Женя Иванова. Книги — это как сериалы — Кто студент

Женя Иванова Книги — это как сериалы

Руководитель «Букмейт Ориджиналс» о том, как продвигать писателей, развивать креативность и про самый первый набор Школы редакторов.

Чем ты занимаешься?

Я руковожу издательством, которое выпускает книги, аудиокниги, сценарии и сборники рассказов для подписчиков приложения Букмейт. Это моя основная работа.

Редактурой я сейчас почти не занимаюсь. Иногда по просьбе подруги пишу небольшие тексты для агентства «Óни». Это команда, которая сделала редизайн Яндекс-такси, Убера, Тинькофф-банка. Иногда я помогаю описывать их кейсы: созваниваюсь с дизайнерами, обсуждаю проект и превращаю их рассказ в описание для сайта.

Какие задачи ты выполняешь в Букмейте?

Вместе с командой я занимаюсь развитием издательства: придумываю новые проекты и ищу способы их реализовать. Также я отвечаю за организацию процессов — слежу, чтобы редактор и корректор вовремя посмотрели текст, чтобы дизайнер отрисовал обложку и всё сверстал, чтобы договоры были подписаны и всем вовремя заплатили деньги. Первое время на некоторых проектах я сама выступала как редактор или главред, но сейчас команда стала больше, и над этим работают отдельные люди.

Расскажи про приложение Букмейт. Как оно работает?

Это приложение для чтения книг, комиксов и прослушивания аудиокниг. Оно работает по подписке — за ежемесячный платеж ты получаешь доступ к библиотеке.

В России есть всего несколько приложений с подпиской на книги. И у всех более-менее одинаковая библиотека внутри. Чтобы читателям было интересно быть именно с нами, мы выпускаем книги, рассказы и сценарии, доступные только на Букмейте. Особенность проекта в том, что многие книги мы публикуем как сериалы: эпизод за эпизодом.

Официального запуска проекта ещё не было, но мы уже выпустили несколько книг. Например, «Выйди из шкафа» — роман Оли Птицевой, писательницы и ведущей подкаста «Ковен дур». Ещё мы запустили научпоп-проект «Ясно-понятно», в котором умные люди отвечают на наивные вопросы. В первом сезоне историк Тамара Эйдельман рассказывает против чего протестовали протестанты или как пройти в библиотеку Ивана Грозного. Скоро мы запустим «Ясно-понятно» и по другим темам: литературе, физике, спорту.

Другие крутые книжные сервисы тоже делают оригинальный контент. У «Сторитела» появились аудиосериалы, у «Майбука» — чаты, где ты читаешь истории, как сообщения в мессенджере. У всех есть что-то своё.

Офис Букмейта. Зимний вечер за работой: ребята, задержавшиеся в офисе, решили устроить себе вечер при свечах

Почему вы выпускаете материалы не сразу, а эпизод за эпизодом?

Это как с сериалами. Интересные истории затягивают людей, и они начинают ждать следующей серии. Плюс обычно электронные книги читают в перерывах, в дороге, перед сном. Такой формат не отнимает много времени. Человек читает один эпизод за 15 минут и идёт дальше по своим делам. А через неделю возвращается и читает ещё.

Сериальный подход помогает нам экспериментировать: например, мы запускаем сборники рассказов, которые не ограничены объёмом и временем. Новые рассказы могут появляться регулярно в течение года или двух. Получается такой открытый сериал.

Выполнение бизнес-задач у нас не доходит до абсурда. Сериальный контент помогает нам удерживать людей в приложении. Но мы не будем насильно пилить какую-то книгу, если она не подходит под формат с эпизодами.

Сериальный контент помогает нам удерживать людей в приложении

Как начинающему автору опубликоваться у вас в приложении?

Мы мало работаем с совсем уж начинающими авторами. У нас нет большого штата редакторов, которые могли бы отбирать рукописи. Поэтому ориентируемся на авторов, у которых уже есть бэкграунд.

