Школа руководителей – Кто студент

Юрий Мищенко Ну уволили и уволили

Выпускник Школы руководителей рассказывает, как уволиться без стресса, стоит ли уходить в никуда и как выбрать стратегию развития.

Юра, в прошлом интервью ты рассказывал, что работаешь в ИТ-сфере уже 24 года. Наверняка приходилось и увольняться, и увольнять. У тебя большой опыт в этом?

В начале карьеры я часто увольнялся: сразу после института работал в разных компаниях по несколько месяцев, подключался к проектным задачам. Теперь всё изменилось. В двух последних компаниях работаю больше 15 лет.

Сам я увольнял несколько раз. Особой радости от этого не испытал. Увольнять человека — это большой стресс для руководителя и ещё больший для сотрудника. Не думаю, что это может кому-то нравиться.

Говорят, сейчас молодёжь не привязывается к конкретному месту и легко меняет работу, профессию. Что ты об этом думаешь? Есть такое? Это хорошо или плохо?

Есть две стратегии: исследования и использования. Молодые сотрудники любят посмотреть мир вокруг и попробовать себя в разных направлениях. Компаниям не нужно принимать подобные увольнения на свой счёт — это особенность молодых. И, пожалуй, не какого-то конкретного поколения.
Молодёжи нужно попробовать на вкус слова бюрократия, автократия, человекоцентричность. Это поможет выбрать то место, где они хотят и могут проводить большую часть своего времени.

Стратегия использования — это применение хорошо знакомой выгодной опции. Человек раз за разом совершает один и тот же выбор, который в прошлом оказался лучше всех остальных вариантов. Для большинства молодых людей такая стратегия неприменима из-за отсутствия опыта.

Тебя не расстраивает, что ты вырастил сотрудника, который затем ушёл к конкурентам?

Я не грущу и не считаю себя кузнецом кадров, который специально выращивает специалистов, а потом отпускает их в мир. Плюс в моём опыте коллеги оставались со мной, потому что я уделял им внимание и создавал доверительную среду. Из такой обстановки они не хотели уходить. Хорошим начальником быть выгодно.

Бывало так, что в компании сильно менялись условия. Из-за этого мои коллеги увольнялись, и я уходил вместе с ними. Мы долго работали вместе, а затем разошлись в один день.

Хорошим начальником быть выгодно

Если человек выразил желание уйти, стоит руководителю удерживать его?

Универсальных советов нет. Если человек отрефлексировал, что ему в компании некомфортно — он всё равно уйдёт. Прибавка к зарплате не спасёт: возможно, удержит его на три месяца, но не более. Когда дело не в деньгах, спасти ситуацию практически невозможно. Разве что человек кардинально сменит рабочий контекст, например, перейдёт из одного подразделения в другое. Иначе он будет тревожиться дальше.

Ты веришь, что «незаменимых нет»?

Компании проявляют чудеса выживаемости, когда уходят ключевые игроки.
Я видел, как уходили эксперты, без которых всё должно было развалиться на части. Но нет, люди находили другие способы делать свою работу. Задачи распределялись, кто-то подхватывал, и за несколько месяцев ситуация восстанавливалась.

Работа в компаниях чем-то похожа на муравейник: если вдруг стало меньше пастухов тли, трутни берут на себя их задачи, и общая пропорция между группами сохраняется. Не знаю, как это работает, но снаружи выглядит именно так.

Как правильно уволиться?

Полезно сказать руководителю об увольнении заранее, потому что ему нужно обеспечить непрерывность работы: найти нового работника, передать дела.

Такие партнёрские отношения благотворно сказываются на состоянии коллектива, потому что никого не нагрузят дополнительной работой. Это положительно повлияет на отношения компании с бизнес-клиентами, так как она не нарушит обещаний.

С другой стороны, я как руководитель пойму сотрудника, который не предупредит меня заранее. Как говорят: «Человек приходит в компанию, а уходит от руководителя».

Как поступать, если вас увольняют?

Не бойтесь. Разговаривайте с начальником о том, что происходит и почему вас увольняют: из-за изменений в компании, или потому что вы не справляетесь.

Уточните причину, если начальник говорит, что вы не справляетесь. Запишите недостающие скилы в план личного развития, если вообще есть желание развиваться. Признайте: ваша работа для компании не очень полезна и для вас не самая подходящая. Затем начните искать что-то другое.

Скажите компании спасибо за живительный пинок. Например, бывают ситуации, когда человек чувствует себя несчастным на работе, но не может уйти. При этом компании с ним тоже плохо. Затем она внезапно говорит: «Всё, давай, пока». Можно впасть в уныние, но лучше сказать: «Спасибо, наконец-то! Никак не мог собраться с силами».

Можно ли уходить с работы в никуда?

Руководителю, думаю, нельзя. Уволиться просто, а где найти новую работу — большой вопрос. Особенно при уходе с высоких должностей: на рынке мало таких позиций, поэтому быстро устроиться не получится. Даже если компания говорит, что уже ждёт вас, подготовила оффер и всё остальное, она может накануне оформления сказать: «Извините, найм остановлен. Ситуация непредсказуемая, мы строим план только на две недели вперёд». К этому нужно быть готовым.

Рядовым сотрудникам, мне кажется, можно увольняться без чёткого плана на будущее, если есть поддержка. Можно погулять, порефлексировать: кто я и кем хочу быть, когда вырасту. Но когда есть обязательства, например, перед семьёй, уходить в никуда — опрометчивый шаг.

Мои советы не универсальны. Не следуйте им слепо, а пропускайте через призму текущей ситуации.

Как предупредить стресс при увольнении и поиске новой работы?

Важно понять, что в целом увольнение — это нормально. Сотруднику нормально постоянно искать работу. Компании нормально постоянно искать работников. Это необходимо для роста и понимания ситуации на рынке труда.

Полезно иногда ходить на интервью, чтобы понимать, сколько вы стоите, какие компании заинтересованы в ваших навыках. Плюс вы получите обратную связь от других руководителей. Делайте так, даже имея работу.

Если за три года в компании вы ни разу не ходили на интервью, при смене работы вы испытаете большой стресс. Интервью покажется нерешаемой задачей. А если после него вас примут на работу, новая обстановка и незнакомые инструменты совсем взорвут голову.
Периодические интервью вырабатывают привычку смотреть на себя через призму полезности для компании. Человек учится не просто рассказывать о себе, а применять свой опыт к задачам фирмы. Он уже не спрашивает: «Что вы хотите, чтобы я сделал?» Он сам видит зоны ответственности.

Идея с периодическими интервью не совсем очевидна. Не все так делают. Часто люди находят своё место и сидят, радуются — у них всё замечательно. Вроде бы что-то могут поменять, но им уже не хочется: они привыкли жить так. Но потом может грянуть кризис, и стресс накроет с головой.

Увольнение — это нормально

Как понять, когда надо увольняться, а когда — попытаться как-то наладить ситуацию на текущем месте?

Читайте журнал «Кинжал»: лучше них никто не скажет. Слушайте себя, вы у себя одни. Если ситуация развивает — развивайтесь. Если разрушает — ищите другое место и увольняйтесь.

У тебя есть забавные истории про увольнение? Смешные или поучительные.

Это как рассказать поучительную весёлую историю про развод. Или про кладбище.

Ну, кстати, про кладбище. Мне рассказывали, что в Австрии к смерти относятся с чувством юмора, а кладбище воспринимают не как место скорби, а как зону отдыха. Там часто бегают спортсмены и просто гуляют. В местном магазине кладбищенского мерча можно купить майки «Читаю книжки, пока не сдохну», «Катаюсь на коньках, пока не отброшу их» или набор Лего для похорон.

Возможно, про увольнение будет полезно сделать что-нибудь похожее, чтобы не воспринимать это как конец света.

Футболки из Венского похоронного музея с надписями «Читаю, пока не сдохну» и «Пока смерть не разлучит нас». Неплохие идеи для корпоративного мерча 🙂

Если специалиста уволили, что говорить на собеседованиях? Как бы ты как наниматель отнёсся к тому, что кандидата уволили с предыдущего места?

Обычно все критичные моменты вроде воровства, пьянства, прогулов, азартных игр и наркотиков проверяет служба безопасности. Если кандидата пригласили на встречу с нанимающим менеджером, значит, все критичные этапы пройдены. Можно дышать ровно и смотреть в будущее с оптимизмом.

Я отношусь к увольнению проще. Ну уволили и уволили — значит, нет долгов, человек готов к новому, можно быстрее погружаться в задачи.

Что порекомендуешь студентам, которые ещё не определили свой вектор развития?

Рекомендую пробовать много разного и прислушиваться к себе. В молодости можно выбирать разные направления и исследовать их. Можно вообще всю жизнь посвятить исследованиям, и это нормально.

У Богдана Кравцова есть лекция о «пути баобаба» — стратегии профессионального развития. Она заключается в том, что человек постоянно пробует новое и в результате умеет многое. Часть задач он выполняет лучше остальных, хотя и хуже, чем узкие специалисты. Ценность такого человека в широком кругозоре и эрудированности. Например, по такой классификации к «баобабам» можно причислить Леонардо да Винчи: он многим интересовался и развивался параллельно в нескольких областях. То есть был полиматом.

Другой путь — «стратегия кипариса». Она подходит людям, которые знают, чего хотят. Они становятся самыми крутыми профессионалами в конкретной области. «Кипарисы» годами оттачивают определенный навык и выполняют свою работу лучше всех. Например, в Японии есть человек, который всю жизнь делает только ножницы. Однако ножницы такого высокого качества не найти больше нигде в мире.

Если вы еще не определились — будьте «баобабом». А если определились, и вас прёт от своего дела — будьте «кипарисом».

Переписывай, усложняй Вредные советы редакторам, дизайнерам и руководителям

Студенты Школ бюро дали вредные советы для первоапрельского выпуска «Кто студента». Главный совет — не слушать советов.

Григорий Остер писал вредные советы для непослушных детей: чтобы те сделали всё наоборот, и получилось как раз правильно. Непослушные дети выросли. Некоторые из них стали студентами Школ бюро. Для них «Кто студент» приготовил свои советы — вредные и полезные одновременно.

Студенты школ прислали нам вредные советы по редактуре, вёрстке, дизайну и управлению проектами. Редакция журнала их «остерифицировала» и добавила комментарии от себя — каким советам следовать, пусть читатель решит сам.

Дизайнерам

    Коль клиент не понимает
    Глубину твоей души,
    И задумкою творца
    Не проникся он пока,

    Отвечай ему скорее:
    «Я художник. Я так вижу».
    Пусть почувствует он сразу,
    Что дурак он и простак.

Дизайнер оказывает услуги, как парикмахер или булочник. Его работа — решить задачу клиента. В Школах бюро этому посвящена отдельная лекция, а на сайте бюро — совет Николая Товеровского.

    Если человек не понял,
    Что творец сказал продуктом,
    Если пользователь сразу
    Интерфейс не уловил,

    Значит он — неандерталец
    И продукта не достоин.
    Вот ещё тут распинаться,
    Кому надо — тот поймёт.

«Нет времени объяснять, разбирайся в этом интерфейсе сама»

Проверьте, проходит ли интерфейс проверку «взглядом новичка». Хороший интерфейс интуитивно понятен и имеет смысл в любом состоянии.

    Если клиенту макет не понравился,
    «Текст, — говорит — расположен неправильно»,
    То покажите работы с Беханса,
    И объясните, что так нормально.

    Сразу проникнется он и примется
    Ваши ботинки лобзать креативные
    И ни за что не подумает больше
    Критиковать Ваше Высокотворчество.

Читаемость текста важнее эстетики макета, даже если эстетика — это часть задачи. Как всегда, всё зависит от задачи и контекста.

    На любое замечанье
    Говорите без зазренья:
    «А я вам не аниматор,
    Бестолковых развлекать».

    Объясните людям сразу,
    Что дизайн это наука.
    Лебедева приплетите —
    Что он в стороне молчит…

Дизайн — не наука. В нём нет универсальных законов: есть рекомендации, опыт поколений и «золотые правила», например, правило внутреннего и внешнего. Но непреложных истин в дизайне нет.

    Помните, что вы — дизайнер,
    А не автор, не главред.
    И не надо трогать буквы —
    Пусть всё будет так, как есть.

Дизайнер думает об информативности интерфейса. Если нет возможности привлечь к разработке редактора, дизайнер работает с текстом сам.

    Если спросит вас прохожий,
    Что такое интерфейс,
    Отвечайте ему сразу:
    «Международное лицо».

    Знает пусть: UX-дизайнер
    Приложений не рисует.
    Труд его куда сложнее —
    Интуристов завлекать.

И так сойдёт

Интерфейс — это правила, по которым человек взаимодействует с объектами. Интерфейсы окружают нас повсюду: от рычажка регулировки термостата до всплывающих окон в мобильном приложении. UX/UI-дизайнер делает так, чтобы интерфейсы были интуитивно понятными и эффективными.

Редакторам

    Если просит вас заказчик
    В текст готовый внести правки,
    Вы на это не ведитесь,
    Не бегите исполнять.

    Отвечайте ему прямо:
    «Вы абьюзер и токсичный».
    Потому что нефиг портить
    Ваш достойный, честный труд.

Прежде чем начать работу над правками, стоит проанализировать, выполняет ли текст свои цели и задачи. Если у текста нет полезного действия, значит он не готов.

    Если очень вы хотите
    О здоровье написать,
    На ПабМед идите смело:
    Он не даст вам заскучать.

    Наберите там фактуры
    По предмету своему,
    Чтобы уяснил читатель:
    Что, куда и почему.

    Напишите: клизму с кофе
    Надо ставить по утрам.
    Доказательства в ПабМеде
    Подберутся на ура!

    Ставить ссылки — тон хороший,
    Вы же профессионал!
    Главное — не признаваться,
    Что в совете всё наврал.

Факты должны помогать читателю. Если факт не в мире читателя и не рассказывает ему историю — это ненужный факт.
Факты должны опираться на достоверные источники, быть правдивыми и полными.

    Если вы пишете текст очень сложный,
    И в инфостиле своём не уверены,
    То напишите Максиму Ильяхову,
    Лучше вообще позвоните, не мешкайте.

    И расспросите его вы с пристрастием,
    Где здесь стоп-слово, нужна ли метафора,
    Как избегать залога страдательного,
    И зачем опираться на факты.

    Главное — щедро поблагодарите.
    Так и скажите: «Спасибо заранее!»
    Возможно, тогда вы и не разозлите
    Дракона белого с обложки оранжевой.

Задавать вопросы — очень важно и круто. Ещё важнее и круче — задавать вопросы правильно.

Благодарить заранее не стоит — в совете бюро Илья Синельников объясняет, почему.

    Если Главред дико вас бесит
    Оценками и выделением красным,
    Не надо ничего исправлять-редактировать,
    Просто сядьте и напишите Ильяхову.

    Расскажите ему, что Главред этот глупый,
    Русский язык убивает по-страшному;
    Что стоп-слова всем нужны обязательно,
    А без канцелярита вообще жить опасно.

    Он, малохольный, мигом одумается,
    И сервис свой удалит сразу же.
    А всего-то сказать нужно было,
    И сразу результат — ну надо же!

Не наезжайте на Максима Ильяхова. На него уже наехали до вас, и не раз. Инфостиль — это всего лишь один из методов работы с текстом. А сервис «Главред» подходит только для грубой чистки текста. Думайте своей головой.

    Прям без подписи читатель
    Не поймёт, что на картинке,
    Прям не сможет догадаться,
    Что тут изображено.

    Нам не надо лишних текстов,
    Подпись — для людей неумных,
    Умные глаза разуют
    И всё сами разглядят.

Эта подпись к иллюстрации — неинформативная. И иллюстрация тоже

Подпись к иллюстрации — это «мост» от иллюстрации к тексту. Автору проще переключить внимание читателя с картинки на текст с помощью подписи под картинкой.
Подпись должна быть информативной — что это значит, объясняет Максим Ильяхов.

    Своего читателя нечего баловать
    Структурой и текстом читаемым.
    Нужно писать гораздо сложнее:
    Залогом страдательным и стоп-словами.

    Вот тогда-то читатель забегает,
    И развиваться станет неистово,
    И никто не укорит ваше творчество
    В деградации людей окружающих.

Слова, которые не несут полезной информации, следует удалять из текста. Эта идея — основа информационного стиля.
При этом инфостиль — не догма. Бывают случаи, когда инфостиль необязателен. Всё зависит от задачи текста.

    Этот текст сухой как кактус
    Или как печенье «крекер»,
    И заказчика не надо
    Угощать таким говном.

    Напишите текст вкуснее —
    Жирный, липкий от метафор.
    Пусть он будет самый вкусный,
    Премиальный на все сто!

Будьте осторожнее с качественными прилагательными. Если они не подкреплены фактами, то только создают иллюзию информативного текста.

Если клиент настаивает на «премиальности» в тексте, можно показать ему, каким крутым бывает информативный текст. Не факт, что у вас получится его переубедить. А может, переубеждать и не надо.

    Если пишете вы что-то,
    И дедлайн уже сегодня,
    То редактора тревожить
    Совершенно ни к чему.

    Накидает он вам правок:
    Даты, имена поправить…
    Лучше сдать и спать спокойно
    Ведь со спящих спросу нет.

На правки нужно много сил. А сила — в сне

Обычно текст кто-то согласовывает и принимает — редактор, заказчик или начальник. Если это так, то готовым и «сделанным» считается только согласованный и принятый текст.

Артём Горбунов в видеосовете рассказывает, как согласовывать и сдавать работу, если вы работаете удалённо.

Руководителям

    Несдвигаемые сроки —
    Это, в общем, ерунда.
    Никому из управленцев
    Не нужны они пока.

    Не стесняйтесь, попросите
    Дополнительное время:
    До среды, или до мая,
    На крайняк, до Рождества…

Бюро Горбунова применяет принцип ФФФ. Исходя из принципа, в каждом проекте фиксируют срок и бюджет. Изменить, или «пофлексить», можно только функционал.

