Без рубрики – Кто студент

Юрий Мищенко Ну уволили и уволили

Выпускник Школы руководителей рассказывает, как уволиться без стресса, стоит ли уходить в никуда и как выбрать стратегию развития.

Юра, в прошлом интервью ты рассказывал, что работаешь в ИТ-сфере уже 24 года. Наверняка приходилось и увольняться, и увольнять. У тебя большой опыт в этом?

В начале карьеры я часто увольнялся: сразу после института работал в разных компаниях по несколько месяцев, подключался к проектным задачам. Теперь всё изменилось. В двух последних компаниях работаю больше 15 лет.

Сам я увольнял несколько раз. Особой радости от этого не испытал. Увольнять человека — это большой стресс для руководителя и ещё больший для сотрудника. Не думаю, что это может кому-то нравиться.

Говорят, сейчас молодёжь не привязывается к конкретному месту и легко меняет работу, профессию. Что ты об этом думаешь? Есть такое? Это хорошо или плохо?

Есть две стратегии: исследования и использования. Молодые сотрудники любят посмотреть мир вокруг и попробовать себя в разных направлениях. Компаниям не нужно принимать подобные увольнения на свой счёт — это особенность молодых. И, пожалуй, не какого-то конкретного поколения.
Молодёжи нужно попробовать на вкус слова бюрократия, автократия, человекоцентричность. Это поможет выбрать то место, где они хотят и могут проводить большую часть своего времени.

Стратегия использования — это применение хорошо знакомой выгодной опции. Человек раз за разом совершает один и тот же выбор, который в прошлом оказался лучше всех остальных вариантов. Для большинства молодых людей такая стратегия неприменима из-за отсутствия опыта.

Тебя не расстраивает, что ты вырастил сотрудника, который затем ушёл к конкурентам?

Я не грущу и не считаю себя кузнецом кадров, который специально выращивает специалистов, а потом отпускает их в мир. Плюс в моём опыте коллеги оставались со мной, потому что я уделял им внимание и создавал доверительную среду. Из такой обстановки они не хотели уходить. Хорошим начальником быть выгодно.

Бывало так, что в компании сильно менялись условия. Из-за этого мои коллеги увольнялись, и я уходил вместе с ними. Мы долго работали вместе, а затем разошлись в один день.

Хорошим начальником быть выгодно

Если человек выразил желание уйти, стоит руководителю удерживать его?

Универсальных советов нет. Если человек отрефлексировал, что ему в компании некомфортно — он всё равно уйдёт. Прибавка к зарплате не спасёт: возможно, удержит его на три месяца, но не более. Когда дело не в деньгах, спасти ситуацию практически невозможно. Разве что человек кардинально сменит рабочий контекст, например, перейдёт из одного подразделения в другое. Иначе он будет тревожиться дальше.

Ты веришь, что «незаменимых нет»?

Компании проявляют чудеса выживаемости, когда уходят ключевые игроки.
Я видел, как уходили эксперты, без которых всё должно было развалиться на части. Но нет, люди находили другие способы делать свою работу. Задачи распределялись, кто-то подхватывал, и за несколько месяцев ситуация восстанавливалась.

Работа в компаниях чем-то похожа на муравейник: если вдруг стало меньше пастухов тли, трутни берут на себя их задачи, и общая пропорция между группами сохраняется. Не знаю, как это работает, но снаружи выглядит именно так.

Как правильно уволиться?

Полезно сказать руководителю об увольнении заранее, потому что ему нужно обеспечить непрерывность работы: найти нового работника, передать дела.

Такие партнёрские отношения благотворно сказываются на состоянии коллектива, потому что никого не нагрузят дополнительной работой. Это положительно повлияет на отношения компании с бизнес-клиентами, так как она не нарушит обещаний.

С другой стороны, я как руководитель пойму сотрудника, который не предупредит меня заранее. Как говорят: «Человек приходит в компанию, а уходит от руководителя».

Как поступать, если вас увольняют?

Не бойтесь. Разговаривайте с начальником о том, что происходит и почему вас увольняют: из-за изменений в компании, или потому что вы не справляетесь.

Уточните причину, если начальник говорит, что вы не справляетесь. Запишите недостающие скилы в план личного развития, если вообще есть желание развиваться. Признайте: ваша работа для компании не очень полезна и для вас не самая подходящая. Затем начните искать что-то другое.

Скажите компании спасибо за живительный пинок. Например, бывают ситуации, когда человек чувствует себя несчастным на работе, но не может уйти. При этом компании с ним тоже плохо. Затем она внезапно говорит: «Всё, давай, пока». Можно впасть в уныние, но лучше сказать: «Спасибо, наконец-то! Никак не мог собраться с силами».

Можно ли уходить с работы в никуда?

Руководителю, думаю, нельзя. Уволиться просто, а где найти новую работу — большой вопрос. Особенно при уходе с высоких должностей: на рынке мало таких позиций, поэтому быстро устроиться не получится. Даже если компания говорит, что уже ждёт вас, подготовила оффер и всё остальное, она может накануне оформления сказать: «Извините, найм остановлен. Ситуация непредсказуемая, мы строим план только на две недели вперёд». К этому нужно быть готовым.

Рядовым сотрудникам, мне кажется, можно увольняться без чёткого плана на будущее, если есть поддержка. Можно погулять, порефлексировать: кто я и кем хочу быть, когда вырасту. Но когда есть обязательства, например, перед семьёй, уходить в никуда — опрометчивый шаг.

Мои советы не универсальны. Не следуйте им слепо, а пропускайте через призму текущей ситуации.

Как предупредить стресс при увольнении и поиске новой работы?

Важно понять, что в целом увольнение — это нормально. Сотруднику нормально постоянно искать работу. Компании нормально постоянно искать работников. Это необходимо для роста и понимания ситуации на рынке труда.

Полезно иногда ходить на интервью, чтобы понимать, сколько вы стоите, какие компании заинтересованы в ваших навыках. Плюс вы получите обратную связь от других руководителей. Делайте так, даже имея работу.

Если за три года в компании вы ни разу не ходили на интервью, при смене работы вы испытаете большой стресс. Интервью покажется нерешаемой задачей. А если после него вас примут на работу, новая обстановка и незнакомые инструменты совсем взорвут голову.
Периодические интервью вырабатывают привычку смотреть на себя через призму полезности для компании. Человек учится не просто рассказывать о себе, а применять свой опыт к задачам фирмы. Он уже не спрашивает: «Что вы хотите, чтобы я сделал?» Он сам видит зоны ответственности.

Идея с периодическими интервью не совсем очевидна. Не все так делают. Часто люди находят своё место и сидят, радуются — у них всё замечательно. Вроде бы что-то могут поменять, но им уже не хочется: они привыкли жить так. Но потом может грянуть кризис, и стресс накроет с головой.

Увольнение — это нормально

Как понять, когда надо увольняться, а когда — попытаться как-то наладить ситуацию на текущем месте?

Читайте журнал «Кинжал»: лучше них никто не скажет. Слушайте себя, вы у себя одни. Если ситуация развивает — развивайтесь. Если разрушает — ищите другое место и увольняйтесь.

У тебя есть забавные истории про увольнение? Смешные или поучительные.

Это как рассказать поучительную весёлую историю про развод. Или про кладбище.

Ну, кстати, про кладбище. Мне рассказывали, что в Австрии к смерти относятся с чувством юмора, а кладбище воспринимают не как место скорби, а как зону отдыха. Там часто бегают спортсмены и просто гуляют. В местном магазине кладбищенского мерча можно купить майки «Читаю книжки, пока не сдохну», «Катаюсь на коньках, пока не отброшу их» или набор Лего для похорон.

Возможно, про увольнение будет полезно сделать что-нибудь похожее, чтобы не воспринимать это как конец света.

Футболки из Венского похоронного музея с надписями «Читаю, пока не сдохну» и «Пока смерть не разлучит нас». Неплохие идеи для корпоративного мерча 🙂

Если специалиста уволили, что говорить на собеседованиях? Как бы ты как наниматель отнёсся к тому, что кандидата уволили с предыдущего места?

Обычно все критичные моменты вроде воровства, пьянства, прогулов, азартных игр и наркотиков проверяет служба безопасности. Если кандидата пригласили на встречу с нанимающим менеджером, значит, все критичные этапы пройдены. Можно дышать ровно и смотреть в будущее с оптимизмом.

Я отношусь к увольнению проще. Ну уволили и уволили — значит, нет долгов, человек готов к новому, можно быстрее погружаться в задачи.

Что порекомендуешь студентам, которые ещё не определили свой вектор развития?

Рекомендую пробовать много разного и прислушиваться к себе. В молодости можно выбирать разные направления и исследовать их. Можно вообще всю жизнь посвятить исследованиям, и это нормально.

У Богдана Кравцова есть лекция о «пути баобаба» — стратегии профессионального развития. Она заключается в том, что человек постоянно пробует новое и в результате умеет многое. Часть задач он выполняет лучше остальных, хотя и хуже, чем узкие специалисты. Ценность такого человека в широком кругозоре и эрудированности. Например, по такой классификации к «баобабам» можно причислить Леонардо да Винчи: он многим интересовался и развивался параллельно в нескольких областях. То есть был полиматом.

Другой путь — «стратегия кипариса». Она подходит людям, которые знают, чего хотят. Они становятся самыми крутыми профессионалами в конкретной области. «Кипарисы» годами оттачивают определенный навык и выполняют свою работу лучше всех. Например, в Японии есть человек, который всю жизнь делает только ножницы. Однако ножницы такого высокого качества не найти больше нигде в мире.

Если вы еще не определились — будьте «баобабом». А если определились, и вас прёт от своего дела — будьте «кипарисом».

Анастасия Кошкарёва Везде цифры, цифры и цифры

СММ-менеджер Департамента экономического развития о том, кому не подойдёт карьера в госредакции и как организовывать съёмку реалити‑шоу на миллион рублей.

Как ты попала в Департамент экономического развития Белгородской области?

В Департамент я попала чудом. Сегодня — студентка третьего курса, продаю костюмы для аниматоров. Через неделю — руководитель СММ-направления Департамента экономического развития.

Ребята сказали, что нашли моё резюме, посмотрели страничку «Вконтакте» и решили пригласить на собеседование. До этого у меня уже был опыт работы с текстами: я была внештатным автором «Аргументов и Фактов», а также писала про ковид, рецепты шашлыков и подводные лодки для местных СМИ.

В итоге я проработала в Департаменте экономического развития 7 месяцев во время учёбы на журфаке.

После Департамента ушла в продажи. Сейчас работаю менеджером сопровождения клиентов в Яндекс Доставке. В Школе редакторов учусь, чтобы вернуться в журналистику, писать на социально полезные темы. Например, про трудовое неравенство.

Какие задачи у СMM-менеджера в госдепартаменте?

Журналист департамента должен оперативно освещать события, встречи, обсуждения законопроектов. Главная задача — показать, как клёво региональное правительство помогает местным предпринимателям.

Я вела сайт, соцсети, озвучивала ролики ютуб-канала. Вместе с коллегами мы запустили реалити‑шоу «Завтра миллион». Это шоу для начинающих предпринимателей, у которых есть бизнес-идея, но не хватает денег на развитие. Финалист по итогам всех конкурсов выигрывает миллион, который он должен потратить на развитие своего бизнес-проекта.

Как строился твой рабочий день?

Первая часть дня — монотонная. Мониторила новости, выкладывала посты. Каждую цифру перепроверяла, потому что работала с законами. Многие формулировки законов нельзя корректировать, поэтому всегда нужно быть внимательной, погружаться в тему.

Вторая часть дня — творческая. Выезжала на предприятия, участвовала в съёмках реалити‑шоу. Я хотела всему научиться, поэтому бралась за каждую задачу.

Мне нравилось выполнять свою часть работы в Департаменте, но о карьере в госструктуре я не думала. Хотела набраться опыта в изданиях, которые читаю сама, поэтому откликалась в «Такие дела», «Батенька, да вы трансформер».

Как так вышло, что СММ-менеджер озвучивает ролики?

Помимо ведения соцсетей, я бегала с фотоаппаратом по производству и озвучивала ролики. Весь штат — это редактор, разработчик, два дизайнера и я. Каждый был «универсальным солдатом», который мог и текст написать, и сфотографировать, и видео смонтировать, и ролик озвучить.

До меня ролики озвучивал дизайнер с низким голосом. Он звучал «официально» — как раз как нам было нужно. Дизайнер занимался подготовкой реалити‑шоу, и чтобы его разгрузить, озвучку роликов передали мне. Послушали мой голос и предложили записать пробный ролик. Голос чуть поправили — сделали ниже. Было забавно слышать его в первый раз.

Как выглядит процесс согласования текстов в госредакции?

Согласование происходит по-разному. Покажу на примерах.
От руководителей отделов часто поступали тексты с пометками «Опубликовать без изменений», поэтому мне оставалось подобрать иллюстрацию и занести в шаблон публикаций в Фигме.

Тексты для сайта и соцсетей могли править после публикации. Иногда это были изменения визуала или структуры. Например, подобрать фотографию руководителя получше или округлить цифры. Завод производит 70 тонн зефира в неделю, а мы пишем: «Около 100 тонн».

Если материал про заместителя губернатора, например, то согласование могло занимать весь день. Правки шли по цепочке: отправляю текст редактору → редактор отправляет его начальнику отдела развития → начальник отдела развития показывает текст заместителю губернатора.

А дальше как в сказке: жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку

Выработались ли за время работы у тебя универсальные скилы, которые пригодятся редактору при работе в частных изданиях?

Работая в Департаменте, я развила разные навыки:

  • Ведение переговоров. Редактор общается с авторами, заказчиками, рекламодателями. Согласовать разнонаправленные интересы не так просто, как кажется.
  • Создание инфопродуктов. Это не про умение писать, а про вычитку по смыслу и правку структуры. Нужно было сделать так, чтобы читатель однозначно понял смысл написанного.
  • Работа с графическими редакторами. Фигму, Фотошоп и Лайтрум освоила на базовом уровне.
  • Упаковка контента для соцсетей. Иногда медиа ведут две-три социальные сети и сайт. Для каждой площадки нужно правильно подобрать формат. Для одной соцсети это будет лонгрид, а для другой — карточки или опрос.

Нужно ли экономическое образование, чтобы писать про экономику?