Мы сотрудничаем со школой «Хороший текст». Это такой портал для писателей. Там есть литературные критики, которые оценивают качество рукописей. И когда часть критиков хорошо отзывается о каких-то рукописях, руководители школы рекомендуют их нам. Дальше редактор Букмейта читает и отбирает подходящих людей для сотрудничества. Получается такая двойная выборка.

Вообще, любой человек может опубликовать в Букмейте свою книгу. Нужно просто загрузить её в приложение, и появится ссылка, которую можно давать друзьям. Но в «Букмейт Ориджиналс» мы приглашаем редактора, корректоров, рисуем обложку, занимаемся продвижением книги и предлагаем автору больше возможностей заработать.

А какие ещё способы опубликоваться начинающему автору ты знаешь?

Расскажу отдельно про документальную и художественную литературу.

Если автор в какой-то теме глубокий эксперт, ему интересно написать крутую документальную книгу, то это простой путь. Классный эксперт опубликуется где угодно. Он напишет в несколько издательств и всё. С этим жанром нет больших проблем.

С художественной литературой сложнее. У издательств нет возможности публиковать всех. Они выбирают небольшое количество авторов и занимаются ими. Поэтому чтобы автору опубликоваться, ему нужно как-то оказаться на виду: выпускать статьи в литературном журнале, показывать рукописи всем, кто может их оценить и дать рекомендации. Издательствам сложно заметить автора, про которого никто ничего не знает.

Еще важно развивать личный бренд. Когда автор хоть немного известен и у него есть читатели, издательству интереснее с ним работать. Автору даже не обязательно иметь опубликованные книги или романы. Он может круто писать заметки в социальных сетях. По отклику аудитории издательство сможет примерно понять, насколько хорош автор и стоит ли с ним работать. Популярность фактически гарантирует вам публикацию, но важно понимать, что крутым издательствам куда важнее качество текста. Подписчики в инстаграме сами по себе не откроют вам все двери.

К сожалению, у нас очень маленький рынок литературных агентов — людей, которые помогают авторам издавать книги. А сами писатели редко занимаются продвижением. Они думают, что раз написали хорошую книгу, весь мир обязан ахнуть и купить её. Тут можно возразить, что писатель — это же творец. Ему некогда этим заниматься. Но музыканты тоже творцы, только они как-то не обламываются: на первых порах продвигают себя сами, без менеджера.

Писатель — это же творец. Ему некогда заниматься продвижением. Музыканты тоже творцы, только они как-то не обламываются

Как ты думаешь, почему писатели не хотят сами заниматься продвижением?

Мне сложно ответить на этот вопрос, чтобы никого не обидеть. В России сакрально относятся к литературе, это идёт еще со школы. Кажется, что достаточно написать хорошую книгу, и у неё обязательно появится читатель. А самому заниматься продвижением — это лишнее. Возможно, оно так и будет. Но я не понимаю, почему бы не получить еще больше читателей. Если хорошего издательства или агента найти пока не удалось, можно самому немного заморочиться с продвижением.

А почему ты в основном работаешь руководителем? Чем это круче редактуры?

Я обожаю редактуру. Но не могу сидеть весь день за компьютером и ни с кем не разговаривать. Это загоняет в тоску.

Я помню дни, когда работала фрилансером. Целыми днями писала и редактировала тексты, а к вечеру понимала, что не произнесла за день ни слова. А я очень общительный человек и не могу так. Я бы хотела быть редактором, но для меня это слишком интровертно.

Наверное мне нужно было стать журналистом. Я это уже пробовала, когда мне было 20 лет.

Это один из первых моих текстов в журнале «Вот Зе Фэшн?», который выходил в 2014—2015 годах. Я тогда работала в рекламном агентстве и писала про рекламу

Почему же ты не стала журналистом?