    Облажались вы со сроком,
    И клиент теперь бунтует?
    Вы вообще не виноваты,
    Виновата вся Земля.

    Вся планета опоздала,
    Аж на целый день, заметьте.
    Високосный год, слыхали?
    Что поделать, так у всех!

Пусть весь мир подождёт

Если вы соблюдаете оговорённые сроки, вы бережёте своё и чужое время, уважаете свой труд и труд тех, кто рядом с вами. В Школах бюро несколько пропусков дедлайна приведут к отчислению. Придётся начинать заново. В работе пропуск дедлайна может лишить вас клиента и испортить репутацию. Не срывайте сроки.

    Если клиенту цена интересна,
    И просит он сумму назвать конкретную,
    Вы отвечайте размыто и мягко:
    «Может быть десять, а может и сто».

    И тогда в процессе вы сможете
    Постоянно просить больше денег.
    Вырос ценник разов так в тысячу?
    Ну ошиблись чуток, ну что теперь.

Вы вправе просить за свою работу хоть сто рублей, хоть сто тысяч — цена на ваши услуги зависит от вашего желания и от того, насколько вы полезны заказчику.

Лучше договориться о цене «на берегу» и не обманывать ожиданий заказчика.

    Не пытайтесь понять задачу —
    Только время своё потратите:
    Слушать этих всех сумасшедших,
    И записывать всё в тетради.

    Лучше думайте, что вам делать,
    Сами, без чьей-либо помощи.
    Клиент щедро отблагодарит вас
    За экономию драгоценного времени.

Понять задачу — важная часть работы. Убедитесь, что у вас с клиентом одинаковые ожидания от результата. Понять задачу — ваша ответственность.

    Если вдруг коллега вредный
    Вам советы стал давать,
    Вы не слушайте, а лучше
    Посоветуйте в ответ.

    И тогда работа ваша
    Будет ценной и любимой;
    Слушать все советы могут
    А попробуй-ка их дать!

Cамый главный совет этого выпуска: не слушайте никаких советов бездумно! Выбирайте сами, каким советам следовать, а каким — нет. Вредный это совет или полезный — решайте сами.

Делайте круто, а не круто — не делайте

Юрий Мищенко Я сторонник партизанских методов

Выпускник 17-потока Школы руководителей рассказал, как правильно запрашивать и давать обратную связь, а также как её обрабатывать.

Юрий, пару слов о себе. Кто ты, откуда?

Я из Москвы, ИТ-специалист. Сейчас работаю главным архитектором отдела управления проектами и архитектуры ИТ в крупной добывающей компании. В прошлом году закончил обучение в Школе руководителей.

У тебя богатый рабочий опыт. Расскажи, как в компаниях дела с обратной связью.

Я проработал 24 года в четырёх разных компаниях и могу сказать, что процедура получения обратной связи везде примерно одинаковая. Причем неважно, в российской или в западной компании. Конструктивный фидбэк работники часто не умеют ни запрашивать, ни давать, ни правильно обрабатывать.

У кадровиков история с обратной связью, оценками, аттестациями и всяческими ревью очень популярна. Например, они любят проводить опрос по методу «360 градусов». Это когда каждый оценивает каждого: сотрудник — своих коллег и начальника, начальник — руководителей соседних отделов, своих подчинённых, босса и так далее. Якобы получается всесторонняя комплексная оценка. Но по факту это анонимные ответы, с которыми мало что можно сделать. Кто-то оценил меня хорошо, а кто-то не очень. И что дальше?

Конструктивный фидбэк работники часто не умеют ни запрашивать, ни давать

Как правильно запрашивать обратную связь?

Я сторонник «партизанских» методов. Прихожу к человеку сам и спрашиваю: «Мы с тобой работали последние два месяца, у нас бывали разные ситуации. Как бы ты оценил эту работу? Что я мог делать по-другому, чтобы мы вместе работали лучше?» Не нужно бояться таких вопросов. Если люди понимают, что специалист задаёт вопрос, чтобы расти, они с удовольствием делятся своими мыслями.

Честный разговор у кулера может быть полезнее десятка формальных аттестаций и ревью

Люблю спрашивать:

  • что мне нужно продолжить делать;
  • что нужно перестать делать;
  • что я могу ещё сделать, чтобы взаимодействие было более эффективным.

Конечно, не надо бросаться тут же всё исполнять. Но есть, над чем подумать.

Таким образом я запрашиваю фидбэк один-два раза в год. По его результатам выписываю себе вещи, которыми стоит заняться.

Приведи примеры. Какие советы тебе давали коллеги?

Например, один человек сказал, что я много делаю своими руками вместо того, чтобы делегировать. И я с ним согласился.

Или ещё случай: когда выбирали кандидата для повышения, новый руководитель сказал, что с другим сотрудником у него «химия оказалась лучше». Для меня эта обратная связь о том, что нужно работать над более комфортным взаимодействием с людьми. Или сразу несколько коллег сказали, что мне нужно разговаривать «не только с позиции Знайки».

Надо ли принимать во внимание каждое мнение?

Тут есть интересный психологический момент. Кто-то всё видит в чёрном свете и постоянно указывает на недостатки. Кто-то сплошной позитив: «Ой, да все классно, о чём ты вообще! Ты крутой, я крутой, мы все крутые!» Тут не надо ни слишком радоваться, ни слишком огорчаться.

Но если одни и те же вещи говорят разные люди, на них нужно обратить внимание. Это помогает отфильтровать субъективизм и увидеть общий фон.

Если обратная связь повторяется снова и снова от разных людей — стоит задуматься

А бывает, что окружающие не хотят давать честную обратную связь?

Конечно. Это очень сильно зависит от того, как в коллективе выстроены отношения. Например, когда мы делали дипломный проект в Школе руководителей — не думаю, что ребята рассказали мне всё, что про меня думают. Но если люди работают долго вместе и хорошо понимают друг друга, никто не боится сказать правду.

Если люди работают долго и хорошо понимают друг друга, никто не боится сказать правду

Можно ли критиковать босса?

Если вы готовитесь дать обратную связь начальнику, нужно тщательно всё обдумать. Некоторые заинтересованы в конструктивной критике, с ними можно говорить на равных. Другие хотят получить подтверждение, что всё делают правильно. В этом случае я бы посоветовал просто помогать боссу хорошо выполнять свою работу.

А что посоветуешь тем, кто хочет научиться лучше давать обратную связь?

Многие рабочие и управленческие ситуации не уникальны. С ними постоянно сталкиваются другие руководители и сотрудники. Когда человек знает, какого рода ситуации могут раздражать кого-то другого, он может их отслеживать и вести себя иначе.

Есть книги, описывающие проблемные ситуации. Есть специальные практики: эмпатичное слушание, открытые вопросы, паузы, которые дают собеседнику время подумать. Помогает работа с психологом или коучем — специалисты знают, как достичь взаимопонимания с людьми.

Ты упомянул книги. Посоветуешь какие-то конкретные?

На книги я бы особенно не рассчитывал. Помогают искреннее любопытство, желание разобраться и подумать, как правильнее было поступить.

Чтобы научиться давать хорошую обратную связь, надо много запрашивать обратной связи у других и фиксировать свои ощущения по этому поводу. Мне помог курс Марка Хорстмана и Майка Озена. А ещё — понимание: даже у крутых ребят, которые профессионально занимаются менеджментом, со временем меняется мнение о том, как правильно давать и запрашивать обратную связь.

Расскажи, пожалуйста, про ассессмент. Что это и как проводится?

Ассессмент — это профессиональная оценка рабочих навыков. Для этого в компанию приезжала специальная группа людей.

Нам с коллегами дали задание: распределить дефицитные ресурсы. Группа аудиторов следила за активностью каждого участника, за распределением ролей, обсуждением проблемы, принятием решений. По итогам мы получили развернутый отчёт. В нём были отражены вещи, о которых лично я никогда не задумывался. Например, описание моего поведения в стрессовой ситуации. С этим отчётом 10-летней давности я работаю до сих пор, мне ещё многое предстоит сделать.

Ассессмент выявляет, как сотрудники ведут себя в стрессовой ситуации и что провоцирует стресс

Ребята из ассессмент-центра подсказали, что в переговорах нужно задействовать не только логику, но и эмоции. Я человек рациональный и всегда обращался к фактам для убеждения. Оказывается, многие люди их не воспринимают. Факты могут быть сколь угодно точными, и при этом вызывать агрессию либо недоверие.

Мне предложили научиться воздействовать на эмоции с помощью иллюстраций. Я погрузился в тему: изучал схематизацию. Прошел курс у бизнес-тренера Анны Горбань по скрайбингу — фиксации на флипчарте ключевых тезисов и взаимосвязей. Эти знания теперь помогают мне показывать взаимосвязь между концепциями во время переговоров. Результат есть: человек со встречи забирает не только идею, но и иллюстрацию. Говорит: «Пришли мне этот слайд. С его помощью я объясню коллегам наши идеи».

Ассессмент и «опрос 360» проводят для всех?

Нет. Обычно — для самых перспективных сотрудников. А вот партизанский метод можно проводить, когда сами считаете нужным. Думаю, это прекрасно!

Партизанский метод можно проводить, когда сами считаете нужным

Благодаря обратной связи руководители и сотрудники находят свои слабые места. А расскажи про сотрудников, которым ты помогал развиваться.

У меня была команда, с которой мы работали около 10 лет. В начале каждого года они составляли список задач на год — рабочих и личных.

Здесь много есть параллелей с тем, что в бюро называется «Осьминожка навыков». Когда человек знает, кем хочет стать, какие навыки в себе развить — остальное проще.

Один мой коллега чинил тракторы, но захотел стать программистом. Мы составили план, нашли задачу по силам. Потом он сам стал замечать в компании задачки, которые ему было интересно решить. Затем он несколько лет работал над ними, а я просто был рядом и помогал. Сейчас этот парень уволился и работает руководителем ИТ-отдела в другой крупной организации.

Осьминожка навыков, которую составлял Юрий вместе с подчинёнными

Задача руководителя — максимально задействовать таланты, которые есть у сотрудников, для совместного движения вперёд.

У японцев есть подход lean — бережливое производство. В нём выделяется семь потерь, из-за которых компании теряют доход. И самая большая потеря в этой концепции, самые большие возможности для оптимизации кроются в недостаточном использовании талантов сотрудников.

Многие ведь приходят на работу не для того, чтобы быть маленькой шестерёнкой. Они приходят на работу со своим большим опытом и амбициями.

Если руководитель использует только те навыки, которые непосредственно нужны для решения задач в пределах должности, то он выбрасывает остальные 95% умений специалиста.

Если научиться смотреть шире и давать сотруднику развивать смежные навыки, то люди начнут расти, расширять зону ответственности, строить карьеру и больше зарабатывать. Больше реализовывать себя, станут более счастливыми.

Тебя не расстраивает факт, что ты вырастил сотрудника, который затем ушел к конкурентам?

Я не грущу и не считаю себя кузнецом кадров, который специально выращивает специалистов, а потом отпускает их в мир. Плюс в моём опыте коллеги оставались со мной, потому что я уделял им внимание, создавал доверительную среду. Из такой обстановки они не хотели уходить. Выгодно быть хорошим начальником.

Когда они уходили, увольнялся и я, потому что менялась компания и условия. Мы просто долго работали вместе, а затем разошлись в один день.

Алексей Стрельницкий Шрифт — не просто элемент дизайна

Студент Школы руководителей рассказал об обучении графическому дизайну, моде на шрифты и о том, какой шрифт можно назвать правильным.

В Бюросфере написано, что ты консультант, руководитель проектов и дизайнер. Расскажи подробнее, чем занимаешься?

Последние пять лет я работаю консультантом в консалтинговой компании «Уэйвстоун» во Франции. Сопровождаю крупные компании в разных проектах. Проекты могут быть в сфере инноваций, коммуникаций, управления изменениями и дизайна интерфейсов.

Сейчас я помогаю французской логистической компании готовить с операционной точки зрения ребрендинг. Делаю так, чтобы внутри организации всё было к этому готово: смотрю, как ребрендинг затронет внутренние процессы, работаю со всеми командами.

За дизайн во время ребрендинга ты тоже отвечаешь?

Официально на работе я не занимаюсь дизайном. Но когда пришёл в компанию, позиционировал себя как человек, которому интересна эта сфера. Если в проекте есть задачи, связанные с дизайном, ко мне могут обратиться. Это дополнительный аспект работы. В основном дизайном занимаюсь в личных проектах на фрилансе.

Где ты учился дизайну?

Начинал как самоучка 10 лет назад: пытался ковыряться в разных инструментах для графического дизайна, например в Корел-дро. Потом понял, что хочу набрать реальных навыков с точки зрения композиции, научиться основным инструментам.

Во время ковида поступил в онлайн-школу дизайна «Контентед» на годовой курс по графическому дизайну. Потом проходил короткие дополнительные курсы, по Вебфлоу например. C начала этого года учусь в Школе руководителей Бюро Горбунова, сейчас заканчиваю третью ступень. Диплом тоже связан с дизайном: мы с командой делаем проект о шрифтах.

Когда ты выбирал школу для обучения графическому дизайну, какие у тебя были критерии?

Первый критерий — работа с реальными кейсами и практическая применимость знаний к реальным проектам. Мне было важно, чтобы обучение вели люди с опытом в бизнесе, чтобы программа была не только про красоту, вдохновение и самовыражение, но и про решение задач с помощью дизайна.

Преподаватели в «Контентед» — люди с реальным опытом. Это ребята из дизайнерских агентств, агентств по коммуникациям, брендингу. У преподавателей есть хорошие портфолио интересных проектов, поэтому в лекциях они приводили конкретные примеры, а не просто пересказывали теорию.

Второй критерий — реалистичный ритм обучения. Я работаю фултайм, работа может занимать больше 40 часов в неделю, поэтому я должен был успевать и работать, и учиться.

Ещё я смотрел на обёртку. Я принимал решение об обучении в 2020 году. Российских онлайн-школ дизайна существовало не так много, а «Контентед» казалась одной из самых заметных. Её было видно и слышно, у неё был хороший сайт.

Как было построено обучение?

Обучение было линейным. Сначала мы прошли курс по Фотошопу, потом по Иллюстратору, Фигме, композиции и графике. Каждую неделю появлялся материал, который надо было изучить: чаще всего видеолекции. В конце недели — тесты или домашние задания. Например, сначала мы смотрели лекции о том, как собрать макет в Фигме, а потом делали свой макет. По домашнему заданию мы получали обратную связь от преподавателей.

Что понравилось в программе школы «Контентед»?

Мне понравилась организация материала. Сначала нас обучили пользоваться инструментами: был отдельный курс по Адоб Иллюстратору, Фотошопу и Фигме. Потом были курсы о дизайнерском видении: мы изучали композицию, типографику и работу с цветом.

Понравился формат: практически по каждому из предметов нам давали практические задания с обратной связью. Мы выполняли домашние работы, а кураторы каждого курса оценивали их и комментировали. При этом работали мы не в стол: по итогам обучения в моём портфолио на Бехансе появились первые пять работ.

Чего не хватило в обучении?

В некоторых курсах хотелось большей глубины. Где-то чувствовалось, что кураторы не слишком вдохновлены предметом, и это отражалось на содержании курса: было не очень чётко, не очень интересно, и, наверное, не так полезно.

Я ждал от обучения больше информации о том, как работать с клиентами, как проводить переговоры, договариваться о ценах. Курс содержал небольшой модуль, посвящённый этому, но мне он показался поверхностным.

Расскажи про обратную связь: в какой форме она была, в каком объёме?

Обратная связь была односторонней: студент получал комментарии к работе, а возможности связаться с преподавателем, задать вопрос не было. Все задания были в одной итерации, переделать по комментариям и показать следующую версию было нельзя.

Объём обратной связи различался: некоторые преподаватели записывали небольшие видео, где разбирали и объясняли ошибки, а некоторые писали короткий текстовый комментарий.

Какую цель ты ставил себе в начале обучения. Удалось ли её достичь?

Я ставил себе цель перейти с любительского уровня на профессиональный. Раньше я что-то знал о дизайне, что-то умел. Теперь я уверенно пользуюсь инструментами, не делаю детских ошибок. Например, раньше, если мне нужно было накидать макеты приложения, я ковырялся в Иллюстраторе, Корел-дро или даже Пауэр-поинте. Сейчас я довольно уверенно пользуюсь Фигмой.

Другая цель была в плане самоощущения — хотелось чувствовать себя уверенно, называя клиентам цены на услуги. Этой цели я тоже добился. Раньше я даже не мог представить, что делаю дизайн для знакомых за деньги. Думал: «Какие деньги? Ведь это знакомые». Сейчас барьер ушёл. Если нужно что-то сделать, я спокойно озвучиваю цену.

Можешь дать совет тем, кто сейчас ищет онлайн-школу дизайна?

Сейчас есть несколько школ, которые активно продвигаются по всем каналам: их везде видно и слышно, они участвуют в рекламных интеграциях. Рекламный бюджет школы сильно влияет на её узнаваемость на рынке. При этом узнаваемость не всегда соотносится с качеством обучения: слушаешь вебинары создателей школы и понимаешь, что что-то не так.

Совет: смотрите не только на красивую рекламную обёртку. Перед тем, как принять решение, послушайте вебинары, посмотрите, какие награды получают выпускники в дизайнерских конкурсах, изучите биографию создателей школы. Узнайте, действительно ли создатели школы — сильные дизайнеры с хорошей репутацией в отрасли. Может, они просто умелые маркетологи, которые придумали себе биографию.

Смотрите не только на красивую рекламную обёртку

Твоё хобби — шрифты. Расскажи, когда появилась страсть к буквам и откуда она взялась?

Страсть к буквам появилась в три года — когда я выучил алфавит. Дети в 3−4 года обычно много рисуют: облака, животных, человечков. Я перерисовывал буквы: мне нравилась их форма.

