Яна Дулина. Ошибки — это нормально — Кто студент

Яна Дулина Ошибки — это нормально

Сооснователь «ТОКАРЕВ+» о проекте с «Нутеллой», «Сладком музее» и профессиональном развитии дизайнера.

Расскажи, кто ты?

Я дизайнер и партнёр рекламного агентства «ТОКАРЕВ+». Я занимаюсь дизайном и управляю дизайн-командой, общаюсь с клиентами и защищаю перед ними проект.

Как ты стала дизайнером?

Я с детства любила рисовать и придумывать разные забавные штуки. Наперекор мнению семьи пошла учиться в Строгановку — мама мечтала, что я пойду по её стопам и буду классным стоматологом.

Главный вывод из этого периода для меня — не надо никогда никого слушать. Мне все говорили, что без четырёх лет художественной школы поступить нереально, а я успела проучиться только полтора года. Что бюджетные места ограничены, лучше выбирать кафедру попроще и так далее.

Нужно делать то, что тебя драйвит, и то, во что ты веришь.

Моё портфолио на пятом курсе Строгановки в 2013 году

Как тебе помогло обучение в Строгановке?

Строгановка дала много навыков и так или иначе открыла дорогу в профессию. Там дают необходимый минимум для дизайнера: понимание основ проектирования, рисунка, живописи. Хорошо ставят руку.

Это фундаментальное образование, которое полезно, но для нашей профессии необязательно.

А что обязательно для дизайнера?

Безусловно важно иметь определённый талант или склонность, но ещё важнее быть вдохновлённым этой историей, постоянно учиться и развиваться. Я встречала очень много дизайнеров без профильного образования, которые были на несколько голов выше выпускников известных вузов. Они горели дизайном, вовлекались с большим энтузиазмом и совершенствовались.

Как понять, что есть талант?

Это сложный вопрос и очень комплексный. Не смогу так просто на него ответить.

Способность нестандартно думать — уже талант. Способность создавать красивые вещи — довольно объективный талант. Я всегда смотрю на портфолио дизайнеров сначала визуально — мне должна нравиться картинка на уровне глаза и ощущений, это мой первый критерий отбора. Потом я пытаюсь найти смысл или идею, логику.

Иногда, например, проект может не получаться не из-за отсутствия таланта, а из-за того, что взяли неправильное направление, о чём-то не подумали, или нужно поменять вектор.

Если в проекте есть идея, это уже талантливо

Как ты нашла первую работу?

Каждый год в Строгановке проходил просмотр студентов, на который приходили арт-директора и владельцы студий. На одном из таких просмотров мой преподаватель познакомил меня с владельцем небольшой дизайн-студии «Зоран дизайн». Я пообещала ему на следующий день прислать портфолио, хотя у меня его не было. Я просидела всю ночь, собрала все работы, и отправила.

Я проработала у них полгода, и это было классное время, а дальше мне предложили перейти в крупное рекламное агентство на позицию арт-директора, конечно, я не смогла отказаться от такой перспективы.

Как переманили?

Кто-то из студентов Строгановки работал в «Лео Бернетт» и порекомендовал меня своему начальнику. У них была горящая вакансия, срочно искали человека. Тогда я только вернулась после практики в инновационном исследовательском центре в Италии, поэтому у меня было интересное портфолио.

Со мной связались, посмотрели работы и предложили выйти к ним в штат.

Расскажи о практике в Италии.

Я проходила практику в центре исследований коммуникаций под названием «Фабрика». Это некоммерческая организация, которая занимается поиском молодых талантов по всему миру. Они ездят по университетам, выбирают студентов до 25 лет, проводят с ними интервью, смотрят портфолио и приглашают на практику к себе, если студент им понравился. Также можно подать заявку самостоятельно и попробовать поступить к ним.

Это прекрасное место, о котором нужно знать всем молодым дизайнерам. Обязательно посмотрите, чем они занимаются, и отправьте туда своё портфолио.

Все приезжают туда на две недели или месяц, работают самостоятельно или в команде, знакомятся с «Фабрикой». Классные наставники помогают реализовать проект, направляют. И дальше «Фабрика» может предложить продолжительные контракты, когда люди переезжают туда и занимаются личными проектами или «Фабрики», получая за это небольшие деньги.

«Фабрика» научила меня думать немного по-другому, их подход к профессии отличается от того, к чему мы привыкли в российской школе.

