но бывает так, что у компании экспертов нет. Тогда найти специалиста помогают авторы, редакторы и главред «Сделаем».

Каждый человек в команде сохраняет контакт эксперта после интервью — вдруг пригодится. Так получается база экспертов, к которой мы периодически прибегаем.

Иногда один эксперт даёт интервью для разных статей по одной теме. Если человек не «привязан» к конкретной компании, его можно подключить к разным проектам.

Как найти эксперта, если у автора нет базы и опыта?

Поищите в соцсетях или позвоните знакомым.

Расскажу историю. Мы писали статью «Шкаф-купе своими руками» для строительной компании. Понадобились эксперты. Я позвонил человеку, который делал шкаф в моей квартире. Я знал, как он работает, поэтому не сомневался в его компетентности. Он согласился дать интервью, хотя раньше этого не делал.

Один раз нашли эксперта на Ютубе. Он рассказывал о каркасных домах, а мы писали статью на эту тему. Связались с ним — он согласился. Потом несколько раз брали у него интервью и получали мощные статьи.

Если эксперт хочет рассказать о себе, то согласится на любую авантюру. Особенно если статью опубликуют в авторитетном издании. Опыт автора будет волновать его в последнюю очередь.

Если эксперт хочет рассказать о себе, то согласится на любую авантюру

В материале для авторов агентство пишет: «К интервью нужно тщательно готовиться». Но что делать, если для подготовки мало времени?

Лучше начать подготовку как можно раньше. Но бывает так, что тема узконаправленная, и быстро разобраться в ней невозможно, даже если проштудировать несколько учебников. Тогда можно начать с простых вопросов, а потом постепенно углубиться в тему.

Например, автор плохо разбирается в экономике, но ему надо поговорить с экспертом об инвестициях. Разговор можно начать с чего-то элементарного: «Во что можно инвестировать?» Например, эксперт отвечает: «В акции и облигации» — тогда можно спросить, что это такое и чем они отличаются. Постепенно автор входит в тему, собирает фактуру и разбирается в вопросе — и уже в конце интервью спрашивает что-то вроде «Как хеджироваться опционами?»

Как справиться со страхом первых интервью?

Все люди переживают. Эксперт тоже нервничает, потому что боится сказать что-то не то.

В начале интервью говорим, что думаем. Например: «Здравствуйте! Спасибо, что согласились на интервью. Честно сказать, я полный ноль в инвестициях. Простите, если некоторые вопросы покажутся вам глупыми». Эксперт отнесётся с пониманием и не будет грузить сложной информацией. Диалог получится позитивным и продуктивным.

Назови распространённые ошибки в интервью и расскажи, как их исправить.

❌ Задавать вопросы с лёту. В начале нужен small talk — спросите о настроении или погоде. Расскажите, что пролили кофе или попали под дождь. Это создаст непринуждённую дружескую атмосферу.

Нет Да
«Привет! Мой первый вопрос. Как вы считаете…» «Привет! Меня слышно? Как настроение?»
«Сразу к делу» «Видели новость про… Что думаете?»
«Начнём без прелюдий. Расскажите, что у вас за идея» «Читаю ваш блог. Последний пост — мощь!»

❌ Читать вопросы по списку. Не нужно превращать интервью в блиц. Развивайте ответы эксперта: задавайте вопросы, которые созрели во время общения. Пропускайте темы, которые уже обсудили.

Нет Да
— Тут конкуренты занервничали. Тогда мы решили их добить.
— Это всё интересно, но у меня ещё осталось три вопроса. Все отвлечения предлагаю обсудить в конце.
— И тут конкуренты занервничали. Тогда мы решили их добить.
— Ого, расскажите, что вы придумали!

❌ Молчать. Нужно кивать головой или агакать. Человек поймёт, что вы включены в разговор и внимательно его слушаете. Иногда можно вежливо перебить и пересказать мысль эксперта своими словами. Так он убедится, что вы его понимаете.

Нет Да
Молчать «Ага, понял»
Молчать «Забавно получилось!»
Молчать «А можете привести пример?»

На предварительном звонке ты сказал, что хочешь затронуть «проблему контекста». Что ты имел в виду?

Сложно сформулировать в одном предложении, поэтому объясню на примере.

Мы проводили интервью с заказчиком и исполнителем, чтобы написать кейс. Мнения сторон разделились: исполнитель гордился работой, а заказчику она не понравилась. В общении чувствовалось напряжение. Когда автор сказал «потрясающие результаты», разговор внезапно обострился.

После этого между исполнителем и заказчиком появился негатив, они начали спорить. Я вклинился и перевёл разговор на что-то общее, на совместные цели. Мы нашли точки соприкосновения и продолжили интервью.

В разговоре надо учитывать контекст: какие отношения между собеседниками, какая была предыстория. Если интервью пошло не по плану, то важно не растеряться. Нужно вывести разговор в продуктивное русло и попытаться найти общие цели. Например, можно задать вопросы, которые не требуют субъективного мнения сторон. В такой ситуации нужно быть гибким и строить общение в соответствии с новыми данными.

Нужно быть гибким и строить общение в соответствии с новыми данными

Прошло пятнадцать минут, а вопросы закончились. Как этого избежать?

Придумать запасные вопросы. А лучше — задавать дополнительные, которые возникают в процессе общения.

Эксперт говорит, что сильно торопится. Как действовать?

Лучше перенести интервью на другое время. Если такой возможности нет, то быстро задать важные вопросы и получить ответы. В такой ситуации главную роль играет гибкость автора.

Как влияет фон и внешний вид на ход интервью?

