Личный опыт – Кто студент

Кто главред? Вызов принят

Участники конкурса на 19-го главреда «Кто студента» о том, как именно проходит состязание, зачем в нём участвовать и что конкурсанты могут посоветовать тем, кто захочет испытать себя в следующих конкурсах

Раз в четыре месяца в журнале «Кто студент» меняется главред. Новым главредом может стать любой студент первой или второй ступени Школ бюро — для этого надо принять вызов и поучаствовать в конкурсе.

Главредство в «Кто студенте» — как бонусная ступень для студентов Школ бюро. Это возможность попрактиковаться в управлении, редактуре и переговорах. Главред получает новые знакомства в профессиональной среде, наполняет портфолио, а его имя и фото навсегда остаются на странице «О журнале».

Участвовать в конкурсе могут студенты любой из Школ бюро. Конкурс проходит в два этапа. На первом участники выполняют тестовое задание. Жюри оценивает работы и отбирает три лучшие. На втором этапе финалисты проходят собеседование.

Так вышло, что все наши герои — студенты Школы редакторов: победитель конкурса Мария Скударнова, финалисты Софья Гринчинко и Полина Пахотина, 18-й главред и член жюри Кира Гильгенберг, участники Никита Квитко, Илона Кондакова, Мария Птицына и Кристина Уколова.

Заявка на участие в конкурсе

Действующий главред объявляет конкурс за месяц до окончания полномочий. Объявление публикуется в телеграм-канале «Кто студента». Чтобы участвовать в конкурсе, нужно выбрать одного из двух героев для тестового интервью и отправить заявку на почту журнала.

Почему решили участвовать в конкурсе?

Софья Гринчинко: Я понимала, что главредство даст мне реальный опыт в управлении. Нужно руководить командой, организовывать процессы, развивать журнал и решать неизбежно возникающие проблемы. Ещё главредство — шанс познакомиться с крутыми специалистами из диджитала. По ходу работы придётся договариваться с авторами и дизайнерами, советоваться с создателями журнала. Это тоже нетворкинг и возможность показать себя толковым редактором или менеджером.

Никита Квитко: Я подавался на конкурс на энтузиазме. Понимал, что шансы выиграть конкурс невелики, но есть. Меня мотивировали два фактора. Во-первых, главредство в «Кто студенте» станет отличной строчкой в резюме. Во-вторых, добавит баллов в рейтинге школы.

Интервью с Никитой

Илона Кондакова: Я решила заявиться на конкурс, потому что мне было интересно проверить свои силы, получить новый опыт и, конечно, заработать дополнительные баллы. Ну и просто потому, что захотелось. Я привыкла доверять своему «хочу».

Мария Птицына: Я пошла на конкурс больше из любопытства. Хотелось узнать, как всё устроено.

Полина Пахотина: Участвовать обязательно: пробовать новое, принимать вызовы. Даже если окажешься в хвосте итоговой таблицы, всё равно получишь опыт и внутренний результат, а они бесценны.

Интервью с Полиной

Мария Скударнова: Я просто азартная. Полагала, что могу быть полезна для «Кто студента». У меня были идеи новых форматов и желание развивать журнал. Думала так: если у меня получится, будет крутой кейс, который даст буст в профессии. Управлять редакцией — новый опыт, который проверит на прочность мои софт- и хард-скилы, и покажет, где я себя переоцениваю.

Кристина Уколова: Мне было интересно, поэтому вызвалась поучаствовать в конкурсе. Я люблю редактировать тексты, кайфую от этого.

Некоторые участники передумали. Почему?


Никита Квитко: Когда начал анализировать, что из себя представляет главредство, понял, что для меня это будет сложно и прокачаю я не те скилы, которые хотел. Главредить — больше управлять и налаживать процессы, а мне сейчас приоритетней прокачиваться в написании текстов, подборе иллюстраций и прочих базовых вещах. Поэтому через пару дней решил, что участвовать в конкурсе не буду. Не жалею об упущенной возможности и даже рад, что так сложилось: за время конкурса нашёл несколько редакций, где подрабатываю внештатным автором.

