Ирина Ильяхова. Работа и ошибки редактора — Кто студент

Ирина Ильяхова Работа и ошибки редактора

Главред «Тинькофф-бизнеса» о работе с редакторами: как нанимать, по каким критериям оценивать и что делать, если редактор выгорел.

За какие ошибки автора могут уволить моментально?

Например, за разглашение конфиденциальной информации. Все редакторы подписывают оферту с НДА. И если поймают на разглашении данных, то как бы всё.

А дальше уже мои критерии, но это не моментально. Например, у нас в редакции есть правило, что если я три раза ловлю автора на моменте, что я не понимаю, что происходит с задачей и нигде об этом не написано, — мы расстаёмся. Конечно, нет такого, что я прямо хожу и смотрю, кто там ошибся или кто в «Трелло» не написал, что происходит.

Обычно происходит иначе. Автор один раз затянул срок, никого не предупредил и такой: «Ой, у меня лапки, я не успел». Я иду смотреть в карточку, там ничего нет. Я предупреждаю. Потом второй раз это случается, я опять смотрю: в карточке ничего нет. Ну на третий раз: доколе? Зачем мне такая работа? Да, мы расстаёмся.

Просто надо понять такую вещь. Да, мы иногда видим, что задачу в срок сделать не получится. Но это всегда происходит заранее, поэтому передоговариваемся с заказчиками и находим варианты. Но когда ты знал, что не сделаешь задачу в срок, и никому не сказал, то это недобросовестное отношение. И у этого есть последствия для всей редакции.

Мы существуем не для того, чтобы похвастаться, что у направления есть своя редакция. Мы решаем конкретные задачи маркетинга. И если мы будем заваливать задачи, перестанем предупреждать о сроках, то просто никому не будем нужны. С таким же успехом каждый маркетолог может себе нанять копирайтера и работать с ним.

Пока мы партнёры маркетинга и работаем для них — мы нужны. Но если даже один человек в команде относится наплевательски, то доверие падает ко всей редакции. Нам уже не захотят доверять сложные задачи, никто не будет нам верить и считать нас авторитетами. Правда, я не хочу такую ситуацию, поэтому, если редактор несколько раз допускает недобросовестное отношение, мы расстаёмся. Я так рассталась с несколькими авторами.

Ещё один момент, который для меня важен: я не хочу работать с редакторами, которые относятся к работе равнодушно. Они не должны пропускать ерунды. Если даже миллион человек им согласовали формулировку для скрипта, а они явно видят, что это стыд и позор, то надо обратить на это внимание и позвать меня. Но не поднять лапки: «Ну мне же согласовали». За это я сильно ругаю, потому что это тоже наш уровень.

В описании практики сказано, что работа удалённая, но автор должен отвечать в рабочее время с 10:00 до 18:00 по московскому времени и делать всё в срок. Как ты контролируешь количество задачек?

Мне всё равно, сколько задачек редактор делает. Возможно, есть редакции, где работают с детьми, но я работаю со взрослыми людьми. Я набираю в команду партнёров, людей, которые отвечают за задачи и свои поступки, а не «фиалок» или инфантилов.

Возможно, есть редакции, где работают с детьми, но я работаю со взрослыми людьми

Человек сам берёт нужное ему количество задач и сам регулирует, сколько и когда ему сделать. Я ни за кем не хочу проверять, не надо ли ему сдвинуть срок. Раз взял задачу, то отвечаешь за срок, выстраиваешь работу. Мы договариваемся о самостоятельности с самого начала, а там где нужна моя помощь, я подстрахую.

Я хочу, чтобы всё спокойно могло работать и без моего вмешательства. При этом я в курсе того, что происходит. Для этого мы договариваемся отражать всё важное в «Трелло», а ещё у нас есть табличка со статусами. Если мне надо, я смотрю туда или в «Трелло», контролирую важные задачи. Но не сижу судорожно над каждым автором и не спрашиваю: «Ну что тут? Ну как? А сделал?»