Чем отличается подход «Фабрики»?

Наше образование более классическое, требовательное. У нас сложно заниматься личным проектом. Ты попадаешь в систему, которой должен соответствовать.

А «Фабрика» — это не система, а живой организм, который помогает тебе развиться, взаимодействует с тобой. Там можно делать проекты с большей свободой.

Какой у тебя был проект?

У меня был метафоричный фотопроект про то, как мы воспринимаем свою внешность: мы ей недовольны, она нас часто не отражает, и мы хотим её изменить, хотя на самом деле это не нужно. В результате получилась серия постеров.

Первый постер — про отношение к внешности, второй — про достижения и стремления, про невозможное

Я, к сожалению, не осталась на «Фабрике», потому что меня немного не устроили её условия. Возможно, это было ошибкой, потому что там было интересно и можно было развиваться дальше. Работая в крупном агентстве, даже на хорошей должности и с хорошей зарплатой, часто ты не можешь развиваться, как тебе хочется.

Почему ушла из «Лео Бернетт»?

Мне не очень понравилось работать в большом агентстве — слишком сложный внутренний механизм. И в какой-то момент я просто почувствовала, что пора уходить — мне стало скучно.

Что было после «Лео Бернетт»?

Я пошла работать в агентство «Айкью маркетинг». У них была невероятная атмосфера, свобода, интересный подход к ведению проектов. Это было агентство не таких, как все.

Чему ты научилась в «Айкью маркетинге»?

В плане профессионального развития и роста это место для меня стало очень важным. «Айкью маркетинг» работал иначе. Мою команду вёл Константин Токарев, но все участники были вовлечены от начала до конца. Можно было вникать во все процессы, если было интересно. Когда понимаешь весь процесс, сразу начинаешь думать по-другому: выходишь из коробочки, задаёшь вопросы, связанные с клиентом, бизнесом, маркетингом и, главное, получаешь на них ответы. На тот момент это было для меня ново.

Когда ты в крупном агентстве, то даже на должности арт-директора часто не видишь каких-то процессов. По сути я не видела весь проект от начала до конца. А мне всегда было интересно смотреть на картину целиком.

Если бы я сейчас была начинающим дизайнером, отправляла бы портфолио в топовые компании. Когда сразу попадаешь в классное профессиональное место, многому там учишься, чего никогда не получишь на фрилансе или в небольшом агентстве, которое делает брендинг для шашлычных.

Какие у тебя были известные проекты в «Айкью маркетинге»?

Например, наша команда придумала стратегию перезапуска сахара «Чайкофский». Мы нашли новое позиционирование бренда, что сахар даёт энергию. А он действительно даёт энергию, потому что это глюкоза. Мы изменили упаковку и придумали идею перезапуска через мокьюментарный подход.

Мокьюментари — жанр, которому присущи мистификация и имитация документальности. Многие считают, что фильм Бэнкси «Выход через сувенирную лавку» — это мокьюментари. Мы вдохновлялись отчасти им и проектом Курёхина «Ленин-гриб».

Оказалось, что есть разработки, где сахар действительно используют как источник энергии. Например, как ракетное топливо. Это нас обрадовало, потому что документальной базы оказалось больше, чем мы думали изначально.

Мы придумали профессора, который занимается сахарной энергетикой и популяризирует эту историю в России. Нашли актёра и «открыли» ЦИС — Центр исследования сахара. Наш профессор снимал смешные видео, рассказывал про энергию сахара, давал интервью журналистам, читал лекции студентам и даже написал небольшой учебник. Это было как-то невероятно.

Мы сделали фейковую биографию профессора и заставили многих поверить в его существование и в реальность ЦИС. Даже написали о нём статью на Википедии. Фальсифицировали фотографии с известными людьми, например, Че Геварой. Писали статьи на «Эхо Москвы» с заголовками «С нефтяной иглы на сахарный кубик». Сделали сайт, похожий на сайт реальной лаборатории.

Это была отдельная интересная история про арт-дирекшн, потому что изначально была задача сделать сайт без дизайнерских изысков. А во втором этапе кампании — поменять сайт на брендированный и красивый. И некрасивый сайт делать было сложнее, чем красивый. Это принципиальное отличие создания дизайна про красоту и создание дизайна про цели и задачи.