Откуда это взялось, даже не знаю. Может быть, передалось от прадеда: он был каллиграфом. Мне с детства рассказывали, что к нему приходили с открытками, а он их красиво подписывал.

Сейчас мне нравится, что шрифт — не просто элемент дизайна. Буквы передают информацию, а ещё они в зависимости от выбранного шрифта отражают настроение и характер проекта. Некоторые бренды основывают весь дизайн и общение с клиентами на выборе определённого шрифта.

Каллиграфический почерк Алексея

У меня самого довольно витиеватый почерк, немного каллиграфический

Было желание профессионально изучать шрифтовой дизайн и создать свой шрифт?

Нет. Я рациональный человек и выбрал путь наименьшего сопротивления. Шрифтовой дизайн — узкая область знаний. Если хочешь стать экспертом в узкой области, нужно посвятить обучению много времени и быть готовым заниматься этим всю жизнь. Я решил попробовать разные сферы.

Чтобы создать свой шрифт, нужны серьёзные экспертные знания: истории алфавитов, принципов построения букв. Посредственных шрифтов сейчас много, не хочу добавлять к ним ещё один.

Посредственных шрифтов сейчас много, не хочу добавлять к ним ещё один

Назови свой любимый шрифт.

Я бы не сказал, что есть только один любимый: мои предпочтения меняются в зависимости от контекста или задачи.

Пожалуй, среди любимых могу назвать Фрутигер. Это шрифт, который сейчас используется в навигации в Европе: в аэропортах, транспортных хабах, на дорожных знаках. Шрифт создал в 1976 году Андриан Фрутигер — швейцарский типограф и художник-шрифтовик. Фрутигер нравится мне не только из-за красоты и универсальности, а ещё из-за социального аспекта: шрифт стал в Швейцарии одним из элементов патриотизма. Когда едешь по стране, видишь, что Фрутигер используют повсеместно.

Шрифт Фрутигер в городской навигации

Фрутигер в навигации парижского аэропорта Шарль-де-Голль (слева) и в городской навигации Гамбурга (справа)

Расскажи, какие шрифты сейчас в моде?

В шрифтах есть короткие тренды, которые быстро забываются, а есть длинные. Сейчас есть длинный тренд на переосмысление общих норм дизайна — глобальных норм, не только типографических. Появились новые крутые технологии, например искусственный интеллект, и они влияют на дизайн в целом и на типографику. Исторические нормы, связи со старыми алфавитами переосмысляются и переигрываются. Когда это делают люди, которые разбираются в шрифтах, получается хорошо.

Последние пару лет существует мода на ломаные, супертехнологичные шрифты, в которых намеренно нарушаются нормы строения букв, шрифты с агрессивными формами. Много таких можно найти у студии «Шрифтовик», например шрифты СК Фам-фаталь и СК Квадратика.

Шрифт Ск Фам-фаталь

Шрифт СК Фам-фаталь автора Екатерины Вахрушевой. Скриншот с сайта компании «Шрифтовик»

Шрифт Квадратика

Шрифт СК Квадратика автора Дарьи Черевковой. Скриншот с сайта компании «Шрифтовик»

Назови пару самых популярных во Франции шрифтов.

Дизайн во Франции, по крайней мере связанный с фирменным стилем и работой со шрифтами, часто достаточно консервативный. Конечно, есть стартапы и молодые бренды — там ситуация другая. В целом есть тенденция использовать консервативные решения и проверенные шрифты.

Последние пять лет я часто вижу шрифт Рейлвей. Это гротескный шрифт, он позиционируется как изысканный. Есть и кириллическая версия шрифта, поэтому в России его тоже активно используют. Он уже немного замыленный, но всё ещё часто встречается.

Часто можно увидеть шрифт Интер. Он похож на официальный шрифт компании «Эпл». Это один из нейтральных шрифтов, немного технологичный, его сейчас много.

Шрифт Рейлвей

Шрифт Рейлвей используется в одном из популярных во Франции приложений по бронированию ресторанов «Форк» (слева). Справа — шрифт Рейлвей на сайте «Биглион»

Шрифты Интер и сайта Эпл

Шрифт Интер (слева) и похожий на него шрифт Сан-Франциско компании «Эпл» (справа)

Где ты следишь за трендами в шрифтовом дизайне?

Читаю «Журналус» студии Артемия Лебедева. Специализированные издания о шрифтах не смотрю.

Я люблю изучать тенденции в реальном мире. Слежу за ребрендингом разных компаний: пытаюсь понять логику ребрендинга, что за ним стоит со стратегической и операционной точки зрения. Ребрендинг хорошо отражает эволюцию дизайна и типографики. Сайт, на котором чаще всего смотрю информацию о ребрендинге, — worldbranddesign.com.

Что думаешь о новом логотипе «Вкусвилла»? Разные буквы «л» в одном слове — необычное решение.

Мне нравится: получилось современно и классно. Логотип яркий, он запоминается, а разные буквы в одном шрифте — не ошибка, а сознательное решение с чётким пониманием того, зачем это делается. Когда владеешь основными принципами, можно нарушать правила.

Другое дело, когда ребрендинг российских компаний делает иностранное агентство. Пример — один из логотипов «Билайна». Там были ошибки в построении букв, потому что иностранные компании хуже понимают логику строения кириллицы.

Логотип «Вкусвилла»

Шрифт для логотипа делал Юрий Гордон, дизайнер, типограф, автор «Книги про буквы от Аа до Яя». Идея логотипа: «Не нужно быть правильным, нужно быть настоящим». Она означает, что в природе не найдёшь двух абсолютно одинаковых продуктов

Логотип «Билайна»

Старый логотип «Билайна». Буква «и» сделана по канонам болгарской кириллицы — болгарицы. Кратка над «й» неправильная: она должна быть вогнутой, а не прямой

Что значит «правильный шрифт» и как его подобрать?

Сложная тема. Правильный шрифт — тот, в котором нет ошибок в построении букв.

У каждой буквы есть исторически сложившиеся принципы построения. Они могут меняться в зависимости от исторического периода, например, а могут быть нарушены осознанно. Чтобы понять, есть ли в шрифте ошибки, или это сознательный дизайнерский ход, нужен определённый уровень насмотренности.

Если насмотренности пока не хватает, есть смысл использовать простые проверенные шрифты, которые рекомендуют крупные шрифтовые студии. Например, на сайте «Тайп тудэй» есть серия статей, где разбираются шрифты с Гугл-фонтс:

Посоветуй несколько проверенных кириллических шрифтов, которые можно смело использовать.

Ай-би-эм Плекс, Гельветика и Футура — база, которую можно встроить в любой макет.

Если мне совсем лень выбирать шрифт, я использую Ай-би-эм Плекс. Он качественный, поддерживает многие языки и кучу символов. Шрифт немного заезженный, но у него есть определённый характер, он технологичный.

К Ай-би-эм Плекс в паре идёт Ай-би-эм Плекс-сериф — версия с засечками, открытая и достаточно дружелюбная. Получается отличная пара: шрифты качественно сделаны, хорошо сочетаются друг с другом.

Шрифтовая пара Ай-би-эм Плекс

Шрифты Ай-би-эм Плекс с засечками и без

Если идти по классике, можно вспомнить Гельветику. Это по-прежнему классный шрифт, хотя он уже миллион раз использовался в дизайнах разных компаний. Важно смотреть на версию: есть много вариантов, в том числе русскоязычных, не все сделаны качественно. Сходу разобраться, качественная кириллица в шрифте или нет, сложно. Для начала советую прочитать статью шрифтовой дизайнерки Ольги Паньковой о «проблемных» кириллических буквах.

Шрифт Гельветика

Шрифт Гельветика на личном сайте австрийского дизайнера

Один из моих любимых шрифтов — Футура. Это шрифт эпохи «Баухауса», основанный на её принципах, но он может выглядеть современно. В зависимости от контекста он бывает и незаметным, и простым, и премиальным. Футура — платный шрифт. Бесплатный похожий шрифт с качественной кириллицей — Тильда-санс.

Если в проекте не предусмотрен бюджет на покупку лицензии, можно использовать ПТ Санс, ПТ Сериф, Голос или ПТ Рут-юай — качественные бесплатные шрифты студии «Паратайп».

Шрифт Футура

Шрифт Футура использует на своём сайте французский дом моды «Луи Виттон»

Ты сказал, чтобы научиться выбирать шрифт, нужно знание принципов построения букв. Посоветуй, с чего начать?

Начните с книги Александры Корольковой «Живая типографика». Александра — один из ведущих шрифтовых дизайнеров в России, арт-директор шрифтовой студии «Паратайп». В книге Александра рассматривает наборные шрифты, шрифтовые форматы, общие принципы композиции.

Историю кириллицы и принципы построения букв хорошо изучать по вебинарам студии «Доторг». У них есть видео про историю шрифтов: они рассказывают, откуда пришли антиквы, как появились гротески, разбирают конструкцию букв. Если изучить эти источники, уже появится база.

Материалы для начинающих:

Есть мнения, что кириллические буквы страшные. Что думаешь об этом?

Если сравнивать кириллицу с латиницей, кириллица выглядит как забор: много букв с вертикальными чёрточками, мало выносных элементов. Кириллица, по сравнению с латиницей, — молодой алфавит. Возможно, проблема в том, что мы не до конца нашли способы сделать кириллицу красивой, сделать так, чтобы подача соответствовала особенностям алфавита.

Часто дизайнеры делают латинскую версию шрифта, а потом уже адаптируют его и делают кириллическую версию. Чтобы правильно рисовать буквы, недостаточно быть хорошим дизайнером, нужно понимать их историю и значение. Человек, не говорящий на русском языке, вряд ли создаст качественный кириллический шрифт. Со временем, когда станет больше шрифтов, созданных специально для кириллицы, мы сформируем свои правила игры, адаптированные к специфике кириллических букв.

Мы говорили о моде на шрифты в Европе. А в России есть свои тенденции, или российская типографика следует общемировым трендам?

Мне кажется, раньше в России пытались гнаться за европейскими трендами, и не всегда результат получался хорошим. Сейчас российский и европейский дизайн начинают идти своим путём, но это не отменяет взаимного влияния. По ощущениям, в Европе в дизайне преобладает сдержанность — как непосредственно в оболочке, так и в содержании. Нет лишних украшательств, дизайн может быть эмоциональным, но провокационным — реже. В России больше крайностей: или суперминимализм, почти аскетизм, или праздник.

Даже опытные дизайнеры жалуются, что подобрать хороший кириллический шрифт в проект — сложно и долго. Как думаешь, почему?

Главных причин, наверное, две. Первая — количество кириллических шрифтов. В советское время можно было использовать только около 30 отобранных правительством шрифтов. Кириллическая шрифтовая школа возродилась совсем недавно, мы ещё не успели догнать латиницу, которая свободно развивалась всё это время. К тому же, с точки зрения бизнеса, прибыльнее разрабатывать шрифты с латиницей: больше пользователей, богаче рынок.

Вторая причина — качество кириллических шрифтов. Часто кириллические версии известных шрифтов делают либо иностранные студии, которые не понимают логики строения кириллических букв, либо дизайнеры, которые не специализируются на шрифтах. Но ситуация понемногу меняется, формируется кириллическая школа, отдельная от западноевропейской, со своей спецификой и особенностями.

Кириллическая шрифтовая школа возродилась совсем недавно, мы ещё не успели догнать латиницу

Как и когда возникла идея сделать проект о шрифтах?

Идея появилась во время учёбы в школе. До этого я несколько лет делал проекты на латинице, а для школы понадобилось делать проекты на русском языке. Я полез смотреть любимые шрифты и понял, что они не поддерживают кириллицу. Начал смотреть подборки кириллических шрифтов, предложенные раскрученными школами дизайна. Оказалось, что большинство шрифтов — либо криво сделанные, либо неполные, либо бесплатные на словах, а на деле — платные.

Так возникла идея создать на третьей ступени «Сириллик» — библиотеку качественных бесплатных кириллических шрифтов.

Чем «Сириллик» отличается от других шрифтовых библиотек и сайтов?

Мы ориентируемся на качество, а не на количество шрифтов. Начинающий дизайнер приходит на сайт с тысячами шрифтов и не понимает, как в этом шрифтовом болоте разобраться. Мы отбираем только качественные и бесплатные шрифты с поддержкой кириллицы и описываем их простым языком, без сложных терминов. Хотим стать маяком, который направляет дизайнеров к редким островкам качества в бескрайнем шрифтовом море. Надеемся, что со временем таких островков станет больше.

Наталья Троцкая Я выбрала себя

Маркетолог, студентка Школы руководителей и корректор журнала «Кто студент» рассказала о синдроме отличника, вычитке статей и отказе от крутой должности ради учёбы в бюро.

«Или мороженое, или пирожное»: о выборе между должностью СЕО и учёбой в бюро

Расскажи о себе

Я маркетолог, за шесть лет в этой сфере выросла от штатного специалиста до руководителя.

Где ты сейчас работаешь?

В продуктовой ИТ-компании, которая занимается СЕО-трафиком, работает на американский и европейский рынки. В компании раньше не было маркетолога, поэтому пока присматриваюсь к фронту работ, навожу порядок в каналах трафика и готовлю несколько продуктов к запуску.

Наташа Троцкая с командой

Команда кайфовая: у нас одинаковые цели, мы похоже мыслим. Некоторых ребят я знала только по переписке, а на конференции в Дубае в марте этого года мы наконец-то познакомились лично

На предыдущем месте работы ты отвечала за маркетинг группы компаний. Почему решила уйти?

Это была история про несовпадение рабочих задач, ценностей, моих желаний и вектора роста. Уходила не на эмоциях, долго всё взвешивала и обдумывала. Я как раз закончила первую ступень в бюро и решила, что нужно искать работу в сфере диджитал или ИТ, чтобы тренировать навыки в дизайне и редактуре.

Заявление мне не подписывали до последнего, хотели удержать: сначала предложили должность коммерческого директора, потом — должность CEO с релокацией в Польшу за счёт компании. Речь шла о больших для меня деньгах, но я отказалась.

Как ты приняла решение?

Мне помогла подруга Ирина, она медиатор и психолог. Я приехала к ней в гости, мы сели и разложили каждый вариант развития событий на плюсы, минусы и риски. Она ничего мне не советовала, только задавала вопросы и подсвечивала неочевидные моменты.

Какие были риски и возражения относительно должности CEO?

Первые полгода в должности генерального директора развивающейся компании — история не про восьмичасовой рабочий день. Это круглосуточная работа с парой часов на поспать. Переезд, адаптация в новой стране, работа 24/7 — первое время точно было бы очень тяжело. Про себя и учёбу в Школе руководителей можно забыть.

С точки зрения профессионального роста тоже были сомнения. Конечно, должность CEO греет душу: ты сам отвечаешь за результат своей работы. С другой стороны, я уходила с должности маркетолога группы компаний, а мне предложили стать руководителем одной компании: это другие задачи, другой вектор роста. Я подумала, что это не моя история, по крайней мере сейчас.

Что ты чувствовала, когда обсуждала решение с подругой?

Когда поняла, что рисков и возражений относительно должности CEO набирается много, словила злость. Мне показалось, что злюсь на подругу, потом поняла, что злюсь на себя, — такая детская злость, когда тебе всё хочется, а мама сказала: «Или мороженое, или пирожное».

Я вспомнила, что в начале года составила план на первый квартал: рабочие цели, личные цели, развитие. Учёба в бюро была на первом месте: я уже много сил вложила. Мне было кайфово: нравилось то, чему обучали и как это делали, здорово, что на второй и третьей ступени знания можно применить на практике. Среди личных целей прописала заботу о здоровье, время на себя, отдых и хобби. На одной чаше весов оказалась я и мои планы, на другой — деньги.

На одной чаше весов оказалась я и мои планы, на другой — деньги

В этот момент решение стало простым, и я им до сих пор горжусь. Раньше, если была возможность карьеры или денег, я шла и зарабатывала. Сейчас выбрала себя: занимаюсь тем, что мне интересно, и развиваюсь в выбранном направлении.

«Я не обязана быть идеальной»: о трудностях учёбы в Школе руководителей

Расскажи, как попала в Школу руководителей?

Начну с того, как попала в маркетологи. Я несколько лет проработала в продажах, сначала занималась экипировкой для альпинизма и туризма, потом — профессиональной декоративной косметикой. Выросла от продавца до директора магазина, затем стала тренером по продажам и продукту. Директору по маркетингу срочно понадобился маркетолог, чтобы организовать выход новой капсульной коллекции косметики. Мне предложили попробовать себя в этой роли. Я хорошо знала продукт, но о маркетинге — практически ничего. Директор по продажам — именно она до этого помогла мне освоиться в роли тренера по продукту — посоветовала список книг для старта в профессии.

В списке была книга «Пиши, сокращай» Максима Ильяхова. Я её купила и влюбилась в текст: Максим умеет завлечь читателя. Я начала искать, кто он такой, вышла на бюро и Школу руководителей и загорелась там учиться.

Какое-то время просто следила за деятельностью бюро: подписалась на страничку школы, читала Максима Ильяхова, Илью Бирмана. Потом прошла подготовительные курсы: хотела проверить, насколько мой уровень соответствует школе. Рассчитывала подождать год и поступить потом. Думала тогда, что без основательной базы в школе делать нечего. Но курсы настолько мне понравились, что я поступила сразу. Это одно из лучших решений в жизни: ни разу не пожалела, даже в периоды, когда было максимально сложно.

Что было самым сложным на первой и второй ступенях?

Первая трудность — нагрузка. Я работаю фултайм, совмещать работу и учёбу сложно. Особенно сложно было на первой ступени: много теории, тесты. На второй ступени попроще, потому что дедлайн в четверг: есть вечер пятницы, суббота, воскресенье, когда можно отдыхать.