Естественно, не хочется общаться с человеком, у которого кетчуп на бороде. Нужен опрятный внешний вид.

Но мне кажется, что внешний вид влияет в последнюю очередь. У нас многие авторы работают из дома. Фон у них такой же, как у тебя. Ещё никто не жаловался.

Автор: «Так меня видел Сергей. Кажется, камеру нужно поставить выше и прикрыть шторы. Кетчуп пришлось вытереть, а бороду — сбрить»

Как разговорить эксперта, если он отвечает кратко?

Задавайте больше дополнительных и меньше закрытых вопросов. Попытайтесь пересказать то, что поняли из ответов. Эксперт может заметить неточность в пересказе и разговориться. Так он подробнее раскроет вопрос.

Дополнительные вопросы дают глубину в интервью. Эксперт начинает отвечать развёрнуто и даёт больше информации.

Если построить интересный диалог и создать дружелюбную атмосферу, то человек сам попытается разговориться. Он не захочет выглядеть каменным, поэтому постарается приводить примеры и рассказывать истории.

Автор слева задаёт закрытые вопросы и слепо идёт по списку. Автор справа «цепляется» за ответы эксперта.

Нет Да
— Чтобы разбогатеть, нужно инвестировать в акции?
— Да.
— Следующий вопрос. Сколько бирж есть в России?
— Две.
— Ага, идём дальше. Сколько нужно инвестировать, чтобы заработать?
— Всё зависит от ситуации. Мы скоро закончим?
— Да, скоро. Последний вопрос. Сколько акций может выпустить компания?
— Много.
— Чтобы разбогатеть, нужно инвестировать в акции?
— Да.
— Неужели есть только акции?
— Не только.
— Может, есть какие-то другие инструменты?
— Ну, есть парочка.
— Какие, например?
— Есть облигации и фонды.
— Получается, что есть акции, облигации и фонды. Чем отличается одно от другого?
— Простыми словами облигации — это займ компании у инвестора. Часто облигации покупают для…

Что делать, если запись не сохранилась?

Запишите всё, что помните.

Однажды у меня слетел двухчасовой разговор.
Мы провели интервью с директором и руководителем крупной компании. Общение длилось два часа. Разговор строился прекрасно, и мы с автором получили много классных историй. Но в конце интервью я понял, что не включил запись.

После встречи я наговорил на камеру всё, о чём мы общались. Получился получасовой ролик, где я рассказал то, что посчитал важным. Кажется, видео вышло даже лучше интервью, потому что я отжал воду. В итоге об этом никто не узнал, а статья получилась бомбическая.

Как действовать, если эксперт не согласовывает статью?

Узнайте, что конкретно не нравится эксперту. Попробуйте пересмотреть структуру. Если эксперт слишком долго не согласовывает — найдите нового.

Важно понимать, если эксперт недоволен, это вина автора или редакции.
Мы писали интервью про атомную энергетику для научного журнала. Общались с профессором университета. Он дал много теории — с ходу не разберёшься. Мы отправили черновик, который он согласовывал две недели.

Эксперт переписал всё своим языком, а мы снова переделали и отправили. Он снова оставил правки, потому что «всё не так». Мы перелопатили структуру, заменили автора и снова отправили материал. В итоге эксперт согласовал материал. Не знаю, либо он устал, либо действительно остался доволен результатом. Но статью мы писали несколько месяцев.

Мы идём до конца. Если эксперт не собирается продолжать работу, мы найдём нового человека, который даст и согласует интервью.

Если эксперт недоволен, это вина автора или редакции

Эксперт пропал на этапе согласования. Что делать?

Лучше подождать, когда человек выйдет на связь. В противном случае нужно найти нового эксперта и вновь провести интервью.

В нашем агентстве не принято отдавать материал заказчику без согласования эксперта. Мы отрабатываем комментарии до тех пор, пока эксперт не скажет финальное «ок». Потом прикладываем скрин переписки с подтверждением заказчику и сдаём материал.

Мы дорожим экспертами, поэтому без согласования не вышло ни одной статьи.

Что делать, если интервью получилось неинформативным?

Договориться на ещё одно интервью или задать вопросы письменно.
Брать дополнительное интервью нехорошо. Появляется впечатление некомпетентности. Если задаёте дополнительные вопросы, то для начала объясните, почему не задали их при общении. Вопросы после интервью не должны быть навязчивыми, эксперт не обязан на них отвечать.

Что нужно для идеального интервью?

Хорошее настроение. Если автор попал в ДТП или у него заболел близкий, то общение не получится.

Концентрация. Если человек говорит десять минут, а его никто не слушает, то возникают дурацкие вопросы.

Нормальный интернет. Если связь прерывается, то интервью превратится в переспрашивание человека — это бесит. Ответы будут сухие и короткие.

Качественная подготовка. Если общаетесь с человеком впервые, лучше узнать о нём подробнее. Это поможет составить список вопросов, на которые он ответит без эмоционального напряжения.

Заранее соберите фактуру по открытым источникам. Так собеседник поймёт, что вы разобрались в вопросе и сумеете правильно донести его мысли.

Дай напутствие начинающим интервьюерам.

Главное — не ссать. Все мы люди и все мы чего-то боимся.
Представьте, что общаетесь со старым знакомым. Эта мысль помогает избавиться от страха.

На первые интервью лучше прийти с опытными ребятами и поприсутствовать в роли наблюдателя. Записывайте вопросы, которые появляются, и попытайтесь их задать в конце интервью.