Когда ударила самоизоляция, у нас была задача подготовить материалы к вебинару о переходе бизнеса в онлайн: написать сценарии, гайды, раздатки, презентацию. Так просто ничего не напишешь, нужно было собрать информацию у множества экспертов: юристов, специалистов по госзакупкам, продуктологов и эйчаров.

Обычно как: редактор берёт задачу и работает с ней один. Но мы поняли, что так не вытянем. В итоге главными в проекте были два редактора, они подтягивали всех остальных ребят.
То есть Диана понимала, что ей надо собрать информацию у экспертов, а ещё сделать шаблоны объявлений, скринкасты, стори, что-то ещё. Она сама ставила задачи и кидала клич в редакцию: «Кто будет делать это и это?» Тут же подтягивались другие ребята. А ещё сразу договорились с дизайнером, что она прямо сразу будет брать наши задачи и отрисовывать.

А на самом вебинаре нужно было быстро готовить ответы на вопросы. Тоня и Диана создали чат с нужными экспертами. Как только появлялись вопросы от зрителей, они кидали вопрос в чат, эксперты тут же подключались и давали ответы.

На первый взгляд это просто вебинар: презентация, ответы на вопросы. Но за этим стояла огромная работа всех экспертов и редакторов. Другие вебинары — на канале Tinkoff Business Education

Потом мы сделали ещё несколько вебинаров, с каждым разом — всё проще.

Мне очень повезло собрать такую команду. Мне хочется рассказать про каждого, но это будет необъятное интервью. Каждый силён в чем-то своем, но главное — они все взрослые, по-настоящему взрослые и самостоятельные. Если были проблемы, всегда решали. Надеюсь, так и дальше будет. Ребята берутся за новые задачи, которые никогда не делали. И благодаря их упорству, у нас всё больше таких задач.

Сколько задач у редакторов?

Они сами регулируют свою нагрузку. У кого-то это основной проект, на весь рабочий день, и работают только с «Тинькофф-бизнесом». У кого-то есть ещё параллельно другие проекты, но это нормально. Мне важно, чтобы ребята успевали делать то, что берут на себя.

То есть задач хватает, чтобы редактор был полностью загружен?

Сейчас так, да. И надеюсь, что задач будет становиться только больше. Были моменты, когда задач было столько, что мы не успевали. Особенно, когда ударил коронакризис, и мы начали делать вебинары. Сначала было сложно, перераспределяли усилия, потом втянулись. Некоторые редакторы пять дней не отрывались от стула, чтобы подготовить всё к вебинару.

Сколько зарабатывает такой редактор?

Опять же зависит от нагрузки. Редакторы с полной нагрузкой зарабатывают очень хорошо. Но я бы не хотела говорить суммы, иначе ко мне могут пойти люди, которым важны только деньги.

А бывает, что авторы выгорают? Что ты с этим делаешь?

Я не всегда могу это уловить. Но если получается, говорю что-то вроде: «Мне кажется, тебе пора отдохнуть. Давай спланируем твою нагрузку так, чтобы ты себе взял отпуск. Или давай я тебе как-то помогу, возьму на себя часть задач, или разбросаем по другим ребятам».

Но обычно ребята сами приходят и говорят: «Вот, собираюсь в отпуск, можем спланировать?» Конечно, да. Они или доводят задачи до логического конца, или я беру их задачи на себя. Обычно, первый вариант. Но на самом деле, если всё критично и от усталости постоянно болит голова, пусть лучше отдохнет, а я доделаю задачи. Не надо рвать жилы. Я знаю, что бывает такое состояние.

Иногда замечаю, когда что-то не так. Могу прийти к человеку и спросить, что случилось. Он, например, говорит что-то вроде: «Вот, кажется я всё плохо делаю, топчусь на месте». Начинаем разбирать, а что именно плохо? Почему кажется, что плохо? Я пытаюсь как-то навести человека, чтобы он сам понял, откуда это ощущение возникло. Ведь это не просто так, и с этим нужно разобраться.