Вторая трудность — синдром отличницы: мне было важно быть первой. Каждый раз, когда садилась сдавать тесты, у меня даже руки тряслись — я хотела всё сделать идеально. Из-за этого допускала глупые ошибки — пробегала глазами по вопросу и быстро отвечала, думала: «Это я точно знаю».

На первой ступени мой отпуск в Питере выпал на неделю со сложными домашними заданиями. Прошла уже половина отпуска, я скоро уезжаю, а Питер почти не видела: сидела училась. Я поняла, что не успеваю насладиться отпуском, и осознанно решила провалить дедлайн. Сдавать пустую ссылку и надеяться, что пронесёт, — не мой способ. Это было сложное решение: я плакала, убеждала себя, что не обязана быть идеальной.

Сдавать пустую ссылку и надеяться, что пронесёт, — не мой способ

Как ты боролась с синдромом отличника?

У меня был достаточно большой перерыв между первой и второй ступенями, и я поняла, что из-за постоянных переживаний по поводу баллов на первой ступени я не взяла максимум информации. Я на нервах читала лекции и пыталась вычленить моменты, которые точно помогут в тестах.

На второй ступени стало проще: я договорилась с собой, что сдаю лучший результат с учётом обстоятельств на работе и в жизни. Если у меня сложная рабочая неделя, я не буду учиться ночью и делать что-то сверхъестественное. Смотрю работы однокурсников, когда мы получаем оценки, чтобы вдохновиться, но не смотрю их до сдачи, чтобы не начать себя с ними сравнивать. Не нервничаю все выходные, не жду в воскресенье до полуночи, чтобы посмотреть оценки, а ложусь спать. Я спокойно сдаю домашку, потому что довольна результатом.

Есть немного заезженная мысль: лучше сравнивать себя не с другими, а с собой же год назад. Мне такое сравнение действительно придаёт сил.

Ты сильно волновалась из-за рейтинга на первой ступени?

Мне кажется, что я вообще не отлипала от рейтинга. Каждый раз, когда получала за тест меньше 80 баллов, переживала. Сейчас понимаю, что ничего, кроме дополнительного стресса, мне это не дало.

Что посоветуешь ребятам, которые на первой ступени переживают из-за рейтинга?

Мне сложно давать советы: сама слышала их много лет, но смогла применить только после 30. Расскажу о том, что мне помогает.

Прислушивайтесь к себе и отдыхайте. После бессонной ночи результат лучше не станет, а на свежую голову замечаешь мелкие ошибки, находишь лучшее решение проблемы.

Берегите себя. Вы единственный человек, который точно будет с вами до конца жизни.

Пытайтесь хотя бы что-то сделать. В рабочем чате дизайнер написал классную фразу, я её унесла в фонд золотых цитат: «Понюхать брокколи всяко лучше, чем обожраться гамбургеров». Лучше сделать хоть что-то, чем вообще не сдвинуться с места: кривой макет в Фигме — всё равно результат, а пустой экран — упущенный шанс потренироваться.

Не тратьте время на прокрастинацию. Не затягивайте, боясь подступиться к задаче. Были ситуации, когда я теряла пару учебных дней из-за страха: открывала задачу, ходила по квартире, думала над решением, боялась и закрывала, в результате в последний момент доделывала. Как только начинаешь делать, уже есть базис, вокруг которого можно топтаться.

Что бы ты сейчас сказала себе той, на первой ступени?

Я бы сказала: «Получай удовольствие! Насладись новой кайфовой информацией, забери максимум из того, что сможешь унести, вместо того, чтобы сидеть и читать лекции с дергающимся глазом».

«Я тепло отношусь к журналу»: о работе корректором в «Кто студенте»

Ты несколько месяцев вычитывала статьи в журнале «Кто студент». Расскажи, как ты попала в журнал?

Я присматривалась к журналу всю первую ступень, но найти время на статьи не получилось. Между первой и второй ступенями у меня был трёхмесячный перерыв: я написала главреду, Ксюше Петроченковой, она объяснила, какие роли есть в журнале. Я понимала, что не смогу регулярно выпускать материалы как автор, а стать корректором мне показалось прикольным. Я тепло отношусь к журналу. Сама идея крута — это не продукт бюро, но он даёт баллы и практику студентам школ.

Когда Ксюша подтвердила, что я могу стать корректором, я пошла к репетитору по русскому языку, чтобы освежить знания. Я думала, что это будет пара занятий, но меня так затянуло, что до сих пор раз в две недели с ней созваниваюсь. Русский язык — бездонная бочка правил и исключений.

Русский язык — бездонная бочка правил и исключений

Сколько времени уходило на вычитку статьи?

От двух до шести часов: зависит от длины статьи и её содержания. Есть авторы, которые пишут простыми предложениями: я пробегалась по тексту, расставляла точки над «ё» и по мелочи исправляла. Есть авторы, которые любят сложные конструкции, и я уходила в справочники, чтобы перепроверить.

Как ты вычитывала статью?

Я читала четыре раза. Первый раз — чтобы понять смысл текста, потому что пунктуация часто зависит от смысла предложения. Потом садилась и вдумчиво разбирала каждое предложение, смотрела на орфографию и пунктуацию. Если была не уверена, ставила пометку, чтобы вернуться и спокойно подумать. В третий раз проходилась по всему тексту и решала сложные места. Четвёртая вычитка у меня была в понедельник: проверяла свёрстанную статью на свежую голову.

Какие источники ты использовала в спорных случаях?

Чаще всего у меня возникали вопросы по транслитерации — я использовала справочник Старостина и Гиляревского, купила на «Авито». Достаточно часто залезала в справочник Мильчина.

Когда ищешь в Интернете, важно, на каких ресурсах смотришь ответ. Не всем источникам можно доверять, а результат на верхней строчке выдачи — не всегда достоверный. «Грамота-ру» — проверенный ресурс.

Что для тебя самое сложное в работе корректора?

Вначале было сложно контролировать внутреннего редактора: читала статью и начинала думать не только о корректуре, но и о редактуре. Потом вмешивалась только в исключительных случаях, писала в формате мягких рекомендаций или обращалась к главреду в личку. Старалась помнить о том, что ко мне пришли за корректурой.

Эмоционально бывало сложно, когда предлагала правки, а автор отклонял исправления, не посоветовавшись. Получается, когда мне в понедельник на вычитку приходил скрин, приходилось заново всё проходить, делать исправления, которые уже делала. Это неуважение к моему времени.

Какие бонусы тебе принесла работа в журнале?

Основной бонус для меня — сама работа в редакции «Кто студента». Я хотела попасть в журнал и попала.

Приятный бонус — знакомство с Ксюшей Петроченковой, с ней суперкомфортно работать. Когда речь зашла о дипломе, у меня даже не было сомнений, с кем хочу быть в команде.

Ещё один бонус — я повысила уровень языка: когда начинала писать, постоянно сомневалась, правильно написала или неправильно, нужна запятая или нет. Теперь уверена. Если не уверена, знаю, где и как проверить.

Новички в профессии об учёбе в бюро

Налоговый менеджер, продюсер, врач-эпидемиолог, мама в декрете, банковский консультант, фельдшер и руководитель проектов рассказали, как решились на смену деятельности и каково это — учиться в Школах бюро.

Все герои статьи учатся с нуля, без знаний в редактуре и дизайне. Это сложно: приходится гуглить базовые термины, пересматривать лекции по два раза, копаться в Тильде и осваивать Фигму. Плюсы тоже есть, например, не нужно ломать себя, чтобы преодолеть предыдущий опыт.

Валентина Волченкова

16 поток Школы дизайнеров

Кем ты сейчас работаешь?

Менеджером по налоговой стратегии в американской медико-биологической компании.

Почему решила учиться чему-то новому?

Я давно задумывалась о смене профессии. Мысль заняться дизайном появилась, когда я поздно вечером делала презентацию и не злилась из-за сверхурочной работы. Я переделывала дизайн слайдов и получала от процесса удовольствие. Перед поступлением в школу прочитала «Дизайн привычных вещей» Дона Нормана, это помогло принять окончательное решение — идти учиться.

Как в это нестабильное время ты решилась на смену деятельности?

Сама идея пойти в дизайн возникла до 24 февраля, позже она укоренилась. Моя текущая профессия привязана к стране и включает взаимодействие с государственными органами. Оба факта в нынешней ситуации меня не устраивают.

Что из предыдущего опыта помогает в обучении?

Самое полезное из моего предыдущего опыта — умение собраться и фигачить. Первые годы карьеры я работала в международной консалтинговой фирме, в таких компаниях амбициозные ребята работают без выходных и перерывов на жизнь.

Советы из курса по переговорам применяю в общении с начальником налоговой инспекции

Удаётся использовать в текущей работе то, что уже узнала о редактуре, дизайне, управлении?

Благодаря курсу Ильи Бирмана, мои таблицы стали выглядеть гораздо лучше. Советы из курса по переговорам применяю в общении с начальником налоговой инспекции. Управление проектами помогло расставить многие вещи по местам в моей голове и в команде.

Есть ли страх, что не справишься?

Страхов очень много. Например, сложно оставить профессию, в которой уже достигла неплохого уровня, ради мечты о более интересной работе. Чтобы не скатываться в состояние «всё плохо», я стараюсь не думать об общей картине и живу по принципу «есть слона по частям» — делаю то, что от меня нужно на данном этапе.

Какие у тебя планы после окончания школы?

Я бы хотела добраться до диплома и получить предложение о работе. Рассматриваю возможность учиться в магистратуре в профильном вузе.

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Глаза боятся, руки делают.

Мария Васильева

17 поток Школы руководителей

Кем ты сейчас работаешь?

Я многое пробовала: была филологом, режиссёром школьных спектаклей, продюсером в рекламном агентстве. Последние два года у меня было ИП, делала контент как креативный копирайтер: придумывала идеи для визуалов и писала тексты для компаний. После февральских событий компании ушли от фриланса, начали экономить бюджет, поэтому в ноябре 2022 я закрыла ИП. Сейчас много времени уходит на учёбу и подготовку дочки к поступлению в первый класс.

Почему решила учиться чему-то новому?

Поняла, что хочу повысить квалификацию: в редактуре, в управлении собой, в переговорах. Выбрала именно Школу руководителей, потому что в будущем планирую вернуться не в найм, а к своему делу.

Учиться в Бюро Горбунова хотела давно, но 3—4 часа в день уделять не могла. Сейчас появилось время на учёбу, а ещё мне хотелось переключиться. Год выдался так себе: многие люди, с которыми я была близка, уехали, пропал круг общения.

Школа стала точкой опоры. Например, здесь есть комьюнити в виде чатика, где живые люди разделяют твои ценности, даже если это ценности в работе. Есть горизонт планирования, хотя бы неделя; есть задания, которые надо выполнить. Всё это помогает не зависать в тревожных чувствах.

Удаётся использовать в жизни знания из школы?

В бюро рассказывают о решении задач в дизайне и редактуре, но задачи — это всё, из чего состоит наша жизнь. Например, я применяю систему Кемпа в переговорах с ребёнком.

Школа — это огранка алмазов. Пока тебя не отшлифуют, ты мутный камень с гипотетической ценностью

Есть страх, что не справишься?

У меня нет негативных мыслей. Я понимаю, что, когда делаю на тройку, для меня это результат. Сделать на три гораздо лучше, чем не сделать совсем.

Какие планы после окончания школы?

Найти работу раньше, чем закончатся накопления. Полученные знания — моё конкурентное преимущество. Не уверена, что готова идти на вторую и третью ступени, потому что они стоят приличных денег.

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Школа — это огранка алмазов, чтобы получить бриллианты. Пока тебя не отшлифуют, ты мутный камень с гипотетической ценностью. Когда учишься, есть ощущение, что с тебя снимают стружку. И это тяжёлый процесс.

Валентина Геер

17 поток Школы редакторов

Кем ты сейчас работаешь?

Врачом-эпидемиологом в стационаре в Москве. Но я не принимаю пациентов, а выстраиваю процессы: моя задача сделать так, чтобы в больнице не распространялась инфекция.

Почему решила учиться чему-то новому?

Мне всегда было интересно, как люди общаются: почему иногда понимают друг друга, а иногда — нет. Несколько лет назад я прочитала «Ясно, понятно» и подумала: «Наконец-то написано, как сделать так, чтобы всем всё было ясно».

Я начала читать советы бюро, телеграм-каналы редакторов и со временем вышла на курс Ирины Ильяховой по старту в профессии. Поняла, что всё реально, нужно просто делать. В дополнение к основной работе взяла в отделе маркетинга небольшой редакторский проект — гайд по услугам больницы для отдела продаж. Пока работала над первым проектом, осознала, что нужно выстраивать фундамент знаний — на чистом интересе далеко не уедешь. Так я решилась пойти в Школу бюро.

Как в это нестабильное время ты решилась на смену деятельности?

Государственная работа — это самое стабильное, что есть на свете. Ты точно знаешь, какая у тебя будет компенсация, в какие дни она придёт. Менять на что-то другое, конечно, страшно. Тут важно заручиться поддержкой близких: мы с мужем заранее обсудили, как будем выстраивать жизнь и бюджет.

Для меня неспокойное время — это стимул что-то менять. Когда понимаешь, как непредсказуема жизнь, хочется двигаться за тем, что интересно, а не идти по протоптанной после института дорожке.

Что из предыдущего опыта помогает в обучении?

Я училась в медицинском институте, там обучение построено по похожему принципу. Огромное количество теоретического материала — гора знаний, и ты просто фигачишь учебники пачками. Поэтому я уже знаю, какое время у меня продуктивное, а в какое бесполезно сидеть, когда стоит прерваться и как правильно сконцентрироваться.

Учиться в Школе редакторов — это когда тебя бьют палками, а ты просишь ещё

Есть страх, что не справишься?

Конечно бывает такое. Когда сидишь над заданием, всё делаешь нормально, отправляешь, а через день смотришь и думаешь: «Жесть, как много ошибок».

Я даю себе время порасстраиваться, побыть с этим. На следующее утро просыпаюсь и понимаю — надо разобраться получше. Когда я плохо сдала тест, муж мне сказал: «Если бы ты всё сдавала хорошо, значит, учёба фиговая и тебя там ничему не учат».

Есть мем, где девочка плачет и написано: «Собираюсь злобно плакать, потому что не могу стать профессионалом в том, что делаю впервые в жизни за три секунды и с первого раза». Невозможно просто прочитать всю теорию в Школе редакторов и начать хорошо делать.

Какие у тебя планы после окончания школы?

Я однозначно хочу на вторую ступень. Ещё планирую попасть на работу в редакцию, потому что там есть момент шефства, обратной связи от главреда. У опытного человека многому можно научиться. Я слежу за работой некоторых редакторов и веду табличку: кто и в какой редакции работает.

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Учиться в Школе редакторов — это когда тебя бьют палками, а ты просишь ещё.

Роман Коблов

17 поток Школы редакторов

Кем ты сейчас работаешь?

Фельдшером в медпункте аэропорта Пулково в Санкт-Петербурге. Оказываю первую помощь сотрудникам и пассажирам.

Почему решил учиться чему-то новому?

Друг попросил меня сделать лендинг. Я сел, посадил его рядом, и мы начали заниматься. В какой-то момент стало понятно, что надо писать доступнее. На полке стояла книга «Пиши, сокращай», я прочитал её, идеи были интересными. Имя автора привело меня в Школу Бюро Горбунова. Тогда для меня всё перевернулось: оказывается, так можно — интересно, полезно и доступно.

Но сначала я хотел научиться делать сайты, поэтому пошёл учиться в Яндекс-практикум на курс «Бэкенд-разработчик на пайтоне». Мне понравилась их программа обучения: если студент занимается, он может стать хорошим начинающим программистом. На этом курсе сайты тоже надо было наполнять текстом и делать это человечно. Я вспомнил, что этому учат в Бюро Горбунова, ещё раз туда заглянул и уже не смог себе отказать в обучении.

Что из предыдущего опыта помогает в обучении?

Я знаю, как не надо: в медицине много запутанных формулировок и терминов, которые по привычке используются в записях и в устных формулировках. Например, «мониторинг витальных функций» — это просто контроль жизненно важных функций.

Есть ли страх, что не справишься?

Я склоняюсь к тому, что меня не возьмут на вторую ступень. Но с другой стороны, судя по Яндекс-практикуму, многие студенты сами сливаются, потому что не тянут дедлайны. Поэтому я стараюсь не думать о плохом и надеюсь на свои силы.

Какие у тебя планы после окончания школы?

Я хотел бы закончить все три ступени. Но слышал, что после двух тоже берут на работу, потому что они дают все необходимые знания. Потом хотел бы работать в найме и иметь дополнительные сторонние проекты.

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Надо пробежать стометровку на хороший результат, когда ты ходить особо не умеешь.

Татьяна Дубинина

17 поток Школы дизайнеров

Кем ты сейчас работаешь?

Я в декрете, до этого работала на федерального сотового оператора. Занималась арендой крыш, чердаков под базовые станции.

Почему решила учиться чему-то новому?

Родители направили меня в финансовую сферу. Я поступила в университет, потом случайно попала на стажировку к сотовому оператору. К 30 годам задумалась, чего же я сама хочу. Поняла, что меня восхищает мама — она кондитер, ремесло у неё всю жизнь, она профи. Делать что-то руками, видеть результат — это вдохновляет. Поскольку кондитерская сфера совершенно не моя, я начала себя искать. Собрала в кучу любовь к искусству, к книгам, к красивым вещам и решила попробовать себя в дизайне.

Я много гуглила, искала школы, читала отзывы и попала на сайт бюро. Они оказались мне ближе всех по подходу. Решила пройти первую ступень, чтобы определиться. В процессе обучения поняла, что меня это зажигает.

Как в это нестабильное время ты решилась на смену сферы деятельности?

Решилась, потому что у меня есть отступные: я в любой момент могу вернуться на прежнюю работу. Сотовая связь нужна всегда, а моя работа довольно специфична.