Все мы люди и все мы чего-то боимся

Александр Левашов Наш фокус — технологии в бизнесе

Главный редактор TAdviser — интернет-портала о технологиях в бизнесе — рассказал, как работает редакция современного онлайн-СМИ, на что смотрит главред при найме автора и почему ставит жирный плюсик соискателю-выпускнику бюро.

Расскажи про TAdviser?

TAdviser — аккредитованное в Роскомнадзоре СМИ. Мы пишем о бизнесе и государственном регулировании в сфере ИТ, а также о разработке и внедрении ИТ‑продуктов. Наш основной интерес — технологии в бизнесе. Некоторые ИТ‑издания акцентируют внимание на смартфонах, играх, прикладных B2С вопросах, а у нас в приоритете B2B.

Что вас связывает с Минцифры?

Мы не аффилированы с Министерством, но у нас давние рабочие отношения. Нам интересна деятельность Минцифры, потому что они — регулятор отрасли. Министерство определяет направления развития ИТ и меры господдержки.

TAdviser, в свою очередь, интересен для Минцифры как крупная площадка с большой айтишной аудиторией онлайн и офлайн. Например, мы регулярно организуем конференции. Министр и его заместители участвуют в наших мероприятиях и общаются с аудиторией через площадку TAdviser.

Отношения с Минцифры стали еще крепче после того, как Максут Шадаев стал министром. Он — нетипичный чиновник: очень открытый к взаимодействию с отраслью. Например, может прийти в чат айтишного сообщества в Телеграм и поотвечать на вопросы. Когда объявили частичную мобилизацию, военкоматы иногда призывали айтишников, не разобравшись в процедуре отсрочки. Максут лично приезжал в призывные пункты и разруливал ситуацию.

Максут Шадаев и Александр Левашов на конференции TAdviser SummIT

Как работает редакция TAdviser, и есть ли в ней какие-то особенности?

Значительная часть нашего контента — это новости. Мы отслеживаем важные события ежедневно. Стараемся быть первыми, конкурировать с газетами и информагентствами.

Это не всегда возможно. У нас штат несоизмеримо меньше, чем у того же «Интерфакса» или «Коммерсанта». Но в своей узкой теме вокруг ИТ‑бизнеса мы зачастую опережаем федеральные СМИ и по эксклюзивности, и по скорости. Всё потому, что мы глубоко погружены в отрасль и некоторые события можем предугадать. Новости — это супер важно. Нередко аудитория приходит именно за ними.

Ещё мы выпускаем статьи, интервью, аналитические обзоры. У нас в штате целое аналитическое подразделение, которое занимается исследованиями.

На что живет издание? Основная часть доходов от рекламы?

Есть несколько ключевых направлений монетизации:

  1. Наши конференции, которые привлекают большое внимание и, соответственно, финансирование.
  2. Исследования для компаний, которым в работе необходим анализ какого-то сегмента в ИТ. Это неотъемлемая часть нашей работы, которая тоже приносит доход.
  3. Ну и реклама, куда ж без неё.

Александр Левашов на Дне Цифры во время выставки «Россия» на ВДНХ

Как дизайнеры участвуют в создании контента TAdviser?

Мы задействуем дизайнеров в двух случаях:

  • при создании сложной инфографики для аналитических статей;
  • в специальных рекламных проектах, где требуется индивидуальный подход к оформлению. Например, лендинги.

В создании новостей дизайнеры не участвуют — новости верстают по шаблонам. Мы экспериментировали с коллажами в новостном контенте — подобно тому, как это делают некоторые зарубежные издания. Пробовали создавать визуальные образы из разных событий. Но результат нам не понравился, и практика не прижилась.

Дизайнерская инфографика TAdviser в статье «Ажиотажный спрос и шоковые нагрузки. Как пережили 2022 год российские ИТ‑разработчики, выросшие более чем на 100%»

Главред должен ежедневно отсматривать весь контент?

Ежедневный контент — это новости. Они добываются нашими журналистами:

  • из конференций и подобных мероприятий;
  • из пресс-релизов, которые приходят в редакцию пачками;
  • при мониторинге сторонних ресурсов.

Плюс аналитические статьи. Думаю, в день не меньше 70 материалов наберётся. Отсмотреть всё физически невозможно. У меня два заместителя, которые следят за контентом по своим направлениям. Есть старший редактор ленты новостей, есть старший редактор команды, которая занимается мониторингом других СМИ.

Я внимательно смотрю на важные эксклюзивные новости: там резонансные темы, и надо быть максимально точным. Аналитический контент тоже стараюсь по возможности отсматривать целиком.

Участие в дискуссии на отраслевой конференции Positive Hack Days

Вы не «засеошиваете» свои статьи под поисковый трафик?

Конечно, поисковый трафик для нас важен. Но нет, специально статьи мы не «засеошиваем». Готовые статьи мы не просто складываем на сайте, наоборот, активно анонсируем их на главной странице, в рассылках и телеграм-канале. Тематика у нас узкоспециальная, и хорошего качественного контента по ней мало. SЕО происходит органически, само собой.

Какими навыками должен владеть новостник, если хочет попасть к вам в редакцию?

Для новостника важно быть:

  • погружённым в повестку. Он должен знать, что происходит на ИТ‑рынке, в крупнейшем бизнесе. Желательно быть лично знакомым с основными ньюсмейкерами;
  • смелым, потому что надо звонить, приходить на пресс-конференции: беседовать, приставать, задавать неудобные вопросы;
    у этого человека должен быть иммунитет к конфликтам и негативу.

Найти новостника — всегда сложная задача. В СМИ, которые фокусируются на ИТ‑рынке, можно перечислить не больше десяти опытных новостников. Из них половина работает в специализированных изданиях, таких как мы. Остальные — в газетах и агентствах, например, в «Коммерсанте», РБК, ТАСС, «Интерфаксе».

