Саша Волкова. Почаще мечтайте — Кто студент

Саша Волкова Почаще мечтайте

Владелица кофейни «Заварили» о сторителлинге в интервью, феминитивах и вранье предпринимателей.

Почему ты вдруг решила открыть свой бизнес?

О, это длинная и запутанная история. Я работала в «Эвоторе» и под одним из наших материалов прочитала такой коммент: «Ну, редакция „Эвотора“ вообще классные девчонки, здорово нас развлекают, но в малом бизнесе они ничего не понимают». Это написал не хейтер, не человек, который хочет меня специально обидеть, а наш давний и хороший подписчик. И это правда, у меня никогда не было малого бизнеса и я понятия не имею, что это такое.

И мы решили зайти дерзко: открыть свой тестовый малый бизнес и там всё попробовать. Для меня это было что-то вроде гонзо-журналистики, такая игра. Мы поспорили с нашим руководителем Андреем Романенко, что он даёт нам миллион, а мы за полгода строим кофейню и выводим её в плюс. Если мы выигрываем пари, кофейня остаётся нам, а если нет — то нет. Мы не выиграли, кофейня отошла партнёрам.

Но для меня это был не настоящий бизнес, а такая гонзо-редактура — залезть и попробовать. Когда проект закончился, и две кофейни «Сторис» отошли партнёрам, я могла вернуться в офис или попробовать открыть что-то своё. У меня было накоплено 400 тысяч, и я решила попробовать.

Нарисовала комикс об истории кофейни «Сторис» и повесила его на стену в нашей первой кофе-точке

Что тебе даёт предпринимательство?

В Школе редакторов нам привили желание постоянно развиваться. Вся эта турбина под хвостом, эти горы, в которые нужно карабкаться… Появляется какое-то желание постоянного самосовершенствования. При этом большая часть изменений происходит у тебя в голове, просто раньше ты не видела каких-то возможностей, а тут увидела.

В бизнесе я всё время нахожусь на пределе своих возможностей. Я делаю вещи, которые никогда раньше не делала, оказываюсь в ситуациях, в которых никогда не оказывалась, и встречаюсь с людьми, у которых всё совсем другое, не как у моих обычных друзей и знакомых.

За эти полгода, что я занимаюсь действительно предпринимательством, я очень сильно изменилась. Прямо чувствую, что стала другим человеком, это абсолютно другой опыт. И если здесь можно получать такие апгрейды, то, конечно, хочу дальше это всё получать.

Но это стоит очень дорого. Я как-то прикинула — в Измайлово, где я большую часть времени работала в минус, потеряла, наверное, тысяч 700 своих личных денег. Где я их взяла — другой вопрос. Надо было очень много работать, чтобы иметь возможность потерять 700 тысяч.

С каких заработков ты их покрывала — с редакторских?

Даже не спрашивай. Давай так — наркотой я не торговала.

А сейчас? Тебе на жизнь хватает?

Не всегда. Иногда я не ем. У меня бывают такие стрессовые ситуации, когда я понимаю, что мне, возможно, нечем будет платить зарплату. А не платить зарплату для меня — это та точка, когда ты больше не в игре. В такие моменты я перехожу на режим жёсткой экономии и перестаю есть. И просто из-за стресса, и потому что тупо экономлю.

Иногда я перехожу на режим жёсткой экономии и перестаю есть

И часто у тебя бывают такие моменты?

У меня был довольно жёсткий период, когда я поняла, что в Измайлово делать нечего, и минуса никогда не покроются. Я за три дня перенесла кофейню оттуда на Фрунзенскую, и одновременно мы открывали с партнёром ещё одну. Мы открыли две кофейни за полторы недели. Это было очень жёстко и по деньгам, и по срокам.

Меня тогда сильно накрывало. Я просыпалась с ощущением очень сильного страха, он физически был ощутим. Я была бы готова заплакать, спрятаться под одеялко и пролежать там целый день, чтобы не вставать в этот страшный мир. Но проблема в том, что под одеялком не менее страшно. Меня колошматит, но лучше уж я встану, займусь делом и в процессе работы приду в себя. Это был недельный период, и потом отпустило. Эта штука сделала меня сильнее.

Упаковываемся и переезжаем с Вернисажа на Фрунзенскую

Ты не боишься, что это всё превратится в рутину?

Нет, я найду, как себя развлечь. Меня бариста этому учат. Представь, если у тебя 15 чеков в день, а ты работаешь 14 часов. Один гость в час. Чем себя развлекать? Ребята вообще не обламываются. Придумывают какие-то новые выкладки товаров, начинают по-новому печь круассаны, переставляют вещи, авторские напитки придумывают.