Я училась в Екатеринбурге на педагога кино- и фотостудии. На третьем курсе я бросила универ, чтобы работать продюсером в рекламном агентстве. Потом стала писать статьи о рекламе для одного журнала и решила, что хочу заниматься именно этим. Потом у меня случилась личная драма, я переехала в Казань.

Я познакомилась с главным редактором сайта «Эдми», прошла собеседование и устроилась копирайтером. Когда-то в этом издании писали о рекламе, а потом оно превратилось в свалку фотографий с котиками. Мы вроде как договорились делать какой-нибудь умный контент. К нам даже приходили книжки от издательства «МИФ», и мы писали на них обзоры. Но это была разовая работа. А с меня требовали по две-три статьи в день. Если ты не делал такой объем, ты не котировался как сотрудник.

Писать мимими-тексты оказалось не моим, поэтому с «Эдми» мы расстались.

С меня требовали писать по две-три статьи в день. Если ты не делал такой объем, ты не котировался как сотрудник

А чем ты стала заниматься после того, как ушла из «Эдми»?

Я переехала в Питер к знакомым. Решила во что бы то ни стало найти там работу, связанную с текстами. Но мне было 20 лет. Меня всегда куда-то приглашали, сама я не умела искать работу. Поэтому долго ничего не получалось. В этот период жизни у меня реально не было денег даже на метро.

В конце концов мне удалось устроиться в «Питерстори» — это маленький журнальчик с офисом в квартире. Там писали про жизнь Петербурга, типа «Чем заняться вечером». Издание похоже на «Афишу» и «Вилладж», только в уменьшенном формате.

Чтобы собрать материал для статей, я брала интервью. Мне это нравилось, хотя я стеснялась. Было тяжело звонить людям и просить у них какие-то комментарии. Иногда меня трясло от волнения. Я по полчаса сидела и переживала, а потом трясущимися руками набирала номер. Было ощущение, что сейчас я нажму кнопку и всё — отступать некуда.

Через несколько месяцев после начала работы в журнале начались финансовые переустройства. Помню, было 30 декабря. Мы в редакции в этот день праздновали Новый год. Тут ко мне подходит главный редактор и говорит: «Слушай, ну как бы это, всё». Вот так из-за финансовых проблем меня уволили с работы прямо перед праздниками.

30 декабря мне говорят: «Слушай, ну как бы это, всё». Так я лишилась работы прямо перед праздниками

Потом я пару лет работала то пиарщиком, то креативным менеджером в разных стартапах, но всё ещё хотела вернуться к редактуре. В конце концов, я поступила в Школу редакторов, отучилась две ступени и устроилась в «Пейпер Плейнс».

Расскажи про работу в «Пейпер Плейнс».

«Пейпер Плейнс» — это маркетинговое агентство. Наш отдел выполнял роль бригады копирайтеров. Бизнес, который не хотел содержать такую команду внутри, приходил к нам. Нашими клиентами были Альфа-банк, МВидео, Сбербанк. Они обращались со своими задачами, просили что-то написать.

С командой «Пейпер плейнс» на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Мы вели онлайн-трансляции в соцсетях. Я писала про культурную программу на форуме: ходила на концерты и выставки, рассказывала, что происходит

В основном я редактировала статьи копирайтеров, но некоторыми проектами занималась сама. Я писала статьи про зелёную энергетику, нейросети. Сама собирала информацию по новостям, переводила статьи с английского, общалась с экспертами. Но этих проектов уже не найти в интернете.

То, как мы в «Пейпер Плейнс» писали раньше, сейчас абсолютно неактуально. Мы делали витиеватые сложные посты, рекламные тексты для брендов. А теперь все читают подводочки, шутки, смотрят видосики.

В «Пейпер Плейнс» я проработала всего четыре месяца: объём дел был такой, что часто приходилось сидеть у компа по 12−14 часов. Это невозможно выматывает.

Я слышал, ты успела поработать в проекте по развитию креативности. Расскажи, что это был за проект?