У меня нет экономического образования. Я работала с экспертами. В отсутствии такого образования были плюсы: приходилось задавать глупые вопросы экспертам, чтобы разобраться самой и чтобы материал был понятным для других. Из минусов — эксперты объясняют для таких же экспертов, а задача Департамента — писать для людей.

Максим Ильяхов писал: «Почти все проблемы государственного языка — от формализма». В этом я с ним согласна.

Как считаешь, кому точно не подходит работа в госструктуре?

Пресс-служба не подходит для креативных ребят, потому что работа в госструктурах — это 85% исполнительности и только 15% креатива.

Как на конвейере публикуешь текст за текстом: программы субсидирования, государственные меры поддержки предпринимателей, везде цифры, цифры и цифры. Вокруг них выстраиваешь материал. Стараешься, чтобы предприниматель понял, какие субсидии он получит.

Мне повезло с командой Департамента, поэтому мой опыт — исключение. Хоть конвейерная работа и была, но я не так сильно её ощущала. К примеру, уже на второй неделе работы я фоткала производство сыров.

Фоткаю приезд губернатора на производство

Что посоветуешь тем, кто собирается строить карьеру в госредакции?

Советую определить, какой формат работы вам больше нравится.

Монотонный, где в основном нужно рерайтить текст, или более живой, где вы пишете с нуля, ищете героев, собираете фактуру. Потому что работа в госструктуре похожа именно на монотонный формат. Если вам это нравится — работа в госструктуре или пресс-службе вам подойдёт.

Если хочется писать, а не рерайтить; наполнять материал фактами и применять творческий подход, то идти в пресс-службу не стоит. Зачастую руководство департамента присылает текст и вы его чуть-чуть правите. На этом вся работа заканчивается.

У меня в работе был такой случай: мы командой выезжали на брифинг с губернатором и готовили материал про это. Мы хоть на брифинг и приехали, но когда вернулись — на почту пришёл готовый текст для публикации. То есть текст уже написали, осталось только опубликовать.

В госструктуре есть и плюсы: стабильная зарплата, карьерный рост, государственные праздники и выходные. За это я любила работу.
Нормированный график — не менее важный плюс. Я не начинала работу раньше девяти утра и никогда не заканчивала позже шести вечера.

Ещё госструктура — это хороший старт для карьеры. В госструктуру можно попасть без опыта, сразу после университета. Сложилось ощущение, что в госструктуре всегда есть время на раскачку и можно в спокойном темпе обучаться. Но, может, это мне повезло с такими условиями.

Перейдём к разговору о реалити‑шоу «Завтра миллион». Как искали для него героев?

Вкладывали много денег и медиаресурсов в рекламу. Реалити‑шоу — большое событие для Белгорода. О том, что Департамент набирает участников для реалити‑шоу, писали все местные СМИ: городские, областные, региональные. Была реклама по телевизору и на улице. Покупали рекламу на телеэкранах и баннерах. Помню, как стояла в пробке, и на баннере у дороги увидела себя, потому что была лицом реалити‑шоу.

Департамент рассылал официальные письма в университеты. В письмах Департамент просил руководство университетов рассказать студентам, что проводится реалити‑шоу для начинающих предпринимателей.
За счёт этого участники набрались очень быстро. Когда у нас были съёмки первого дня, жюри пять часов вручную отбирало анкеты.

Один из съёмочных дней шоу совпал с проведением фестиваля Fun Jumping

Какие сложности возникли при создании шоу?

У нас был небольшой штат без опыта создания реалити‑шоу. Мы заранее продумывали сценарий, какие кадры хотим заснять, у кого возьмём комментарий. Но в работе с людьми всё всегда идёт не так, как задумано. Поэтому приходилось придумывать, как действовать, если что-то идёт не так. Например, коллеги отслеживали движение участников, делились по задачам: кто снимает крупные, а кто общие планы. Даже когда какие-то моменты упускали, их удавалось заменить другими за счёт подсъёмок.

Я отвечала за всю организацию перемещений участников. С участниками в первые дни было так: я провожала участника к жюри, после этого он возвращался, а я становилась за камеру и задавала вопросы о прошедшем этапе. Людей в команде было мало, поэтому каждый из нас снимал, фотографировал, организовывал и обзванивал участников одновременно. В этом была одна из сложностей.

Долгие съёмки. Никто не рассчитывал, что съёмки могут затянуться. Приходилось организовывать чай и еду, чтобы участники не сбежали.
Были и выездные съёмочные дни. Например, конкурс, где ребята в костюмах аниматоров бегали по пляжу и продавали мороженое. Соревновались в том, кто на большую сумму продаст мороженого. Ребята падали в песок, теряли обувь и отбивались от покупателей. Мне при этом нужно снять хорошую картинку и помочь участникам не умереть в процессе съёмок.

Основные задачи никуда не делись. Помимо шоу я параллельно выполняла свои задачи руководителя СММ-направления. Моё типичное расписание выглядело так: пять часов в день проводила на съёмках, потом возвращалась на работу и расписывала новости за день. Публиковала их на сайте и в соцсетях. Эту работу тоже никто не отменял.

Съёмка реалити‑шоу — это хаотичный путь из «А» в «Б»

Что посоветуешь тем, кто хочет запустить своё реалити‑шоу?

Оцените риски, придумайте план на случай форс-мажоров. Например, что делать, если участник в середине съёмок откажется сниматься или кто-то между собой поругается.

Заранее распределите роли в команде. Нельзя допускать того, что на одном человеке висит 50 задач. Скорее всего, он не выполнит ни одну задачу в полной мере. Лучше каждому обозначить чёткие обязанности. Кто стоит с микрофоном, а кто за камерой. Поэтому командные роли — это важно.

Ставьте дедлайны не впритык. Когда мы снимали, у нас были сжатые сроки. Днём снимали, а вечером сразу садились монтировать. Работали в выходные дни. Из-за такого темпа мы не всё сделали так, как хотели. Но я думаю, что вышло хорошо. По крайней мере, у нас есть победитель, который выиграл миллион и запустил свой бизнес.

Вкладывайте деньги в мотивацию. Участникам нужна сильная мотивация принять участие в съёмках и конкурсах. Наше реалити‑шоу удалось отчасти потому, что участники были со своей бизнес-идеей, но не хватало денег на её реализацию. Победитель получает эту возможность.

Парень, который выиграл миллион в нашем шоу, выращивает дома змей. Он сказал, что в Белгороде тяжело купить грызунов, чтобы подкармливать таких питомцев. После победы он открыл свой магазин с грызунами. Поэтому если хотите запустить крутое реалити‑шоу — потребуются большие бюджеты.

Кира Гильгенберг Мы вместе создаём красоту «Кто студента»

Студентка 18‑го потока и 18‑й главред «Кто студента» о том, как стать главредом в 20, когда надо ругаться, а когда ругань — пустая трата ресурсов, зачем негативные реакции в соцсетях и как идти к эмоциональной зрелости.

Как получилось, что ещё в школе ты стала копирайтером?

Это был девятый класс, мне исполнилось 16 лет. Нужны были деньги. Я знала, что есть такая штука, как написание текстов за деньги. Это всё, что я умела — писать тексты. Первый текст я сдала заказчику 27 мая 2019 года.

О чём были первые тексты?

Тексты были на разные темы: от «Как посадить помидоры» до «Какой телефон лучше выбрать». Потом я писала и переводила на английский аутрич‑статьи в проекте одной ИТ‑компании. Когда проект закрылся, стала писать карточки товаров для продавцов на Amazon. Позже знакомый пригласил в компанию, которая занималась рекламой в интернете. В этой сфере я проработала полтора года.

Расскажи про Школу редакторов, как и почему ты в неё пошла?

О Школе редакторов в первый раз услышала в каком‑то видео Максима Ильяхова. Стала искать информацию и выяснила, что бюро учит крутых специалистов. Достаточно посмотреть на выпускников первых потоков: Асю Челован, Людмилу Сарычеву. И выпускники следующих потоков тоже крутые. Многие сейчас работают в хороших местах либо основали собственный бизнес. Решила, что надо поступать, потому что я хочу быть крутым редактором.

Я хочу быть крутым редактором

Почему не пошла на вторую ступень?

У меня была мечта — запускать проекты. Не работать редактором в чужих, а делать свои. Мечта исполнилась, как только я начала учиться. Нашёлся идейный вдохновитель, и я смогла запустить контентный проект в новой для себя нише. Решила закончить первую ступень, чтобы получить новые знания. Но дальше не пошла: в новом проекте мне нужны навыки, не связанные с вёрсткой и редактурой. Поэтому выгоднее вложить время в работу, чем во вторую ступень.

Ты рано начала работать. Как думаешь, возраст имеет значение для автора, для редактора?

Я где‑то читала, что чем человек старше, тем он более эмоционально зрелый. Уверена: 30‑летнему главреду будет проще управлять, потому что он видел уже разные ситуации, спокойнее относится к людям. А 20‑летний всему этому только учится.

Замечала за собой излишнюю эмоциональность. Когда происходит какая‑то хрень, старшие коллеги остаются спокойными, а я не могу сохранять самообладание.

С эйджизмом я не встречалась. Может быть, кто‑то недооценивал из‑за возраста, но я этого никогда не ощущала. Меня даже не спрашивали, сколько мне лет.

Процитирую твой телеграм‑канал: «Для редактора важна экспертность и полное знание ниши. И только потом уже любовь к читателю, ритмичность текста, логичность структуры». Считаешь, если издание, условно, про хлеб, то редактор должен быть хлебопёком?

Год назад я думала именно так. Сейчас уже знаю примеры, когда человек не практикует то, что пишет, знает нишу только в теории, при этом выдаёт качественный и интересный контент. Он может взять комментарии экспертов, поговорить с ними, задать предметные вопросы. Реальная жизнь показала: можно быть хорошим редактором, не будучи практиком. Но лично я увереннее себя чувствую, если практикую то, про что пишу.

Ты бы взялась работать редактором в сфере, которую не сможешь освоить?

Я бы не смогла. Мне кажется, чтобы писать на некоторые темы вроде хирургии, нужно обязательно быть практиком. Просто поговорить с экспертом недостаточно. Мне нравится читать статьи, которые пишут сами эксперты. Статьи непосредственно от практиков — всегда мощь, всегда выверенные факты.

Статьи непосредственно от практиков — всегда мощь

На прошлом проекте нам статьи писали эксперты. Их статьи получались очень крутые, собирали много просмотров. Хотя некоторым экспертам тяжело даётся инфостиль, они пишут сплошными отглагольными.

Что в работе редактора самое важное?

Понимание ниши. Не обязательно на практике, достаточно теоретического знания.

Знание, где копать. Специалист должен знать, где взять информацию, с кем поговорить, у кого достать инсайды.

Смелость во всех отношениях:

  • тестировать новые идеи, которые кажутся тупорылыми и от которых аудиторию может «перевернуть»;
  • доносить до руководителя свою точку зрения, даже если ждёшь жаркого спора;
  • конфликтовать и продолжать общаться, несмотря на конфликт;
  • сказать человеку, что он уволен;
  • уволиться самой, если ясно, что пути расходятся.

Желание понять других людей. Это сильно помогает добиваться результатов.

Иногда смотрю: человек халтурит. Поговорю с ним — находится крючок, какая‑то зацепка к мотивации. Конечно, бывает и так, что никакие разговоры не помогают. Но когда я знаю, что у человека тяжёлая ситуация в жизни, то становится проще оценить причины его действия или бездействия.

Или другой пример. Мне рассказали, что знакомые распускают про меня сплетни. Можно позлиться, а можно понять: у людей настолько плохо на душе, что они не контролируют себя.

Конечно, понимать аудиторию, знать инфостиль, доносить свои мысли — дефолтный пак умений редактора.

Что такое понимание аудитории для редактора?

Редактору нужно знать боли читателей, что им не нравится, о чём они думают, чем живут. Нужно понимать, как быть полезным. Если человек шарит в нише, ему проще понять аудиторию. Он сам сталкивается с тем же, с чем сталкиваются его читатели.

Это не значит, что редактор‑эксперт стопроцентно попадёт в мысли читателя. Не всё то, что нравится одному, гарантированно понравится другому.

По реакциям видно, что люди считают ситуацию с «инфопродуктами» этого героя несерьёзной — навешали ему клоунов. Малое число реакций — норма для этой информационной ниши

Понимать аудиторию помогает обратная связь: комментарии и реакции. Реакции нужны все, не только сердечки, лайки, но и какашки, клоуны и палец вниз обязательно.

Нужны все реакции: и лайки, и какашки

Я в предыдущем проекте общалась с людьми с личной учётки. Все знали, что это я курирую создание контента в проекте. Так получала обратную связь.

Почему решила стать главредом «Кто студента»?

В прошлом проекте я тоже главредила и совершила несколько ошибок. Нужно было их проработать. Пошла в «Кто студент», чтобы проверить свои гипотезы по взаимодействию с авторами.

Какие ошибки прорабатывала?

Я раньше думала, что авторы обменивают свой опыт на деньги. И выстраивала иерархию: я главред — ты автор.

В «Кто студент» пришла с теми же убеждениями, но с новой идеей: «Я даю людям возможность реализоваться и становлюсь причиной их успеха».

Дать людям возможность реализоваться и стать причиной их успеха

Я воспринимала свою деятельность не как «Я редактирую статьи», а как «Я даю людям работу». Думаю, это уже предпринимательский подход: не просто работать с людьми, а помогать им. И видеть в этом свою радость.

Внешне, наверно, незаметно, но мне стало комфортнее с авторами. Авторам, судя по фидбэку, тоже было комфортно со мной.

Когда происходили дискуссии с авторами и героями, как их решала?

Смотря в чём дискуссия. Обычно то, что предлагают авторы «Кто студента» — это ошеломительные идеи. И я всегда за то, чтобы их пробовать.

Например, Женя Малакеев брал интервью у главреда «МТС Банка» Антона Тарасова. У него канал называется «Бредполитика», а на аватарке — ломтик хлеба. Автор придумал попросить у Антона фотку, как тот жуёт булку. Это была прикольная идея, жаль, реализовать не получилось.

Бывает такое: говорю автору, мол, давай вот это у героя спросим, а автор мне отвечает, что это очевидно из контекста. Перечитываю, варю эту мысль и потом такая: «Не, всё‑таки давай спросим» или «Ну да, это очевидно».

Моя позиция: мы все друг у друга учимся. Авторы могут чего‑то не знать, но и я чего‑то не знаю.