Илона Кондакова: Я получила задание, изучила редполитику и устав, уже взялась за дело, но поняла, что у меня не хватает времени и сил сделать его качественно. Работаю на полную ставку удалённо, учусь в Школе редакторов и у меня годовалый ребенок — я переоценила свои ресурсы. Поэтому пришлось задать себе логичный вопрос: «Если я не могу найти время и силы для обычного конкурсного задания, то как найду их для работы главреда, если выиграю конкурс?» После этого приняла решение сняться. Немного грустно, потому что не люблю бросать начатое, но это было правильно.

Кристина Уколова: У меня было два проекта, как раз во время конкурса к ним добавился третий. И я поняла, что не будет времени на главредство. А раз так, то и конкурсное нет смысла делать. Пожалела себя и отказалась от этой идеи.

Управлять редакцией — новый опыт, который проверит на прочность

Тестовое задание

Для участия в конкурсе нужно отредактировать и сверстать интервью. Участники получают расшифровку разговора с одним из двух героев на выбор. Их задача — сделать интересный материал для журнала. Можно задавать герою свои вопросы, запрашивать иллюстрации и подробности и редактировать текст, как покажется нужным — главное, соблюсти редполитику. Участники верстают интервью любым удобным способом: в графическом редакторе, конструкторе сайтов или на «голом» HTML. Готовый результат можно сдать в виде ссылки на страницу в интернете или файла в PNG или PDF.

Какие сложности встретились в работе над тестовой статьёй?


Софья Гринчинко: Сложно было работать с расшифровкой интервью, которое проводил кто-то другой. В расшифровке оказалось много непонятных для меня моментов. Местами из-за этого я теряла смысл сказанного.

Когда в первый раз читала расшифрованный материал, то не смогла адекватно оценить его качество. Поняла всю проблему, только когда взялась за тестовое — за пять дней до дедлайна. Нервничала из-за того, что пришлось задавать героине много вопросов и уточнять содержание расшифровки. Считаю это уроком, как важно планировать не впритык.

Полина Пахотина: Поначалу было непонятно, что нужно получить в итоге. В какой-то момент я вообще решила, что нужно сверстать страницу сайта и отдать готовый код. Даже скачала и установила WordPress. Когда дошло, что надо сделать, то схватила абсолютно незнакомый инструмент — Фигму — и убила кучу времени на его изучение.

Мария Скударнова: Я не могла собрать из материала расшифровки чёткую концепцию статьи, и мне понадобилась дополнительная фактура — пришлось, по сути, взять у героини ещё одно интервью. Ещё я долго мучилась с обложкой — училась обтравливать фотографию в Фотошопе.

Оценка работ

Жюри оценивает тестовые задания по четырём критериям:

  1. Редактура. Насколько работа выполняет полезное действие журнала. Заботится ли кандидат о читателе и умеет ли управлять его вниманием.
  2. Вёрстка. Знаком ли кандидат с общей теорией близости, правилом внутреннего и внешнего и модульностью. Знает ли, как использовать якорные объекты и чередовать слои.
  3. Аккуратность. В этом критерии оценивают грамотность и внимание к мелочам.
  4. Общее впечатление. Зацепит ли интервью читателя.

По каждому критерию выставляются оценки, баллы суммируются. Три участника, набравшие больше всего баллов, переходят на следующий этап конкурса — собеседование с членами жюри. Главреда выбирают по итогам собеседования, им может стать любой из тройки лидеров. Результаты тестового публикуют в телеграм-канале «Кто студента». Желающие могут посмотреть, сколько баллов получили участники по каждому критерию.

Вы согласны с оценками жюри? Понимаете, почему получили именно такие оценки?


Софья Гринчинко: Я не изучала даже, кто из жюри по какому критерию сколько баллов поставил. Посмотрела общий результат и всё. Поэтому нельзя сказать, что я согласна с оценками или понимаю, почему они именно такие. Была рада, что прошла на второй этап конкурса, сами оценки не так важны.

Полина Пахотина: Не-а, не понимаю. В уставе написано «чёткие критерии», но сами критерии не прописаны. Стилистика оценок смахивает на тесты первой ступени: вот оценка за тест, она не максимальная. Вопрос с неверным ответом помечен красным, но в чём ошибка? Догадывайся сам.