Однажды кто-то из гостей зашёл с кофе из «Ван бакса» — они говорят: «Давайте поменяемся, у нас вкуснее». И теперь они коллекционируют эти стаканчики из соседних кофеен, как отрубленные головы. А ведь у них работа гораздо более рутинная, чем у меня.

У меня другая проблема — это многозадачность. Я одновременно должна разбираться с товароучётными системами, с эквайрингом, листовки делать, людей набирать. Я постоянно переключаюсь между профессиями, у меня рутины нет.

То есть для тебя сейчас вся жизнь в бизнесе?

Нет, первую половину дня я обычно здесь, а потом иду в «Эвотор» и там занимаюсь редактурой. Но у меня есть ближайшие задачи: например, я не врубаюсь, как развивать аккаунт в инстаграме, а это явно нужно. Сейчас учусь на маркетолога в инстаграме.

На какие-то курсы ходишь?

Не, я просто читаю то, что об этом есть, и спрашиваю у предпринимателей, что у них зашло, а что нет. Ищу людей, которые могут мне помочь. Вообще, если у меня проблема, первое, что я делаю — ищу людей.

Как ты ищешь людей, например, в редакторской работе?

Это довольно просто. Когда я вела блог, канал и так далее, люди знали, как я работаю, какая у меня метода, что я за человек. Поэтому стоило выкинуть вакансию, и сразу находились люди, которые все подходят — остаётся только выбрать.

А сейчас ты ведёшь блог?

Нет, последняя запись в нём опубликована полгода назад. Я иногда в телеграм-канал «Радио Саша» закидываю рабочие заметки для авторов, которых редактирую. Просто если какая-то штука постоянно всплывает в редактуре, я предпочитаю туда её закинуть, и я знаю, что моя команда прочитает, это как бы коммент для всех.

Судя по блогу, ты очень любишь анализировать, систематизировать, раскладывать по полочкам. У тебя просто натура такая или ты учишь людей через блог?

На самом деле, когда я завела блог, у меня была абсолютно прагматичная задача. Я хотела поступить в Школу редакторов. А там было требование вести блог, и я понимала, что у меня будет больше шансов при поступлении.

У моего блога было несколько задач. Конечно, личный бренд, потому что когда в компании делаешь какие-то клёвые текстики, об этом никто не знает. Когда я пришла в «Эвотор» и познакомилась с юикс-дизайнером, он спросил: «Ты та самая Саша Волкова?» Оказалось, что он работал в «Киви-кошельке» и увидел в «Яндекс-кошельке» клёвые подсказки-микротексты в интерфейсе. Погуглил, кто это делает, и всплыл мой блог, где я рассказываю о том, как пишу эти тексты. Он уже два года меня читал, и тут я появляюсь в «Эвоторе». Поэтому я для него та самая Саша Волкова. Так что блог помогает заявить о своей работе, рассказать, как ты её делаешь.

Но для меня в блоге самое главное то, что ты сам учишься, формулируешь в голове какие-то принципы. Часто бывает так: у тебя не получалось, потом получилось, и тебе кажется, что ты поняла почему. Но когда начинаешь формулировать это в текст, объяснять, почему это работает, а это нет, оказывается, что у тебя в рассуждениях огромные белые пятна, которых ты не замечала, пока в голове у себя это всё прокручивала. А текст — он беспощадный, потому что вот они академические абзацы, и если есть дыра, то ты её увидишь. Поэтому ты пишешь, пишешь пост, переписываешь и с десятого раза понимаешь, что хотел сказать с самого начала. То есть это такое самообучение.

Блог помогает заявить о своей работе, рассказать, как ты её делаешь. Но самое главное в блоге — самообучение

В посте про путь героя ты показывала таблицу, как ты ведёшь свой канал. До сих пор у тебя есть эта таблица?

Нет. Когда я начинала вести канал, для меня это был, скорее, контент-проект. В этом было мало предпринимательства, это был эксперимент с кофейнями «Сторис». Мы рисковали чужими деньгами, многое делали не очень обдуманно. Сейчас я делаю именно бизнес, и когда я теряю деньги, я теряю свои деньги. Я уже не буду сидеть и делать эту табличку.

Таблица, по которой я вела канал. Слева — описание героинь. Справа — таблица сюжетных линий

То есть сейчас ты канал ведёшь не структурированно?

Нет, и думаю, это заметно. Сначала я старалась чередовать контент. У меня были то аудио, то фото, то видео, то текст. Сейчас почти всегда это текст, потому что для меня это самый простой формат. Стало гораздо меньше эмоциональных оттяжек по пути героя. Оттяжка — это когда с тобой случается какая-то неприятность, ты должна посидеть поэмоционировать, дать время читателям попереживать. Сейчас я этого не делаю.