Сайт ЦИС в первый день запуска и после редизайна. Мы старались его сделать похожим на научный сайт — странноватый, с погрешностями и без сильной эстетики

Очень эмоциональным моментом кампании было открытие энергетического сахарного куба в парке Горького, на котором мы провели пресс-конференцию для реальных журналистов. Было сложно поверить, что на самом деле всё так просто. И этот проект многое перевернул в моей голове.

Фильм о нашем проекте с «Чайкофским». Я до сих пор не верю, что это всё было на самом деле

Это законно — придумывать истории, а потом их пиарить?

С юридической точки зрения всё было легально. Весь проект у нас был юрист, с которым мы уточняли эти детали.

То, что мы видим в медиа, не всегда правда. Все эти пластиковые семьи, которые пьют молоко и от этого становятся здоровыми, — неинтересное, банальное враньё.
Для меня важнее, что мы затронули тему энергетики. «С нефтяной иглы на сахарный кубик» — это очень глубоко, потому что в нашей стране нефть скоро кончится, и что мы будем делать после этого? Это классный и интересный ракурс.

Как вы основали агентство?

Уже не помню все детали, если честно. Нас было три друга, Токарев в какой-то момент решился сделать своё агентство, и мы с Димой Подкорытовым поддержали эту идею. Уехали на Бали обдумывать наш план и делать первые шаги к этой цели. Многое из того, что мы придумали про себя, было слишком романтично, но об этом мы узнали позже.

Как строился «ТОКАРЕВ+»? Как дошли до того, что «Нутелла» стала клиентом?

Строились — это слишком громкое слово для нас. Когда мы запустились, случилось как раз падение рубля и сильно чувствовалась турбулентность. Весь рынок был немного потрясён происходящим в экономике, поэтому было непросто найти и сделать крутой проект. Но мы много работали и верили, что в итоге всё получится.

В плане продвижения себя мы ничего особо не делали. Те, кто с нами работал или знали наши проекты, просто приходили к нам. Так случилось и с «Ферреро», которые позвали нас в тендер по «Нутелле» из-за прошлого опыта работы с «Диаджио».

Какими проектами ты гордишься?

Год назад я с коллегой-дизайнером сделала независимый проект «Сладкий музей». Это пространство сладких грёз примерно на 600 метров в подвале кинотеатра «Октябрь» в Москве. По нашей идее было создано всё от начала до конца — каждый экспонат, весь контент. Сейчас, к сожалению, в музее представлены не только наши экспонаты и экспозиция сильно изменилась.

Мы хотели сделать место, где каждый взрослый сможет почувствовать себя ребёнком. На пару месяцев мы представили себя детьми и постарались вспомнить эти фантазии и воплотить их в жизнь. В итоге сделали более 10 разных зон, посвящённых разным сладостям: конфетам, жвачке, сладкой вате. Между собой мы это называли дизайном ощущений.

В этом зале стоит автомат с жвачкой. Её можно клеить куда угодно. Это очень необычные ощущения — клеить жвачку и не быть за это наказанным. Наоборот, эта инсталляция живёт за счёт жвачки и трансформируется в нечто коллективное и творческое

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Yana Dulina (@yanadulina)

Велоединорог — мой самый любимый объект в «Сладком музее». Когда крутишь педали, единорог выпускает мыльные пузыри, и чем быстрее крутишь педали, тем больше пузырей получаешь

Мы написали три музыкальных композиции специально для музея: «О чём говорят единороги», «Как бананы отправляются на юг» и гимн музея. Их можно послушать в наушниках-донатсах.

У проекта была и более логическая часть — сделать место для поколения инстаграма и привлечь их. Сейчас проект активно живёт своей жизнью. По хештегу #sweetmuseum или #сладкиймузей вы можете прямо сейчас посмотреть фотопоток — люди снимают там клипы, веселятся, ходят на свидания.

В «Сладком музее» сделали более полутора тысяч селфи за месяц после открытия

В этом году мой любимый проект — это кампания для «Нутеллы». На масленичную неделю принято показывать гору блинов и залихватское веселье. Но что для всей семьи праздник, для мамы — приготовление блинов нон-стоп, и эта простая правда легла в основу кампании «Счастье на Масленицу». Тем более в этом году Масленица совпала с 8 Марта, и мы захотели призвать мужчин поблагодарить своих женщин. Дали для этого все инструменты — например, заказ блинов с доставкой, и постарались сделать это увлекательно.

Один из роликов кампании «Счастье на Масленицу», который таргетировался на мужчин и побуждал к конкретному действию

Что ты посоветуешь тем, кто хочет открыть своё агентство?