Это был «МОСТ криейтив кэмп». Туда часто приезжают сотрудники компаний типа Яндекса и Сбербанка, которые понимают, что умение мыслить оригинально — важный навык. Например, человек работает маркетологом. У его компании нет большого бюджета. Маркетологу дают минимум средств на запуск рекламы. Чтобы этот минимум потратить эффективно, нужны крутые свежие идеи. В лагере мы помогали людям учиться находить такие идеи.

Невозможно научиться креативному мышлению, если просто сидеть и слушать какого-то эксперта. Мы понимали, что нужно делать упор на практику и даже самим образовательным процессом показывать, как можно делать что-то необычное. Так, вместо очередной лекции мы записывали аудиотреки с заданиями для участников. Они надевали наушники и ходили гулять под музыку с голосом, который предлагал выполнять разные задания. Например, задание могло быть таким «Представь, что ты сейчас обернёшься и увидишь самого себя. Что ты себе скажешь?»

Нестандартный формат этого упражнения помогал людям расслабиться и побыть наедине с собой. Это важно, потому что не всем комфортно работать в группах с другими людьми. Они не могут свободно говорить о своих идеях, потому что боятся, что их начнут стебать. А когда у тебя такие вот индивидуальные задания, ты включаешь в процесс с головой.

На двухлетие «МОСТа» мы купили себе буханку, покрасили ее в бирюзово-розовый цвет и отправились в образовательное путешествие из Армении в Москву. По пути читали лекции про креативность в разных городах

Участники лагеря про сторителлинг придумывают и рассказывают легенды разных мест в Тбилиси

У тебя недавно появился обучающий курс прозы «Глагол». Почему ты захотела его создать?

Мне всегда казалось, что обучение должно быть похожим на приключение. Но писательские курсы, которые есть сейчас, довольно классические: в основном ты сидишь и слушаешь лекции, что-то пишешь, а потом твои рукописи разбирают преподаватели. Я подумала, что было бы круто создать курс для писателей такой же угарный, как «МОСТ криейтив кэмп».

Я пишу не настолько хорошо, чтобы учить других. Поэтому позвала на проект крутых писателей, драматургов, сценаристов, редакторов. Они отвечают за теорию и рецензии работ, а я продумываю программу.

Курс заточен на постепенное обучение. Сначала мы учим смотреть по сторонам, искать истории вокруг, смотреть на свой личный опыт и правильно воровать истории у других. Потом рассказываем, как выстраивать сюжет и драматургию для своих историй. А в финале все пишут свой рассказ, мы идём в типографию и вместе выпускаем зин — самиздат малым тиражом.

Давай поговорим про Школу редакторов. Почему ты решила туда пойти?

Я много писала всяких текстов и чувствовала, что у меня это получается. Было видно — люди, которые просили эти тексты написать, кайфуют, им прям нравится. Но я тогда не очень понимала, как это всё работает.

Я случайно наткнулась на информацию про Максима Ильяхова, подписалась на его бесплатную рассылку. Она понятная, структурированная. Видно, что человек потратил кучу времени на то, чтобы ты лучше понял его материал. Мне стало интересно, как у него так получается.

Ты ведь училась в самом первом наборе. Как выглядела учеба изнутри в то время?

Когда Школа только появилась, некоторые ученики были похожи на адептов секты: «О-о-о! Бюро Горбунова! Максим Ильяхов!». В соцсетях стали появляться тексты с рублеными фразами, как будто их робот писал. Людей тогда жёстко стебали за тупое следование инфостилю. И я сама была такой.

Система обучения в Бюро была не очень продуманная: Бюро решало свою бизнес-задачу, а о педагогическом дизайне образовательного опыта никто, как кажется, не думал. Было много непонятных мелочей: чтобы ответить на вопросы тестов, надо было разбираться не в том, как правильно решать задачу, а в том, как думают преподаватели. Ролики были записаны во время каких-то других занятий. Это всё меня не супер вдохновляло.