Какими навыками должен владеть автор-аналитик, если хочет попасть к вам в редакцию?

Работа с аналитическими текстами не предполагает неловких ситуаций: не надо звонить, задавать неудобные вопросы. Автор-аналитик изучает рынок технологий, спрос и предложение. Потом превращает это в хорошие аналитические тексты. Новостнику не обязательно глубоко погружаться в то, как устроен, например, интернет вещей. Но аналитику надо понимать технологическую сторону вопроса и грамотно задавать вопросы экспертам, которые помогают писать и структурировать статьи.

Журналист или автор без опыта работы в ИТ может попасть в ваше издание?

Шанс есть. Иногда мы пробуем брать людей без опыта — но не новостниками, а на другие задачи. Например, поработать с пресс-релизами: их надо отсматривать, редактировать, выпускать в ленту новостей. С такой работы можно начать, чтобы погрузиться в отрасль.

На какую позицию можно претендовать с опытом работы в ИТ?

Можно попробовать стать автором, который работает с аналитическими текстами. Эта позиция подойдёт человеку, который:

  • хочет глубоко погрузиться в то, как устроены востребованные технологические направления. Например, интернет вещей или искусственный интеллект;
  • умеет писать, структурировать и грамотно излагать мысли.

Я знаю, что у вас есть претензии к Яндексу. Расскажешь?

Я бы назвал это не претензиями, а вопросами, требующими урегулирования. Нейросеть Яндекса формирует быстрый ответ в поиске, опираясь на информацию с сайтов СМИ.

Пример быстрого ответа Яндекса на запрос «Как устроена система „Умный дом“»

Яндекс использует контент, за который СМИ уже заплатило журналисту, редактору и верстальщику. При этом никакого разрешения от самого издания Яндекс не получал, и уж тем более не возместил затраты на создание контента. В Европе и США у изданий возникают аналогичные вопросы к владельцам ИИ-помощников, и эти споры постепенно урегулируются. Надеюсь, мы тоже к этому придём.

Имеют ли выпускники Школы редакторов преимущество при устройстве на работу в TAdviser?

Я знаю, насколько глубоко в вас внедряют редакторскую экспертизу. Кандидату после Школы редакторов я бы поставил жирный плюсик за её прохождение. Одна ваша военная дисциплина с соблюдением дедлайнов вызывает у меня как у работодателя особое уважение.

Но это не единственный фактор. Мне важно, чтобы человек проявлял интерес к нашей нише и хотел прокачивать экспертность в мире информационных технологий.

Александр Марфицин С застоем не надо бороться

UX-редактор рассказал, стоит ли начинать вести блог в 2024, как набрать 12 000 подписчиков в телеграм-канале и может ли популярный канал помешать найти работу.

Расскажи немного о своём опыте.

Я начинал в 2012 году. В то время вёл с друзьями пару блогов про Apple, меня привлекала «яблочная» тематика. Потом решил подзаработать и разослал несколько писем в русскоязычные издания. Одно из них откликнулось: это был «МакРадар» — издание, которое было посвящено Apple. В компании я проработал три года: год как редактор и два — как главред.

Полтора года работал на себя, писал и редактировал статьи, письма и другой контент для изданий и продуктов, потом решил вернуться в наём. Устроился в айти-компанию «Амплифер», где 3,5 года отвечал за все коммуникации. После участвовал в нескольких проектах, один из которых из сферы EdTech.

В итоге решил двигаться в сторону UX, потому что увидел в нём сплав текстов, смыслов, дизайна, продукта. Одновременно с этим подустал от статей, рассылок. В UX я увидел большое будущее, поэтому оказался в сфере два года назад.

UX — сплав текстов, смыслов, дизайна, продукта

Зачем начал вести телеграм-канал? Начинал для себя или выделял аудиторию и подстраивался под неё?

7 лет назад я сидел на кухне ночью, и вдруг меня озарило: надо делать канал про редакторские инструменты. Как раз к этому моменту уже началась волна создания первых телеграм-каналов. Вот и я создал свой — «Инструменты редактора», в котором решил сфокусироваться на… инструментах для редактора. Моей целевой аудиторией были редакторы и все пишущие люди. Я решил рассказывать им про сервисы, приложения, делиться советами. Буквально на одном листке блокнота это расписал и набросал первые 12−15 тем.

Почему решил выбрать тематику инструментов для редактора?

Я сразу почувствовал, что ниша выбрана верно. Редакторские каналы и советы с отсылками к правилам инфостиля уже были, а я решил пойти через инструменты: приложения, сервисы. Потом постепенно туда добавлялись советы, личный опыт и переводы статей — краткая выжимка материалов зарубежных коллег, которых сам читаю.

Это обычная практика: создаётся канал на определённую тему, в него приходит заинтересованная аудитория, которая потом начинает увлекаться в принципе жизнью автора. Сначала читателей объединяет тема, потом — личный взгляд автора на жизнь и работу.

Я пробовал вести четыре канала. Один из каналов был личный: рассказывал, куда езжу и что вижу. Но в прошлом году удалил все каналы, кроме «Инструментов редактора». В остальных задора хватало на пару недель, а потом я их плавно забрасывал, поэтому решил все темы интегрировать в свой основной блог.

Сначала читателей объединяет тема, потом — личный взгляд автора на жизнь и работу

Какой контент сейчас постишь в канале? Откуда берёшь информацию?

Рекомендации из блогов по UX-редактуре, на которые я подписан.