Есть страх, что не справишься?

Самый большой страх, что меня не возьмут на вторую ступень. Потом буду бояться, что не возьмут на третью. Когда поступала в школу, тоже были сомнения: вдруг у меня недостаточно таланта, вдруг окажется, что это не моё. Поддержка близких помогает справляться. Сложно сделать хорошо с первого раза то, что никогда не делал, поэтому мой девиз: «Я себя не ругаю, я делаю». Бросать после первой попытки — детская позиция.

Бросать после первой попытки — детская позиция

Какие у тебя планы после окончания школы?

Идеальный вариант, который я прокручиваю в голове: весь год я посвящаю учёбе и прохожу все три ступени, мне предлагают работу стажёром в бюро на удалёнке. А далее из стажёров в дизайнеры бюро.

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Это подъём на высокую гору с остановками по пути.

Татьяна Журихина

17 поток Школы редакторов

Кем ты сейчас работаешь?

Консультантом горячей линии в Тинькофф-банке.

Почему решила учиться чему-то новому?

Над своим местом в жизни я размышляю давно. Хочется больше свободы в плане места работы, времени работы, в финансовом плане. Но такие вакансии, как копирайтер, требовали навыков, которых у меня не было. В Тинькофф-журнале прочитала про профессию редактора, заинтересовалась и пошла изучать сайт бюро. Потом наступила «чёрная пятница», я подумала: «Это судьба», — и купила курс.

Есть страх, что не справишься?

Первый страх — я ничего не понимаю: уже во время учёбы не понимаю, что же будет дальше. Второй страх — как реализовать это в жизни, потому что сейчас мне не хватает времени применять знания на практике.

Что из предыдущего опыта помогает в обучении?

Работать в кол-центре — это общаться, объяснять, держать в голове много информации, уметь находить подходы к разным людям. В школе, чтобы успешно сдавать тесты, тоже нужно много информации запоминать.

Какие у тебя планы после окончания школы?

Мне бы хотелось поучиться на второй и на третьей ступени. Мечтаю работать в Тинькофф-журнале или в другой крупной редакции.

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Учёба — это полёт в космос. Когда проходишь атмосферу, испытываешь сильные перегрузки, как в процессе учёбы. Потом смотришь на всю красоту новых знаний сверху, но надо ещё приземлиться, чтобы жить дальше и приносить пользу.

Алексей Татаркин

16 поток Школы руководителей

Кем ты сейчас работаешь?

Я руковожу командой интернет-маркетологов. Мы продвигаем различные бизнесы, товары, услуги клиентов.

Почему решил учиться чему-то новому?

Показалось, что я нахожусь в застое, захотелось драйва, новой информации, развития. Когда увидел этот курс — сразу понял, что надо туда идти. Спросил у своего руководителя, сможет ли он оплатить за счёт организации, он отказал. Я подумал: «Ладно, тогда за свой счёт пройду все три ступени». Пока дошёл до второй.

Что из предыдущего опыта помогало в обучении?

Я работаю в рекламе, часто приходится общаться с клиентами, с партнёрами. Поэтому, когда читал материалы Ильи Синельникова по переговорам, мне тут же вспоминались похожие ситуации из личного опыта. А когда знакомился с лекциями по дизайну — сайты клиентов. Редактура тоже знакома, потому что вёл соцсети своих детей: дочь рисует, сын играет в футбол. Когда уже сталкивался с разными задачами в работе и жизни, материалы школы проходить проще.

Был страх, что не справишься?

Не было. Страх никак не помогает, он, наоборот, отвлекает. Иногда я специально не смотрел рейтинг, чтобы не отвлекаться на эмоции. Какая разница, на каком я месте — на 15-м или на пятом? Как это поможет сделать задание? Пусть голова думает о материале, об учёбе, а не о рейтингах. Возможно, потом будет приятный сюрприз.

рейтинг школы руководителей

С первых недель я был уверен, что закончу первую ступень в десятке, так и получилось — в финальном рейтинге я на 9-м месте

Опиши учёбу в Школе бюро метафорой?

Школа — это вторая работа и вторая семья.

Какие ощущения после окончания первой ступени?

Переключение тумблера не произошло, я не стану другим человеком в один момент. Буду им становиться в течение всех трёх ступеней: каждый день с каждым новым материалом, с каждой прочитанной строчкой я новый человек с новыми возможностями. Может быть, завтра, через неделю, через полгода я окончательно это почувствую.

Маша Косарева Аджайл избавляет проекты от летающих асфальтоукладчиков

Студентка 14 потока Школы руководителей, UX- и UI-дизайнер о том, как выбирать курс по интерфейсам, расти в дизайн-менеджменте и как на деле воспринимают аджайл в команде.

Сколько ты уже в дизайне?

Если считать учёбу, то 14 лет. Я училась в полиграфическом колледже на направлении «графический дизайн». В то время, 2008−2010 годы, с диджиталом было не всё понятно и он не был так развит, как сейчас. Был веб-дизайн, была старая добрая флеш-анимация.

После учёбы я пошла работать графическим дизайнером и занималась в основном полиграфией. Параллельно стали появляться проекты, связанные с сайтами: как правило, я делала баннеры. Уже тогда в рамках работы я пробовала делать отдельные страницы сайтов по концепту ведущего дизайнера или дорабатывать существующие.


Мои первые работы в веб-дизайне для производителя тёплых полов и отопительного оборудования. Ведущий дизайнер сделал концепт в виде пары страниц, а остальные верстала я по его стилям, сама подбирала иконки и картинки. Получались вот такие страницы

У тебя в портфолио разные работы: пользовательский интерфейс, фирменный стиль, логотипы, полиграфия ー от чего ты кайфуешь особенно?

Сейчас пользовательский интерфейс ー основное направление, в котором я развиваюсь и планирую расти дальше. Маркетинг и упаковка отошли на второй план: в какой-то момент я их переела.

Эту полиграфию я делала для производителя тёплых полов. Сложно было подобрать масштаб и стиль карты, чтобы ясно были видны города присутствия и узнавалась Московская область. А ещё чтобы текст читался хорошо и фото производства не наползали на важную информацию

Как начала развиваться в пользовательских интерфейсах?

Когда я работала в компании по производству и продаже тёплых полов, работодатель предложил пройти обучение и доверил мне выбор. Я выбрала интенсив по мобильным приложениям от Британской высшей школы дизайна.

Мне подходил формат интенсива, но я не ожидала, что график будет настолько плотный. Это были четыре адовейших дня, когда я мало спала и только училась. С 10.00 до 20.00 были лекции, потом мы возвращались домой и делали проект. Прокачалась за эти дни максимально. Я не новичок в дизайне, но в интерфейсах понимала немного, и для меня каждое занятие было суперполезным. Я не владела специальными программами — на работе основным инструментом был Фотошоп. На интенсиве я за ночь освоила Скетч.

Во время обучения всех делили на команды из 2−3 человек. Каждая команда получала задание от представителей компаний, например Сбера. Эти задания были учебными, но их потенциально могли взять дальше на доработку.

Наш проект был для компании «Локалс»: мы делали приложение с личным помощником по аренде квартир. Придумали 11 экранов с пошаговым фильтром квартир, заявкой и оплатой. Приложение получилось лаконичное и интуитивно понятное.

Опыт, полученный в Британке, однозначно стоил потраченных сил.

Страница из презентации приложения, которое мы создали на интенсиве в Британке. Мой первый опыт работы с мобильными интерфейсами. Здесь показаны первые три экрана из одиннадцати

Я на защите учебного проекта для Локалс. Презентация длится около десяти минут, ещё столько же — ответы на вопросы

Расскажи, как выбрать толковый курс по UX и UI? На что обращать внимание?

Расскажу на примере Британки: я выбрала этот курс по отзывам знакомых и репутации школы. Плюс в отличие от остальных офлайн-школ там было интерфейсное направление.

Немаловажный аргумент: я выбирала интенсивный формат, так как были ограничения по времени (я работала) и по бюджету (работодатель оплачивал учёбу). Соотношение цена/формат/направление для меня оказалось оптимальным. Но кому-то интенсив может не подойти: нагрузку надо оценивать здраво.

Курсом я осталась довольна. Программа и результат на тот момент отвечали моим потребностям.

Если уровень совсем нулевой и только заходишь в нишу, то курсов от Скилбокса и Нетологии достаточно. Если речь про уровень выше, здесь сложнее: много инфы на курсах повторяется. Когда уже понимаешь базу, эффективнее практиковаться, а не смотреть обучающие видео. Они не дадут результата, пока не начнёшь применять эти знания в решении задач. Я именно на практике развила большую часть навыков.

Это дизайнерская рутина, но в ней здорово оттачиваешь скилы. Например, переставить кнопку, сделать новый юзерфлоу в СRM-системе или подготовить редизайн страницы без чёткого ТЗ, а только с пониманием, что нужно поднять конверсию. Ничего не зная, садишься и делаешь. Когда заходишь в тупик, гуглишь: делаешь обзор конкурентов, ищешь варианты, читаешь статьи.

Это обучающий онбординг для сотрудников автомобильной компании. Он знакомит с новыми функциями в CRM-системе. Верхний тёмно-синий слой появляется, когда пользователь открывает CRM-систему первый раз после релиза новых функций. Пока я над этим работала, много гуглила: изучала аналоги, смотрела, кто как делает

Что из того, чему научилась в Британке, ты реализовала в работе?

Я училась в 2018 году и вернулась на работу с большим желанием перемен. То, как там делали имиджевые сайты и интернет-магазин, морально устарело — меня это напрягало. Речь в основном о технической стороне вопроса. Например, рисовать макеты в Фотошопе, в то время как все уже работают в Скетче и Фигме.

Когда-то Фотошоп был основным инструментом для отрисовки макетов. Каждый экран был отдельным файлом, а в Скетче и Фигме в одном «файле» может быть множество экранов. Вдобавок Фигма позволяет из экранов создавать кликабельные прототипы, а Фотошоп не адаптирован под нужды интерфейса: в нём нет библиотек компонентов, нельзя быстро менять состояния элементов: кнопок, чекбоксов, полей. По сути, каждое изменение в каждом месте рисуешь вручную, в то время как другие программы умеют это автоматизировать.

После интенсива у меня банально руки не хотели возвращаться к Фотошопу, когда попробовала оптимизированный и удобный Скетч. Плюс я хотела развиваться больше в интерфейсах, а на той работе у меня было мало задач в этой области.

Учёба стала катализатором к мысли, что возможностей вокруг масса. Я перешла в новый проект, связанный с автомобилями, где стала заниматься интерфейсами. Позже заинтересовала тема управления дизайном.

Калькулятор автокредита для автомобильной компании. Всё, кроме верхнего меню, делала я. Задача была сделать максимально быстрый калькулятор ежемесячного платежа со сбором заявок, ссылкой на каталог и разместить всё на первом экране

Что ты подразумеваешь под управлением дизайном?

Управление и настройку процессов так, чтобы всё работало и все были довольны. Как главред, только в дизайне. Мне хочется развиваться в этом направлении, самой отстроить процессы и показать, что всё может работать гораздо эффективнее при меньших усилиях.

Это про аджайл? Насколько реально реализовывать эти принципы в современных компаниях?

Да, аджайл. Реализовывать реально, когда понимаешь, зачем тебе это нужно, и берёшь необходимое, а не всё подряд, потому что все так делают. Ещё важно объяснить людям, какие проблемы в их работе это решит. Когда мы просто заявляем, что мы модные и теперь у нас аджайл, это вызывает отторжение и конфликт: людям навязывают ритуал, необходимость которого они не до конца понимают. Тот же программист или дизайнер скажет: зачем мне жить по-новому, если до этого всё и так работало?

Как вы внедряли аджайл в своей компании?

Конкретно в нашем случае, в автомобильной компании, внедрением занимался руководитель, а я отстраивала процессы в дизайне. Суть аджайла ー гибкость: вводили, смотрели, как работает, от чего-то отказывались, меняли снова.

Главная проблема была, по Николаю Товеровскому, в отсутствии гусеницы, которую прибивают гвоздями. То есть проекты делались размазанно, без конкретных дедлайнов и дат релиза. Разработчики и дизайнеры не общались — по итогу интерфейсы получались ужасные.

Это выглядело так. Дизайнер не посоветовался с разработчиками, какие есть состояния и случаи. Нарисовал макет, который в его голове кажется классным, отправил. Через месяц разработчик берёт дизайн в работу, видит, что половины кейсов нет, и додумывает их сам. То есть дизайнер формально выполнил задачу, нарисовал, как должно быть, когда всё работает, а про возможные факапы забыл. На выходе получается летающий асфальтоукладчик, так как нет чётких спринтов, диалога и понимания сроков.

Проблему решили с помощью аджайла. Сделали короткие спринты, ввели принудительное общение дизайнеров с разработчиками. Нам помогли ежедневные небольшие встречи с ретроспективами, где обсуждали рабочий процесс. Они хорошо выпускают пар и вскрывают проблемы, которые мешают работать, но которые открыто обсуждать никто не хочет.

До внедрения аджайла дизайнер натыкался на неправильно свёрстанную страницу и шёл к разработчику, а тот отвечал, что макеты были недоделаны. Начинались разборки. С аджайлом ты заблаговременно припираешь людей к стенке, спрашиваешь, что им мешает, что не нравится, и они с радостью рассказывают. Это помогает предупредить проблему. Забавно, что конфликтов в таком случае меньше, чем когда люди бесятся, но молчат.

Ежедневные встречи с ретроспективами хорошо выпускают пар и вскрывают проблемы

Сколько времени потребовалось, чтобы всё заработало?

Несколько месяцев. За это время мы наладили обмен информацией в команде. В идеале это работает так: дизайнер берёт задачу и уходит её выполнять, при этом сообщает остальным, чего им ожидать и когда. Потом дизайнер приходит с макетом, и команда собирается ещё раз. Разработчики сразу озвучивают, чего в макете не хватает, а что из задуманного они не смогут сделать быстро. Мы сразу подстраиваемся и решаем, от чего отказываемся, что меняем, что реализуем.

Сначала люди не очень понимали, зачем это нужно. Когда появился первый эффект, то лояльность возросла. Постоянный коннект стал показывать быстрые результаты и по срокам, и по качеству.

Какая была лично твоя роль во внедрении аджайла?

Лично моя доработка ー это пошаговая инструкция по дизайн-ревью готовой вёрстки на сайте: насколько всё сделано по макету и правильно работает. В инструкции я прописала, что проверяем, как, какие изменения критичные и должны быть внесены до релиза, какие можно сделать потом.

Оценка вёрстки со стороны дизайнера и дальнейшие правки были для группы дизайна самым болезненным моментом из-за взаимоотношений с разработчиками. Внедрение инструкции почти сразу же улучшило ситуацию. Разработчик больше не считает, что должен доделывать за дизайнером работу, а на дизайнере лежит такая же ответственность за релиз. У себя в портфолио я показываю на скринах из чек-листа, как это работает.

Это фрагмент моей пошаговой инструкции по дизайн-ревью готовой вёрстки на сайте. Инструкция облегчает взаимодействие дизайнера и разработчика. На скриншоте показан блок для дизайнеров о проведении дизайн-чека и частично блок для разработчиков о том, как обрабатывать комментарии и оценивать правки дизайнеров

Чем ты сейчас занимаешься?

Я ушла из автомобильной компании, где отработала почти четыре года, последний — в должности старшего дизайнера. Сейчас устроилась в новую компанию UX- и UI-дизайнером, работаю пока месяц. Компания производит и продаёт косметику, витамины, полезные добавки. На данный момент ещё ничего не реализовала, решаю мелкие задачи и параллельно развиваюсь в дизайн-менеджменте.

Почему пошла в Школу руководителей, а не дизайнеров?

Для меня логичным был выбор именно Школы руководителей. Потребность пришла, когда я занялась дизайн-менеджментом. Когда я поступала в школу, я ещё не была старшим дизайнером, но у меня были намерения развиваться в эту сторону. Мне нужно было получить знания, систематизировать в голове, как лучше организовывать и налаживать процессы. Школа дизайнеров скорее для ребят, которые намерены расти и реализовываться в дизайне. Мне нужны больше навыки руководителя.

Сейчас ты на третьей ступени. Как совмещаешь работу и учёбу?

Пришлось пожертвовать спортзалом и почти всем свободным временем. Днём работаю, вечером учусь и параллельно решаю рабочие вопросы в чате. Но на третью ступень я шла намеренно. Я чётко понимала, что прохожу, так как нас осталось три человека в потоке. Кто-то не проходил по баллам, кто-то передумал в процессе, многие взяли академ. Я убеждена: надо доводить до конца такие вещи, как бы трудно ни было.

Я точно пожалела бы, если бы сошла с дистанции в угоду личному комфорту или из-за нехватки времени

Как ты планируешь использовать знания из школы в работе? Что воплотишь в первую очередь?

Уже многое начала воплощать.

В практической работе очень помог курс Ильи Бирмана по интерфейсам и визуализации информации. Я иначе смотрю на таблицы, графики и формы, хотя раньше относилась к ним проще. Книги Эдварда Тафти в этом плане тоже очень полезны. Я не могу сейчас конкретизировать по задачам, так как это уже стало рутиной в огромных количествах, но изменения явно наступили.

Помогли лекции Максима Ильяхова: сразу стала видеть плохие тексты и заставлять всех вокруг их переписывать. Не принимаю в работу текст, в котором есть штампы, оценки, вводные. Люди поначалу удивлялись, но потом соглашались.

Если говорить о блоке переговоров, то он помог в целом по-другому взглянуть на то, как я общаюсь с людьми. Я очень стеснительный человек, и мне сложно поднимать спорные вопросы. В прошлом это приводило к неприятным последствиям. Например, мне было настолько невыносимо поговорить с начальником о том, что меня не устраивает в работе, что было проще найти новую работу, а с этой слиться за две недели.