Если я снова стану редактором на ставке, то буду настаивать на своих решениях, но в «Кто студенте» мы вместе создаём красоту, вместе создаём что‑то крутое. И поэтому я слушаю мнение и советы других людей.

Что тебе дало главредство в «Кто студенте»?

Я протестировала другой подход к работе, теперь более цельно вижу картину работы редакции. Получила практику редактуры статей.

Ещё полезные связи. Появилось много новых знакомых, именно коллег по цеху.

Что оказалось самым сложным в главредстве?

Неразрывные пробелы! Шучу.

Называть адекватные сроки.

Сложно было говорить авторам, что я не могу сегодня посмотреть статью, хотя обещала. Выполнять обещания не получалось из-за здоровья. Видит у меня только один глаз, и он больной. На основном проекте ненормированный рабочий день: инфоповод может появиться ночью, и лучше всего его отработать сразу, пока все обсуждают. Ещё нужен отдых для глаз: гимнастика, сон, много смотреть вдаль. Что-то срочное на работе — и всё сдвигается. А глаза болят.

Недавно я осознала, как это выглядит со стороны, и начала брать сроки побольше. Я не хотела говорить авторам, что сдвигаю дедлайны из-за болезни. Опасалась, что все решат, будто я болезнью прикрываюсь. Это мой косяк. Надо было учесть свою ситуацию и сразу называть большие сроки.

Пробовала применять сервисы, которые читают текст вслух?

Нет. Мне казалось, если начну такими пользоваться, то подпишусь под тем, что я слепая.

Что было самым интересным, что удивило во время работы?

Для меня было неожиданно: оказывается, не все люди могут сказать, что чем-то недовольны.

В прошлом проекте меня учили говорить, если что-то не нравится. Нужно было не просто вывалить претензию, а объяснить, что именно не устраивает и чего я хочу от человека для исправления ситуации.

Говорить, если что-то не нравится

Для меня абсолютно нормально ругаться по рабочим вопросам. Покажите мне людей, которые решают острую проблему без эмоций. Я любые «разборки» воспринимаю нормально: жаришку устроили, разобрались и всё — работаем дальше.

Что нового ты принесла в «Кто студент»?

Добавила новые рубрики в телеграм-канал:

  • «Вторничная дискуссия»;
  • карточки-подборки;
  • мини-интервью в текстовых постах.

В последний месяц я выпускала два-три интервью в неделю, а не одно, как требует Устав журнала. Экспериментировала с обложками. Обсуждала с бюро мини-формат статей. Хотела не только сделать новый формат, но и начислять за него баллы авторам.

Что ты поменяла в редполитике?

Добавила возможность писать бренды латиницей.
Были ситуации, когда героям не нравилось, что название их любимого бизнеса пишут по-русски. Не скажу, что такое часто случалось, но эти ситуации создавали проблемы.

Я решила, что это не то, на чём стоит терять время.

В своём блоге ты писала, что пуристом быть нет смысла. Что имеешь в виду?

Нет смысла придумывать новые русские слова на замену уже существующим в языке заимствованным «калошам» и «кардиганам». Во всех языках есть заимствования, это нормально.

Если речь полностью состоит из англицизмов, это странно. Всё, что человек тут написал, можно было выразить русскими словами. Хочется спросить: «А что вы по-русски, не по-английски сразу?»

Если два человека между собой общаются и им удобнее говорить англицизмами — это их дело. Но когда мы пишем для издания, надо смотреть на целевую аудиторию. Если читателям удобно общаться кучей англицизмов, возможно, стоит писать именно так. Но если читатели ещё русский не забыли, от нарочитых заимствований лучше отказаться. В «Кто студенте» мне таких статей не приносили: у нас русский не забыли ни авторы, ни читатели.

Автопортрет в стиле «Киберпанк 2077»
Я люблю рисовать, но между книгой на английском и рисованием выберу книгу

Дашь совет начинающим редакторам?

Не то чтобы совет — расскажу про свой опыт, свои шаги к эмоциональной зрелости.

Обида — детская реакция. Раньше я была обидчивым человеком. Обижалась не часто, но если уж обижалась, то сильно. Потом поняла: когда человек обижается, он перекладывает ответственность за свои чувства на другого. Каждый раз, когда подступает обида, я стала задавать себе вопрос: «Кто управляет моей жизнью: я или обидчик?» Это позволяет реагировать на всё спокойнее. Не вступать в конфликты, не продолжать их.

Выражать негативные эмоции — нормально. И обижаться тоже. Да, я только что сказала, что обида — детская реакция. Это правда, но одного осознания недостаточно. Чтобы перестать обижаться, нужны месяцы работы. И что, подавлять свои эмоции? Нет, конечно. Я всё равно обижаюсь, и мне есть куда расти. Главное, понять это и работать над собой.

Не принимать решения на эмоциях. Не знаю, как исключить их полностью — сама ещё не научилась. Но в проекте, где я сама себе хозяйка, очень важно не принимать тупых решений на эмоциях. Однажды я меняла работу, и меня уже ждали в одной компании. Я собиралась туда из-за чувства вины: не хотела их расстраивать, не хотела, чтобы осуждали. Когда я осознала эту эмоцию, то отказалась от работы.

Учусь действовать без эмоций, но это долгий путь. Если делаю что-то на эмоциях, потом провожу работу над ошибками, рассуждаю, как можно было иначе поступить.

Беречь свои ресурсы. Люди делают странные вещи, не думают о клиентах или об окружающих. Раньше меня это задевало. Я могла начать людям доказывать, что они неправы. В супермаркете, например, товары стоят так, что невозможно достать один — обязательно все посыплются. Я не знаю, зачем так сделано. Раньше я бы стала сотрудникам что-то доказывать, сейчас стараюсь аккуратно достать товар. Пусть я потрачу на пять секунд больше, но не израсходую свой эмоциональный и временной ресурс на перепалку с сотрудником магазина.

Говорить людям, если что-то не нравится. Я как-то высказала претензии руководителю, а он спросил, почему раньше молчала. А я несколько месяцев не могла озвучить то, что мне не нравится — думала, что сочтут дурой. Теперь учусь говорить и не держать в себе.

Ресурсы экономлю. Их лучше вложить в мечту

Принцип: либо надо, либо нет. Или я делаю, или закрываю вопрос. Если я что-то запланировала, но не сделала, то начинаю искать причины. Если не успела, то задаю себе вопрос: почему я не нашла времени добиться своей цели? Вопрос неудобный, зато действенный.

Больше неудобных вопросов самому себе — больше результатов.

Окружать себя правильными людьми. Если меня человек бесит, я стараюсь свести к минимуму общение с ним. Если не получается, не буду спорить или что-то доказывать. Это тоже вопрос сохранения ресурсов. Мне важно сохранить свои ресурсы, особенно то время, которое я могу потерять на ссору.

Александр Марфицин С застоем не надо бороться

UX-редактор рассказал, стоит ли начинать вести блог в 2024, как набрать 12 000 подписчиков в телеграм-канале и может ли популярный канал помешать найти работу.

Расскажи немного о своём опыте.

Я начинал в 2012 году. В то время вёл с друзьями пару блогов про Apple, меня привлекала «яблочная» тематика. Потом решил подзаработать и разослал несколько писем в русскоязычные издания. Одно из них откликнулось: это был «МакРадар» — издание, которое было посвящено Apple. В компании я проработал три года: год как редактор и два — как главред.

Полтора года работал на себя, писал и редактировал статьи, письма и другой контент для изданий и продуктов, потом решил вернуться в наём. Устроился в айти-компанию «Амплифер», где 3,5 года отвечал за все коммуникации. После участвовал в нескольких проектах, один из которых из сферы EdTech.

В итоге решил двигаться в сторону UX, потому что увидел в нём сплав текстов, смыслов, дизайна, продукта. Одновременно с этим подустал от статей, рассылок. В UX я увидел большое будущее, поэтому оказался в сфере два года назад.

UX — сплав текстов, смыслов, дизайна, продукта

Зачем начал вести телеграм-канал? Начинал для себя или выделял аудиторию и подстраивался под неё?

7 лет назад я сидел на кухне ночью, и вдруг меня озарило: надо делать канал про редакторские инструменты. Как раз к этому моменту уже началась волна создания первых телеграм-каналов. Вот и я создал свой — «Инструменты редактора», в котором решил сфокусироваться на… инструментах для редактора. Моей целевой аудиторией были редакторы и все пишущие люди. Я решил рассказывать им про сервисы, приложения, делиться советами. Буквально на одном листке блокнота это расписал и набросал первые 12−15 тем.

Почему решил выбрать тематику инструментов для редактора?

Я сразу почувствовал, что ниша выбрана верно. Редакторские каналы и советы с отсылками к правилам инфостиля уже были, а я решил пойти через инструменты: приложения, сервисы. Потом постепенно туда добавлялись советы, личный опыт и переводы статей — краткая выжимка материалов зарубежных коллег, которых сам читаю.

Это обычная практика: создаётся канал на определённую тему, в него приходит заинтересованная аудитория, которая потом начинает увлекаться в принципе жизнью автора. Сначала читателей объединяет тема, потом — личный взгляд автора на жизнь и работу.

Я пробовал вести четыре канала. Один из каналов был личный: рассказывал, куда езжу и что вижу. Но в прошлом году удалил все каналы, кроме «Инструментов редактора». В остальных задора хватало на пару недель, а потом я их плавно забрасывал, поэтому решил все темы интегрировать в свой основной блог.

Сначала читателей объединяет тема, потом — личный взгляд автора на жизнь и работу

Какой контент сейчас постишь в канале? Откуда берёшь информацию?

Рекомендации из блогов по UX-редактуре, на которые я подписан.

Еженедельная рассылка от Medium, который неплохо понимает мои интересы и под это строит рекомендации: раз в неделю присылает подборку возможно интересных мне материалов.

Рекомендации из каналов русскоязычных редакторов. У нас есть свой чат лидов. Если есть что-то классное, то рассказываю об этом у себя в блоге. Например, недавно был крутой гайд от Киры Калимулиной, или коллеги из Альфа-Банка рассказывали о тестах и исследованиях на Хабре — тоже делюсь этим в канале.

Личный опыт. Когда происходит что-то интересное или приходит интересная идея во время прогулки. Когда хожу, часто приходят классные идеи.

Отсылка к старым постам. Логика простая: тогда его видела одна аудитория, сейчас — другая. Аудитория сильно изменилась даже за последний год. Тем более в старые посты всегда можно добавить комментарий и сказать, как у автора поменялось мнение по поводу той или иной темы. У людей в разное время фокус на разных вещах: в одно время пост вообще не привлёк человека, а в другое — откликнулся на насущную проблему.

Продаёшь ли ты рекламу в своём канале? Если да, то как выбираешь рекламодателя, кого отсеиваешь?

Да. Раньше бесплатно публиковал вакансии от своих коллег, но сейчас для вакансий только платное размещение. Публикую рекламу на разную тематику. Всё, что касается коммуникаций в широком смысле слова, подходит для рекламы у меня в канале. Обычно размещаю информационные и образовательные продукты для редакторов, исследователей, дизайнеров.

Не подходят рекламодатели, которые не готовы маркировать рекламу и нарушают закон. Объяснение простое: не хочется лишних проблем.

Если говорить о релевантности приходящих рекламодателей — один неподходящий на двух подходящих. Часто приходят рекламодатели, с которыми уже был диалог. Буквально на днях пришёл такой человек и повторно купил размещение.

Как редактору лучше начать вести свой блог?

Можно даже начать с простой мотивации: «Вести канал, чтобы зарабатывать на нём деньги». Когда специалист ведёт канал, то тратит на него время, энергию и внимание. Если он собирает большую аудиторию, то почему бы это не монетизировать.

Но монетизация не должна быть основной мотивацией. Это может быть следствием того, что редактор ведёт крупный канал, который интересен аудитории. Рекламодатели замечают активность, видят подходящую целевую аудиторию и готовы купить у вас размещение.

Сейчас вырасти гораздо сложнее, чем 7 лет назад. Тогда я вырос без закупки рекламы до семи тысяч за год, но сейчас это очень сложно, для такого быстрого роста надо быть известной личностью или вкладывать деньги в рекламу. На очередной канал редактора подпишутся друзья, придут подписчики из соцсетей. Наберётся пара десятков человек, а дальше органически расти будет сложно. Взаимопиары и подборки работают намного хуже, чем раньше.

Если есть желание начать вести канал, то надо начинать и не задумываться о сложностях. Появился порыв — делайте. Если есть идеи для первых постов — делайте. Если контент будет интересным, аудитория — живой, то это будет подпитывать вас как автора канала. Вы будете видеть, что канал востребован: ваши темы обсуждают, подписчики разделяют ваш подход. Всё это будет создавать самоподдерживающийся интерес к вам и вашей аудитории.

Главный совет — выбрать нишу, потому что читать 500-й дневник о работе редактора не очень интересно. Например, можно сделать канал про чат-ботов и рассказывать инсайты из работы. Или если вы работаете в государственных органах, то можно рассказывать об этом — интересно слушать небанальное. Просто рассказывать о редактуре в широком смысле — плохой вариант, с этого уже поздно начинать, только если вы не очень известный редактор.

Просто рассказывать о редактуре — плохой вариант, с этого уже поздно начинать

Нужно ли вести канал, чтобы устроиться UX-редактором?

Телеграм-канал — это украшение на торте. Он не будет играть решающую роль при приёме вас на работу. В первую очередь работодатели смотрят на хард- и софт-скилы редактора. Есть канал или нет — сильно вторично. Но канал можно использовать для оттачивания своих навыков. Если вы хотите пойти редактором в геймдев, то можно тестировать и реализовывать игровые механики. А если идёте UX-редактором, то можете сделать канал с хорошими и плохими примерами интерфейсов, развивать насмотренность.

Есть минусы своего телеграм-канала, если специалист устраивается на работу?

Для работодателей наличие у редактора телеграм-канала может сыграть отрицательную роль, если редактор ведёт канал активно. У работодателя могут быть вопросы о приоритетах: сколько времени вы будете готовы уделять работе.

А мудрый работодатель увидит в вашем блоге ещё один канал трансляции о компании, ценностях, вакансиях и других активностях, и попросит вас делиться этим с подписчиками. Но всё зависит от культуры конкретной компании.

Как личный канал помог тебе как редактору?

Сформировать сообщество интересных людей, лучше прокачаться в теме, создать место, чтобы делиться знаниями. Он работает на личный бренд и нетворк: когда я оказываюсь на конференциях или новом месте работы, всегда находится несколько человек, которые уже с ним знакомы.