Обычно во время разговора понимаем, что не всё плохо, а есть отдельные зоны для роста. Замечания бывают у всех, ничего страшного. Показываю, что раньше делал более простые задачи, сейчас они стали сложнее, поэтому может казаться, что замечаний больше. Или редактор берёт только огромные и сложные задачи, поэтому кажется, что конца и края не видно. Договариваемся, что будет разбавлять работу более короткими задачами.

Обычно мы приходим к тому, что у меня нет глобальных замечаний. Ну правда, если бы я была сильно недовольна работой, мы бы не работали вместе столько времени. Если есть повторяющиеся ошибки, мы их замечаем и над ними работаем. Например: «Что-то у тебя много абстракций. Давай над ними поработаем».

Вообще, знаешь, что отличает зрелого человека от «фиалки». Если «фиалка» выгорает, то всё, у нее лапки, задачи летят к чертям, все вокруг должны быть в ответе за то, что этот человек выгорел. Должны заметить, пожалеть. Если зрелый человек устал, он приходит и договаривается об отпуске или просто берёт время на отдых. Ну то есть пытается решить проблему, понимает, что он сам за неё в ответе. Вот поэтому с «фиалками» я работать не хочу.

Ты везде говоришь, что редактор должен хорошо разбираться в теме. А ещё ты часто говоришь о маркетинге. Нужно ли редактору разбираться в маркетинге и что ты рекомендуешь сделать для этого?

Да, маркетинг, конечно нужен. Ну потому что чаще всего редакторы работают именно с отделом маркетинга. В любом случае, мы работаем для того, чтобы наши клиенты привлекали больше клиентов и больше зарабатывали.

Я сейчас тоже погружаюсь в маркетинг. В первую очередь стоит подписаться на рассылку Аси Челован. Там всё самое важное, что нужно знать на первом этапе. А потом — книги, статьи. Ася в интервью рассказывала, что она на первом этапе читала всё, что находила о маркетинге.

Недавно видела у Кумара Виаса, что он собирает целую доску книг в «Букмейте» о маркетинге. Кумару доверяю, думаю, стоит почитать.

Имеет ли смысл редактору погрузиться в юридическую тему? Как ты считаешь?

Это вопрос в вакууме. Редактору, который делает медиа про миллениалов, наверное, незачем погружаться в юридические тонкости. Ну, может только раздел про авторские права стоит почитать.

Но когда ты работаешь в теме бизнеса, стыдно не знать важных вещей для твоей аудитории. Например, не понимать, почему столько шума вокруг 115-ФЗ. Или, хотя бы поверхностно, не разбираться в теме госзакупок.

Когда я начинала работать в «Деле» «Модульбанка», я поглощала о бизнесе всё, что видела. Читала законы, статьи, разборы, копалась в судебных решениях. Потому что если например, пишешь статью про систему налогообложения, конечно, пойдёшь общаться с экспертом. Но не придёшь же к нему с чистого листа, надо понимать тему.

Да я и сейчас читаю очень много рассылок, статей, порталов о бизнесе, маркетинге, продвижении. Ведь я в этой теме работаю и должна знать все последние новости и то, что волнует бизнес.

А как именно ты окружила себя темой бизнеса? Откуда ты брала информацию? Не читать же всю систему «Гарант» подряд?

Бывает полезно и почитать «Гарант». В «Консультанте», например, новости публикуют, разборы, судебную практику, очень полезно.

Плюс, когда ты только погружаешься в тему, ты слышишь много непонятных слов. Например, говорят тебе что-то про 115-ФЗ, значит, обязан пойти и разобраться, что это такое, почему важно, прочитать мнения экспертов, предпринимателей, погрузиться в законы.

Я подписана на рассылки разных банков, журнал «Клерк», рассылку «КонсультантПлюс». Читаю всякие каналы про право. Регулярно и с большой любовью читаю сайты налоговой, ФАС и других ведомств. Вот читаешь ФАС и столько интересного узнаешь о том, за какую рекламу штрафуют.