Стеснение помог преодолеть принцип «не в порядке». После книги Джима Кемпа и курса Ильи Синельникова будто что-то переключилось в голове и заработало по-другому. Все приёмы, я, возможно, не использую, но научилась выкладывать багаж и стараюсь задавать правильные вопросы.

Что посоветуешь тому, кто начинает работать с интерфейсами?

Смотря откуда человек в эту область пришёл. Если он уже занимался дизайном и решил специализироваться на UX, то, как я уже говорила, можно пройти курс Скилбокса или Нетологии. Новичку рекомендую ещё почитать книгу Ильи Сидоренко «Дизайнер интерфейсов».

Если человек совсем новичок, надо изучить базовую теорию дизайна: композицию, теорию цвета, типографику. В моём понимании, обязательны хорошие знания в истории дизайна и хоть какие-то в истории искусств. Например, некоторые интерфейсные элементы калькулятора на системе iOS вдохновлены промышленным дизайном Дитера Рамса для фирмы «Браун». Если человек не понимает таких вещей, он не сможет разумно их применять и будет просто бездумно копировать.

Калькулятор Браун ET44 и интерфейсы калькулятора в смартфонах на iOS, которые вдохновлены его дизайном. Эстетично и ненавязчиво

Посоветую много читать, смотреть и практиковаться. Если ты фрилансер, стараться получить обратную связь. Не просто пообщаться с клиентом, что-то нарисовать, отдать и забыть, а просить обратную связь от других дизайнеров или коннектиться с разработкой. Иначе можно остаться на одном уровне. Когда ты не в продуктовой команде, делать это сложнее, но однозначно стоит.

Ещё посоветую следить, в каком виде сдаёшь макеты. Это демонстрирует профессионализм и заботу о том, кто откроет макет после. Другим дизайнерам должно быть комфортно, понятно и удобно. Я этот момент оцениваю очень внимательно. Смотрю, как ведут себя слои, что с отступами и компонентами. Если на дизайнерском, важны группировка слоёв, использование автолейаутов, атомарных компонентов из библиотеки. Это наглядно показывает качество работы и влияет на сроки. Если в макете бардак, любую правку вносить придётся долго. Совет скорее для новичка: приучаться к аккуратности нужно уже на старте.

Как сделать проект после отчисления

Студенты третьей ступени 9 набора не успели сдать проект в срок, не получили дипломы, но всё-таки сделали крутое приложение.

Илья Боронников, Сергей Мороз, Иван Коробицин и Владимир Тупикин учились в 9 наборе школы бюро. Ребята успешно дошли до третьей ступени и в качестве дипломного проекта под руководством Ильи Бирмана разработали мобильное приложение «Оки», которое помогает делать гимнастику для глаз в течение дня.

Команда не успела закончить проект до дедлайна, но ребята не сдались, продолжили работу и через год всё-таки выпустили приложение. Мы пообщались с ребятами и их разработчиком Алексеем Дербышевым о том, как они делали приложение, на какой стадии всё пошло не так и как этого можно было избежать.

Пост о приложении «Оки» в телеграм-канале Ильи Бирмана

Ребята, ваш проект — приложение для глаз «Оки». Почему выбрали именно приложение в качестве дипломного проекта?

Сергей: Из-за постоянной работы за компьютером у меня упало зрение. Врачи говорили делать гимнастику для глаз, поменьше смотреть в экран и побольше гулять. У меня возникли проблемы именно с тем, чтобы не забывать делать гимнастику для глаз регулярно. В интернете много инструкций, но все они быстро забываются и надоедают. Приложения тоже есть, но неудобные. Отсюда и родилась идея сделать хорошее приложение, чтобы сформировать привычку делать гимнастику регулярно.

Как вы собирали команду?

Илья: Ещё на первой ступени выяснилось, что мы с Ваней оба из Краснодара. Мы хотели попасть в одну команду на третьей ступени — так и получилось. Потом у нас в команде оказался Сергей, тоже дизайнер, и не хватало редактора. Мы согласовали с руководством школы, кинули в чат объявление, Володя откликнулся, и так у нас собралась команда.

Володя, кстати, был первым, кто говорил, что ни в коем случае нельзя брать на третьей ступени в качестве проекта мобильное приложение, потому что не успеем. Так, собственно, и вышло — мы не успели.

И не получили дипломы?

Илья: Да, мы не успели к сроку и дипломы не получили.

Ребята делают гимнастику для глаз в зуме

Расскажите, как и почему это произошло.

Сергей: Так получилось, что всю подготовительную работу мы сдали самые первые. На третьей ступени есть чек-лист, по которому все делают дипломный проект. Там есть понимание задачи, дизайн — всё, чему учили на предыдущих курсах. Мы сдавали всё первыми, шли по расписанию до тех пор, пока не осталась только разработка. Времени на разработку было примерно два месяца и бюджет 30 тысяч рублей.

Где вы решили искать программиста?

Сергей: Первого разработчика нам нашёл Ваня среди своих знакомых. Мы считали, что приложение у нас очень простое, всего одна кнопка, и мы всё сделаем быстро.

Разработчик посмотрел на наши идеи, подтвердил, что всё очень просто, и он сделает за три недели. Мы, конечно, обрадовались, но в итоге ему не хватило опыта, и за три недели не смог вообще ничего сделать. Мы долго уговаривали его остаться, потому что понимали, что искать нового исполнителя нет времени, но он ушёл. Исходники отдал, денег с нас не взял, но нам эти исходники никак не помогли.

Мы считали, что приложение у нас очень простое, и мы всё сделаем быстро

И у вас оставалось ещё около месяца.

Сергей: Да, мы пошли искать разработчика на фриланс-бирже. Искали уже поопытнее, поняли, что с новичками нельзя работать. Мы выложили задание, было много откликов и мы выбрали хорошего, как нам показалось, разработчика. У него было портфолио с приложениями, мы созвонились в скайпе, по голосу он показался нам взрослым мужиком лет 45. Мы ему доверились, он тоже сказал, что всё просто, и за неделю он всё сделает. Мы дали подробное ТЗ, сделали переходы анимации, и тут он начал как-то оправдываться и говорить, что это невозможно сделать, и в итоге ничего не сделал. Вообще работать с ним было очень сложно, разработчик обижался на наши правки, при этом все делал криво и косо.

Илья: Самое интересное было в конце, накануне предзащиты. В десятом часу ночи мы переписывались с нашим арт-директором, Ильёй Бирманом, показывали ему сырой вариант. Бирман нас критиковал и говорит: «Поправьте кнопку, можете?» Мы говорим: «Нет, не можем, наш программист спать пошёл». В итоге показывать нам было нечего, и к защите диплома нас не допустили.

Какие ошибки вы совершили? Может, не надо было браться за приложение и сделать что-то другое?

Илья: Мы допустили несколько ошибок. Самая главная — выбрали слишком большой проект, надо было не замахиваться на приложение, а сделать что-то попроще. Можно было cделать серию видео с упражнениями, или простой сайт с гимнастикой. Но сделать приложение с нуля за два месяца без надежного разработчика невозможно.

Вторая ошибка была в том, что мы продолжали упираться в приложение, когда уже стало понятно, что мы точно не успеваем. Мы пришли к Михаилу Нозику — он был наш шеф — и говорим: «Мы боимся, что Бирман не пропустит наш проект». Нозик отвечает: «Я его понимаю, ваше приложение плохо работает и его нельзя пропускать. Сделайте веб-страницу, упростите и выпускайте». Но мы упёрлись, нам разработчик обещал, и мы хотели именно приложение. А нужно было флексить и упрощать.

Владимир: В этом и есть главный урок третьей ступени, который мы провалили. На проекте всё пойдёт не так. Когда это случится, нужно держать в голове полезное действие, а не красивую форму решения. Мы уцепились за форму: «Делаем приложение!», а надо было думать о полезном действии: «Мы помогаем регулярно делать гимнастику».

Чтобы делать гимнастику, не нужно приложение — можно посмотреть упражнения на сайте, можно пользоваться чат-ботом, напоминаниями в телефоне или часами с кукушкой

Почему вы решили доделать приложение после окончания учёбы?

Иван: Это как незакрытый гештальт оказался для нас. Если серьёзно, то уже много сил в это вложили, поэтому хотели доделать и получить отдачу.

Как вы нашли разработчика, с которым смогли закончить работу над приложением?

Сергей: Мы попросили Илью Бирмана разместить в своём канале объявление, что мы ищем разработчика. Откликнулся Алексей, и мы стали работать. Чуть больше, чем за год мы полностью сделали приложение.

Разработчик Алексей Дербышев и приложение «Оки» в Play Market

Лёша, а если бы ты сразу взялся за приложение, за какой срок и с каким бюджетом его можно было бы сделать?

Алексей: Думаю, максимум за месяц, если полностью заниматься одним приложением, можно было управиться. Оно действительно простое, много времени не займёт. Бюджет — около 50 тысяч на разработку.

Ребята, а где искать хорошего разработчика, когда собираешься выпускать приложение?

Сергей: Можно искать в телеграм-каналах, например Mobile-jobs или на биржах фриланса для разработчиков. Но не факт, что вам повезёт. Мы нашли второго разработчика — взрослого серьёзного дядьку с классным портфолио, — который, по факту, полностью слил проект.

Владимир: Тут ещё момент, что Школа редакторов задаёт высокую планку дизайна в приложении. Мы вежливо просили разработчика подвинуть кнопку, а он отвечал, что это нормальная кнопка. И вообще он пытается нам приложение вовремя сделать, а мы придираемся к кнопке. Он не видел, что красиво, а что так себе, и у него прямо подгорало от наших правок. А нам их давал Илья Бирман, у него всё должно быть красиво.

Сверху — замечания Ильи Бирмана, ниже — реакция разработчика

Если несмотря на ваши предостережения, другие ребята захотят выпускать приложение, какой вы дадите совет?

Сергей: Точно не брать разработчика-новичка, мы потеряли месяц из-за этого. Потом мы взяли незнакомого человека с опытом, и тоже ничего не вышло. Поэтому брать надо проверенного программиста.

Илья: Второй момент — мы были сами виноваты, что уперлись с этим приложением, когда его надо было поменять на что-то попроще. Но это мы сейчас так думаем, а тогда мы не представляли, как сменить формат, и как гимнастика для глаз будет выглядеть, например, в телеграме.

У вас очень классный монстр в приложении, кто его нарисовал?

Сергей: Его нарисовал наш дизайнер Ваня.

Иван: Это был собирательный образ. Рисовать толком никто из нас не умеет, поэтому мы искали референсы, смотрели Shutterstock и в итоге пришли к такому монстру. Живот у нас был одного монстра, глаз другого, так и собрали.

Милый монстрик в приложении хвалит пользователя

Вы сделали проект, который связан со здоровьем. Вас курировал врач?

Сергей: Да, наставники сразу посоветовали нам заручиться поддержкой врача-офтальмолога. Первая идея была сходить в поликлинику и записаться на прием к окулисту, но не факт, что он захотел бы нам помогать. Тогда мы решили привлечь эксперта со стороны и нашли врача-офтальмолога Любовь Амханицкую вконтакте. Она ведёт блог о зрении, и мы вместе с ней составили комплекс гимнастики на 7 минут.

Я обратила внимание, что приложение постоянно хвалит пользователя. Я поморгала 15 секунд и получила «Молодец, отличный результат». Это прикольно, но почему так?

Илья: Это все влияние Бирмана (смеются). Он нам говорил, что пользователь всегда себя должен чувствовать молодцом, поэтому мы много хвалим. После совета Ильи Бирмана мы прочитали массу литературы о том, как вырабатывать полезные привычки, и похвала была частью придуманной нами в результате системы мотивации.

Владимир: Похвала помогает выработать полезную привычку, но было ещё важно, чтобы у пользователя не возникали вредные ассоциации с приложением.

Например, врачи советуют делать гимнастику каждый час во время работы. Но люди так не будут делать — у них уже есть свой уклад жизни, и новое занятие добавлять не хочется. Подход «надо просто себя пересилить и заставить» не работает. Поэтому мы не требуем сразу делать по семь гимнастик в день, а начинаем с одной и постепенно увеличиваем нагрузку.

Другая проблема: уже через пару недель регулярных занятий мы можем присылать по 3−5 уведомлений в день с напоминанием. Но когда приложение шлёт миллионы уведомлений в день, пользователь привыкает их игнорировать. Мы с этим боремся так: отслеживаем, какие уведомления пользователь игнорирует. Если он не среагировал на несколько уведомлений подряд, мы это уведомление отключаем. Если он вообще перестал заходить в приложение, мы не забрасываем его пушами, а наоборот, даём отдохнуть. Мы присылаем уведомления, но не каждый день и в разное время.

Приложение не может заставить пользователя регулярно заходить и делать гимнастику. У нас нет такой цели. Но у нас есть цель, чтобы он хоть по одному упражнению делал — это лучше, чем ничего. Пользователь всегда молодец: сделал гимнастику — круто, даже одно упражнение это хорошо. Нестрашно, если пропустил уведомление или не заходил в приложение — главное, продолжай.

Мы не требуем сразу делать по семь гимнастик в день, а начинаем с одной и постепенно увеличиваем нагрузку

Планируете добавлять что-то новое в приложение?

Сергей: Да, планируем выпустить версию для iOS, а ещё мы добавляем звук в приложение. Пользователи писали в отзывах, что в приложении не хватает звуков, и это неудобно. Мы решили попробовать что-то необычное в плане звука. Нам хотелось, чтобы приложение запоминалось и радовало даже такой деталью. Мало кто пользуется сейчас ICQ, но все до сих пор помнят их фирменный «о-оу», когда приходило сообщение.

В общем, мы решили не брать звуки со стоков, а обратились к Оле Кекс. Оля — чемпионка России по битбоксу, участница проекта «Песни» на ТНТ и других музыкальных шоу, сейчас участвует в проекте «Я почти знаменит» на Первом. А ещё у неё недавно вышел новый альбом.

Оля озвучила нам приложение и записала все интерфейсные звуки. Не всегда верится, что это звучит человеческий голос, но это так. Никаких инструментов — только битбоксовый скилл. Мы надеемся, что такая озвучка добавит удовольствия гимнастике.

Ольга выступает на Первом канале в проекте «Я почти знаменит». Выпуск от 07.02.2021

Как школа повлияла на вашу жизнь вообще?

Владимир: Я не внял советам бюрошников и не договорился заранее снизить нагрузку на работе на время учёбы. В итоге довольно быстро всерьёз задолбался: и на работе успевал так себе, и от учёбы получал меньше, чем хотелось бы. Так что я ушёл с работы и, пока доучивался, делал только разовые проекты. А через пару месяцев меня снова позвали в офис на фултайм уже в другую компанию.

В целом, я доволен Школой редакторов и теми знаниями, что она даёт. Помогло понять, что задача редактора — не втупую пилить постики в корпоративный бложек, а формулировать с заказчиком цели, достигать этих целей, и, самое главное, объяснять, что ты делаешь и почему это полезно.

Илья: Когда я поступал в Школу руководителей, до последнего момента не понимал, в какую именно из школ поступаю, потому что вроде хотел на дизайнера, тест сдавал на редактора, а в день зачисления понял, что мне ближе в руководители, куда и перевёлся по заявлению.

Прямо во время учёбы я взял контракт на дизайн и создание отчётной презентации с администрацией Мурманской области, почти на 200 тысяч рублей. Я бы его точно профукал, если бы не курсы по переговорам и по праву, ещё и денег бы остался должен. А благодаря школе я составил договор чётко по гайдлайнам бюро, с промежуточными актами, которые в итоге и спасли меня, когда посреди проекта резко уволился посредник, и вдруг изменилась коммуникация с заказчиком. Проект в итоге прекрасно довёл до конца.

Сергей: Школа помогла понять какие вопросы надо задавать, чтобы узнать и оправдать ожидания заказчика; как правильно планировать и сдавать проект в срок. Если говорить про специальные знания, то очень хорошо прокачался в типографике, вёрстке и интерфейсах. Эти знания помогают мне по сей день. Меня дважды повышали: во время учебы и ещё раз после.

Иван: До учёбы в Школе дизайнеров я жил в Тюмени и работал в местной веб-студии. Я знал, что учёба сложная и будет занимать много времени, поэтому захотелось как-то изолироваться от всего и пожить в тепле. Так на время учёбы я переехал в Краснодар. Продолжал работать в тюменской веб-студии на удалёнке и открыл ИП, чтобы не работать по серой схеме.

После учёбы я вернулся в Тюмень и стал искать новую работу — захотелось заняться продуктовой разработкой. Полгода я искал работу, делал мелкие заказы. Потом поехал в Москву, где три месяца проходил стажировку в Яндексе. Остаться в Яндексе не получилось — на тот момент были вакансии только для более опытных дизайнеров. В одном из бюрошных чатов наткнулся на вакансию в Краснодаре. Что-то щёлкнуло, и я опять захотел в тепло. Связался с ребятами, сделал тестовое задание и получил оффер. Сейчас работаю в bobday в продуктовой команде, как и хотел.

Если говорить про какие-то психологические аспекты, то учёба в школе помогла понять, что действительно возможно всё. Раньше я и подумать не мог, что можно попасть в Яндекс, пусть даже на стажировку. Но я взял и сделал это. Если говорить про финансовый аспект, то постепенно уходит страх называть «высокую» цену. В этом, кроме школы, мне очень помог телеграм-канал Насти Зубаревой «Черезнемогу»

В школе я закрыл свои дизайнерские пробелы и вооружился знаниям из смежных областей: переговоры, редактура, право. Благодаря этому стал чувствовать себя намного более уверенным в профессии. Заработок стал более высоким и стабильным.

Скачивайте приложение, ребята, делайте гимнастику для глаз и не берите слишком сложные проекты на третьей ступени.

Ксения Анискович С юридического на человеческий

Редактор дизайн-студии «Райт» о том, чем разочаровала Школа руководителей, почему юристы боятся писать понятно и почему делать по шаблону — плохо.