Видел твой блог на Teletype, даже одну статью на DSGNERS. Как определяешь, какой контент и куда постить? Есть ли определённая стратегия?

Сейчас стратегия — хотя бы что-то написать в блог. Большие материалы я давно не писал, больше привык к формату телеграм-канала: увидел, записал и сразу опубликовал. Рутины и обязательного написания текста хватает на работе. Есть что сказать или хочется свести рекомендации по конкретному вопросу в одно место — пишу статью.

Сейчас делаю так: в Teletype — статья, в телеграм-канал — анонс этой статьи. А потом в рассылке делаю дайджест самых интересных постов и статей. На Дзене не писал, на VC примерно раз в два года публикую что-нибудь. Например, на VC публиковал статью про папки в телеграм-канале: они тогда только набирали оборот, и у нас они хорошо зашли. Также публиковал статью про сканируемый контент, которая тоже неплохо зашла. Единственные системные площадки для меня сейчас — телеграм-канал и рассылка.

Что тебе дало ведение блога на разных площадках?

Можно делиться знаниями в разных форматах под разные контексты: в Телеграме — быстрое чтение, в блоге — более вдумчивое и основательное. Рассылка помогает скомпоновать самое интересное в одно письмо — потом и самому полезно перечитать, о чём ты писал год-два назад. А статьи на внешних площадках помогают найти новую аудиторию.

В своём канале ты писал обзор на книгу. Посоветуй свой топ книг для редакторов и в чём именно они могут помочь?

Основные общие рекомендации по работе: Максим Ильяхов, Уильям Зинсер «Как писать хорошо», Генрих Альтшуллер «Теория решения изобретательских задач» и Филип Котлер «Маркетинг 5.0».

Если вы работаете в крупной компании, то можете поинтересоваться темой корпоративной культуры:

— Дэйв Логан, Джон Кинг и Хэли Фишер-Райт «Лидер и племя: 5 уровней корпоративной культуры»;
— Бен Хоровиц «Мы то, что мы делаем».

Из общего и универсального для расширения кругозора: Рэй Далио «Принципы», Сунь Цзы «Искусство войны», «Дизайн для недизайнеров».

Видел в канале, что ты проводишь консультации. Для чего они нужны редакторам и на кого нацелены?

Если копнуть в самую суть, то я помогаю людям понять свою ценность. За всем этим уже следует разбор резюме, помощь с выбором вакансий, переходом в UX. Иными словами, я помогаю редакторам ценить себя и выбирать, куда и как развиваться в профессии.

Я помогаю редакторам ценить себя

Знаете, как определить типовое редакторское резюме? Много текста и мало конкретики. Люди стесняются говорить о своих достижениях или думают, что у них вообще их нет. Но не бывает, что человек плодотворно работает и у него нет успехов. Он сам может этого не замечать, или руководитель не подсвечивает это. Я помогаю человеку на консультации увидеть в работе точки, которые дают ему уверенности. Вторично: помочь переупаковать резюме, перейти в UX, выбрать вакансию и компанию.

Александр Марфицин рассказывает студентам «Британки» про UX-тексты

Расскажи какой-нибудь миф о работе у начинающего редактора.

Многие на консультациях спрашивают: «А как работать в корпорациях, ведь они такие монструозные?» Самый большой миф, который я слышал: все процессы в корпорациях выстроены, всё настолько чётко, что шаг в сторону — расстрел. Это не так.

Я стараюсь развеивать мифы и говорить, как обстоят дела со стороны корпорации в повседневности. Специалист видит вакансию: красивое описание, брендированная страница, куча плюшек, тысяча откликов. И думает, как туда сложно пробиться. Я помогаю людям увидеть, что за всем этим стоит и что внутри компании происходит. Это просто ещё одна форма работы.

Вы могли работать до этого в небольшой компании, в которой свои плюсы и минусы, так и в корпорации свои нюансы. В вакансиях не описывают, что будет после того, как вы перейдёте из небольшой компании. Я объясняю, что корпораций не стоит бояться. В них работают такие же обычные люди, и там тоже можно влиять на процессы и выстраивать их.

Какие корпорации продвигают редактуру в массы?

«Авито» часто проводит митапы, и сами редакторы рассказывают, как работают, и описывают нюансы в профессии. «Билайн» собирал митап у себя в офисе, их лид Соня Львова записала документальный фильм про UX-редакторов. «Яндекс-драйв» и «Сбер» также продвигают редактуру. Наше сообщество сейчас в процессе формирования.

Я не знаю ни одного крупного бренда, который оказывает массовые услуги, и при этом у них нет редактора. Я думаю, что на самом деле спрос на этих специалистов полностью ещё не закрыт. Это следствие того, что рынок ещё догоняет: компании поняли, что им нужны редакторы, наняли нескольких и в процессе решили сформировать отдельный штат из людей этой профессии. Я думаю, что в ближайшие несколько лет редакторов продолжат нанимать.

Был ли у тебя застой в работе, когда не понимал, куда дальше двигаться? Если да, то как с этим боролся?

Основной совет: с застоем не надо бороться, сначала его надо прожить. Вы можете сразу начать совершать телодвижения, но лучше дайте себе время прожить кризис и отдохнуть. Если у вас закончился важный профессиональный период в жизни и начался кризис самоидентификации, то это говорит о том, что вы готовы к чему-то более интересному.

С застоем не надо бороться, его надо прожить

Время кризиса можно уделить себе, позаботиться о своём моральном и физическом здоровье. Вы можете съездить куда-нибудь отдохнуть. Если чувствуете, что хотите неделю полежать дома, — делайте это. Но лучше не берите телефон и наушники, чтобы отдых был более продуктивным. Когда вы почувствуете, что устали от отдыха, то выходите на рынок с пониманием того, чего хотите.

Designed by macrovector / Freepik

Ответьте себе на вопрос: «Чего я хочу?» После этого вы будете понимать, что делать дальше: кто-то уходит из редактуры, кто-то приходит в редактуру.

Как только вы поймёте, чего хотите, — начинайте активно двигаться, изучайте рынок, ходите по собеседованиям, общайтесь и принимайте тот оффер, который вам нужен. Если вы поняли после многих лет работы в найме, что вам это не подходит, то начинайте своё дело.

Кризис — это всегда апгрейд. На эту тему есть хорошая книга Елены Рязановой «Это норм!». Даже в китайском языке иероглиф «кризис» значит «опасность и возможность». Если вы долго работаете, и у вас не было кризиса — это странно и неестественно. Кризис — интересное время, которое нужно принять и затем двигаться дальше.

Кризис — это всегда апгрейд

Переписывай, усложняй Вредные советы редакторам, дизайнерам и руководителям

Студенты Школ бюро дали вредные советы для первоапрельского выпуска «Кто студента». Главный совет — не слушать советов.

Григорий Остер писал вредные советы для непослушных детей: чтобы те сделали всё наоборот, и получилось как раз правильно. Непослушные дети выросли. Некоторые из них стали студентами Школ бюро. Для них «Кто студент» приготовил свои советы — вредные и полезные одновременно.

Студенты школ прислали нам вредные советы по редактуре, вёрстке, дизайну и управлению проектами. Редакция журнала их «остерифицировала» и добавила комментарии от себя — каким советам следовать, пусть читатель решит сам.

Дизайнерам

    Коль клиент не понимает
    Глубину твоей души,
    И задумкою творца
    Не проникся он пока,

    Отвечай ему скорее:
    «Я художник. Я так вижу».
    Пусть почувствует он сразу,
    Что дурак он и простак.

Дизайнер оказывает услуги, как парикмахер или булочник. Его работа — решить задачу клиента. В Школах бюро этому посвящена отдельная лекция, а на сайте бюро — совет Николая Товеровского.

    Если человек не понял,
    Что творец сказал продуктом,
    Если пользователь сразу
    Интерфейс не уловил,

    Значит он — неандерталец
    И продукта не достоин.
    Вот ещё тут распинаться,
    Кому надо — тот поймёт.

«Нет времени объяснять, разбирайся в этом интерфейсе сама»

Проверьте, проходит ли интерфейс проверку «взглядом новичка». Хороший интерфейс интуитивно понятен и имеет смысл в любом состоянии.

    Если клиенту макет не понравился,
    «Текст, — говорит — расположен неправильно»,
    То покажите работы с Беханса,
    И объясните, что так нормально.

    Сразу проникнется он и примется
    Ваши ботинки лобзать креативные
    И ни за что не подумает больше
    Критиковать Ваше Высокотворчество.

Читаемость текста важнее эстетики макета, даже если эстетика — это часть задачи. Как всегда, всё зависит от задачи и контекста.

    На любое замечанье
    Говорите без зазренья:
    «А я вам не аниматор,
    Бестолковых развлекать».

    Объясните людям сразу,
    Что дизайн это наука.
    Лебедева приплетите —
    Что он в стороне молчит…

Дизайн — не наука. В нём нет универсальных законов: есть рекомендации, опыт поколений и «золотые правила», например, правило внутреннего и внешнего. Но непреложных истин в дизайне нет.

    Помните, что вы — дизайнер,
    А не автор, не главред.
    И не надо трогать буквы —
    Пусть всё будет так, как есть.

Дизайнер думает об информативности интерфейса. Если нет возможности привлечь к разработке редактора, дизайнер работает с текстом сам.

    Если спросит вас прохожий,
    Что такое интерфейс,
    Отвечайте ему сразу:
    «Международное лицо».

    Знает пусть: UX-дизайнер
    Приложений не рисует.
    Труд его куда сложнее —
    Интуристов завлекать.

И так сойдёт

Интерфейс — это правила, по которым человек взаимодействует с объектами. Интерфейсы окружают нас повсюду: от рычажка регулировки термостата до всплывающих окон в мобильном приложении. UX/UI-дизайнер делает так, чтобы интерфейсы были интуитивно понятными и эффективными.

Редакторам

    Если просит вас заказчик
    В текст готовый внести правки,
    Вы на это не ведитесь,
    Не бегите исполнять.

    Отвечайте ему прямо:
    «Вы абьюзер и токсичный».
    Потому что нефиг портить
    Ваш достойный, честный труд.

Прежде чем начать работу над правками, стоит проанализировать, выполняет ли текст свои цели и задачи. Если у текста нет полезного действия, значит он не готов.

    Если очень вы хотите
    О здоровье написать,
    На ПабМед идите смело:
    Он не даст вам заскучать.

    Наберите там фактуры
    По предмету своему,
    Чтобы уяснил читатель:
    Что, куда и почему.

    Напишите: клизму с кофе
    Надо ставить по утрам.
    Доказательства в ПабМеде
    Подберутся на ура!

    Ставить ссылки — тон хороший,
    Вы же профессионал!
    Главное — не признаваться,
    Что в совете всё наврал.

Факты должны помогать читателю. Если факт не в мире читателя и не рассказывает ему историю — это ненужный факт.
Факты должны опираться на достоверные источники, быть правдивыми и полными.

    Если вы пишете текст очень сложный,
    И в инфостиле своём не уверены,
    То напишите Максиму Ильяхову,
    Лучше вообще позвоните, не мешкайте.

    И расспросите его вы с пристрастием,
    Где здесь стоп-слово, нужна ли метафора,
    Как избегать залога страдательного,
    И зачем опираться на факты.

    Главное — щедро поблагодарите.
    Так и скажите: «Спасибо заранее!»
    Возможно, тогда вы и не разозлите
    Дракона белого с обложки оранжевой.

Задавать вопросы — очень важно и круто. Ещё важнее и круче — задавать вопросы правильно.

Благодарить заранее не стоит — в совете бюро Илья Синельников объясняет, почему.

    Если Главред дико вас бесит
    Оценками и выделением красным,
    Не надо ничего исправлять-редактировать,
    Просто сядьте и напишите Ильяхову.

    Расскажите ему, что Главред этот глупый,
    Русский язык убивает по-страшному;
    Что стоп-слова всем нужны обязательно,
    А без канцелярита вообще жить опасно.

    Он, малохольный, мигом одумается,
    И сервис свой удалит сразу же.
    А всего-то сказать нужно было,
    И сразу результат — ну надо же!

Не наезжайте на Максима Ильяхова. На него уже наехали до вас, и не раз. Инфостиль — это всего лишь один из методов работы с текстом. А сервис «Главред» подходит только для грубой чистки текста. Думайте своей головой.

    Прям без подписи читатель
    Не поймёт, что на картинке,
    Прям не сможет догадаться,
    Что тут изображено.

    Нам не надо лишних текстов,
    Подпись — для людей неумных,
    Умные глаза разуют
    И всё сами разглядят.

Эта подпись к иллюстрации — неинформативная. И иллюстрация тоже

Подпись к иллюстрации — это «мост» от иллюстрации к тексту. Автору проще переключить внимание читателя с картинки на текст с помощью подписи под картинкой.
Подпись должна быть информативной — что это значит, объясняет Максим Ильяхов.

    Своего читателя нечего баловать
    Структурой и текстом читаемым.
    Нужно писать гораздо сложнее:
    Залогом страдательным и стоп-словами.

    Вот тогда-то читатель забегает,
    И развиваться станет неистово,
    И никто не укорит ваше творчество
    В деградации людей окружающих.

Слова, которые не несут полезной информации, следует удалять из текста. Эта идея — основа информационного стиля.
При этом инфостиль — не догма. Бывают случаи, когда инфостиль необязателен. Всё зависит от задачи текста.

    Этот текст сухой как кактус
    Или как печенье «крекер»,
    И заказчика не надо
    Угощать таким говном.

    Напишите текст вкуснее —
    Жирный, липкий от метафор.
    Пусть он будет самый вкусный,
    Премиальный на все сто!

Будьте осторожнее с качественными прилагательными. Если они не подкреплены фактами, то только создают иллюзию информативного текста.

Если клиент настаивает на «премиальности» в тексте, можно показать ему, каким крутым бывает информативный текст. Не факт, что у вас получится его переубедить. А может, переубеждать и не надо.

    Если пишете вы что-то,
    И дедлайн уже сегодня,
    То редактора тревожить
    Совершенно ни к чему.

    Накидает он вам правок:
    Даты, имена поправить…
    Лучше сдать и спать спокойно
    Ведь со спящих спросу нет.

На правки нужно много сил. А сила — в сне

Обычно текст кто-то согласовывает и принимает — редактор, заказчик или начальник. Если это так, то готовым и «сделанным» считается только согласованный и принятый текст.

