Оксана Запевалова. Автор и редактор — это две разные оптики — Кто студент

Оксана Запевалова Автор и редактор — это две разные оптики

Главный редактор издания «Лайфхакер» рассказывает про тестовые задания, щупальца редакторов и про то, что ошибаться — нормально.

Расскажешь о себе?

Я окончила Ульяновский государственный технический университет по специальности «Филология, издательское дело и редактирование». С 2014 года работаю в «Лайфхакере», с 1 марта — в качестве главного редактора. Это для меня большая профессиональная удача и большая ответственность.

Почему ты стала редактором? Осознанное решение или совет родителей?

Мне всегда неплохо давались гуманитарные науки. Поэтому когда пришло время поступать в вуз, я остановилась на двух специальностях: редактор и лингвист (переводчик с немецкого). С немецким не сложилось — результаты вступительных испытаний не позволили мне пройти на бюджет. А вот со второй специальностью всё вышло куда лучше, и я начала бесплатно учиться на редактора.

Родители не повлияли на мой выбор, но и полностью осознанным я его назвать не могу. Когда тебе 17 лет, не так-то просто понять, чем хочешь дальше заниматься в жизни. Но мне повезло: я провела чудесные пять лет в вузе и не разочаровалась в выбранном направлении. Начала работать редактором на четвёртом курсе на полставки — так дальше и пошло.

У тебя высшее профильное образование по специальности, но ты пришла в Школу редакторов. Почему?

Университет — это хорошая база. Я благодарна ему за общий кругозор, знания по русскому языку, авторскому праву и даже основам HTML и CSS — всё это мне действительно пригодилось. Но учебные программы часто отстают от реальной практики. Лучше бы вместо курса истории русского библиофильства будущим редакторам рассказали, как проверять факты или взаимодействовать с разными людьми в команде.

Лекции по истории русского библиофильства, 2012 год. Я не шутила!

Многое я наверстала в процессе работы, а каких-то знаний мне по-прежнему остро не хватало. Например, я совсем не разбиралась в дизайне. Глядя на макеты очередного спецпроекта, я могла сказать только: «Симпатично!» или «Ребята, я вам доверяю». Чувствовала я себя в таком положении неуверенно.

К моей радости, издатель «Лайфхакера» Алексей Пономарь и прежний главный редактор Полина Накрайникова предложили мне поучиться в Школе редакторов. В итоге и в редактуре, и в других дисциплинах я почерпнула много полезного. Теперь я могу более осмысленно оценить интерфейс, лучше сверстать материал и повысить его информативность. Освоила приёмы, которые помогут вести переговоры — это было для меня совсем новым.

Как пришла в «Лайфхакер» и с какими сложностями столкнулась?

Я работаю в «Лайфхакере» почти семь лет и за это время побывала на разных позициях. В 2014-м я откликнулась на вакансию автора, прошла собеседование и начала работать. Но писательство явно не было моей сильной стороной: я писала медленно, переводила — тоже, результат был посредственным.

В то время тексты «Лайфхакера» никто не вычитывал. Я смотрела на них, иногда грустила и твердила, что нам нужен корректор (то есть я). К счастью, никто не сопротивлялся такой инициативе. Я оставила написание материалов и начала следить за грамотностью чужих статей. Сам процесс доставлял мне удовольствие. Я чувствовала себя полезной и при этом ощущала колоссальную ответственность. Если я пропускала опечатку — день был испорчен, а если ещё на неё указывали читатели — краснела от макушки до пят. Только со временем я свыклась с мыслью, что ошибаются все. И это отличный урок: моменты, в которых однажды облажался, запоминаешь надолго.

Постепенно моя зона ответственности росла: я правила не только орфографию и пунктуацию, но и стилистику, структуру, факты. Меня подключили к работе с планом выхода статей. Так я стала выпускающим редактором. На этой позиции меня интересовало не только качество текстов, но и взаимодействие с авторами, процессы в редакции, трафик. Подключалась я и к кадровым делам: помогала отбирать кандидатов для редакции и проводила стажировки.

Моё рабочее место в ульяновском офисе «Лайфхакера», 2018 год

В конце 2019 года я стала шеф-редактором. Одной из новых для меня задач было наладить выпуск редакционных спецпроектов. Так я плотнее стала взаимодействовать с дизайнерами и разработчиками, больше погрузилась в специфику проектной работы, увидела издание в комплексе.

В 2021 году наш главный редактор Полина Накрайникова решила уйти из проекта, и мне предложили должность главреда. Я согласилась. Решила, что нельзя упускать такой шанс: получить новый опыт, прокачаться, внести вклад в развитие большого медиа.

Полина была прекрасным руководителем, которого по-настоящему любили и уважали, поэтому мне было непросто занять её место. К счастью, коллеги приняли меня тепло: со многими из них мы давно работаем вместе, и они хорошо меня знают.