Еженедельная рассылка от Medium, который неплохо понимает мои интересы и под это строит рекомендации: раз в неделю присылает подборку возможно интересных мне материалов.

Рекомендации из каналов русскоязычных редакторов. У нас есть свой чат лидов. Если есть что-то классное, то рассказываю об этом у себя в блоге. Например, недавно был крутой гайд от Киры Калимулиной, или коллеги из Альфа-Банка рассказывали о тестах и исследованиях на Хабре — тоже делюсь этим в канале.

Личный опыт. Когда происходит что-то интересное или приходит интересная идея во время прогулки. Когда хожу, часто приходят классные идеи.

Отсылка к старым постам. Логика простая: тогда его видела одна аудитория, сейчас — другая. Аудитория сильно изменилась даже за последний год. Тем более в старые посты всегда можно добавить комментарий и сказать, как у автора поменялось мнение по поводу той или иной темы. У людей в разное время фокус на разных вещах: в одно время пост вообще не привлёк человека, а в другое — откликнулся на насущную проблему.

Продаёшь ли ты рекламу в своём канале? Если да, то как выбираешь рекламодателя, кого отсеиваешь?

Да. Раньше бесплатно публиковал вакансии от своих коллег, но сейчас для вакансий только платное размещение. Публикую рекламу на разную тематику. Всё, что касается коммуникаций в широком смысле слова, подходит для рекламы у меня в канале. Обычно размещаю информационные и образовательные продукты для редакторов, исследователей, дизайнеров.

Не подходят рекламодатели, которые не готовы маркировать рекламу и нарушают закон. Объяснение простое: не хочется лишних проблем.

Если говорить о релевантности приходящих рекламодателей — один неподходящий на двух подходящих. Часто приходят рекламодатели, с которыми уже был диалог. Буквально на днях пришёл такой человек и повторно купил размещение.

Как редактору лучше начать вести свой блог?

Можно даже начать с простой мотивации: «Вести канал, чтобы зарабатывать на нём деньги». Когда специалист ведёт канал, то тратит на него время, энергию и внимание. Если он собирает большую аудиторию, то почему бы это не монетизировать.

Но монетизация не должна быть основной мотивацией. Это может быть следствием того, что редактор ведёт крупный канал, который интересен аудитории. Рекламодатели замечают активность, видят подходящую целевую аудиторию и готовы купить у вас размещение.

Сейчас вырасти гораздо сложнее, чем 7 лет назад. Тогда я вырос без закупки рекламы до семи тысяч за год, но сейчас это очень сложно, для такого быстрого роста надо быть известной личностью или вкладывать деньги в рекламу. На очередной канал редактора подпишутся друзья, придут подписчики из соцсетей. Наберётся пара десятков человек, а дальше органически расти будет сложно. Взаимопиары и подборки работают намного хуже, чем раньше.

Если есть желание начать вести канал, то надо начинать и не задумываться о сложностях. Появился порыв — делайте. Если есть идеи для первых постов — делайте. Если контент будет интересным, аудитория — живой, то это будет подпитывать вас как автора канала. Вы будете видеть, что канал востребован: ваши темы обсуждают, подписчики разделяют ваш подход. Всё это будет создавать самоподдерживающийся интерес к вам и вашей аудитории.

Главный совет — выбрать нишу, потому что читать 500-й дневник о работе редактора не очень интересно. Например, можно сделать канал про чат-ботов и рассказывать инсайты из работы. Или если вы работаете в государственных органах, то можно рассказывать об этом — интересно слушать небанальное. Просто рассказывать о редактуре в широком смысле — плохой вариант, с этого уже поздно начинать, только если вы не очень известный редактор.

Просто рассказывать о редактуре — плохой вариант, с этого уже поздно начинать

Нужно ли вести канал, чтобы устроиться UX-редактором?

Телеграм-канал — это украшение на торте. Он не будет играть решающую роль при приёме вас на работу. В первую очередь работодатели смотрят на хард- и софт-скилы редактора. Есть канал или нет — сильно вторично. Но канал можно использовать для оттачивания своих навыков. Если вы хотите пойти редактором в геймдев, то можно тестировать и реализовывать игровые механики. А если идёте UX-редактором, то можете сделать канал с хорошими и плохими примерами интерфейсов, развивать насмотренность.

Есть минусы своего телеграм-канала, если специалист устраивается на работу?

Для работодателей наличие у редактора телеграм-канала может сыграть отрицательную роль, если редактор ведёт канал активно. У работодателя могут быть вопросы о приоритетах: сколько времени вы будете готовы уделять работе.

А мудрый работодатель увидит в вашем блоге ещё один канал трансляции о компании, ценностях, вакансиях и других активностях, и попросит вас делиться этим с подписчиками. Но всё зависит от культуры конкретной компании.

Как личный канал помог тебе как редактору?

Сформировать сообщество интересных людей, лучше прокачаться в теме, создать место, чтобы делиться знаниями. Он работает на личный бренд и нетворк: когда я оказываюсь на конференциях или новом месте работы, всегда находится несколько человек, которые уже с ним знакомы.

Видел твой блог на Teletype, даже одну статью на DSGNERS. Как определяешь, какой контент и куда постить? Есть ли определённая стратегия?

Сейчас стратегия — хотя бы что-то написать в блог. Большие материалы я давно не писал, больше привык к формату телеграм-канала: увидел, записал и сразу опубликовал. Рутины и обязательного написания текста хватает на работе. Есть что сказать или хочется свести рекомендации по конкретному вопросу в одно место — пишу статью.