Артём Горбунов в видеосовете рассказывает, как согласовывать и сдавать работу, если вы работаете удалённо.

Руководителям

    Несдвигаемые сроки —
    Это, в общем, ерунда.
    Никому из управленцев
    Не нужны они пока.

    Не стесняйтесь, попросите
    Дополнительное время:
    До среды, или до мая,
    На крайняк, до Рождества…

Бюро Горбунова применяет принцип ФФФ. Исходя из принципа, в каждом проекте фиксируют срок и бюджет. Изменить, или «пофлексить», можно только функционал.

    Облажались вы со сроком,
    И клиент теперь бунтует?
    Вы вообще не виноваты,
    Виновата вся Земля.

    Вся планета опоздала,
    Аж на целый день, заметьте.
    Високосный год, слыхали?
    Что поделать, так у всех!

Пусть весь мир подождёт

Если вы соблюдаете оговорённые сроки, вы бережёте своё и чужое время, уважаете свой труд и труд тех, кто рядом с вами. В Школах бюро несколько пропусков дедлайна приведут к отчислению. Придётся начинать заново. В работе пропуск дедлайна может лишить вас клиента и испортить репутацию. Не срывайте сроки.

    Если клиенту цена интересна,
    И просит он сумму назвать конкретную,
    Вы отвечайте размыто и мягко:
    «Может быть десять, а может и сто».

    И тогда в процессе вы сможете
    Постоянно просить больше денег.
    Вырос ценник разов так в тысячу?
    Ну ошиблись чуток, ну что теперь.

Вы вправе просить за свою работу хоть сто рублей, хоть сто тысяч — цена на ваши услуги зависит от вашего желания и от того, насколько вы полезны заказчику.

Лучше договориться о цене «на берегу» и не обманывать ожиданий заказчика.

    Не пытайтесь понять задачу —
    Только время своё потратите:
    Слушать этих всех сумасшедших,
    И записывать всё в тетради.

    Лучше думайте, что вам делать,
    Сами, без чьей-либо помощи.
    Клиент щедро отблагодарит вас
    За экономию драгоценного времени.

Понять задачу — важная часть работы. Убедитесь, что у вас с клиентом одинаковые ожидания от результата. Понять задачу — ваша ответственность.

    Если вдруг коллега вредный
    Вам советы стал давать,
    Вы не слушайте, а лучше
    Посоветуйте в ответ.

    И тогда работа ваша
    Будет ценной и любимой;
    Слушать все советы могут
    А попробуй-ка их дать!

Cамый главный совет этого выпуска: не слушайте никаких советов бездумно! Выбирайте сами, каким советам следовать, а каким — нет. Вредный это совет или полезный — решайте сами.

Делайте круто, а не круто — не делайте

Никита Квитко Знания — это власть

Никита учится в Школе редакторов и рассказывает, как был писарем во время срочной военной службы. В этом интервью — о том, помогает ли инфостиль писать рапорты и объяснительные, чем занимается писарь в современной армии и как после службы найти своё призвание в диджитале.

Как ты стал писарем при армейской канцелярии?

Работа писаря отдалённо напоминает работу секретаря-референта. Он печатает документы, заполняет журналы, составляет расписания. Писарь должен уметь работать за компьютером: печатать документы и настраивать принтер. Всему остальному он учится в процессе службы — например, вышивать распечатанные журналы или заполнять расписания.

В первые дни моей службы к новобранцам подошёл командир роты и спросил: «Кто умеет работать за компьютером?». Откликнулся только я. Он сказал: «Пойдём со мной, мне кое-что надо напечатать».

В канцелярии стоял старый компьютер. Я быстро напечатал по шаблону рапорт и вырос в глазах командира. С тех пор он регулярно звал меня печатать разные документы. Со временем мои обязанности становились шире.

Что входило в обязанности писаря?

Печатать и клеить документы: приказы, рапорты, объяснительные, расписания, объявления.

Журналы печатают, а затем шьют толстой иглой с суровыми нитками. Например, я шил журнал учёта вещей, продовольствия, вооружения, документов; журналы инструктажей, где расписываются, что «инструктаж проведён». На задний разворот ставится печать и подпись командира роты. Это нужно, чтобы в журнале не подменили листы и ничего не вырвали. Похоже на издательскую деятельность. Добавлю в резюме, что участвовал в издании серьёзных печатных журналов (смеётся).

Я печатал разные навигационные штуки: объявления, бирки, указатели. Например, дома как: есть у человека пылесос. Человек берёт его в любой момент и начинает пылесосить. В армии над пылесосом обязательно висит указатель «пылесос для проведения таких-то работ».

Душевая подписана большими буквами, и снизу есть утверждённый график работы. Все моются строго по графику.

Ещё я составлял расписание суточных нарядов — назначал кто, когда и с кем пойдёт в наряд.

Расписание я составлял самостоятельно, а командир роты его подписывал. Если он видел ошибки, отдавал мне на исправление. Например, в наряде нужны четыре человека, а я поставил три. Но командир не интересовался, кто именно пойдёт в наряд. Так я получил определённую власть. Поэтому сослуживцы поддерживали со мной дружеские отношения. Некоторые приходили ко мне сами, просились в наряд на конкретные дни.

Всё это потому что я умею пользоваться компьютером и вовремя об этом сказал. Получил власть над людьми благодаря знаниям, инициативе и воле случая. На моём месте мог оказаться кто угодно.

Получил власть над людьми благодаря знаниям, инициативе и воле случая

Сложная ли у писаря работа?

С точки зрения писательского мастерства — нет. Всё строго по шаблону, который не меняется десятилетиями. Язык сухой и официальный. Например, все объяснительные начинаются со слов: «По существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее…»

Сложность заключалась в том, что задачи поступают в любое время суток. Например, все идут спать, а я ещё дописываю расписание нарядов. Но иногда вся рота работает под дождём, а я в тёплом помещении перед монитором кнопочки нажимаю.

В работе не по графику есть свои плюсы и минусы

Есть ли в работе писаря место творчеству?

В основном всё шаблонно и придумывать ничего не нужно. Если бы я сверстал документ сам, то сказали бы, что нужно переделать по шаблону.

Немного места для творческой свободы есть в объяснительных. Выглядят они так: «Что было, что делали, почему так вышло»; сверху — кому, внизу — дата и подпись. Сослуживцы не умели писать объяснительные, и я помогал им. Иногда писал за них.

Как думаешь, почему шаблоны годами не меняются, а в армейских текстах так много канцеляризмов?

Школа редакторов учит: улучшать тексты нужно, чтобы выдерживать конкуренцию за внимание читателя. В армии нет конкуренции. Если солдату нужно расписаться в получении формы, он распишется независимо от того, как отформатирована таблица и подписаны столбцы. Главное — документ выполняет свою функцию.

Максим Ильяхов на одной из лекций говорил, что текст — не главное. Главнее полезное действие, контекст и визуализация. Если документ выполняет полезное действие, неважно, как он выглядит.

Главное в армии — полезное действие. Над остальными составляющими не парятся

Есть ли визуальное повествование в армейских инструкциях?

Смотря в каких. Я бы разделил армейские инструкции на две категории: инструкции для военного времени и для службы в мирное время.

К первой категории относится боевой устав со схемами расположения войск, стратегиями обороны и нападения. Книги по эксплуатации техники и вооружения: танков, самолётов, вертолётов, автоматов, гаубиц. Ещё сюда можно отнести, например, визуальные схемы по оказанию первой помощи раненому.

Примерно так выглядит визуальное повествование в боевом уставе

Ко второй категории можно отнести визуальные схемы, обучающие строевой подготовке. Ещё иллюстрации вариантов стрижек военнослужащих или схемы, которые соотносят название воинского звания и то, как они выглядят на погонах. Например, сержант — три полоски поперёк погон, а прапорщик — две маленькие звезды вдоль.

Но того, что разработали — мало. Во время службы в мирное время возникает много ситуаций, когда пригодилось бы визуальное повествование. Например, новобранцам всегда проводят лекцию на тему того, как должны стоять стулья возле кровати и как должны висеть полотенца. Если бы была схема, то целую лекцию проводить бы не приходилось.

Каким документом ты больше всего гордишься?

Я горжусь журналом учёта вещевого имущества. Он состоит из 150 листов и в нём много таблиц. В журнале все расписываются за получение вещей: курток, штанов, берцев, трусов и остального обмундирования. Я сломал толстую иголку, пока шил этот журнал. Это один из моих самых больших проектов.

Какие навыки развила в тебе эта работа?

Я получил огромный опыт коммуникаций с людьми. Меня никто не знал, работа писарем помогла выделиться в толпе сослуживцев. Меня начали узнавать те, кто выше по званию: сержанты, прапорщики, офицеры. Приходили, просили помочь что-то написать, распечатать. Я мог просить о чём-то взамен. Такое случалось редко, и мне не отказывали.

Кем стал работать после армии?

После армии устроился в поддержку «Яндекс Доставки». Основные обязанности — коммуникация с клиентами и иногда тексты. Потом закончил курсы по СММ, брал небольшие проекты на фрилансе. Хотел попробовать себя в роли СММ-менеджера, но не знал, как правильно упаковать свой опыт и где искать вакансии. Поэтому записался на карьерную консультацию.

Консультировал меня один из руководителей СММ-направления в Яндексе. Между нами состоялся такой диалог:
— Что тебе нравится в работе СММ-менеджера?
— Мне нравится писать тексты — говорю я.
— Если нравится писать тексты — иди в редактуру. Вот у Ильяхова классная школа есть.

Я начал погружаться в редактуру и понял, что в работе СММ-менеджера мне нравилось писать тексты и дизайнить картинки. СММ-менеджер в крупной компании — человек, который делегирует эти задачи копирайтерам и дизайнерам. Я сделал вывод, что мне интересна редактура и надо поступать в Школу редакторов. Редактором пока не работаю, всё впереди.

Что бы ты посоветовал тем, кто ещё «ищет себя» в диджитал-направлениях?

Я думаю, нужно сесть и подумать, чем реально нравится заниматься. Не из-за денег, а для души. Мне, например, нравится писать в «Кто студент». Недавно вышло моё интервью с Сергеем Епифанцевым, оно кайфовое. Во время интервью я глубоко погрузился в новую для себя тему. Думаю, читателям тоже было интересно.

Всегда можно пойти к карьерному эксперту за деньги. Но лучше самому понять, от каких задач реально кайфуешь.

Подписывайтесь на мой телеграм-канал. Там я пишу о редактуре и контент-маркетинге для менеджеров, руководителей и предпринимателей.

Полина Пахотина Делать так, чтобы пользователь понимал продукт

Бывший системный администратор рассказывает, как поступила на бесплатное место в Школе редакторов, что оказалось самым сложным в учёбе и чем непривычна для технаря редакторская тусовка.

Чем занимается системный администратор?

В ведении админа вся компьютерная техника, связь и программы. Если что-то из этого надо настроить, починить, купить, установить или «полечить» от вирусов, обращаются к сисадмину. Он же учит других сотрудников пользоваться новой техникой и программами.

Как из системного администратора и ИТ-руководителя получился редактор?

Я в ИТ уже 30 лет. Когда начинала, всего этого разделения на разработчиков и операторов систем ещё не было. Да что там, сайтов ещё не было. Была компьютерная сеть «Фидонет», а главными в ней — те, кто сидел на узлах телефонной связи. Интернет шёл по телефонным проводам. Это называлось dial-up. Сигнал ходил настолько медленно, что его было слышно в телефонной трубке. Тогда все код писали, хотя бы по мелочи. Это сейчас сетевой администратор настраивает сеть, сетевой монтажник варит оптоволокно, программисты разделились на бэкендеров и фронтендеров, а для баз данных есть дата-сайентисты.

Среди всего этого разнообразия есть те, кто пишет инструкции для администратора, монтажника, фронта и бэка. Для пользователей тоже кто-то пишет. Я-то делала это всё разом. Так что я даже не меняю профессию, а просто выделила самый интересный для себя сегмент.

Полина разглядывает порты в оборудовании

Это не селфи, а попытка увидеть порты на задней стенке оборудования

Почему ты захотела стать редактором?

А я не хотела. Так вышло. Я изначально не совсем в редакторы метила. Скорее в технические писатели или в UI-UX, может быть. Просто та часть работы, которой всегда нравилось заниматься, теперь называется редактура.

Я всегда считала, что в ИТ много денег. Зачем техническому специалисту идти в нишу, где потенциальный заработок меньше?

ИТ-профессии очень разные по деньгам. Есть, например, должности, где будут платить копейки, а гонять и в хвост и в гриву. В моём регионе системным администраторам и специалистам техподдержки предлагают 20−50 тысяч рублей.

Много денег в финтехе, в разработке, в крипте какое-то время было. Нормальные деньги получают разработчики от уровня middle и выше. А вообще, платят много там, где специалист приносит пользу. Можно приносить пользу редактором или техническим писателем не меньше, чем системным администратором.

Второй аспект — я не работала в ИТ-компаниях. Основная деятельность у всех моих работодателей что угодно, но не ИТ. Я работала в библиотеке, винодельне и больнице, например. Они не зарабатывают на информационных технологиях, поэтому ИТ‑подразделения для них вторичны. С точки зрения руководства, айтишники только потребляют ресурс. Им постоянно приходится доказывать свою нужность, полезность и стоимость. Есть хороший анекдот на эту тему:

— Я на своей работе всё автоматизировал.
— Премию дали?
— Нет, уволили.

Проект автоматизации приходит в фазу эксплуатации, и всё — автоматизатор больше не нужен, это нормальная практика. Поэтому некоторые стремятся настроить систему так, чтобы без них всё упало, и их позвали обратно. Иногда это получается неосознанно. Когда человек стартует проект и один тащит его достаточно долго, в какой-то момент его уход может стать болезненным. Я всегда старалась уйти из проекта так, чтобы он не умер от моего ухода. Знаю точно, что большинство проектов, которые я оставила, работают до сих пор.

Я стараюсь уйти из проекта так, чтобы он не умер от моего ухода

Каким был твой первый редакторский проект?

О, болезненным щелчком по носу. Я в школе училась, в седьмом классе. Организовала нескольких одноклассников, мы написали статьи и нарисовали рисунки. Я статьи напечатала, сделала макет и пошла к директору школы с предложением организовать редакцию и выпускать школьную газету. Директор идею не поддержал, я бы даже сказала, обгадил её, и на макет смотреть не стал. Но работа редактора была сделана.