Своё агентство или студия — это сложно. Надо понимать, что это забирает всё свободное и несвободное время.

Я бы посоветовала сначала набраться опыта: поработать в каком-то классном агентстве и понять рынок, разобраться со всеми нюансами, увидеть проекты от начала до конца. Потом ещё раз подумать: а действительно ли надо делать своё? Потому что абстрактное желание сделать агентство и реальная жизнь — разные вещи. В реальной жизни будут сложности: операционка, привлечение нового бизнеса, колоссальная ответственность за всех людей в команде. Но бояться тоже не стоит.

Что выгоднее: работать в компании на хорошей должности или начать своё дело?

В краткосрочной перспективе в основном выгоднее работать где-то. Это даёт стабильность. В долгосрочной — возможно, будет выгоднее работать на себя, но это не точно.

Специалист топового уровня может зарабатывать очень неплохие деньги, устроившись в европейскую компанию, сетевое агентство или в продуктовую компанию. Если своё агентство, то главный вопрос, чем оно будет заниматься, откуда возьмёт клиентов.

Я считаю, что это просто про разные потребности, а успех — про разные возможности. Предприниматель — это часто другой подход и тип мышления.

В чём отличие подхода предпринимателя?

Желание и возможность брать на себя ответственность. Когда бизнес твой — все проблемы тоже твои. Где найти клиента и команду, как сделать проект, где взять денег, чтобы заплатить всем, как удержать команду и мотивировать её, как расти, как сделать проект круче. Для меня это про то, что тебе есть дело до всего, абсолютно всё тебя касается и нет никого, кто тебе скажет точно и уверенно, что вам нужно всем делать.

Как ты выбираешь дизайнеров?

Первое, на что я смотрю в портфолио — эстетика. Есть ли вкус, может ли он сделать красиво. Актуальна ли эстетика: похоже ли то, что я вижу, на дизайн 2019 года или это жёсткий 2004 год.

Второе — понимание вёрстки и типографики, общая чистоплотность в дизайне. Это не должно быть визуальной помойкой. Третье — это способность думать, анализировать, создавать идеи, решать задачи. Думающий дизайнер — это очень полезный, перспективный человек, потому что завтра он может стать арт-директором.

Я знаю, что ты преподаёшь. Расскажи об этом.

Я преподаю в Высшей школе экономики в качестве эксперта на практическом курсе магистратуры «Трансмедийное производство в цифровых индустриях». Там я рассказываю про принципы построения дизайн-процессов, про дизайн и трансмедийные проекты. Это классный курс, составленный из нескольких абсолютно разных блоков от разработки до дизайна. Мой блок — про дизайн, естественно.

Также у меня есть курс в МИРБИСе для студентов МБА. Там я рассказываю про дизайн в маркетинге. Фокус этого курса смещён с графического дизайна и технических особенностей в сторону эффективности дизайна и возможностей использования его инструментов в маркетинге.

Как ты училась маркетингу?

Я всё ещё ему учусь. В основном на практике — у команды, у своего руководителя, у специфики самого проекта, поэтому выбор проекта крайне важен. Ну и книжки — это, конечно, очень хорошо.

Я никогда не боялась чего-то нового. Всегда говорила работодателям, если мне очень интересно было сделать проект.

Чему еще училась на практике?

Когда я захотела сделать первое приложение, я не знала, как подступиться к дизайну интерфейсов, поэтому сказала начальнику, что буду учиться в процессе.

Мне пришлось прочитать кучу книг, узнать новые программы. Пару дней я не вылезала из интернета и пыталась понять, что к чему. Это ещё всё на английском языке, потому что русский интернет сильно уступает. Я пыталась понять новую область, сделать что-то приемлемое, но получалось не сразу.

Между дизайном приложений и, например, печатной продукции, очень большая разница. Когда с интерфейсом сталкиваются ребята, которые умеют делать красивую печатку, они понимают, что те же самые законы дизайна и проектирования не совсем работают в интерфейсе. Нужно перестроить мозг, немного поломать себя, забыть про какие-то принципы и понять новые законы.

Ты просто начинаешь это делать и всё. Нужно предупредить всех, что ты не эксперт, и делать, ошибаться, исправлять ошибки и всё. То же самое со всеми новыми областями.

Какие ошибки ты делала в карьере?