Сейчас делаю так: в Teletype — статья, в телеграм-канал — анонс этой статьи. А потом в рассылке делаю дайджест самых интересных постов и статей. На Дзене не писал, на VC примерно раз в два года публикую что-нибудь. Например, на VC публиковал статью про папки в телеграм-канале: они тогда только набирали оборот, и у нас они хорошо зашли. Также публиковал статью про сканируемый контент, которая тоже неплохо зашла. Единственные системные площадки для меня сейчас — телеграм-канал и рассылка.

Что тебе дало ведение блога на разных площадках?

Можно делиться знаниями в разных форматах под разные контексты: в Телеграме — быстрое чтение, в блоге — более вдумчивое и основательное. Рассылка помогает скомпоновать самое интересное в одно письмо — потом и самому полезно перечитать, о чём ты писал год-два назад. А статьи на внешних площадках помогают найти новую аудиторию.

В своём канале ты писал обзор на книгу. Посоветуй свой топ книг для редакторов и в чём именно они могут помочь?

Основные общие рекомендации по работе: Максим Ильяхов, Уильям Зинсер «Как писать хорошо», Генрих Альтшуллер «Теория решения изобретательских задач» и Филип Котлер «Маркетинг 5.0».

Если вы работаете в крупной компании, то можете поинтересоваться темой корпоративной культуры:

— Дэйв Логан, Джон Кинг и Хэли Фишер-Райт «Лидер и племя: 5 уровней корпоративной культуры»;
— Бен Хоровиц «Мы то, что мы делаем».

Из общего и универсального для расширения кругозора: Рэй Далио «Принципы», Сунь Цзы «Искусство войны», «Дизайн для недизайнеров».

Видел в канале, что ты проводишь консультации. Для чего они нужны редакторам и на кого нацелены?

Если копнуть в самую суть, то я помогаю людям понять свою ценность. За всем этим уже следует разбор резюме, помощь с выбором вакансий, переходом в UX. Иными словами, я помогаю редакторам ценить себя и выбирать, куда и как развиваться в профессии.

Я помогаю редакторам ценить себя

Знаете, как определить типовое редакторское резюме? Много текста и мало конкретики. Люди стесняются говорить о своих достижениях или думают, что у них вообще их нет. Но не бывает, что человек плодотворно работает и у него нет успехов. Он сам может этого не замечать, или руководитель не подсвечивает это. Я помогаю человеку на консультации увидеть в работе точки, которые дают ему уверенности. Вторично: помочь переупаковать резюме, перейти в UX, выбрать вакансию и компанию.

Александр Марфицин рассказывает студентам «Британки» про UX-тексты

Расскажи какой-нибудь миф о работе у начинающего редактора.

Многие на консультациях спрашивают: «А как работать в корпорациях, ведь они такие монструозные?» Самый большой миф, который я слышал: все процессы в корпорациях выстроены, всё настолько чётко, что шаг в сторону — расстрел. Это не так.

Я стараюсь развеивать мифы и говорить, как обстоят дела со стороны корпорации в повседневности. Специалист видит вакансию: красивое описание, брендированная страница, куча плюшек, тысяча откликов. И думает, как туда сложно пробиться. Я помогаю людям увидеть, что за всем этим стоит и что внутри компании происходит. Это просто ещё одна форма работы.

Вы могли работать до этого в небольшой компании, в которой свои плюсы и минусы, так и в корпорации свои нюансы. В вакансиях не описывают, что будет после того, как вы перейдёте из небольшой компании. Я объясняю, что корпораций не стоит бояться. В них работают такие же обычные люди, и там тоже можно влиять на процессы и выстраивать их.

Какие корпорации продвигают редактуру в массы?

«Авито» часто проводит митапы, и сами редакторы рассказывают, как работают, и описывают нюансы в профессии. «Билайн» собирал митап у себя в офисе, их лид Соня Львова записала документальный фильм про UX-редакторов. «Яндекс-драйв» и «Сбер» также продвигают редактуру. Наше сообщество сейчас в процессе формирования.

Я не знаю ни одного крупного бренда, который оказывает массовые услуги, и при этом у них нет редактора. Я думаю, что на самом деле спрос на этих специалистов полностью ещё не закрыт. Это следствие того, что рынок ещё догоняет: компании поняли, что им нужны редакторы, наняли нескольких и в процессе решили сформировать отдельный штат из людей этой профессии. Я думаю, что в ближайшие несколько лет редакторов продолжат нанимать.

Был ли у тебя застой в работе, когда не понимал, куда дальше двигаться? Если да, то как с этим боролся?

Основной совет: с застоем не надо бороться, сначала его надо прожить. Вы можете сразу начать совершать телодвижения, но лучше дайте себе время прожить кризис и отдохнуть. Если у вас закончился важный профессиональный период в жизни и начался кризис самоидентификации, то это говорит о том, что вы готовы к чему-то более интересному.

С застоем не надо бороться, его надо прожить

Время кризиса можно уделить себе, позаботиться о своём моральном и физическом здоровье. Вы можете съездить куда-нибудь отдохнуть. Если чувствуете, что хотите неделю полежать дома, — делайте это. Но лучше не берите телефон и наушники, чтобы отдых был более продуктивным. Когда вы почувствуете, что устали от отдыха, то выходите на рынок с пониманием того, чего хотите.

Designed by macrovector / Freepik

Ответьте себе на вопрос: «Чего я хочу?» После этого вы будете понимать, что делать дальше: кто-то уходит из редактуры, кто-то приходит в редактуру.

Как только вы поймёте, чего хотите, — начинайте активно двигаться, изучайте рынок, ходите по собеседованиям, общайтесь и принимайте тот оффер, который вам нужен. Если вы поняли после многих лет работы в найме, что вам это не подходит, то начинайте своё дело.