Конечно, я жутко переживала и переживаю до сих пор. Потому что это большая ответственность — за продукт и за людей, которые его делают. Поначалу я шутила, что жизнь меня к такому не готовила. Но сейчас понимаю, что сама поработала практически на всех позициях в редакции, и это здорово помогает. Никому не приходится мне объяснять, почему корректору нельзя приносить большой текст за час до публикации или сколько времени занимает работа с контент-планом. Я всё это когда-то делала сама.

Мне ещё многому предстоит научиться. Но у меня есть надёжная опора — сильная команда. Вместе победим.

В последнее время видимся с коллегами так. 2021 год

Кажется, в «Лайфхакере» есть ответы на все вопросы. Как вы успеваете делать столько контента?

Тут есть два секретных секрета. Первый — много работать. Над изданием трудится более ста человек. Всё, что вы видите на наших страницах, — результат их знаний, опыта, усердия.

Второй — «Лайфхакеру» уже 14 лет. За это время мы написали много материалов, в том числе и вечнозелёных — тех, которые не теряют актуальности со временем. Мы считаем, что контент должен работать, а не лежать мёртвым грузом, поэтому переподнимаем вышедшее и обновляем устаревшее. При этом основную часть нашего редакционного плана по-прежнему составляют новые материалы.

Контент должен работать, поэтому переподнимаем вышедшее и обновляем устаревшее

В январе «Лайфхакер» выпустил карточки с ответами редакторов на вопрос: «Каких авторов не хватает на рынке?» Ответ ребят был единогласным, что хорошего автора сложно найти. А как ты считаешь какой автор — хороший?

Для меня хороший автор — это человек, который:
— понимает, для кого и зачем пишет;
— умеет работать с источниками и проверять факты;
— может как следует разобраться в теме, а если в чём-то не разобрался — привлечь эксперта;
— логично мыслит;
— пишет легко, интересно и грамотно;
— нормально реагирует на конструктивную критику и в целом приятен в общении;
— дисциплинирован и уважает дедлайны;
— предлагает идеи;
— неравнодушен к своему делу.

Все перечисленные вещи прописаны в редполитике «Лайфхакера». Мы стараемся, чтобы такой подход к работе был системным для наших авторов.

Найти таких людей непросто. Мы часто сталкиваемся с тем, что автора, редактора, корректора воспринимают как профессии с низким порогом входа. «У меня в школе была пятёрка по русскому, а мои сочинения всегда хвалили!» Очень хотелось бы, чтобы это были строчки из какого-то анекдота, но они из откликов кандидатов.

Писать тексты, конечно, не ракеты в космос запускать. Но и тут нужны знания и опыт. Мы очень ценим крутых ребят и понимаем, сколько труда стоит за хорошим результатом. Если вы как раз такой автор — приходите к нам работать.

Для автора нет ничего хуже молчаливого редактора. Вместо внятного ответа — «удали», «вырежи», «не подходит». Как выстроить работу с таким редактором?

Возможно, автор столкнулся с неопытным редактором. Ведь бывалые знают: если ничего не объяснять, автор механически исправит текст и повторит типичные ошибки в следующем. А значит, редактор снова потратит время, комментируя одно и то же. Это непродуктивная стратегия.

У меня есть совет, который часто даёт управляющий редактор КБ «Палиндром», а в прошлом наш шеф-редактор Паша Федоров: разговаривайте. Созвонитесь или пообщайтесь лично, если работаете в одном офисе. Это позволяет лучше понять эмоции собеседника и обычно действует эффективнее, чем сухие переписки в комментариях к гугл-доку. Спокойно скажите редактору, что вы хотите сделать свой текст лучше, но как именно — не понимаете. Что вам нужно больше информации, примеров, разъяснений. Возьмите отдельные кусочки текста, к которым были комментарии, и задайте по ним наводящие вопросы: «Почему это не подходит? Источник кажется сомнительным? Не нравится подача?»

Уверена, что в большинстве случаев этот совет сработает. Если же не помогло, возможно, редактор некомпетентен или у него с автором личный конфликт. Надо разбираться.

Если ничего не объяснять, автор механически исправит текст и повторит типичные ошибки в следующем

В школе скилы мы называем щупальцами. Какие щупальца вырастить автору, чтобы стать редактором?

Я убеждена, что автор и редактор — это две разные оптики, и ни одна из них не хуже другой. Возможно, не каждому автору стоит становиться редактором, и наоборот. Но если такое желание есть, я бы начала со следующего:

— Работа с текстом: смыслом, фактами, структурой, логикой, языком. Есть мнение, что работа редактора — это не слова двигать, а решать текстом определённые задачи. Я считаю, что форма не менее важна, чем содержание. Автору какие-то огрехи простительны, особенно если он спец в предметной области. Но редактору — нет. Он должен понимать, как докрутить исходный материал, чтобы он был понятным, легко читался, вызвал интерес у аудитории и решал основную задачу. Важен комплексный подход.