Иногда я читаю на выходных что-нибудь про бизнес и собираю для своих ребят дайджест всего нового и интересного. Постоянно настраиваю их, что надо быть погружённым в тему.

То есть дайджест — это «ребята, тут всё надо прочитать, это влияет на нашу работу»?

Да, хорошо бы прочитать. Так ты начинаешь лучше понимать свою аудиторию: что волнует, о чём они говорят, что им важно. И тогда, например, пишешь скрипт не просто из соображений «мне так кажется», а на основе реальных болей.

Вообще, моя рекомендация всем редакторам, кто хочет быть востребованным, — поменьше зацикливаться на себе и побольше изучать свою аудиторию. Я бы сказала — делать это постоянно.

Моя рекомендация всем редакторам — поменьше зацикливаться на себе и побольше изучать свою аудиторию

Как и откуда ты набирала людей в редакцию?

Да обычно: сделала вакансию, разместила везде, где могла и стала ждать. Думала, ну сейчас, будет пятьдесят откликов, быстро выберу и начнём работать. Да, это была моя ошибка. Пришло где-то 150 писем, из них для тестового задания выбрала где-то пятьдесят. Потом проверила все тестовые и выбрала из них, кажется, пятерых людей. Почти все так и работают в редакции.

Я тогда думала, что 150 это так много. Но нет, на объявление о практике для авторов в редакции «Тинькофф-бизнеса» пришло около трёхсот откликов. Еле их разгребла.

На основе своего опыта и ошибки возникла моя рассылка про наём авторов и управлении редакции. Помогаю компаниям и другим главредам находить нормальных ребят и строить процессы.

А где ты публикуешь вакансии?

Везде, где можно. На своём канале «Безжалостная Усиченко», в канале Максима Ильяхова «Это работа для редактора». Ещё размещала на канале «Норм работа» и «Каталог работы для редактора» — в общем, везде, где знала.

В разборе тестовых заданий практикантов ты сказала, что только тридцать процентов сделали что-то адекватное. Сколько человек делают тестовое так, что с ними сразу хочется работать?

Очень мало. Обычно семь-десять человек, иногда меньше. Из трёхсот отобрали шестерых, сейчас они уже заканчивают практику. Честно, я бы пригласила всех, но сейчас есть только два места.

Разбор тестового задания кандидатов на практику в рассылке «Курс для начинающих редакторов»

На самом деле ситуация с наймом и тестовым заданиями плохая. Люди не понимают, что всем наплевать, какие они замечательные и уникальные. Но они упорно пишут это о себе и совсем не задумываются, а что важно и нужно работодателю. А тестовые задания показывают слабый уровень в создании простых информационных продуктов.

И ещё одна проблема — все слишком большое внимание уделяют текстикам. Но редактор не текстики пишет, он занимается созданием продуктов. Поэтому когда создаёшь стори, нужно подумать, а что это вообще за формат, сколько там текста. А ещё — как помочь читателю воспринять эту стори. На самом деле я смотрю на очень простые штуки, ничего гениального.

Может такое быть, что вроде решила брать человека на работу, открываешь его фейсбук и понимаешь что «НЕТ»?

Да, конечно. Если там нытьё, вываливание эмоций, «мне все должны» или «меня все обидели» через пост, то же самое будет и в работе. Люди не понимают, что это правда создаёт определенный образ в глазах других людей. Даже если они восхищаются и оставляют хорошие комментарии. Ну то есть поболтать и поныть им нормально, а вот работать с таким человеком — ну уже надо смотреть.

Перед наймом я смотрю на то, что пишет человек в соцсетях. Но как правило, если человек хорошо сделал тестовое задание и написал сопроводительное письмо, вряд ли в фейсбуке у него одно нытьё.

Как человек, который отбирает авторов, как ты относишься к рейтингу Школы редакторов?

Я бы скорее взяла людей из середины рейтинга. Кажется, что у них ещё есть время на работу. С ними можно что-то построить, и они не будут хмыкать, когда услышат слова «продуктовая редакция».