Кризис — это всегда апгрейд. На эту тему есть хорошая книга Елены Рязановой «Это норм!». Даже в китайском языке иероглиф «кризис» значит «опасность и возможность». Если вы долго работаете, и у вас не было кризиса — это странно и неестественно. Кризис — интересное время, которое нужно принять и затем двигаться дальше.

Кризис — это всегда апгрейд

Переписывай, усложняй Вредные советы редакторам, дизайнерам и руководителям

Студенты Школ бюро дали вредные советы для первоапрельского выпуска «Кто студента». Главный совет — не слушать советов.

Григорий Остер писал вредные советы для непослушных детей: чтобы те сделали всё наоборот, и получилось как раз правильно. Непослушные дети выросли. Некоторые из них стали студентами Школ бюро. Для них «Кто студент» приготовил свои советы — вредные и полезные одновременно.

Студенты школ прислали нам вредные советы по редактуре, вёрстке, дизайну и управлению проектами. Редакция журнала их «остерифицировала» и добавила комментарии от себя — каким советам следовать, пусть читатель решит сам.

Дизайнерам

    Коль клиент не понимает
    Глубину твоей души,
    И задумкою творца
    Не проникся он пока,

    Отвечай ему скорее:
    «Я художник. Я так вижу».
    Пусть почувствует он сразу,
    Что дурак он и простак.

Дизайнер оказывает услуги, как парикмахер или булочник. Его работа — решить задачу клиента. В Школах бюро этому посвящена отдельная лекция, а на сайте бюро — совет Николая Товеровского.

    Если человек не понял,
    Что творец сказал продуктом,
    Если пользователь сразу
    Интерфейс не уловил,

    Значит он — неандерталец
    И продукта не достоин.
    Вот ещё тут распинаться,
    Кому надо — тот поймёт.

«Нет времени объяснять, разбирайся в этом интерфейсе сама»

Проверьте, проходит ли интерфейс проверку «взглядом новичка». Хороший интерфейс интуитивно понятен и имеет смысл в любом состоянии.

    Если клиенту макет не понравился,
    «Текст, — говорит — расположен неправильно»,
    То покажите работы с Беханса,
    И объясните, что так нормально.

    Сразу проникнется он и примется
    Ваши ботинки лобзать креативные
    И ни за что не подумает больше
    Критиковать Ваше Высокотворчество.

Читаемость текста важнее эстетики макета, даже если эстетика — это часть задачи. Как всегда, всё зависит от задачи и контекста.

    На любое замечанье
    Говорите без зазренья:
    «А я вам не аниматор,
    Бестолковых развлекать».

    Объясните людям сразу,
    Что дизайн это наука.
    Лебедева приплетите —
    Что он в стороне молчит…

Дизайн — не наука. В нём нет универсальных законов: есть рекомендации, опыт поколений и «золотые правила», например, правило внутреннего и внешнего. Но непреложных истин в дизайне нет.

    Помните, что вы — дизайнер,
    А не автор, не главред.
    И не надо трогать буквы —
    Пусть всё будет так, как есть.

Дизайнер думает об информативности интерфейса. Если нет возможности привлечь к разработке редактора, дизайнер работает с текстом сам.

    Если спросит вас прохожий,
    Что такое интерфейс,
    Отвечайте ему сразу:
    «Международное лицо».

    Знает пусть: UX-дизайнер
    Приложений не рисует.
    Труд его куда сложнее —
    Интуристов завлекать.

И так сойдёт

Интерфейс — это правила, по которым человек взаимодействует с объектами. Интерфейсы окружают нас повсюду: от рычажка регулировки термостата до всплывающих окон в мобильном приложении. UX/UI-дизайнер делает так, чтобы интерфейсы были интуитивно понятными и эффективными.

Редакторам

    Если просит вас заказчик
    В текст готовый внести правки,
    Вы на это не ведитесь,
    Не бегите исполнять.

    Отвечайте ему прямо:
    «Вы абьюзер и токсичный».
    Потому что нефиг портить
    Ваш достойный, честный труд.

Прежде чем начать работу над правками, стоит проанализировать, выполняет ли текст свои цели и задачи. Если у текста нет полезного действия, значит он не готов.

    Если очень вы хотите
    О здоровье написать,
    На ПабМед идите смело:
    Он не даст вам заскучать.

    Наберите там фактуры
    По предмету своему,
    Чтобы уяснил читатель:
    Что, куда и почему.

    Напишите: клизму с кофе
    Надо ставить по утрам.
    Доказательства в ПабМеде
    Подберутся на ура!

    Ставить ссылки — тон хороший,
    Вы же профессионал!
    Главное — не признаваться,
    Что в совете всё наврал.

Факты должны помогать читателю. Если факт не в мире читателя и не рассказывает ему историю — это ненужный факт.
Факты должны опираться на достоверные источники, быть правдивыми и полными.

    Если вы пишете текст очень сложный,
    И в инфостиле своём не уверены,
    То напишите Максиму Ильяхову,
    Лучше вообще позвоните, не мешкайте.

    И расспросите его вы с пристрастием,
    Где здесь стоп-слово, нужна ли метафора,
    Как избегать залога страдательного,
    И зачем опираться на факты.

    Главное — щедро поблагодарите.
    Так и скажите: «Спасибо заранее!»
    Возможно, тогда вы и не разозлите
    Дракона белого с обложки оранжевой.

Задавать вопросы — очень важно и круто. Ещё важнее и круче — задавать вопросы правильно.

Благодарить заранее не стоит — в совете бюро Илья Синельников объясняет, почему.