Привет! В фейсбуке ты писала, что вела воркшоп про текст. Расскажи, о чём он был и что ты рассказывала?

Меня девочки из «Провимен» пригласили провести воркшоп. Они ищут авторов и проводят всякие активности для женщин-предпринимателей — в основном про бизнес.

Я рассказывала о том, что писать статьи не страшно, и пыталась рассказать какие-то банальные вещи о том, что такое цель и задача текста, как выстроить структуру, как ориентироваться на аудиторию и всё такое. По факту это были женщины, которые хотят писать, а я старалась им объяснить какие-то базовые вещи.

Кажется, лекция прошла хорошо, хоть я и дико волновалась. У меня была дичайшая загрузка, и я даже презентацию доделывала в кофейне рядом. Но было прям интересно.

Я попросила прийти мою близкую подругу-иллюстраторку и сесть в первый ряд, чтобы меньше волноваться

Ты работаешь там бесплатно, зачем тебе это?

Я хочу показать другим девушкам, что писать — это круто. К нам приходят люди с крутой экспертизой: бухгалтеры, юристы, предпринимательницы — они могут поделиться своим опытом. Я хочу им помочь и показать, как это можно привести в понятную форму для людей, чтобы это было в мире читателя, интересно и круто.

Посыл моего выступления был ещё и в том, что хоть стать автором, может быть, и сложно, нужно стучаться и не бояться. Всё равно хороших авторов с экспертизой очень сложно найти. Если при хорошем понимании ты плохо пишешь, это не какая-то нерешаемая проблема — часто в изданиях есть редактор, который на старте поможет тебе делать тексты.

Ты закончила факультет права. Почему ты решила пойти в копирайтеры, будучи почти готовым юристом?

Где-то в конце пятого курса у нас была преддипломная практика, я ходила в налоговую, разбирала какие-то бумажки. Там я поняла, что мне это жутко не нравится. Возможно мне и до этого не нравилось, но я не обращала на это внимание.

Где-то с третьего курса я писала всякие научные работы и статьи. Мне кажется, это меня спасало. И я потом задумалась: «Блин, как же так? Я не хочу быть юристом, мне прям не нравится». Я до этого ещё была на разных практиках. Это было безумно скучно.

Я в принципе не представляла, что могу быть юристом. При этом писать статьи мне нравилось, и я думала: «Ладно, можно пойти в магистратуру, потом в аспирантуру и заниматься научной деятельностью». Для меня это было равно писать — только в сфере юриспруденции.

А что это за научные статьи ты писала во время универа? Это было обязательно?

Нет, просто было прикольно писать. Для того, чтобы написать одну статью на полтора листа А4, нужно было перерыть и перечитать кучу всего: какие-то исследования, диссертации, другие статьи. Это было очень интересно и я любила копаться, исследовать.

При этом вся юриспруденция — это какой-то свой язык, на котором они друг друга понимают. Уже позже, когда я начала работать копирайтером, я попала на юридический проект для компании «Бизнес-опора».

Заказчик пришёл со своим пониманием, что всё должно быть «по-юридически». Я ему говорю: «На кого вы ориентируетесь? Ваши клиенты — обычные люди, они должны понять, что вы там пишете». А он: «А если вдруг юристы зайдут на сайт и скажут „Ай, у тебя тут всё просто написано, и ты некомпетентный, неграмотный и вообще не юрист“».

Так выглядит «Бизнес-опора». Мой проект в «Чеширском Коте». В итоге всё написано человеческим, а не юридическим языком

Его всё-таки получилось убедить написать понятно. Через год он вернулся и рассказал, что к нему люди приходят, даже без рекламы. Люди просто открывают все ссылки и говорят: «У вас так круто и понятно написано, что мы хотим работать только с вами».

В общем, тогда после универа я задумалась о том, что всю школу, и, наверное, всю жизнь мне нравилось писать. Мне нравился русский язык, литература, и я вообще хотела поступать на журфак, а родители мне: «Да ты пойдёшь в какую-нибудь захудалую газетёнку, и что ты там будешь делать?»

А когда я говорила, что хочу быть лингвистом или филологом, мне говорили: «Ты будешь просто учительницей русского языка, и что тебе это даст? А вот юрист — это хорошая профессия!» Но какими-то окольными путями я всё равно пришла к тому, что я пишу.

Единственное, что мне папа периодически припоминает, что я могла быть нормальной, а я тут делаю что-то непонятное

Как в итоге получилось найти работу вне юриспруденции?

Я месяца три искала работу. Я что-то сёрфила, смотрела, и меня не хотели брать из-за того, что у меня не было опыта как такового.

Это было ужасное время: когда ты новичок и хочешь работать, а тебе говорят, что ты недостаточно что-то там. Для меня это было тяжело. Ещё боролась с родителями. Они платили пять лет за мою учёбу, а я такая: «Всё, я не буду юристом, я буду вот этим заниматься». Было сложно им объяснить, почему я не хочу работать по профессии.

Я сёрфила-сёрфила вакансии и случайно наткнулась на вакансию «Чеширского Кота». Я прислала тестовое, моя руководительница меня пособесила и как-то ко мне прониклась.

Я проработала в агентстве где-то года полтора и уволилась прямо перед Школой редакторов, за месяц. В «Чеширском Коте» не было такой планки качества текста, как мне хотелось, я из-за этого страдала. Мне говорили: «А, ну окей, так нормально», — а мне казалось, что можно же ещё столько всего написать, переписать, переделать.

Но там я многому научилась: и фигму, и фотошоп, и админки сайтов освоила.

Эта картинка с Тором — начало отсчёта, потому что по этой картинке мы измеряем мой прогресс в фотошопе

Плюс с таргетом я разбиралась сама. У нас были ребята, которые занимались рекламой, и у них я консультировалась. Фейсбуком, инстаграмом занималась, а они мне базово помогали с аудиторией, со всякими там пикселями и ещё с чем-то.

В конечном счёте я поняла, что это было так рутинно, так монотонно, а я прям не люблю такую работу. Первые 8 месяцев в агентстве я занималась исключительно соцсетями, это постики в инстаграм, Фейсбук и всякое такое.

Когда в Школе руководителей верстали страницу о себе, ты сделала целый пост про процесс. Расскажи, какие у тебя отношения с типографикой и дизайном?

Это моё любимое задание в Школе руководителей.

Мне безумно нравится типографика. Это была одна из самых сложных дисциплин на первой ступени, но она мне больше всего нравилась — я не знаю, как это работает. Возможно просто потому, что в «Чеширском Коте» я постоянно общалась с дизайнерами.

До того, как я поступала в школу, я читала книжку про модульные системы в графическом дизайне, просто потому что мне было прикольно. Меня называли дизайнером-полукровкой, когда я ещё в «Чеширском Коте» работала: я вроде как склепать что-то прикольное могу, и это будет больше по-дизайнерски, чем по-копирайтерски. И сейчас мне кажется, что я работаю в идеальном месте, где все вокруг дизайнеры, а я — нет. Но это прям очень круто.

Верстать в школе мне очень нравилось. Жаль, что на второй ступени Школы руководителей было только одно задание по вёрстке

Что думаешь дальше со всем этим делать? Может, бросишь буквы и пойдёшь в дизайн?

Я бы хотела, чтобы это оставалось моим хобби. Не то, что я прям такая серьёзно сижу и рисую что-то или собираю какую-то страничку, а просто чтобы это было прикольно, по фану, и чтобы меня это не напрягало. Потому что когда это превращается в профессиональную деятельность, это очень быстро надоедает.

А поскольку я могу с базой из школы просто взять и подсказать что-то дизайнеру, это прикольно. И для себя что-то делать — это классно. Но прям превращаться в дизайнера мне, наверное, не стоит.

Насколько оправдались твои ожидания в Школе руководителей?

Я не чувствую такого профита, который я ожидала получить.

Синельников в начале ступени сказал самую важную для меня вещь: «Задача второй ступени, чтобы вы узнали о себе новое, а оценки и рейтинг — это потом». И я держала это в голове всю вторую ступень. Благодаря этому многие штуки делала впервые.

У меня возникает ощущение, что ты некоторые штуки делаешь просто для галочки, либо пытаешься угадать вкусовые предпочтения преподавателей. Можно просто сделать как преподавателю нравится, и получить 4—5, хотя это будет просто субъективизм. Если ему просто тупо не заходит, то как бы всё.

Насчёт объективности и полезности комментариев — очень разные мнения. Но никто из преподавателей не писал мне просто «Да», «Норм» или что-то такое. Обратной связи мне хватало.

Например, Максим Ильяхов целый видос записал с разбором моего задания. Мне кажется, его дико бесило, что я попыталась сделать всё с нуля. Хотя я просто забыла про лекции с первой ступени. А Товеровский писал о моих заданиях в своём канале, хотя это было и не слишком приятно. Когда я хотела, то писала преподам на почту среди недели, но потом сознательно решила пользоваться этим только тогда, когда сомневалась в чём-то.

Николай Товеровский о моём задании. Меня это прям будоражило несколько недель. Мне казалось, что каждая буква пропитана каким-то сарказмом

В школе очень круто, что начинаешь думать быстрее, потому что на каждое задание у тебя только четыре дня. А я человек, который любит обычно рефлексировать и запариваться над темой. Теперь понимаю, что большую часть работы точно можно делать быстрее. Это переносится потом на твоё мышление и что проще набросать кучу каких-то вариантов, потом что-то выбрать и сделать быстрее.

Почему ты не пошла на третью ступень?

Потому что я немного разочаровалась во второй. Наверное, отчасти из-за того, что я перешла к руководителям. Мне хотелось, чтобы у меня было больше типографики и вёрстки, а у меня по ней только одно задание было.

И даже просто конкуренция — у редакторов она просто бешеная. Первая ступень очень сильно мотивировала делать больше, когда я смотрела на других ребят и думала: «Блин, они такие крутые, а я — нет, и надо что-то делать». А у руководителей такого нет.

Возможно, это ещё из-за того, что я стала совмещать работу с учёбой, это достаточно сложно, потому что я чувствую прям дикий расфокус.

В каких случаях ты бы точно советовала идти на вторую ступень к руководителям? Кому бы ты посоветовала?

На самом деле я бы вообще никому не советовала идти в Школу руководителей. Не потому, что это плохой опыт, это скорее моё чисто субъективное мнение. Мне нужна была конкуренция, которой у руководителей не хватало.

В Школу редакторов и дизайнеров идут дико замотивированные ребята, и эта бешеная гонка помогает тебе делать больше. По крайней мере, у меня было так.

Школа бюро не для того, чтобы там размеренно как-то посидеть и подумать: «А, ну окей, получу 70 за тест, всё равно там останусь на своём месте, всё равно там у нас недобор», например, как у руководителей.

А нужно прям бежать, рвать зубами и делать больше. Тогда это полезно. А когда ты такой: «А, ну ладно, я посижу и чисто лекции посмотрю», мне кажется, в этом нет толка.

Школа бюро не для того, чтобы размеренно как-то посидеть. Нужно бежать, рвать зубами и делать больше. Тогда это полезно

На второй ступени у меня сложилось впечатление, что там даже сложно найти, у кого подсмотреть что-то крутое. Для сравнения, я посмотрела почти все курсовые в Школе редакторов и была в шоке, от того, какой у всех уровень.

Вообще школа — это потрясающая вещь, у неё есть прекрасное свойство — она тебя вдохновляет и угнетает одновременно. Ты вроде такой: «Вау, я учусь в школе, вау, новые знания», а с другой стороны, если что-то не получается, ты резко падаешь духом.

У меня было так из-за тестов. Пока поняла логику преподавателей, я уже где-то в середине, а то и внизу оказалась. На одном из тестов по типографике у меня случилась почти истерика. Я просто из-за какой-то фигни расплакалась, а потом я поняла, что я уже два часа плачу и не могу успокоиться, ужасно!

Как думаешь, можно ли стать крутым, если ты всё-таки не пошёл на вторую ступень?

Вторая ступень нужна, когда у тебя нет работы, на которой ты растёшь. Но просто цепляться за то, что «аа, обязательно идти на вторую ступень» — ну это слишком.

Если постоянно держать в фокусе ту матчасть, которую ты уже выучил, то ты с ней можешь делать проекты, странички или там задания вообще где угодно. необязательно именно в школе бюро.

Я не хочу делать для галочки, я хочу делать нормальные вещи. Мне не хочется собирать пробную несуществующую команду для третьей ступени, на которую я не пойду, просто потому, что такое задание у Товеровского.

Понятно, что у них огромный опыт и они не просто так что-то советуют, но когда всех пытают «сделайте просто вот так вот и всё» — блин, я хочу самовыражаться, а не просто делать шаблонные какие-то вещи. Помогите мне делать круто, расти, а не делать шаблоны.

Я хочу самовыражаться, а не просто делать шаблонные вещи. Помогите мне делать круто, расти, а не делать шаблоны

А потом получается, что у нас все продающие страницы начинаются с лайфстайл-фотки, а потом уже в работе у нас у всех одинаковые лендинги. Это переносится в реальную жизнь и мне не кажется, что это круто.

Может быть, для начала шаблоны всё-таки не плохи, если нет какой-то базы? Чтобы не плодить потом монстров в интернете.

Некоторые штуки полезные, некоторые — неполезные. Просто делать всё по шаблону — это плохо, это же потом укореняется и никак не располагает искать новые решения и в принципе этому не учит.

Хорошо, какая альтернатива? Если не по шаблону, то как?

Вопрос хороший. Обычно я просто смотрю на разные варианты того, как это работает, на какие-то реальные продукты.

У тебя, например, есть лендинг и его не обязательно делать ровно по такой структуре, как нам показывали, где три этажа. Каждый из них начинается с заголовка, и в каждом есть картинка с фактоидом.

Ты можешь пойти посмотреть, как там чуваки лендосы собирают, например, на бехансе или просто посмотреть работы чуваков, которые тебе нравятся, и ты поймёшь, что можно сделать вообще по-другому, но это тоже будет работать. Когда ты в связке с дизайнером работаешь, то получается совершенно по-другому.

Если не по шаблону, то просто исследовать кучу разных реальных работ и смотреть, как это делают разные люди, и просто компилировать это в своём продукте.

Для кого ты пишешь свой канал в телеграме и кто вообще твои читатели?

Пока я плохо представляю его аудиторию, скорее это что-то для себя, но больше профессиональное, чем личное. Такая попытка держать в курсе тех людей, которые меня знают. После школы стало ещё сложнее определить аудиторию: сейчас это какие-то знакомые копирайтеры, дизайнеры или вообще люди, которых я даже не знаю.

Его точно прочитает моя мама, она подписана на канал. Мама вообще говорит, что мной гордится. Про то же задание в конце второй ступени о возможной теме диплома она мне говорила: «Ксюша, я посмотрела, там так красиво!»

Это больше такой новостник для людей, которые меня знают. Здесь я делюсь микрозаметками на профессиональные темы и рассказываю о новых проектах.

Учитывая реакцию мамы на канал, я так понимаю вопрос быть юристом у тебя с родителями закрыт?

Да. После того, как у меня стало получаться, после того, как я пошла в школу, поработала в «Чеширском Коте» уже основательно, где-то после полугода работы вопрос отпал, потому что родители видели, что я делаю то, что мне нравится. Я постоянно об этом как-то вдохновлённо говорила, рассказывала, пыталась им объяснить.

И мне кажется, что у меня это получается лучше, чем если я бы была юристом. Потому что в юриспруденции очень важно действовать по тому, что у тебя есть. Есть определенный момент творчества, когда ты работаешь, допустим, адвокатом. Например, когда ты стратегию защиты продумываешь, а в остальном там всё скучно. А мне нужно чуть больше возможностей и пространства для того, чтобы делать больше. Я хочу быть творческим человеком.

А почему ты хочешь быть творческим человеком? Наивный вопрос, но вдруг у тебя есть ответ.

Будучи редактором, я могу сделать больше, чем бы я сделала, если бы была юристом. У меня не появилась бы куча идей, которые мне хочется воплотить. Когда ты занимаешься тем, что тебе нравится, ты чувствуешь себя по-другому.

Я очень долго боролась с неуверенностью в себе, когда училась в универе. Когда я поняла, что стало что-то получаться в редактуре, я начала себя иначе чувствовать. Профессия сильно на это влияет, на то, как ты себя ощущаешь, на то, что ты хочешь дать миру, как к нему относишься и что делаешь.

Когда человеку что-то навязывают, он не будет проявлять никакой инициативы. Ты делаешь то, что тебе говорят, и ты за рамками не делаешь ни капли больше — у меня так было с учёбой в универе, я делала ровно столько, сколько мне нужно было. Я не смотрела на работу с той стороны, что за ней может стоять прямо интересный неизведанный мир.

Ещё, когда я воркшоп вела, я что-то волновалась, прям не знала, что говорить, постоянно подсматривала в шпаргалку. А потом отложила телефон и почувствовала, что появляется уверенность, и поняла, что реально знаю, о чём говорю.

С юриспруденцией у меня никогда такого не было, чтобы я прям точно уверенно знала, не боялась вопросов и понимала, что я точно могу ответить и помочь людям с тем, что их волнует.

Общался и редактировал Иван Хацкевич. Рисовала София Прозоровская. Вычитала Анна Павлова.

в Контакте
в Телеграме

Юлия Карло Не держаться за бумажное прошлое

Графический дизайнер о том, как сделать приложение за 36 часов, почему фермерам не нужны умные теплицы и зачем ходить на интервью вдвоём.

Как ты решила стать дизайнером?

После института я долго не могла найти работу — искала себя. Поэтому решила заниматься тем, что нравится. Где-то два года я сама училась дизайнить, это был самый тяжёлый период.

Я устроилась работать в школу электронной музыки при студии звукозаписи и стала делать для них листовки, рекламки. Сейчас я вижу, что это были страшные вещи, но на тот момент было норм. У меня начал появляться минимальный заработок.