Мария Скударнова: Наверное, согласна. Видно, что каждый член жюри подходит со своей системой. Были те, кто в целом ставил оценки ниже, чем другие члены жюри. Значит, у него в голове такая шкала. Оценки всегда несколько субъективны.

Что сейчас сделали бы в тестовом по-другому? Какие ошибки видите?

Софья Гринчинко: Села бы за него раньше. Тогда задала бы героине больше вопросов и сделала бы интервью интереснее. И с вёрсткой на сайте лучше разобралась бы. У меня мало опыта в этом.

Полина Пахотина: Больше трясла бы героя на подробности. Мне, как всегда, было неудобно отвлекать человека от дел, теперь вижу — надо было трясти его отчётливее.

Мария Птицына: Я не рассчитала время и силы. Подала заявку на конкурс поздно и приступила к заданию за пять дней до дедлайна. Не наняла заранее няню, поэтому работала урывками по ночам. Один просчёт повлёк за собой другие. Я не взяла дополнительное интервью у героини. Задала только несколько вопросов в Телеграме. Этого критически мало. Раскрыть героиню не удалось. Ну и писать интервью по чужой расшифровке и беседе — плохая идея. Так не получится понять и верно передать замысел интервьюера.

Конкурс — не привычная рутина, а вызов

Много времени заняла вёрстка. Никогда до этого не пользовалась Редимагом. На работе я верстала статьи в админке сайта. Думала, что поможет опыт. Четыре большие статьи в неделю — и любые дедлайны кажутся нестрашными. Но конкурс — это не привычная редакционная рутина, а вызов.

Мария Скударнова: У меня на удивление нормальное впечатление от своей работы по прошествии времени. Но тогда я переживала: что жюри подумает, если я не использую весь материал, который мне дали? А сейчас я бы не боялась сужать и резать до той степени, до которой считаю нужным. Сократить так, чтобы был фокус на одной теме, а не галопом по Европам обо всём подряд.

«Найдите помощников на время, пока делаете задание конкурса», — советуют участники

Собеседование и результаты

Собеседование проходит в видеоформате. Каждый из финалистов отвечает на вопросы жюри и может задать свои.

Готовились к собеседованию?


Софья Гринчинко: Ознакомилась с редполитикой и уставом «Кто студента», прикинула, какие вопросы мне могут задать, и сформулировала в общих чертах ответы. Но, по-моему, готовиться к собеседованию прям очень усиленно не нужно. Достаточно показать, что ты нормальный, и в работе будешь применять знания, полученные в школе.

Полина Пахотина: Да. Я перечитала устав, редполитику и лекцию про редполитики, которая была на первой ступени.

Мария Скударнова: Думала, о чём меня могут спросить. Какие моменты в моей кандидатуре могут смутить жюри, и что я могу по этим моментам сказать. Что именно будет интересовать жюри в кандидатах и какие вопросы могут возникнуть лично ко мне.

Вопросы на собеседовании были трудные?


Софья Гринчинко: Не было таких. Но я всё равно очень разволновалась. Возможно, из-за того, что давно не проходила собеседований. Думаю, я показалась жюри недостаточно уверенной в себе.

Полина Пахотина: Да ну. Не было там трудных вопросов. Я, конечно, повергла в шок членов жюри заявлением, что помешать главредить мне может только смерть. Но сложных вопросов не задавали.

Мария Скударнова: Сложных вопросов не было, но я тоже перенервничала и выглядела неуверенной. Была у меня реплика, похожая на Полинину: я сказала, что в случае ядерной войны не могу гарантировать, что продолжу исполнять обязанности главреда.

Помешать главредить может только смерть

Кира Гильгенберг, 18-й главред и член жюри конкурса: Некоторые вопросы были стандартными. Такие обычно задают на собеседовании на вакансию редактора. Часть вопросов я вывела, исходя из проблем, с которыми обязательно столкнётся главред. И ещё задавала те вопросы, которые задавали мне, когда я проходила собеседование.

Как думаете, почему жюри в итоге выбрало не вас?

Полина Пахотина: Маша объективно сделала работу круче.

Софья Гринчинко: Потому что другая участница лучше сделала работу и лучше показала себя на собеседовании.

Как думаешь, почему жюри в итоге выбрало тебя?


Мария Скударнова: Я не могу говорить за жюри. Может быть, сыграло роль то, что я заморочилась с вёрсткой: моя работа была похожа на реальную страницу «Кто студента».