Ошибки — это то, о чём все не очень любят говорить, хотя это суперважно. Если дизайнер, у которого опыт лет пять, говорит, что ни разу не сделал ни одной ошибки, он врёт или не способен думать.

Ошибкой было выбрать хорошую зарплату и высокую должность в Москве и не остаться на «Фабрике». Мне платили мало денег, но у меня была возможность реализовать свои художественные, творческие замыслы с международной командой. Мне бы это очень многое дало на старте, как мне кажется.

Ещё одна ошибка — находиться долго в одном месте. Когда тебе чего-то не хватает, ты устал делать похожие вещи, хочешь чего-то большего, нужно вставать и делать это. В каких-то местах я пересидела полгода или год, а время — это очень дорогая материя.

Я считаю ошибками небольшие проекты, в которых я не прыгнула выше своей головы, в которых недожала и недоделала. Клиенту нравится, все вроде счастливы, но я понимаю, что могла бы сделать больше, но не сделала, потому что не хватило времени, устала, ещё что-то.

Ошибки — не страшно. Надо бояться того, что ты не успеешь их исправить

Были ошибки арт-директорские и управленческие, когда слишком большой объём, не рассчитали команду, не оптимизировали дизайн-процесс. Когда проект большой, нужно или очень чётко рассчитывать часы команды дизайнеров и ставить какую-то дельту запаса, или искать варианты оптимизации производства.

Например, нужно сделать для проекта 250 графиков. Первый вариант — нарисовать 250 графиков вручную. Для этого надо рассчитать, сколько у одного дизайнера займёт один график, это всё сложить, добавить какой-то запас по времени, если вдруг кто-то заболел, не смог. И вот у тебя есть время на производство дизайна.

Второй вариант — посмотреть на 250 графиков, найти среди них подобные, классифицировать их. Понять, что эти 250 графиков на самом деле 5 базовых графиков. Посмотреть, есть ли технология, которая может по твоим вводным воспроизвести аналогичные графики в заданной манере, и тогда тебе нужно нарисовать только 5 графиков, потом их закодить, и ты получишь 250 графиков.

Подобные косяки у меня были и продолжают происходить, особенно, когда не успеваешь найти нужную технологию или не постарался найти шорткат для этого процесса.

Ошибки — это нормально, мне кажется. Я стараюсь не бояться ошибок, надо бояться того, что ты не успеешь их исправить. Важно работать дальше и исправлять ошибки до выхода продукта в свет.

Как дизайнеру развивать вкус?

Развивайте насмотренность, чтобы быть актуальными и понимать тренды.

Развивать насмотренность — значит быть подписанным на западные студии, агентства, на самые актуальные и красивые истории из мира дизайна и воспринимать визуально этот стиль. Нужно находить правильные картинки, часто на них смотреть, собирать, анализировать. Я стараюсь мониторить западные кейсы.

Что важно знать каждому дизайнеру?

Дизайн для меня — это не художественная деятельность, не про красивые весёлые картинки. Дизайн — это найти проблему и решить её максимально круто. Это про смыслы, способность анализировать и приходить к выводу, про создание идеи. Да, часто решение может быть абсолютно интуитивным, но это всё равно решение какой-то внутренней задачи.

Дизайнер, который не умеет думать и придумывать, никогда не добьётся выдающихся результатов

Есть профессиональная градация по должностям: дизайнеры, арт-директора, дизайн-директора.

Дизайнер и арт-директор могут вообще ничем не отличаться в плане графического дизайна, способности визуализировать или создавать картинки. Но дизайнер может не уметь защищать проект, аргументированно отстаивать свою точку зрения, находить и решать проблему, ставить задачу. Если дизайнер всё это умеет, он уже практически арт-директор.

А дизайн-директор — это человек, который может и не рисовать физически руками. Он думает как дизайнер, смотрит на картинку глобально и видит проблему и её решение. Дизайн-директором можно назвать Стива Джобса. Да, у него был Джони Айв — главный дизайнер «Эпл», но Джобс был настолько внутри процесса, что он во многом был тем самым дизайн-директором.

Как научиться находить проблему?

Чтобы найти проблему, нужно думать и задавать вопросы. Например, нужно придумать новую кружку. Для этого нужно проанализировать, какие они бывают, понаблюдать, как люди их используют и держат, спросить, какую кружку они бы хотели, чем плохи их кружки. Нужно задавать разным людям максимум вопросов, чтобы понять, какую ты можешь сделать интересную кружку, не такую, как у всех.