А каким был твой первый редакторский проект, который принес пользу в итоге?

Я занималась автоматизацией университетской библиотеки с нуля. Решила внедрять недавно написанную программу. Оказалось, что у неё нет документации для пользователя. Написала полностью инструкцию администратора с установки до решения проблем и инструкции для пользователей. Потом их растиражировали на все вузы, которые эту программу покупали.

Живой пример работы, в которой были тексты. Не всегда пользователи знают, как прочитать название кнопки на английском. Иногда они вообще не читают. Тогда проще нарисовать картинку и показать стрелочкой, куда нажимать

Какие трудности возникли при освоении редактуры?

Главная трудность пока — убедить HR, что я могу делать ту работу, на которую претендую.

Сложно найти работу в новом направлении?

Я достаточно долго уже стучусь в разные места. Даже послушала курс Ирины Ильяховой про то, что надо писать в мире работодателя сопроводительные письма. Но на «Хедхантере» их просто не читают. Может быть, не хватает релевантных работ. У меня есть опыт в Яндексе, но показать мне нечего, потому что я писала для их внутренних сервисов и всё это под NDA. Сейчас начала писать отклики в других местах, не только на «Хедхантере».

Разные тексты были частью каждой работы

Какие ещё были проекты и как ты находила их?

Проекты находили меня сами. Когда занималась автоматизацией библиотеки, наши библиотекари со студсоветом организовали поэтическую конференцию, а потом по итогам решили выпустить книгу. Но оказалось, что они не умеют делать книгу, и книгу сделала я.

Потом были два учебника для студентов, книга одного профессора, в которой я отработала за целую редакцию, от наборщика до редактора, и книга на английском языке. А ещё было много всяких инструкций, правил, регламентов, текстов на сайты и для Яндекс-директа, и ещё куча разных текстов, которые я не воспринимала как отдельную работу для отдельной профессии. Как будто я работала с текстами всегда.

Почему выбрала именно Школу бюро?

А есть другие? Сам по себе копирайтинг в чистом виде мне не особо интересен. Интересно описывать программные продукты, то, как они работают. Интересно говорить с пользователем, делать так, чтобы пользователь лучше понимал продукт. Интересно применить инфостиль там, где его ещё не применили или только думают, что применили. У некоторых компаний, где я работала, в документах был ужас. Я очень придирчиво выбираю тех, кто будет учить. Вот ребята из бюро меня убедили, что научат чему-то новому. Так и есть.

Ты поступила на бесплатное место. Вступительное делала в надежде учиться бесплатно или скорее из интереса и азарта?

И то, и другое. На фрилансе с деньгами не очень, я вложила в первую ступень денежку, которую мне подарили на день рождения, так что возврат денежки лишним не был точно. Но в задачу я погрузилась настолько, что даже заставила разработчика сделать мне работающий телеграм-бот. Который, к сожалению, упал перед самой проверкой. Бот был на хостинге, а хостинг нас подвел. Это вот та самая классическая ситуация, когда или сделано, или не сделано. То есть нужно было предусмотреть.

Бота сделала в Телеграме: там есть функционал, которого нет в Вотсапе. Телеграм не блокирует коммерческие аккаунты, и для подключения к Битрикс 24 не нужно реализовывать сложные схемы

Было обидно, но я не удивлюсь, если никто даже не заходил в бот и не проверял, открывается он или нет. Задание не подразумевало таких изысков.

Чего ждала от школы изначально?

Строго того, что сказал Максим Ильяхов — билет в сообщество.

Школа дала тебе билет в профессию?

Я считаю, что билет в профессию — это диплом. Понимаю, что сейчас многие приходят за отдельными навыками и не видят пользы в дипломах. Но я так не могу. Если я берусь за что-то, то до тех пор, пока у меня получается, я это тащу.

Пойдешь на вторую ступень? Сейчас ты наверху рейтинга, все шансы есть.

Я что-то даже не смотрела в рейтинг. Я старалась сделать хорошо то, на что могу повлиять. На результаты других и решение школы я повлиять не могу, так что на рейтинг не смотрю. Хочу и на вторую, и на третью. Наверно, это старомодно, но я считаю, что нет смысла поступать в аспирантуру, если не собираешься защищаться. Нет смысла идти учиться, если не планируешь писать дипломную работу. Жизнь может вносить коррективы, но изначальный план должен содержать финальную точку.

Как считаешь, новые знания будут полезны тебе где-то кроме редактуры? В твой айтишной работе?

Разумеется. В вакансиях стали попадаться формулировки вроде «учение Ильяхова».

То есть кто-то из твоих коллег пользуется инфостилем?

Очень редко. Чаще просто хотят показать себя крутыми и знающими Максима Ильяхова. А на самом деле всё делают так же, как и раньше, пишут канцеляритом и ещё каким-то странным языком. У меня было так на одной из прошлых работ. Вот сидит автор документа и нормально всё рассказывает. А потом начинаешь читать этот документ, и волосы шевелятся на голове. Зачем он это намудрил? Написал бы человеческим языком. Но тут такой момент: любое нововведение всегда даётся очень сложно. Нужна жёсткая воля руководителя.

Одна из моих шестидесяти книжных полок. Между книгами — материнские платы и видеокарты, а справа — обжимка и кабели. Ещё у меня есть литература по SQL и базам данных, пачка книг по народному костюму и много фантастики

Айтишные навыки помогали во время учёбы? Может в заданиях каких-то?

Да, помогали. Пригодился навык постоянно учиться, потому что ИТ очень быстро меняется. Вы начинаете воспринимать информацию гораздо эффективнее и быстрее. В ИТ необходим гибкий мозг, иначе слетите с поезда. Бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте — это про ИТ. Чуть упустил что-то в ПО, и вот уже половина сервисов отвалилась. Чуть недосмотрели релиз в обновлениях — и половина офиса сидит с кирпичами вместо ноутбуков. Поэтому мне не показалось, что в школе какой-то бешеный темп, как другие студенты рассказывают.

Программировала я давно и недолго. Но мне помогло то, что я не боюсь того же HTML. Я знаю, что есть люди, у которых при слове «программирование» руки опускаются. А я представляю, как всё это работает, поэтому меня это не пугает. Возможно, ещё помогло знание, что кроме предложенных ресурсов существуют и другие достаточно удобные среды для написания на HTML — например, WebStorm.

Что тяжелее всего давалось в школе?

Тесты по интерфейсу. Вроде всё понятно, вроде всё проверишь, сдал — а там 38 баллов! Редактура статей с «Хабра» далась тяжело. Мне сами статьи показались откровенно слабыми, а в задании преподаватель исходил из того, что они хорошие, но плохо написаны.

Как ты справилась с этим заданием в итоге?

Я смогла заставить себя отредактировать статью только за сутки до дедлайна. Решила, что сделаю статью читаемой, но донесу в ней свои мысли и отношение. Добавила от себя редакторских примечаний со ссылками, подтверждающими, что авторы не шарят в вопросе, о котором пишут. Потому что статья паршивая. Это была одна из самых тяжёлых задач за всю первую ступень.

Как тебе редакторская тусовка? Сильно отличается от твоих коллег?

Редакторская тусовка сильно разношёрстнее. По образованию и профессиональной деятельности тут как на Ноевом ковчеге: и бухгалтер, и кадровик, и айтишник, и филолог, и маркетолог; короче, всякой твари по паре. В айтишной тусовке гуманитариев сильно меньше.

Мне в айтишной тусовке легче, она более логичная и предсказуемая, на мой взгляд. В среде редакторов иногда встречаю людей, которых не понимаю. Среди айтишников таких почти нет. В айтишной тусовке мы ни разу не обсуждали феминизм и феминитивы. Никогда не обсуждали эзотерику, ноготочки, причёски. Даже интерфейсы и то редко обсуждаем. Чаще какие-то новости в обществе, политике, исторические аспекты. Это кроме ПО, железа и пива.

А есть что-то, что казалось странным или непонятным?

У любой профессии есть свой птичий язык. В том числе и у редакторов. Тот же «онбординг», например. Он не чисто редакторский, но мне пришлось некоторое время следить за контекстом, чтобы понять, о чём люди говорят. Англицизмов очень много. Или вот «кейс». Для меня это что-то вроде чемодана.

Аббревиатуры всякие: «ПСЯ» или «УТП». Не знаю, что это. Для меня УТП — это устройство терминальное программируемое, но, очевидно, в редакторской среде это что-то другое.

Мы как волнорез между морем информации и спокойной водой у пляжа, где пользователь плавает на матрасике

Как планируешь дальше развиваться в профессии?

Не знаю, хочу доучиться, меня пока нет в профессии. Я пока только лезу в неё. Вариантов для развития много: контент-маркетинг, онлайн-обучение, технические тексты. Информации в мире всё больше, а понимания всё меньше. А мы как волнорез между морем информации и спокойной водой у пляжа, где пользователь плавает на матрасике.

Мария Ивахненко Свобода важнее

Младший шефред «Бизнес-секретов» рассказала, как стремилась и попала в медиа банка с первой ступени Школы редакторов и как работа привела к предпринимательству и отношениям.

Ты училась в 13-м потоке Школы редакторов. Почему пошла в школу? Была ли связана с текстами до неё?

По профессии я учитель информатики и английского языка. Ещё всегда по жизни что-то писала, сочиняла стихи. У меня есть опубликованные рассказы.

Моё резюме преподавателя английского было выложено на hh.ru. Его увидели специалисты из «Ярмарки Мастеров», российского маркетплейса хендмейд-товаров. Позвали к себе как специалиста по контенту на английском языке, а потом и на русском. Офис был в моем городе Смоленске.

Я ужасно радовалась, что причастна к крупному проекту. Нравилось, как писала тексты, а они хоп — сразу появлялись на сайте. Потом я ещё придумывала разные акции, квесты для пользователей. Было круто вот так влиять на аудиторию.

Довольно скоро меня перестали устраивать условия: много работы, плотная поточность. Зарплата за два года выросла с 20 до 40 тысяч рублей.

Я захотела зарабатывать на текстах гораздо больше. А где есть деньги? Ну, в «Бизнес-секретах», например. Тогда главредом там была Ира Ильяхова. Я подумала, что туда можно попасть через Школу редакторов Бюро Горбунова. И поступила целенаправленно, с надеждой устроиться в бренд-медиа банка «Тинькофф».

Почему не пошла на вторую ступень?

Я до последнего маялась с решением, пойти или нет.

После «Ярмарки Мастеров» я стала редактором на все руки в компании, которая занималась внедрением программ «1С». Параллельно училась в бюро. А к концу первой ступени меня взяли в «Бизнес-секреты». Совмещать две работы и учёбу стало сложно, я сильно уставала. Днём писала тексты в офисе, ночью выполняла задачи для БС, а на выходных делала тесты. Это был кошмар. От переутомления даже начались панические атаки.

Поэтому после первой ступени я думала-думала, но дальше не пошла, решила позаботиться о себе. Тем более реальная практика в редакции у меня и так началась.

Как же у тебя получилось попасть в «Бизнес-секреты» на первой ступени школы?

О, это такая мистическая история! Я откликнулась на вакансию в Телеграме. Выполнила тестовые: сделала ресайзы статьи и макеты для сториз. Нарисовала их ночью и подумала: «Ну смешно же, клёво!» Ира Ильяхова тоже оценила и предложила созвониться.


Те самые черновики для сториз, после которых главред «Бизнес-секретов» Ира Ильяхова пригласила Марию на собеседование. Макеты Мария сделала в феврале 2021 года как одно из тестовых заданий

А на созвоне была ужасная связь! Ничего не слышно, всё булькает. Поговорить не смогли. Перед собеседованием я проверяла технику, всё было хорошо. А тут вдруг не работает. Через неделю созвонились снова — то же самое. Я расстроилась, даже подумала: «А может БС специально устраивает стресс-созвоны, как будто помехи?» Но нет. Ирина не корпоративна в этом плане, она в такие игры не играет. Так ничего и не получилось, вакансию закрыли.

Потом у Иры были прямые эфиры, я смотрела, комментировала, напоминала о себе. Через пару месяцев написала ей в Телеграме: «Может быть, ещё появились задачки в „Бизнес-секретах“ для редактора?» Тогда она спросила: «Как ты будешь делать кейс о компании?» Я описала примерный план работы: как найти эксперта, что спросить, как согласовать текст. Она ответила: «Всё, в понедельник начинаем работать».

В этой переписке тоже как будто есть доля мистики. Накануне я ходила к остеопату и наутро прекрасно себя чувствовала. Я не йог, но в тот день точно ощутила связь тела и психики. Тело расслабленное, ничего не болит, все слова легко даются. Я написала Ирине уверенно, вообще без сомнений, надо ли писать. И мы пообщались наконец.

В переписке с Ирой Ильяховой как будто есть доля мистики

Ты уже три года автор и редактор в деловом медиа. Согласна ли с мнением той же Иры Ильяховой, что журналисты, писатели и поэты не подходят для работы редакторами?

Это заблуждение! Журналисты не боятся общаться с людьми, искать информацию, согласовывать материалы. Писатели чувствуют ритм предложений, умеют раскрывать героев, показывать мотивацию их поступков, сомнения, передавать драматургию. Всё это, наоборот, помогает работать редактором. Например, я пишу статьи о предпринимателях в рубрику «Личный опыт». Там нужно много эмпатии, сопереживания, умения сохранять стилистику речи героя.

Опасения небезосновательны, если редакторы из-за творческих наклонностей ведут себя слишком эмоционально, недисциплинированно, не выдают нужного результата. А разумный человек может разделять: тут у меня творчество, а тут — дела. Если с работой редактора он справляется, то его увлечения — не помеха.

Я тоже переживала, что из-за писательства меня не возьмут в редакцию, даже поскрывала некоторые посты в соцсетях. А через полтора года работы в БС я осмелилась и сделала «каминг-аут»: пошла на поэтические чтения и везде об этом рассказала.

Таких редакторов много, которые что-то пишут, но скрывают. При этом у них клёвые, интересные, живые статьи. Так что если люди присылают тестовые в стихах, это связано не с тем, что они творческие, а с общей неадекватностью. И условный водопроводчик может отправить отклик на вакансию в стихах.

Переехав в Грузию, Мария стала выступать на встречах местных поэтов и писателей. Это поэтический вечер 31 января 2024 года в Батуми в кафе Provence

Ты хотела устроиться в БС и смогла, а почему стала ещё брать заказы со стороны?