Думаю, жюри стояло перед тяжёлым выбором. Я не видела принципиальных различий между тремя финалистами по убедительности кандидатур. Возможно, члены жюри просто решили выбрать того, кто получил больше баллов за тестовую статью.

Комментарий члена жюри


Какие ошибки совершали кандидаты в тестовых? Все, какие можно: орфографические, пунктуационные, редакторские — делали большие «кирпичные» абзацы, опечатки.

Есть ли среди критериев оценки какой-то особенно важный? Самые важные — смысл текста и работа с героем. Были работы, в которых кандидаты задавали герою дополнительные вопросы, уточняли фактуру, собрали много фотографий и других материалов. Был такой вопрос от кандидата: «А нужно ли согласовывать готовую статью с героем? Хочу согласовать». А кто-то просто молча сделал и даже никакой фотки не попросил.

Самое важное — смысл текста и работа с героем

Что имеет больший вес в оценке кандидата: тестовое или собеседование? Они равнозначны, потому что тестовое показывает хард-скилы, а собеседование — софт-скилы и мотивацию кандидата. Всё как на обычной работе.
На собеседовании нам важно понять две вещи:

  • — кандидат не отвалится при первой сложности: выпуск журнала выйдет в положенное время, даже если придётся брать статью штурмом;
  • — личный интерес кандидата: почему он хочет работать в журнале.

Впечатление от конкурса и советы будущим участникам

Что вам дал конкурс?

Софья Гринчинко: Это был мой первый опыт собеседования на руководящую должность. Полезный, хоть и неудачный. Благодаря ему я поняла, что нанимающая сторона хочет быть уверена, что руководитель справится с проектом, даже если всё пойдёт не по плану. Когда работодатель сомневается в готовности главреда решать проблемы, то другие навыки вряд ли перевесят эти сомнения.

Ещё у нас сложилась крутая команда с другими финалистами. Пока шёл конкурс, мы обсуждали разные идеи о журнале: что бы мы сделали, став главредами. Мы и сейчас поддерживаем друг друга, делимся мнениями и опытом. Я хочу участвовать в конкурсе ещё раз, но в случае победы главредство придётся совмещать со второй ступенью. Пока не знаю, смогу ли так.

Полина Пахотина: Мне участие в конкурсе позволило познакомиться с интересным человеком — героем конкурсной работы. И вникнуть в Фигму. Я, по сути, изучала Фигму на этой работе. Нет, я не жалею, было полезно и интересно.

Участвовать ещё раз? В полностью аналогичных обстоятельствах — да. Но у нас вторая ступень начнётся 3 июня, а конкурс стартует 10 июня. Не уверена, что смогу совмещать главредство со второй и третьей ступенью.

Мария Птицына: Для меня это был полезный опыт. Еще одно напоминание, что хороший редактор занимается не только текстами, а отвечает за весь продукт от идеи до реализации.

Мария Скударнова: Для меня очень ценными и очень полезными оказались люди. Мы много общались с другими финалистами: поддерживали друг друга, давали советы, обсуждали развитие журнала. После конкурса они продолжают мне помогать: могут подсказать что-то, высказать мнение. Даже вот эту статью про конкурс мы написали вместе. Для меня это самоценный итог конкурса. Я до этого ни с кем с потока особо не общалась, а тут прям нетворкинг начался.

Идея статьи о конкурсе появилась ещё до того, как стали известны результаты

Ещё само задание конкурса с жёстким дедлайном заставило собраться и сделать что-то, чего бы я не сделала просто так. Например, села и разобралась, как сверстать страницу так, чтобы она была похожа на статью в «Кто студенте».

Что посоветуете тем, кто пойдёт на конкурс?


Софья Гринчинко: Отнестись к тестовому, как к реальному выпуску в журнале. Статья должна получиться качественной. Поэтому нужно вспомнить всё, чему вас научили в школе, и применить знания. Не стоит вылизывать работу и тратить на неё уйму времени: результат важнее процесса. У главреда статей будет много, а времени — нет. Здесь, как в любом проекте: нужно сделать хорошо и в срок, а не идеально и когда-нибудь.