    Если Главред дико вас бесит
    Оценками и выделением красным,
    Не надо ничего исправлять-редактировать,
    Просто сядьте и напишите Ильяхову.

    Расскажите ему, что Главред этот глупый,
    Русский язык убивает по-страшному;
    Что стоп-слова всем нужны обязательно,
    А без канцелярита вообще жить опасно.

    Он, малохольный, мигом одумается,
    И сервис свой удалит сразу же.
    А всего-то сказать нужно было,
    И сразу результат — ну надо же!

Не наезжайте на Максима Ильяхова. На него уже наехали до вас, и не раз. Инфостиль — это всего лишь один из методов работы с текстом. А сервис «Главред» подходит только для грубой чистки текста. Думайте своей головой.

    Прям без подписи читатель
    Не поймёт, что на картинке,
    Прям не сможет догадаться,
    Что тут изображено.

    Нам не надо лишних текстов,
    Подпись — для людей неумных,
    Умные глаза разуют
    И всё сами разглядят.

Эта подпись к иллюстрации — неинформативная. И иллюстрация тоже

Подпись к иллюстрации — это «мост» от иллюстрации к тексту. Автору проще переключить внимание читателя с картинки на текст с помощью подписи под картинкой.
Подпись должна быть информативной — что это значит, объясняет Максим Ильяхов.

    Своего читателя нечего баловать
    Структурой и текстом читаемым.
    Нужно писать гораздо сложнее:
    Залогом страдательным и стоп-словами.

    Вот тогда-то читатель забегает,
    И развиваться станет неистово,
    И никто не укорит ваше творчество
    В деградации людей окружающих.

Слова, которые не несут полезной информации, следует удалять из текста. Эта идея — основа информационного стиля.
При этом инфостиль — не догма. Бывают случаи, когда инфостиль необязателен. Всё зависит от задачи текста.

    Этот текст сухой как кактус
    Или как печенье «крекер»,
    И заказчика не надо
    Угощать таким говном.

    Напишите текст вкуснее —
    Жирный, липкий от метафор.
    Пусть он будет самый вкусный,
    Премиальный на все сто!

Будьте осторожнее с качественными прилагательными. Если они не подкреплены фактами, то только создают иллюзию информативного текста.

Если клиент настаивает на «премиальности» в тексте, можно показать ему, каким крутым бывает информативный текст. Не факт, что у вас получится его переубедить. А может, переубеждать и не надо.

    Если пишете вы что-то,
    И дедлайн уже сегодня,
    То редактора тревожить
    Совершенно ни к чему.

    Накидает он вам правок:
    Даты, имена поправить…
    Лучше сдать и спать спокойно
    Ведь со спящих спросу нет.

На правки нужно много сил. А сила — в сне

Обычно текст кто-то согласовывает и принимает — редактор, заказчик или начальник. Если это так, то готовым и «сделанным» считается только согласованный и принятый текст.

Артём Горбунов в видеосовете рассказывает, как согласовывать и сдавать работу, если вы работаете удалённо.

Руководителям

    Несдвигаемые сроки —
    Это, в общем, ерунда.
    Никому из управленцев
    Не нужны они пока.

    Не стесняйтесь, попросите
    Дополнительное время:
    До среды, или до мая,
    На крайняк, до Рождества…

Бюро Горбунова применяет принцип ФФФ. Исходя из принципа, в каждом проекте фиксируют срок и бюджет. Изменить, или «пофлексить», можно только функционал.

    Облажались вы со сроком,
    И клиент теперь бунтует?
    Вы вообще не виноваты,
    Виновата вся Земля.

    Вся планета опоздала,
    Аж на целый день, заметьте.
    Високосный год, слыхали?
    Что поделать, так у всех!

Пусть весь мир подождёт

Если вы соблюдаете оговорённые сроки, вы бережёте своё и чужое время, уважаете свой труд и труд тех, кто рядом с вами. В Школах бюро несколько пропусков дедлайна приведут к отчислению. Придётся начинать заново. В работе пропуск дедлайна может лишить вас клиента и испортить репутацию. Не срывайте сроки.

    Если клиенту цена интересна,
    И просит он сумму назвать конкретную,
    Вы отвечайте размыто и мягко:
    «Может быть десять, а может и сто».

    И тогда в процессе вы сможете
    Постоянно просить больше денег.
    Вырос ценник разов так в тысячу?
    Ну ошиблись чуток, ну что теперь.

Вы вправе просить за свою работу хоть сто рублей, хоть сто тысяч — цена на ваши услуги зависит от вашего желания и от того, насколько вы полезны заказчику.

Лучше договориться о цене «на берегу» и не обманывать ожиданий заказчика.

    Не пытайтесь понять задачу —
    Только время своё потратите:
    Слушать этих всех сумасшедших,
    И записывать всё в тетради.

    Лучше думайте, что вам делать,
    Сами, без чьей-либо помощи.
    Клиент щедро отблагодарит вас
    За экономию драгоценного времени.

Понять задачу — важная часть работы. Убедитесь, что у вас с клиентом одинаковые ожидания от результата. Понять задачу — ваша ответственность.

    Если вдруг коллега вредный
    Вам советы стал давать,
    Вы не слушайте, а лучше
    Посоветуйте в ответ.

    И тогда работа ваша
    Будет ценной и любимой;
    Слушать все советы могут
    А попробуй-ка их дать!

Cамый главный совет этого выпуска: не слушайте никаких советов бездумно! Выбирайте сами, каким советам следовать, а каким — нет. Вредный это совет или полезный — решайте сами.

Делайте круто, а не круто — не делайте