Я поступила на бесплатное, лучше всех на потоке сдала курсовую. Но завалила кучу тестов, поэтому отучилась на второй ступени уже за деньги. На третью решила не идти. Казалось, что работа над дипломом мало что мне даст.

В первом наборе школы была дистанция между преподавателями и студентами. Не было ощущения, что ты можешь легко с этими людьми общаться, добавить их в друзья на фейсбуке. Атмосфера была не очень дружелюбной.

Я знаю, что в Школе редакторов появились чатики. Там общаются студенты и преподаватели. Если бы я училась сейчас, возможно дошла бы до диплома. Просто из-за того, что привязалась бы к преподавателям. Но за тот формат, что был раньше, платить 60 тысяч не хотелось.

В любом случае после второй ступени мне начали приходить предложения о работе. Видимо, какие-то работодатели следили за студентами, хотели их к себе заполучить.

Ты говорила, что у тебя есть смешная история про деньги и Школу редакторов. Что за история?

Чтобы поступить на первую ступень, нужно было внести 40 тысяч. В то время я работала в стартапе и заняла деньги у директора. Сказала, что пойду учиться и потом отдам. Когда попала на бюджет, деньги мне вернули. Я сняла их в банке и положила под свой ноутбук, потому что директор куда-то ушёл. Когда вернулась, он мне говорит: «Слушай, а где Ксюшин ноутбук? Он лежал тут, вот от него зарядка».

Мы посмотрели камеры. Оказалось, что пока нас не было, зашёл какой-то мужик и спёр ноутбук Ксюши — моей коллеги, которая была в отпуске. Реально поднялся на четвёртый этаж, зашел прямиком в наш кабинет, схватил его и побежал.

Самое смешное, что совсем рядом под моим ноутбуком лежали деньги, а мужик их не заметил. Я оказалась в миллиметре от того, чтобы у меня украли 40 тысяч.

Что ты думаешь о методах преподавания в Бюро?

Методы крутые, но в итоге ты получаешь опыт, который не супер сопоставим с реальностью. Ты проходишь несколько месяцев школы и учишься всё правильно делать. Потом устраиваешься в какую-нибудь компанию с мыслями: «Я всё умею, сейчас всех научу». Но в реальности ты работаешь со сложившимися бизнес-процессами, с определенными командами других людей, с горящими сроками и кучей других обстоятельств. Никто просто не даёт тебе, например, часами расспрашивать клиента о его задачах.

Бюро может позволить себе выстраивать правила игры. А ты как маленький сотрудник не можешь прийти в компанию и всех построить. В итоге начинаешь чувствовать себя неудачником, потому что не справляешься. Хотя на самом деле с тобой всё в порядке. Со временем ты просто понимаешь, что необязательно всегда работать так, как учат в Бюро.

У нас в конце принято советовать полезные и интересные книги. Что посоветуешь?

Я перечислю три последних, которые читала и перечитывала.

Мне нравится «Пройти сквозь стены» Марины Абрамович. Это автобиография «бабушки перформанса». История невероятной силы художницы, которая всю жизнь находится в поиске смыслов и способов исследовать их с помощью своего тела. Самодисциплина, отречение, личные драмы и открытия — это про неё. Перевод страдает какими-то очень странными ошибками, поэтому мне пришлось купить оригинал на Амазоне и тренировать английский.

Я читала сборник рассказов «Ягоды» Романа Михайлова. Он настолько мне понравился, что я села его перечитывать сразу как закрыла последнюю страницу. Рекомендую почитать всем, кто не боится сумасшедших, любит добрые истории и верит, что любой ситуации необходима некоторая доля абсурда.

Ещё есть сборники эссе Умберто Эко. Много лет подряд я открываю какой-нибудь из них, чтобы почитать хлёсткие и остроумные заметки, поразмышлять, порадоваться или погрустить. Последним я прочитала сборник «Полный назад!»

Общался и редактировал Пётр Волков. Рисовал Роман Скворцов. Вычитала Анна Павлова