Не стесняться писать герою интервью и задавать вопросы. Так можно добавить классной фактуры выпуску. Мне кажется, найти цепляющий читателя материал даже важнее, чем красиво сверстать работу.

Избавляться от лишнего текста. Не обязательно засовывать в итоговую статью все детали из расшифровки. Лучше сделать короткую яркую статью, чем невыразительный растянутый лонгрид ни о чём.

Полина Пахотина: Сразу идти к герою и начинать его трясти как осинку. Он, скорее всего, насыплет новых фактов, которые украсят работу. Если это первая попытка верстать что-то — не брать инструмент, с которым незнакомы. Изучение инструмента отнимает внимание и время.

Мария Птицына: Не переоценивать свои возможности. Если хотите всё успеть, подавайте заявку сразу. Заранее разгрузите предстоящие две недели до дедлайна. Возьмите отпуск, снизьте нагрузку на работе или учёбе, найдите помощников, если у вас маленький ребенок. И лучше заранее потренироваться и сверстать несколько статей в визивиг-редакторах.

Сделать хорошо в срок, а не идеально когда-нибудь

Мария Скударнова: Больше внимания уделять содержанию и структуре интервью и меньше заморачиваться на деталях. Мне кажется, если поставить не те кавычки, это нанесёт меньший урон общему впечатлению и оценке, чем если вопросы будут пустые, структура невнятная, а интервью не будет решать задачу.

Помнить, что члены жюри были такими же студентами. Они точно так же когда-то участвовали в конкурсе и точно так же нервничали на собеседовании.

Иметь своё мнение и не бояться его отстаивать. Не нужно пытаться давать «правильные» ответы, которые всем понравятся. Это не круто. Мнение кандидата может не совпадать с точкой зрения текущего главреда; у него может быть своё видение, которое он захочет реализовать. Это нормально: лучше показать, что вы понимаете, чего хотите, и готовы аргументированно отстаивать свою позицию. Главред на то и главред, чтобы принимать свои решения.

Главред на то и главред, чтобы принимать свои решения

Бонус: лайфхаки от победителя

Мария Скударнова: Я прошерстила Телеграм-канал «Кто студента» и нашла посты с объявлением результатов предыдущих конкурсов. Посмотрела, как выглядят работы, которые получали высший балл. Работу, вёрстка которой понравилась больше всего, взяла за образец. Мой лайфхак — не стесняться облегчать себе жизнь, потому что важен результат, а не то, насколько сильно задолбаешься в процессе.

Ещё я смотрела код страницы журнала. Открыла несколько статей с разными элементами и «достала» нужные шрифты и цвета — хотела, чтобы моя работа была максимально похожа на настоящий выпуск «Кто студента». Оформление цитат тоже оттуда взяла.

Чтобы не мучаться с поиском подходящих иконок, я активировала бесплатный пробный период на Freepik. Оттуда нагрузила иконок для оформления обложки.

Пишем курсовую в Школе редакторов

Студентка 19-го потока Полина Пахотина рассказала, что прочитать перед написанием работы, о чём не забыть в процессе и как пережить ошибки, найденные после дедлайна.

Наш ректор Максим Ильяхов позаботился о студентах Школы редакторов и собрал чек-лист для редактора. Каждая строка в нём наполнена смыслом. Начать с него — лучшая идея.

Студентка десятого потока Анна Акулова сделала по чек-листу конспект с версией для печати и поделилась секретом: учиться на второй ступени легче, если соблюдать все требования чек-листа.

Но чек-лист большой, а времени мало. Чек-лист не применить, пока вы не определились с темой, и про выбор темы в нём тоже не сказано.

До начала работы

Определитесь с темой сразу. Можно выбрать тему, которую предложит школа, а можно — свою. Для этого согласуйте её через почту деканата school@bureau.ru. Вам могут отказать, поэтому пишите на 14-й неделе — сразу, как только начался отсчёт до дедлайна сдачи курсовой.

Неважно, узкая тема или широкая, важно, как она подана и раскрыта. Есть удачная курсовая про выбор манго, есть неудачные про служебные романы.

Выбирайте тему, в которой разбираетесь. Иначе получится поверхностный материал, или «рерайт».