Был период, когда я работала только для «Бизнес-секретов». Отмахивалась от других заказчиков, могла даже не отвечать на сообщения. Мне всё нравилось, я получала классный опыт и крутые статьи в портфолио. Но потом поняла, что такой путь развития не единственно верный для редактора. Корпорация — не предел мечтаний.

Важно не «залипать» в одном месте надолго. Иначе обрастаешь привычками, ярлыками, рамками и даже уже побаиваешься «внешнего мира». Позже я стала откликаться и на сторонние предложения. И увидела, как много классных людей и интересных проектов вокруг. Стоило ещё раньше начать самостоятельно менеджерить свою занятость. Так и зарабатывать можно больше.

Сейчас я выбираю проекты по душе, уже сама структурирую процессы в них, даже собираю мини-редакции под задачки, нахожу авторов, дизайнеров. На днях взяла менеджера, будет помогать мне с делами в моём начинающемся агентстве. Продолжу совмещать эту работу с БС, пока будет возможно.

Мария Ивахненко: «Однажды мне написали с формулировкой “ищем человека, чтобы публиковать статьи нашего блога на vc.ru“. Я подумала, что просят только выкладывать тексты и фото, а это мне не подходит. Но так как я уже решила браться за сайд-проекты, то не  “отфутболила“ предложение, а уточнила, что имеется в виду. Оказалось, нужен главред. Теперь я сотрудничаю на парт-тайм с  “Комредой“, делаю внутренний блог»

А как к тебе приходят новые клиенты?

Кто-то меня находит на бирже Главреда. С кем-то начинаем работать после публикаций в «Бизнес-секретах».

Иногда я пишу статьи так самоотверженно, что сижу с материалом 40−45 часов. Это дольше оплачиваемого лимита времени, который редакция отводит на материал. Но в такие моменты я плюю на деньги, главное — доделать продукт. Я перебираю, «кручу» фоточки, думаю, как встроить все клёвые детальки. Так и получаются хорошие материалы. А потом предприниматели-герои статей зовут меня редактором напрямую в свои проекты.

Ещё у тебя доля в бизнесе 40 store, расскажи о нём. Как в него пришла?

Тоже через редактуру. Это магазин селективного секонд-хенда. У нас офлайн-шоурум в Смоленске, группа во «Вконтакте» и несколько профилей на «Авито». Занимаемся магазином втроём: я и два основателя — Кирилл и Стас.

А познакомились мы так. Я написала статью в «Бизнес-секретах» про прокат велосипедов в Смоленске. Герой между делом рассказал, что поддерживает ребят, которые продают одежду и обувь: сдаёт им помещение неподалёку.

Как-то сижу, болтаю с сотрудниками проката. Приходит Кирилл, один из этих ребят-основателей магазина одежды. Жалуется, что делает ремонт, ничего не успевает, не может поехать домой, чтобы сварить картошки. А я жила рядом, предложила сварить ему картошки. Он поел и был ужасно рад. Так мы подружились. Потом я сделала с ним статью для БС.

Кирилл живёт в Смоленске и на месте управляет магазином 40 store. Маша периодически приезжает из Грузии и тогда выходит в магазин продавцом, помогает с мелкими делами в зале, отправляет заказы покупателям

Позже я познакомилась со вторым владельцем магазина Стасом. К нему привела другая статья. Я написала материал про открытие швейного цеха, тоже в Смоленске. Статью подготовила ко дню рождения магазинчика при цехе. Принесла её на праздник как подарок хозяйке — героине статьи. Тут же на радостях прикупила рубашку её производства. Потом ушла в ней в прокат велосипедов, а один из работников вдруг говорит: «О, какая рубашка, надо Стасу показать!» И повёл меня в магазин 40 store. Там он и Стас начали обсуждать одежду, бренды, я слушала их с открытым ртом. Было прикольно, что мальчишки интересуются одеждой, а я в этом не настолько разбираюсь. Мы со Стасом стали общаться, а позже встречаться. Теперь я партнёр в его магазине, уже почти полтора года. Сейчас мы с ним живём в Грузии.

Чтобы стать партнёром, ты вложила свои деньги?

Для начала я купила на «Авито» три пары кроссовок где-то на 9 тысяч рублей и перепродала через 40 store. Потом ещё покупала и продавала вещи, смотрела, как это вообще работает.

Плана нет, сколько буду вкладывать в определенном месяце. По возможности. Но я хочу больше тратить на закупки. Чем больше закупаешь товара, тем шире течёт ручеёк, растёт прибыль с продаж.

Какие у тебя обязанности в 40 store?

Я веду учёт денег в табличках, придумываю формулы на разные случаи: перерасчёты между партнерами, выплаты продавцам. Ещё фотографирую вещи, обувь. У меня хорошо получаются аутдорные фото: в городских локациях, на улицах, на природе в горах. Онлайн-продажами в интернете тоже занимаюсь.

Мария и Стас поделили продажу вещей на «Авито» так: у Стаса в профиле походные профессиональные вещи и обувь, а у Марии — casual-сегмент. Фотографии ребята делают сами

Какие бренды вы продаете и как выбираете их для 40 store?

Есть бренды, которые всегда популярны у подростков: Carharrt, Fjallraven, Polo Ralph Lauren. Значит, эти вещи должны у нас висеть. Модные аутдорщики постарше любят Mammut, Stone Island, Patagonia, Mizuno. У нас всегда есть спортивные вещи Nike, Adidas, New Balance. Продаём и люкс: Prada, Armani, Yves Saint Laurent, Burberry.

А тексты для магазина пишешь?

Вот и нет. Пока я не лезу в контент, потому что не настолько знаю бренды, ещё учусь разбираться в них. Кирилл и Стас — ценители редкой одежды, они с детства в сникер-культуре. А я к ним «прибилась». Если начну писать посты, то могу не почувствовать вайб вещей, мы будем бесконечно согласовывать тексты. Поэтому я только правлю или структурирую наши объявления о продаже вещей. А ребята постят клёвые подборки фото в ВК.

Мы подумываем, что я могла бы вести блог на vc.ru, писать про магазин как человек со стороны. Тогда это будет моя реальная позиция микропартнёра: личное мнение, наблюдения за бизнесом, интервью с парнями.

Бывали у 40 store серьезные кризисы?

Глобальных нет. Случается, полмесяца нет продаж. А потом целую неделю они идут без перерыва, и прибыль вырастает. В целом мы верим в успех, понимаем, как развивать дело. В тревожные моменты надо просто сохранять самообладание.

Что лично ты хочешь улучшить в работе магазина?

Какие-то базовые вещи: увеличить средний чек, сократить время ответов онлайн-покупателям. На это должны уходить секунды. А мы иногда долго ищем фотку по запросу клиента.

Покупателям нравится, когда мы быстро отправляем товар, буквально через полчаса после заказа. Сразу пишут хорошие отзывы. Так получается не всегда. Надо подумать, как это наладить.

Ещё планирую делать когортный анализ наших покупателей. Нужно вести статистику посещаемости магазина: сколько в день приходит, сколько новых клиентов, а сколько постоянных. Заполнять таблички сложно, ведь Кирилл один работает в офлайн-точке, у него полно текущих обязанностей. Попробую сама это делать во время приездов в Смоленск.

Мечтаю поездить по разным странам в поисках редкой архивной одежды. Это так интересно!

В путешествиях ребята исследуют местные рынки и магазины. Вот рынок в Кутаиси, где можно найти брендовые архивные вещи по низким ценам и продать их в 40 store

Как распределяешь время между редакцией, проектами и магазином?

Каждый день по-разному. В магазине часто по обстоятельствам. Бывает, несколько дней нет продаж, а потом шквал заказов. Иногда планирую делать фото вещей, но портится погода, всё отменяю. Если пишет покупатель, надо сразу отвечать.

В проектах работы очень много. Я беру задачи и жонглирую ими в моменте. В «Бизнес-секретах» пишу колонки, проверяю подборки историй предпринимателей. В «Комреде» подбираю темы и авторов. В своём агентстве для новых клиентов пока статьи пишу сама и потихоньку начинаю передавать что-то авторам. Чтобы всё организовать, я наняла менеджера: записывать в календарь дедлайны, составлять расписание, раздавать задания, следить за сроками. Нагрузка большая, но такой трудоголизм для меня норма. Особенно сейчас эмоционально легче, ведь это всё я делаю уже для себя.

Я беру задачи и жонглирую ими в моменте

На чём больше зарабатываешь — статьях или одежде?

Когда как. В какие-то периоды — на одежде. Потому что если в БС статьи переносятся на другой месяц, то зарплата «размазывается».

А где больше финансовой стабильности?

Точно не могу сказать. Проекты меняются. В БС я сейчас обсуждаю новые условия работы, посмотрим, что из этого получится. Мне кажется, «вдолгую» наш бизнес более финансово надёжен. Но я готова к нестабильности и рискам. Меня зовут к себе агентства с хорошими фиксами, классными ребятами, но мне уже не подходит режим, когда нужно работать полный день, быть всегда на связи. Когда-то я хотела предсказуемости, но предпринимательство стало мне ближе, оно меняет меня. Это такие прикольные чувства. Свобода важнее. Жонглирование временем, задачами важнее. Когда я осознала, что больше не хочу идти в классные места, что нужно принять своё новое мышление и установки, я даже всплакнула.

Есть ли у тебя вообще склонность к предпринимательству?

У меня скорее склонность к авантюризму. Непредсказуемость, приключения — это норма для меня. Предпринимательской жилки наверное нет. Допустим, я не считала деньги на старте работы в магазине. Хотелось побольше заплатить сотрудникам, например, или вдвое переплатить за доставку, лишь бы порадовать человека. Были порывы потратить прибыль. Всё на эмоциях.

Пришлось перестраиваться на более бизнесовый подход. Какое-то время я росла до понимания, что не пойду кутить на заработанные деньги, а перевложу их.

Как человеку решиться на свой бизнес, что посоветуешь?

Перестаньте ждать от жизни гарантий. Не бойтесь сложностей. Не всё так плохо. Мы говорим не о совсем драматичных событиях, а обычной жизни. В обычной жизни глобально ничего страшного с человеком не произойдёт. Всё решается.

Когда-то мне казалось катастрофой не заплатить за коммуналку, опоздать с налогами. Сейчас это не пугает. Ну оплатил через неделю со штрафом, ну и что? Зато успел товар обернуть и получить прибыль.

Путешествия научили меня оставаться спокойной, если заканчиваются деньги, например. Сижу в рестике и жду, когда заберут заказ с «Авито», чтобы расплатиться по счету. Приехала на вокзал в новый город, думаю, куда бы податься. Тут приходят деньги с продажи, и вот я уже могу снять номер в отеле. Проблемы, безденежье можно воспринимать вообще с юмором.

Перестаньте ждать от жизни гарантий

Чему тебе пришлось научиться за полтора года в бизнесе?

Отличать оригинальные товары от фейков и оценивать серьезность повреждений вещей. Раньше думала, что из-за дырочки рубашка никуда не годится. Оказывается, можно починить её, заказав вышивку.

Ещё узнала, как чистить кроссовки, чтобы они стали как новые. До этого часто выбрасывала или отдавала ношеные вещи. Мои партнеры открыли мне целый мир преображения одежды и обуви.

А Школа редакторов в чём-то пригодилась?

Возможно, в управлении проектом. Есть желание потестировать у нас разные системы управления, посмотреть, что приживётся.

Как бывший студент школы скажи: как повлияет учёба на тех, кто сейчас учится?

Во время работы вы решите, что всё это неважно. Устанете от дедлайнов, начнёте сами себе их выбирать. Будете сидеть на солнышке и вычеркивать задачи, которые делать больше не хочется. А их много накопилось, пока за всё брались!

Вы станете спокойнее. Но не сразу, сначала будете считать себя неумелыми, неловкими или невнимательными. А потом — обычными и клёвыми людьми, которым всё интересно. А ошиблись, ну и что. Главное, что вникли и не всё равно.

Вы станете ещё смелее. О чем-то спросить — легко. Не согласиться и поспорить — а что такого. Что-то о вас подумают? Да времени нет думать, что там подумают.

Телеграм-канал Марии Ивахненко

Пишем курсовую в Школе редакторов

Студентка 19-го потока Полина Пахотина рассказала, что прочитать перед написанием работы, о чём не забыть в процессе и как пережить ошибки, найденные после дедлайна.

Наш ректор Максим Ильяхов позаботился о студентах Школы редакторов и собрал чек-лист для редактора. Каждая строка в нём наполнена смыслом. Начать с него — лучшая идея.

Студентка десятого потока Анна Акулова сделала по чек-листу конспект с версией для печати и поделилась секретом: учиться на второй ступени легче, если соблюдать все требования чек-листа.

Но чек-лист большой, а времени мало. Чек-лист не применить, пока вы не определились с темой, и про выбор темы в нём тоже не сказано.

До начала работы

Определитесь с темой сразу. Можно выбрать тему, которую предложит школа, а можно — свою. Для этого согласуйте её через почту деканата school@bureau.ru. Вам могут отказать, поэтому пишите на 14-й неделе — сразу, как только начался отсчёт до дедлайна сдачи курсовой.

Неважно, узкая тема или широкая, важно, как она подана и раскрыта. Есть удачная курсовая про выбор манго, есть неудачные про служебные романы.

Выбирайте тему, в которой разбираетесь. Иначе получится поверхностный материал, или «рерайт».

Нет Да
Непонятная вам Та, в которой вы эксперт или знаете эксперта
Интересная всем: «Как заработать деньги в интернете» С ясной пользой для конкретной аудитории: «Как начинающему копирайтеру выйти на стабильный доход»

Пример. Таня — детский психолог. Таня расскажет, когда ребёнку нужны занятия с психологом. Тогда её статью прочтут обеспокоенные родители. Или она расскажет, как проводит занятия с детьми. Тогда статья будет полезна коллегам и родителям, которые только собираются или водят ребёнка на занятия. Ещё Таня может рассказать, как выбрала эту профессию, тогда статью прочтут подростки и специалисты по профориентации. Главное, не делать всё сразу.

Статья отвечает на один вопрос. Уважайте свой материал, не комкайте.