Допустим, при анализе я заметила, что есть проблема: кружки невозможно друг на друга поставить, они занимают много места. Соответственно, я должна придумать кружку, конструкция которой позволяет ставить их друг на друга и экономить пространство. При этом она должна быть лёгкой, ещё какой-то, чтобы понравиться потребителям. И я начинаю проектировать, исходя из этих задач. Это исследовательский процесс.

Иногда продукты запускаются не по исследовательской логике, а по логике веры основателя. Я верю, что миру нужна круглая кружка, и при этом не знаю, зачем она нужна и кому конкретно. Это второй альтернативный подход, но тогда вера основателя должна быть выше и перекрывать все исследования и аналитику.

Что бы ты посоветовала начинающим дизайнерам?

Сейчас на входе возможности больше и невероятнее, 15 лет назад такого не было. С развитием технологий, появлением нового программного обеспечения, нейросетей и всего этого добра профессия дизайнера очень быстро меняется.

Поэтому, если бы я сейчас была молодым дизайнером, я бы дико интересовалась технологиями, потому что они упрощают процесс дизайна. Сейчас автоматизировано большое количество задач, которые мы раньше делали механически или полуавтоматически. Глупо этим не пользоваться.

Я часто сталкиваюсь с проблемой, когда приходят молодые дизайнеры из приличных, но консервативных вузов, которые менее современны, чем я. И это вызывает у меня изумление, потому что, когда я училась, не было этих технологий, и я могла о них не знать. Молодое поколение должно интересоваться тем, что происходит, появляется на рынке и, по идее, должно быстрее схватывать, как всё меняется.

О каких технологиях должны знать дизайнеры?

Например, что сайты уже никто не делает в Фотошопе. Нужно использовать программы, которые ускоряют разработку: плагины для Скетча и Фигмы, готовые дизайн-системы.

Нужно понимать, что фиговый логотип можно сгенерировать в неограниченном количестве с помощью нейросети. Есть множество сайтов, которые генерируют логотипы на основе данных, которые вводит пользователь. Уже неактуально умение просто подобрать шрифт нужного цвета и поставить на интересный фон, потому что это будет делать за нас нейросеть. Нужно думать и применять мозги и руки для чего-то, что не может сделать нейросеть.

«Тейлорбрэндс» — платформа, которая использует нейросети для создания простых логотипов.

Где дизайнерам лучше всего учиться?

Строгановка, Мухинское училище, Школа дизайна ВШЭ — классические, фундаментальные школы.

Британка современная, понимает тенденции.

Я выпускница Строгановки, конечно, я люблю её, но нужно понимать, хочешь ли ты 6 лет потратить на образование. Сможешь ли ты не перегореть, постоянно учиться чему-то новому. Плюс в классическом образовании очень мало дискуссий и знаний про то, что происходит сейчас, мало технологичности.

Никто не может точно сказать, что если ты закончил Строгановку, то будешь звездой дизайна. Это повышает твои шансы, но нет. Возможно, ты вообще самородок: закончишь педагогический или какой-нибудь физико-математический, а потом вдруг захочешь заниматься дизайном, посмотришь онлайн-курс, увлечёшься и станешь в этом успешен.

Самое важное на выходе из любого образовательного процесса — это портфолио. Об этом важно помнить. Никто не будет смотреть в аттестат, но во всех студиях будут смотреть ваше портфолио. Нужно хотя бы три классных актуальных проекта. Не надо 25.

Круто в каждом проекте пытаться прыгнуть выше своих возможностей. Делать каждый следующий проект лучше, чем предыдущий. Помнить, что любой проект, будь то учебный или даже фриланс, должен быть классным, потому что портфолио — это ваш паспорт, визитная карточка, резюме. Это поможет профессионально вырасти.

Вообще, это моё очень субъективное мнение и мой опыт. У каждого опыт и путь будет свой. Главное, на мой взгляд, не бояться, развиваться и гореть. Когда есть драйв и энергия, всё становится возможным. Творческая профессия — это про гореть.

На каких студиях можно развивать насмотренность?

Студии: «Вульф Олинз», «Пентаграм», «Ландор», «Лава», «Загмайстре и Волш» — скорее, бутиковая студия с мировой известностью, но они также делают рекламные кампании.

Рекламные агентства: «72 и Санни», «Виден + Кеннеди», «Дрога5» — я фанат Дэвида Дроги.