Нет Да
Непонятная вам Та, в которой вы эксперт или знаете эксперта
Интересная всем: «Как заработать деньги в интернете» С ясной пользой для конкретной аудитории: «Как начинающему копирайтеру выйти на стабильный доход»

Пример. Таня — детский психолог. Таня расскажет, когда ребёнку нужны занятия с психологом. Тогда её статью прочтут обеспокоенные родители. Или она расскажет, как проводит занятия с детьми. Тогда статья будет полезна коллегам и родителям, которые только собираются или водят ребёнка на занятия. Ещё Таня может рассказать, как выбрала эту профессию, тогда статью прочтут подростки и специалисты по профориентации. Главное, не делать всё сразу.

Статья отвечает на один вопрос. Уважайте свой материал, не комкайте.

Нет Да
Про манипуляции в интернете Вот способ манипуляции — как с ним бороться
Обзор кухонной техники Обзор мультиварок
Электросварка Как варить с инертным газом
Про выгорание Про выгорание комбайнёров

Материала много, коротко не получается? Представьте, что пишете цикл статей. Как только всплывает другой вопрос, ставьте мысленно ссылку на вторую статью из цикла. Или реальную ссылку на статью, которую уже написали вы или другие. Позвольте читателю самому решить, хочет ли он узнать ответ на другой вопрос.

Пример. Вместо статьи «Как похудеть» можно сделать цикл, состоящий из нескольких частей:

  • Как похудеть, часть 1: считаем суточную норму калорий;
  • Как похудеть, часть 2: переходим на правильное питание;
  • Как похудеть, часть 3: внедряем физическую активность.

Разделение на части позволит не создавать километровый лонгрид, а сделать материал, который будет комфортно читать.

Ещё пример. Вы пришли домой голодный с пачкой риса и куском мяса. Находите рецепт. В кастрюле закипает вода, на сковороде топится масло, вы открываете статью под названием «Рис с мясом», а там: «Культура потребления риса уходит корнями в историю Китая бла-бла-бла. Впервые в Европе это блюдо приготовил Васко Петраско в ХIV веке бла-бла-бла». Что сгорит первым: масло на сковороде, ваша табуретка или уши соседей?

Перед сдачей

Прочтите работу вслух. Ещё раз и ещё раз. Где споткнётесь — переделайте. Поставьте таймер, когда будете читать. На чтение ушло больше десяти минут? Пора сокращать.

Поставьте ссылку в подвале, если в статье картинки со стоков. Если картинки вам нарисовал художник, дизайнер, ребёнок, сосед, игуана соседа — напишите «Рисунки [Имя Фамилия]». Делаете коллаж из стоковых картинок? Напишите, что картинки со стоков, добавьте слова «коллаж автора».

Как ставить ссылки на картинки из фотостоков, рассказала юрист Александрина Стерлигова в материале об авторском праве.

Нет Да
Нет иллюстраций Собственные рисунки и фотографии
Безжизненные картинки со стоков Осмысленные иллюстрации
Хорошие картинки из интернета с неустановленным авторским правом или с водяными знаками автора Картинки, которые вы купили

Картинки, которые разрешил использовать их автор

Проверьте шрифты. Они не все бесплатные и свободные. Учтите, что одноимённый шрифт на компе и на сайте — это разные шрифты с разными лицензиями.

Пример. Шрифт Segoe Print входит в пакет Windows и Microsoft Office, но не бесплатный. Это значит, что можно сделать и использовать скриншот или картинку с этим шрифтом, но чтобы набрать текст в блоге, надо купить лицензию для веба.

Прогоните работу через «Главред-ру», проверьте орфографию и пунктуацию. Замыливается любой взгляд, даже суперфилологичный и проинфостиленный.

Дайте статье отлежаться сутки. Перечитайте на свежую голову, попросите прочесть родных или знакомых. Сервисы тоже ошибаются.

После сдачи

Идеала не существует, в работе будут косяки. Их обязательно кто-то найдёт. Представьте, что это бумажный журнал. Статья уже вышла, её прочтут как есть, с опечатками или без. Главное, чтобы опечатки не стали единственной изюминкой статьи.

Благодарю за вопросы, подсказки и настроение студентов Школы редакторов 19-го потока и главреда журнала «Кто студент» Киру Гильгенберг.

Бонус: другие полезные материалы