Нет Да
Про манипуляции в интернете Вот способ манипуляции — как с ним бороться
Обзор кухонной техники Обзор мультиварок
Электросварка Как варить с инертным газом
Про выгорание Про выгорание комбайнёров

Материала много, коротко не получается? Представьте, что пишете цикл статей. Как только всплывает другой вопрос, ставьте мысленно ссылку на вторую статью из цикла. Или реальную ссылку на статью, которую уже написали вы или другие. Позвольте читателю самому решить, хочет ли он узнать ответ на другой вопрос.

Пример. Вместо статьи «Как похудеть» можно сделать цикл, состоящий из нескольких частей:

  • Как похудеть, часть 1: считаем суточную норму калорий;
  • Как похудеть, часть 2: переходим на правильное питание;
  • Как похудеть, часть 3: внедряем физическую активность.

Разделение на части позволит не создавать километровый лонгрид, а сделать материал, который будет комфортно читать.

Ещё пример. Вы пришли домой голодный с пачкой риса и куском мяса. Находите рецепт. В кастрюле закипает вода, на сковороде топится масло, вы открываете статью под названием «Рис с мясом», а там: «Культура потребления риса уходит корнями в историю Китая бла-бла-бла. Впервые в Европе это блюдо приготовил Васко Петраско в ХIV веке бла-бла-бла». Что сгорит первым: масло на сковороде, ваша табуретка или уши соседей?

Перед сдачей

Прочтите работу вслух. Ещё раз и ещё раз. Где споткнётесь — переделайте. Поставьте таймер, когда будете читать. На чтение ушло больше десяти минут? Пора сокращать.

Поставьте ссылку в подвале, если в статье картинки со стоков. Если картинки вам нарисовал художник, дизайнер, ребёнок, сосед, игуана соседа — напишите «Рисунки [Имя Фамилия]». Делаете коллаж из стоковых картинок? Напишите, что картинки со стоков, добавьте слова «коллаж автора».

Как ставить ссылки на картинки из фотостоков, рассказала юрист Александрина Стерлигова в материале об авторском праве.

Нет Да
Нет иллюстраций Собственные рисунки и фотографии
Безжизненные картинки со стоков Осмысленные иллюстрации
Хорошие картинки из интернета с неустановленным авторским правом или с водяными знаками автора Картинки, которые вы купили

Картинки, которые разрешил использовать их автор

Проверьте шрифты. Они не все бесплатные и свободные. Учтите, что одноимённый шрифт на компе и на сайте — это разные шрифты с разными лицензиями.

Пример. Шрифт Segoe Print входит в пакет Windows и Microsoft Office, но не бесплатный. Это значит, что можно сделать и использовать скриншот или картинку с этим шрифтом, но чтобы набрать текст в блоге, надо купить лицензию для веба.

Прогоните работу через «Главред-ру», проверьте орфографию и пунктуацию. Замыливается любой взгляд, даже суперфилологичный и проинфостиленный.

Дайте статье отлежаться сутки. Перечитайте на свежую голову, попросите прочесть родных или знакомых. Сервисы тоже ошибаются.

После сдачи

Идеала не существует, в работе будут косяки. Их обязательно кто-то найдёт. Представьте, что это бумажный журнал. Статья уже вышла, её прочтут как есть, с опечатками или без. Главное, чтобы опечатки не стали единственной изюминкой статьи.

Благодарю за вопросы, подсказки и настроение студентов Школы редакторов 19-го потока и главреда журнала «Кто студент» Киру Гильгенберг.

Бонус: другие полезные материалы

Антон Тарасов Софты важнее хардов

Главред «МТС Банка» рассказывает, почему софт-скилы важнее хард-скилов и как редактору определить уровень своих навыков.

Расскажи, где работаешь и чем занимаешься.

Я работаю в редакции «МТС Банка». Подразделение появилось в конце 2021 года, а я пришёл в середине 2022. Сначала там был один главред и два копирайтера. Сейчас нас десять человек: я в роли главреда, шесть копирайтеров и три стажёра. Ещё один стажёр перешёл в штат.

У нас много функций: маркетинговые коммуникации, UX, креативный копирайтинг, антикризисные коммуникации.

Можешь рассказать, что такое грейды и для чего редактору важно их определять?

Грейды — набор компетенций редактора, который позволяет оценить профессиональный уровень. Даёт понимание, в каких скилах нужно расти, чтобы подняться на следующую ступень по карьерной лестнице.

Грейды — это корпоративная история, которая перешла к нам из ИТ. Когда я пришёл в банк, то попал не в маркетинг, а продуктовую команду. Там ребята пилили фичи по инвестициям и личным финансам — классическая разработка. В составе этого проекта была небольшая контентная работа. Я посмотрел практику и перенёс на команду редактуры. Система грейдов очень помогла нам осознанно выстраивать работу.

Сейчас в корпорациях система грейдов выстроена. Они забрали её у айтишников и спокойно используют.

Зачем определять грейд? От него многое зависит: обязанности, степень свободы в принятии решений, роль в проекте. Джун больше пишет. Синьор — делает ревью джунов и выполняет менеджерские задачи.

Грейд не сильно важен для человека, который работает на фрилансе на нескольких проектах. Для него это условная история. Но определять его точно нужно. Почему? Чтобы понимать, как расти. Грейд даст понимание, где специалист находится на рынке.

Не будет метания между «я величайший» и «я ничтожество». Знание своего грейда помогает определить, сколько специалист может зарабатывать, и аргументированно проводить зарплатные переговоры.

В бигтехах принято раз в квартал или раз в полгода проводить ревью. Специалисту выставляют оценки по матрице компетенций, которая принята в компании.

Можно ли самостоятельно определить свой грейд?

Можно, но сложно. Особенно тяжело будет джунам — будет кидать из крайности в крайность, от «я всё знаю» до «я ничего не знаю».

  1. Лучше всего посоветоваться с кем-то: сейчас полно людей, кто помогает с грейдированием. Попросите ребят в редакторских чатах или купите консультацию за небольшие деньги.
  2. Есть ещё один способ — нагуглить или найти в тех же чатах матрицу компетенций и самостоятельно себя оценить.

Когда на руках будет собственная и внешняя оценка от эксперта, нужно сравнить их. Получится более-менее объективное понимание уровня своих навыков, и на основе этого карту развития будет построить проще.

В крупных компаниях с оценкой легче. Обычно система оценки выстроена. В редакции «МТС Банка» есть матрица компетенций, по которой редакторы могут ориентироваться, в какую сторону расти.

Часть матрицы компетенций Антона

Чем отличаются джун от мидла, мидл от синьора?

Джун от мидла отличается хардами, а мидл от синьора — софтами.

Есть определённый список критериев — матрица грейдов или матрица компетенций. В каких-то компаниях она прописана, в каких-то нет. У нас в банке официально не прописана, но у меня есть личная таблица, которая помогает провести собеседование. Я знаю, какой специалист мне нужен, и буду смотреть, насколько человек соответствует своему грейду. Бывает так: человек претендует на синьора, а у него ответ уровня джуна. Матрица помогает не ошибиться при найме.

Когда джун растёт до мидла, у него растут харды. От мидла до синьора харды практически не растут. Если редактор владеет хардами на уровне мидла, то дополнительно их качать не имеет смысла. Могут отличаться только оттенки, которые ещё и не всегда нужны в наших повседневных задачах. Обычно у синьора больше насмотренности и лучше понимание, как донести нужную информацию до клиента на его пути.

Главное — понимать базу. В нашей работе самая сложная часть — это софты.

Какими хардами должны обладать джун и мидл?

Харды, которые описываются актуальны для редакции «МТС Банка». Их можно адаптировать под другую корпорацию, но брать всё на веру не нужно. Для разных задач харды будут отличаются.

Что умеет джун в хардах? Он делит на абзацы, использует заголовки, последовательность, изложение не хромает, с логикой проблем нет. Это база.

Для мидла уже поинтереснее. Он может обработать большие объёмы информации, умеет держать фокус и отличать важное от неважного. К джуну такого требования нет — ему с этим помогут.

Инфостиль — стандарт по рынку. Мир читателя, границы читателя и другие базовые вещи, про которые Максим Ильяхов пишет 10 лет.

Джун часто мыслит словами и предложениями, он думает только о тексте. На мидле человек задумывается о тексте на уровне продукта: как свести интересы клиента и бизнеса, а не о том, как написать предложение.

Фактура. Фактура важна для людей, которые пишут лонгриды. Мидл умеет задавать вопросы, чтобы получить интересную фактуру.

Джун должен собрать фактуру, как положено, если ему скажут где, выдадут вопросы и шпаргалки. Джунам сложно отделить качественные источники от не очень качественных. Для мидла это уже дефолт, он умеет работать с большим объёмом информации.

Целевая аудитория. Джуны знают про ЦА и даже пытаются с ней работать.

Когда задача приходит в редакцию, джуны спрашивают, кто в ЦА. Им отвечают, что все клиенты банка, все люди России наша ЦА. Понятно, что это не наша ЦА, но джунов ответ устраивает. Чтобы докопаться до сути, нужно уметь задать вопрос.

Если человек претендует на мидл-редактора, он уже понимает, как работает ЦА. Его не нужно за ручку вести. Задаёт правильные вопросы и уточняет:

  • В какой момент пользователь должен получить пуш? Когда едет после работы в метро или в выходной день?
  • Нужно ли пользователю напомнить об акции в день, когда пришла зарплата?
  • Как часто можно присылать пуши?
  • В каких случаях нельзя присылать пуши?
  • Это потенциальный клиент или он уже пользуется продуктом?

И кучу других вопросов в зависимости от задачи. Но не уходите в крайность. Много вопросов не всегда хорошо. Задавайте вопросы только по делу.

Какими софтами обладают специалисты разных уровней?

Софт-скилы для редактора — это управление ожиданиями, приоритизация и позиция.

Приоритизация:
У джуна нет понимания, какие задачи делать сначала, а какие потом.

Мидл расставляет приоритеты по понятной системе, отличает важное от второстепенного.

Синьор, так же как и мидл, расставляет приоритеты, но умеет обоснованно отменять задачи.

Позиция:
У джунов рабочая и личная позиции зачастую ретроактивны: без указаний работать не могут. Занимают позицию жертвы: «А вот мне сказали не то…». В худших проявлениях — ненужная категоричность и чёрно-белый взгляд на мир.

У мидла позиция проактивная, он проявляет инициативу, но бывает, что проявляет не к месту. Мидл знает, что мир сложный и в нём есть полутона.

Синьор проактивный, всегда принимает ответственность за свои решения, но не за чужие. Знает, когда нужно проявить инициативу, а когда нет.

Теперь подробно поговорим о самом важном — управлении ожиданиями.

Управление ожиданиями:
Джун часто верит, что успеет к дедлайну вчера. Не формирует образ желаемого результата и не фиксирует его. Ему сказали, что нужен вкусный текст — он пытается его сделать вкусным, как понимает эту вкусность. Не синхронизирует её с заказчиком.

Чтобы управлять ожиданиями, нужно знать, что ими можно управлять. Даже в корпорации можно управлять ожиданиями заказчика, независимо от того, кто он: вице-президент или коллега из смежного отдела.

Управление ожиданиями — это не встать в позу и не пропускать задачу, а спокойно доносить свою позицию. Если бизнес с ней не согласен, то специалист предупреждает, что здесь есть риски.

Мидл уже знает, что по дедлайну можно договариваться. Знает, что образ желаемого результата нужно синхронизировать с заказчиком. Ожидания обязательно будут расходиться у исполнителя и заказчика — нужно сокращать разрыв.

Что делает синьор в управлении ожиданиями? Фиксирует договорённости. То, о чём говорили на встрече, необязательно к исполнению, пока не зафиксировано. Синьор методично фиксирует и синхронизирует понимание результата и реалистичности сроков от встречи к встрече.

Будет вести тикет в Jira, записывать, о чём договорились, как выглядит финальный баннер, пуш. Вот так на разных грейдах человек проявляет эту компетенцию.

Софты важнее хардов?

В моём случае софты важнее хардов. Не нужен особый талант, чтобы писать пуши в банке. На базовом уровне этому можно легко научиться. Специалист будет писать классные пуши, они будут отправляться клиентам, им всё будет понятно, они будут покупать продукты банка. Специалисту в нашей редакции не нужно быть писателем, Толстым, Пушкиным, Достоевским. А если редактору тяжело общаться с людьми, это может стать проблемой. Он поймёт, что не вывозит, и будет мучаться.

Если редактору тяжело общаться с людьми, это может стать проблемой

Но не путайте с ситуацией, когда тяжело, но чувствуется рост.

Редакторы из бюро приходят с более высоким грейдом? Отличаются от ребят, которые не проходили школу?

У меня на этот вопрос двоякий ответ. Бюро даёт базу: с ребятами, которые прошли школу, приятно общаться. Не нужно разжёвывать понятия инфостиля и мира читателя. Если человек прошёл Школу редакторов, то, скорее всего, он не джун.

Есть и ложка с дёгтем. Летом мы нанимали синьора. На собеседования приходили люди, которые проходили Школу редакторов — я понял, что это не панацея. Вроде человек и прошёл курс, а вроде и поговорить не о чем. Безумные провалы в софтах, и мы не сможем вместе работать. Хотя с хардами всё хорошо, даже лучше моих.

Самая тяжёлая часть работы в банке — договариваться с кучей разных людей. Нужны мощные софты. И если приходит синьор, то он должен сам всё чётко разруливать.

Если приходит джун, то он должен быть социально адаптированным чуваком, которому будет легко обучаться.

Интроверты делают работу так же хорошо, как и экстраверты, только им сложнее: затрачивают больше энергии и дольше восстанавливаются. Если редактор согласен и вывозит, почему нет, так тоже можно. Например, я вывожу: я сам интроверт.

Дай напутствие молодым редакторам-джунам.

Для джунов. Сильно не накручивайте себя. Не думайте, что люди о вас подумают, что вы тупой. Даже если и подумают, то человек сконцентрирован сам на себе. Скорее всего, через секунду всё забудет.

Не бойтесь спрашивать. Обязательно общайтесь со своим наставником или менеджером. Проговаривайте всё, насколько это возможно, растите доверие в команде, со своим руководителем и коллегами.

Совет для работы в корпорации. В корпорации важно не становиться корпоративным роботом. В моей команде открытая культура, я этим горжусь, хожу и рассказываю всем об этом, пытаюсь её вокруг насаждать.

Старайтесь всегда общаться по-человечески. Не панибратски, но и не уходите в формализм. Если вы видите, что это закостенелая структура, все ходят надувши щёки, и вам это не нравится — тогда нормально идти искать место, где вам будет приятно работать.