С чего ты начинала учиться дизайну?

С Покраса Лампаса. У него была классная группа во «Вконтакте», где он выкладывал лекции и материалы с «Дизайн Просмотра», о котором тогда мало кто знал. Я постоянно смотрела много материалов, но системного подхода не было. Это плохо: информация может быть устаревшей или не так изложена.

Мне стыдно об этом говорить, но про висячие предлоги я узнала только в бюро. Про длинное тире — на подготовительных курсах. По этой причине завалила несколько собеседований. Мне говорят: «Покажи свою лучшую работу». А там — висячий предлог. Сейчас, если я вижу такие предлоги, у меня кровь из глаз течёт.

После работы в школе электронной музыки нужно было развиваться дальше. Но в Краснодаре, откуда я, нет хороших школ дизайна. Поэтому в 2015 я переехала в Москву и устроилась дизайнером-технологом на производство рекламных сувениров. Мечтала поступить в «Британку» и работать в Студии Лебедева.

Тебя взяли без образования?

Им понравилось моё резюме, которое я сверстала и распечатала на картонке. Я его принесла, все такие: «О, как круто, выходи!» Я работала за минимальный оклад, а работа была скучная, но очень ответственная. Из-за ошибки на одну десятую миллиметра могли весь тираж снять, и заказчик не стал бы за это платить.

Через несколько месяцев начались тендеры и я выиграла два: разработку наклеек и бейджей для «Билайн Университета» и отрисовку большого подарочного календаря для «Капароль».

Такие стикеры я сделала для «Билайна» и выиграла тендер

Директор была счастлива — это же дополнительный доход. Зарплата у меня поднялась. Но из-за большой ответственности, сильного эмоционального напряжения и отсутствия развития я быстро выгорела.

Решила запустить свой проект с подарочными наборами. Открыла ИП, но оно не взлетело. Не помню, чтобы я что-то продала, но времени и сил потратила много. В общем, не стоит придумывать то, чего нет на рынке. Может оказаться так, что это никому не нужно.

Не стоит придумывать то, чего нет на рынке. Может оказаться так, что это никому не нужно

Ты работала в отелях. Расскажи, как ты туда попала и что ты там делала?

Это были отели «Азимут». Я работала штатным дизайнером в отделе маркетинга. Особого творческого размаха не было: работа из серии «что скажут, то и делай».

Я спрашивала у сетевого отдела маркетинга, почему делается некруто, если можно сделать хорошо. Но у них была странная позиция: «Мы же это в регионы отправляем, а там люди не понимают». Человек же в любом случае видит, красиво или нет.

Был только один приятный момент. Мы открывали отель на Смоленской и меня попросили сделать «богатые» приглашения для гостей из посольства и МИД. Не с русским барокко, а с хорошей типографикой, на дорогой бумаге. Это был единственный хороший экспириенс.

Тот самый хороший экспериенс — красивые пригласительные на дорогой бумаге, с хорошей типографикой

Как ты узнала про бюро?

Впервые услышала про бюро после переезда в Москву, в 2016-м. Я думала: «О, нет, туда, наверное, очень классных ребят берут, я не потяну. Нужно еще немножко поучиться самостоятельно, а потом попробовать». В итоге в 2018-м я подала заявку в Школу дизайнеров.

Я не представляла, что такое дизайн интерфейсов, а для поступления нужно было разработать интерфейс беговой дорожки. Я потратила на это около трёх недель: хотела максимальный балл за срок и надеялась попасть в десятку, чтобы учиться бесплатно. Заняла второе место — результат и правда получился достойным. Даже сейчас я бы ничего там не переделывала — разве что дорисовала пару окон.

И как тебе нагрузка на первой ступени?

Когда поступила в Школу бюро, я уже работала в другой сети отелей — «Рейкарц Отель Груп». Там за два месяца мне нужно было нарисовать детскую книгу. Я работала круглыми сутками: сидела с шефом, рисовала книжку, параллельно смотрела лекции и находила один день, чтобы отвечать на тесты.

Над этой книгой я работала, пока училась на первой ступени

Мне не нравились мои результаты: я была в рейтинге где-то на десятом месте. Меня это очень сильно коробило, я хотела в тройку, в пятёрку, но десятое — позорное место. Времени не хватало. По результатам первой ступени у меня было усвоено процентов 30−40 знаний. Поэтому я и вернулась обратно — чтобы по теории ещё раз прогнать.

Какие у тебя впечатления от второй ступени?

Мало обратной связи от преподавателей, а я не тот человек, который любит мучить людей вопросами. Пробовала обсудить с Михаилом Нозиком первое задание. Он мне дал обратную связь, но она оказалась противоречивой: на одной итерации он сказал сделать одно, на второй я это сделала, а он сказал, что всё не так. Я подумала: «Блин, что? Почему?» И постеснялась дальше спрашивать.

А на первом задании Максима Ильяхова у меня был нервный срыв. Нужно было написать статью про кофе, я не могла это сделать. Дико боялась получить от него какую-то критику. У меня были слёзы, истерика, я подходила к компьютеру — и ничего, ступор.

В итоге сорвала дедлайн и потеряла из-за этого два балла, опустилась в рейтинге. Подумала, что надо завязывать со школой, начала писать письмо, что у меня всё плохо и я не могу. Хотела утром отправить — но на следующий день проснулась со свежей головой, быстро написала статью. Ответ от Ильяхова был: «В целом, ок». Всё, что он сказал.

Почему ты не попала на третью ступень?

У нас было последнее задание по дипломному проекту. Нужно было написать про него анонс на фейсбуке и собрать лайки. Я оказалась единственным идиотом, который не знал, что есть переключатель «для друзей» и «доступно всем». У меня стояло по умолчанию «для друзей». Когда Артём Горбунов проверял, моя работа была закрыта. Дико обидно, когда валишься на такой ерунде.

А что у тебя был за проект?

Я хотела сделать интерактивную статью о пользе ГМО: концепция борьбы с мракобесием. И Артём такой: «О, классно, я люблю, когда у нас полезное публикуется. Про гомеопатию была статья». Я увидела её, вдохновилась. Думала: сделаю её понаучнее, я же биолог по образованию. Но руки так и не дошли.

Почему после первого года в бюро ты решила учиться в Высшей школе брендинга?

Я хотела поступать в Британку — наконец-то у меня были деньги, время, ресурсы и желание. Но решила посмотреть альтернативы. Я ходила на «Дизайн Просмотр», там выступал Андрей Кожанов, гендир и основатель ВШБ. Мне понравились его лекции, концепция архетипов. Это всё такое интересное — что-то на грани министерства магии.

Лекция «Бренд-дизайн и физиология» Андрея Кожанова

Тем временем в Британке закрыли факультет, на который я хотела пойти, — дизайн медиа. Оставались ещё визуальные коммуникации, но была проблема с графиком занятий.

А как происходит обучение в ВШБ?

Сначала дизайнеры, стратеги и менеджеры учатся вместе. На второй год запланировано раздельное обучение, то есть я буду погружаться именно в дизайн, каллиграфию, шрифты, цвета. А третий год — магистратура. Ты пишешь научную работу — и в путь.

В ВШБ мы учимся по пятницам и субботам, а в Британке пришлось бы ходить на занятия три дня в неделю и делать постоянно домашки. В ВШБ почти нет домашек и график для меня удобнее, поэтому я её и выбрала.

Зато в ВШБ есть спринты на месяц, когда мы 24/7 работаем над реальным проектом. Пару раз в год дают поработать с реальными заказчиками. Нас делят на группы, в которых есть менеджеры, стратеги и дизайнеры. И работаем как маленькое рекламное агентство.

И над чем вы уже успели поработать в таком режиме?

Это был большой клиентский проект. Нам досталась ювелирная мастерская Братьев Касторских из Костромы — делали бренд для бокалов, которые стоят очень дорого. У них тогда были проблемы со сбытом.

Расскажи про проект. В чем была суть работы над ним?

Если вкратце — нужно было разработать бренд с нуля. Мы исследовали клиента, продукт и рынок ювелирных украшений и сувенирной продукции. Выявили проблемы и преимущества, выявили тренды. Провели глубинные интервью, составили портрет потребителя.

Ещё проанализировали конкурентов. На основе этих исследований разработали новую концепцию продукта, так как в старом формате продукт бы и дальше не продавался.

И только после этого началась работа над дизайном. Разработали логотип, айдентику, упаковку, сайт и написали рекомендации по коммуникациям.

Сдали проект и закрыли сессию. Уставшие, но довольные

Ты применяла методики переговоров Синельникова?

Да, но у нас сейчас более углублённое изучение. Он говорит классные вещи, и они помогают. С первого раза может не быть хорошего результата, не стоит этого пугаться.

Я узнала такой лайфхак: на интервью нужно ходить вдвоём. Ты не всегда можешь в одиночку считать всю реакцию человека. К примеру, когда делаешь интервью с каким-нибудь крупным боссом.

На интервью нужно ходить вдвоём

Видела у тебя в фейсбуке, что вы что-то выиграли, сделав проект по здоровью. Что это было?

Весной 2019-го я прошла отборочный тур на всероссийский хакатон «Цифровой прорыв». Первый этап — тестирование на подтверждение компетенций. То есть отбор идёт по тому, что ты знаешь и умеешь. Из двадцати направлений с моей деятельностью пересекалось только три — по ним я и тестировалась. Если проходишь тестирование, вызывают на региональный этап. В итоге у нас сформировалась команда. Мы друг друга не знали, но попали в сектор здравоохранения и сделали этот проект.

И в чём заключалась работа на хакатоне?

Нам нужно было сделать мобильное приложение для сбора медицинской информации из разных датчиков для интеграции с медицинской картой.

У нас было 36 часов на эту задачу. Весь первый день и ночь я рисовала и проектировала интерфейс для мобильного приложения. Ездила домой, спала три часа, чтобы разгрузить голову. Приезжаю — у нас падение боевого духа. Мы ничего не успеваем и показать нечего.

Надо презентацию составить. Менеджер продукта даёт какие-то данные, а я понимаю, что это нельзя в таком виде показывать. Я же прошла бюро, знаю, что нужно показать пользу. В итоге фронтендщик записал видео с переключением экранов в фигме, а я сделала презентацию.

Заходим сдавать. Мне кажется, всё очень плохо. Мы показываем прототип и включаем видос, где у нас переключаются экраны. Тишина. И тут из жюри: «Подождите, стоп, вы что, это всё сделали за 36 часов?» — «Ну мы не успели. Успели только один „Хуавей“ подключить к приложению через открытый ЭйПиАй. И вот он работает, собирает данные». — «Вы здесь делали задачу или с готовым решением пришли?» — «Здесь!»

Как оказалось, мы единственные, кто сделал что-то рабочее за все время хакатона. У остальных были просто красивые презентации.

Награждение, нас вызывают на сцену. Это непередаваемо, тысяча оргазмов. Мы получаем билет в Казань на всероссийский финал.

Моя команда и диплом победителя

Что было на финале в Казани?

Там, конечно, уже было не так просто. У нас было 48 часов. Мы не видели полной задачи, да и тема попалась не самая удачная. Задача была от Счётной палаты по исследованию перинатальных центров. Мы такие: «О, Счётная палата, строительство перинатальных центров. Наверно, им надо считать стройматериалы».

Оказалось, надо было посчитать зависимость детской смертности. Для дизайнера там не было особо работы, потому что за время хакатона мы не успевали натянуть интерфейс на приложение. В итоге я занималась презентацией и консультировала фронтендщиков.

В общем, 36 часов прошли. Идёт контрольный чекпоинт — эксперты с нами общаются, смотрят, что мы сделали, и выставляют оценки. Они сказали: «Окей, хорошо» — но толком обратной связи не дали. Вдруг подходит мальчик из другой команды и говорит: «Вы что там такого сделали, у вас 18 баллов из 20!» Внезапно наша команда выходит на первое место — мы очень удивились.

На церемонии награждения мы уже были готовы бежать на сцену за огромным чеком — были уверены в своей победе. Но у команд из Ульяновска и Махачкалы тоже были сильные проекты — им бы было не зазорно проиграть. Но нас не называют — просто крах. В итоге выяснилось, что наша команда заняла третье место.

Это мы с дипломом за третье место. Уже не такие весёлые

У нас были разные эксперты: из Счётной палаты и из Росстата. У них совершенно разное видение и разные запросы. Одна команда посчитала и предоставила данные в экселе. Этого оказалось достаточно, они попали в клиента.

За первое место был денежный приз 500 тысяч рублей. А нам дали возможность заполнить заявку на грант на 500 тысяч на два года — «Старт». И участие в преакселерации с нашей разработкой.

На какую разработку вам дали возможность участвовать в преакселерации?

Мы продолжали делать проект про систему управления массовым строительством «Стимул». Сейчас я с командой занимаюсь разработкой инструмента на нейронке, который будет проверять достоверность фотоотчётов.

По задумке, прораб каждый день в этом приложении фотографирует количество рабочих и техники на месте. Это важная информация, потому что в том сегменте, где будет использовано это приложение, нет возможности ставить камеры с распознаванием лиц. Стройки постоянно открываются и закрываются — видеонаблюдение станет лишними тратами. Поэтому им проще внедрить приложение.

Кроме этого, сейчас я занимаюсь проектом умных теплиц.

А это что за проект?

Это идея нашего разработчика. Он собрал контроллер — использовал у себя дома, на даче в теплице — и хотел проверить, можно ли его коммерциализировать.

Мы за две недели провели аналитику рынка, пощупали конкурентов, вывели бизнес-модель, которую будем продвигать. У нас была умная теплица, которая могла контролировать среду для растений и следить за их состоянием. Такая штука была бы крайне полезна малым и средним фермерам.

К примеру, продувает теплицу с какого-нибудь угла и есть риск потери части урожая. Это не особо заметно, потому что в обычных теплицах один градусник висит, а у нас было бы несколько датчиков. И теплица заранее бы сообщила специалисту о возможных рисках.

Но когда проверяли гипотезы, половина пошла ко дну. К примеру — что всем нужен контроллер для полива и климат-контроля для теплиц. Мы считали, что это будет очень полезная вещь, конкурентоспособная и нужная фермерам. Начали проводить глубинные интервью. Выяснили, что у городских фермеров уже стоит крутая и недорогая вещь с конкурентным преимуществом.

Что в итоге с умной теплицей?

Мы приехали в мастерскую управления «Сенеж». Там были ребята со всей России, много мастер-классов: как презентовать продукт, как тратить деньги. На демодне планировалась презентация перед инвесторами, и я думала: ты выходишь, рассказываешь, и в тебя начинают кидать деньги.

Готовим презентацию для инвесторов

В итоге наша разработка была неинтересна инвесторам: там не было аграрного сектора вообще. Но мы выступили и получили очень много фидбека. Оказалось, что нам не хватило цифр: если бы у нас были продажи, нам стопудов дальше была бы дорога. Но мы были только на этапе тестирования.

Что тебе в целом дали хакатоны?

Всё. Я поняла что есть другой мир — современный, трендовый, который может менять будущее напрямую, а не держаться за бумажное прошлое. Кругозор расширила, смогла увидеть своё будущее более широко. Метафора как у альпиниста. Ты поднимаешься на гору и видишь ещё больше гор, идёшь дальше, а там — ещё больше.

Есть другой мир, который может менять будущее напрямую, а не держаться за бумажное прошлое

Какие рекомендации можешь дать по хакатонам?

Не бояться, а просто идти и делать. В хакатоне может принять участие каждый. Ты ничего не теряешь, разве что на выходных не поедешь отдыхать и не увидишься с друзьями. Взамен ты расширяешь кругозор и знакомишься с интересными людьми.

Хакатон можно выбрать вообще любой — плохой, хороший, ближайший, удобный по времени. Обычно за несколько недель до старта там бывает процесс регистрации, проверка на знания — ты должен как-то подкрепить квалификацию.

Я ещё советую отталкиваться от задачи. Если тебе какая-то проблема интересна и ты готов работать над этим, то — идти. Был какой-то тревел-хакатон: задача — сделать интерфейс покупки билетов на аэроэкспресс для юрлиц. А я ненавижу приложение «Аэроэкспресс». Это приложение делает всё, чтобы я покупала билет в кассе или ехала на такси. Совершенно неудобное. И тут вот оно — шанс пойти и сделать нормально, и я подала заявку. Я прошла, но работала над другим проектом.

Какие ближайшие планы?

Недавно мне в личку постучался специалист по нейронкам, предложил поучаствовать в каком-то закрытом хакерском хакатоне. У меня появилась шуточная приписка «дата-сайентист», хотя я абсолютно не отношусь к разработке. Зато появился в копилке специалист по нейронке.

Я хочу больше вникнуть в техническую часть, в дата-сайенс, посмотреть изнутри как работают нейронки. Хочу поднять уровень до диджитал-продюсера, чтобы руководить более грамотно и вникать во все тонкости разработки, делать крутой продукт, выводить на рынок.

Что ты посоветуешь всем поступающим в школу?

Посоветую просто поступать в школу, особенно если вы самоучка. Не сдаваться, даже если падаете в рейтинге. Идти до конца, потому что знания, которые вы получите, ценнее места. Я была зла на школу, меня исключили — я не прошла на третью ступень.

Но сейчас начала замечать, что мой уровень стал выше: я применяю в работе те правила, которые усвоила в школе.

Порекомендуешь что-то из книг?

«Воля и самоконтроль» Ирины Якутенко поможет понять, как работает наш мозг и гены, поможет скорректировать свои привычки и не поддаваться слабостям.

«Спроси маму» Роба Фицпатрика — маленькая книга о том, как проверять свои большие идеи на жизнеспособность.

«Кто мы такие?» Роберта Сапольского, а лучше — его цикл лекций «Биология поведения человека»

Общалась Яна Акимова. Редактировал Никита Швецов. Рисовала София Прозоровская. Вычитала Анна Павлова

в Контакте
в Телеграме