— Менеджерские навыки. Полезно научиться планировать свою и чужую работу, учитывать форс-мажоры, грамотно ставить задачи и контролировать их исполнение, выстраивать процессы.

— Софт-скилы. Умение слышать других и находить подход к каждому пригодится практически в любой работе. А редактору особенно, ведь он выступает коммуникатором во многих процессах и даёт обратную связь авторам. От того, насколько экологично и доходчиво он это делает, зависит общая атмосфера и результат работы.

— Дистрибуция. С публикации материала его жизнь только начинается. Редактору нужно знать, как сделать, чтобы статья нашла свою аудиторию. Как работают разные площадки, какой тип контента где заходит — всё это вопросы, на которые стоит знать ответы.

На должности «шеф-редактора» ты пересмотрела тысячи резюме. Какие ошибки допускают соискатели? На что в первую очередь обращаешь внимание: на резюме или тестовое?

В первую очередь я просматриваю тестовое. У человека может быть большой опыт и профильное образование, но мне важно, как он показывает себя в деле и насколько подходит именно нам.

И многие срезаются на самом первом этапе: не открывают док с тестовым заданием для просмотра. Для меня это маркер: если человек не потрудился проверить настройки документа, почему ему стоит доверять более серьёзные вещи?

Также часто люди невнимательно читают задание. Например, мы просим внести свои предложения в комментариях, а соискатель использует для этого режим «Советовать». Или попросили указать ник в Телеграм через @, а получили в этой графе имя и фамилию. Это может показаться мелочью, но я такое всегда подмечаю.

Ещё один минус в уме я ставлю за небрежность при написании тестового. Верю, что заинтересованные в работе люди уделяют этому должное внимание.

Полезно ли начинающему редактору делать неоплачиваемые тестовые задания?

Это неплохой способ узнать требования разных работодателей, попробовать свои силы и получить обратную связь по проделанной работе. Последнюю дают не все. Если вам не ответили, можно проявить настойчивость, написать ещё раз и попросить указать на ошибки. Всё это станет хорошим материалом для роста.

Добросовестные работодатели не используют тестовые как возможность бесплатно выполнить какую-то задачу. Это, скорее, свидание. И соискатель, и работодатель тратят время и присматриваются друг к другу. Если всех всё устроило — прекрасно, если нет — расстаются друзьями.

Как редактору не испортить текст автора?

Задача редактора — помочь автору сделать хороший материал. Не написать за него. Не навязать своё видение. Не убить авторский стиль — то есть способ мыслить и облекать это в слова (а не то что, вы могли подумать). Стоит почаще напоминать себе, что мы в этом процессе союзники.

Грустно, если мотивом для правок становится желание самоутвердиться и показать, кто тут главный. Обычно это заметно по тону общения и может демотивировать кого угодно. А если у автора с редактором нет контакта и уважения друг к другу, шансы сделать что-то годное уменьшаются.

Прежде чем что-то поправить или оставить автору комментарий, я спрашиваю себя: «Как я могу аргументировать это действие?» Если у меня есть чёткий ответ, я оставляю правку. Если нет — это повод задуматься, не вкусовщина ли это, и вовремя остановиться.

Какие сложные решения ты принимала как редактор?

Сейчас моя работа примерно наполовину состоит из принятия решений. Это очень энергозатратная штука! Но тяжелее всего бывает, когда речь заходит о кадровых вопросах.

Нанять нового человека — это длительный процесс. Сперва отбор из множества кандидатов, затем стажировка, после — период адаптации к новой работе и наставничества. Если что-то идёт не так, нам приходится проделывать этот путь с начала, а сотруднику — заново искать работу. Поэтому к процессу найма я стараюсь подходить очень ответственно.

Увольнять кого-то мне ещё не доводилось, но могу предположить, что это решение будет даваться ещё сложнее.

Зачем учиться в школе опытному редактору с профильным образованием?

Школа редакторов — это отличный способ подтянуть знания в непрофильных областях и освежить то, что уже кажется привычным багажом. А ещё она здорово мобилизует.

За эти 16 недель я прочла и просмотрела больше лекций, чем за последний год. Спасибо дедлайнам за это! Без них курс остался бы в закладках, как и многое, что начинаешь с энтузиазмом, а потом забрасываешь. Надеюсь, что это только моя проблема, а вы умнички и так никогда не делаете.

В «Лайфхакере» рады выпускникам школы?

Мы рады сильным авторам и редакторам. Если они выпускники школы — круто, если нет — тоже не беда. Потому что ни одна школа не может полностью отвечать за то, что усвоили её ученики и как они применяют это на практике.