А зачем ты сейчас ведёшь канал «Заварили бизнес»?

Чтобы анализировать то, что я делаю. Когда ты пишешь пост, это заставляет тебя сесть и сконцентрироваться на какой-то мысли. Многие предприниматели рассказывают, что раз в неделю садятся в кофейне с блокнотиком, ручкой и выписывают, какие есть проблемы, что надо делать. Просто посидеть два часа в тишине и подумать. У меня такое происходит каждый день, ну или раз в два-три дня, когда я пишу пост. Сижу и концентрируюсь на какой-то проблеме, думаю. Просто полезно.

Я предполагаю, что это как-то выстрелит, но не знаю как. Если я захочу заниматься предпринимательством, наверняка мне понадобятся инвесторы и партнёры. А у меня уже есть благодатная почва. Уверена, если я напишу: ребят, я ищу партнёра с деньгами, мне, наверное, много кто напишет. Потому что и без этого поста часто обращаются и предлагают. Мне пока это не надо, но когда понадобится, я смогу это использовать. Возможно, я захочу канал монетизировать. А если я пойду по пути редактуры и буду заниматься бизнесовыми текстами, то снова он мне поможет. То есть это работа на будущее.

А подкаст ты зачем начала делать?

У нас в редакции появился Артур Белостоцкий, который заболел подкастами и решил, что это клёвая тема.

Мы не осознавали, насколько это сложно. Обычно подкаст — это интервью или человек с заранее заготовленной речью. А тут надо делать нарратив. Надо, чтобы это всё драматически развивалось, это же реальная жизнь, и ты не знаешь, куда она повернёт. Мы можем записать подкаст о каком-нибудь партнёре, а через две недели я с этим партнёром разойдусь, и это окажется тупиковой веткой в истории.

К тому же надо сделать трёхактную структуру, чтобы там была драма, оттяжки и всё такое, но этим занимается Артур. Изначально я довольно глубоко в это залезла, начала писать сценарии и по ним строить выпуск, но это сработало не очень хорошо, потому что у меня не было времени.

Сейчас мы с Артуром созваниваемся раз в неделю, он задаёт мне какие-то вопросы. Видимо, у него есть план, он знает, в каком выпуске что будет и какие вопросы надо задать, чтобы весь этот сценарий реализовать. Я ничего об этом не знаю, для меня это просто двухчасовой разговор раз в неделю.

У тебя большой опыт в интервью. Что можешь посоветовать начинающим интервьюерам?

Блин, интервью — это так сложно. Я бы не сказала, что я это умею. Когда у меня не было своего бизнеса, я помню, как вымучивала список вопросов. В голову лезли какие-то банальные вопросы типа: «Как вам пришла идея создать свой бизнес?» Я же не владела фактурой, у меня не было чувственного опыта, я не знала, о чём спрашивать. Начинался такой разговор, как будто ты назначил свидание в Тиндере: чем занимаешься, сколько тебе лет, где учился?

Брать интервью очень сложно. Ты приходишь к малому предпринимателю, в Сети о нём ничего нет. Ты не можешь подготовиться и не знаешь, что из него вытаскивать. Скорее всего, у него на поверхности очень банальная история. «У меня накопилось два миллиона, я решил сделать что-то своё». Или «я скучала в офисе, поняла что хочу что-то своё». У всех одинаково.

Дальше стандартные пути развития, и вот сейчас он на каком-то этапе. Или у него всё хорошо, или всё плохо. Но наверняка там, где-то внутри, зарыта или уникальная философия — то, как человек относится к предпринимательству, или интересная история — ради чего на самом деле он это делает. Что-то про эмоции или какой-то клёвый кейс.

Например, недавно я вытащила клёвый кейс. Одна девушка сторговалась по аренде с торговым центром: она писала владельцу длинные письма, почему надо сторговаться, и снизила аренду в три раза. Я попросила эти письма, написала текст про кейс с её опытом, приложила сканы писем, а потом сама по этому шаблону обратилась к своему арендодателю и круто сторговалась. То есть если это помогло ей снизить аренду в три раза, а мне на 30%, значит, это поможет и другим.

Как узнать, какой у человека интересный кейс?

Заранее не знаешь, поэтому движешься ощупью. Может, он очень круто находит сотрудников и обучает их. Может, он налоговую систему настроил так, чтобы меньше платить. Обычно первая часть разговора у меня летит в мусорку, потому что я пытаюсь нащупать, где там у человека что-то интересное. Может быть, это кейс. Может, пошаговая инструкция про то, как он запустил доставку. Может, это сторителлинг, и это самая сложная для меня история.

Чем сложен сторителлинг?

Мне не нравятся интервью, где просто пересказывают хронологию событий из жизни человека. Хорошо, если жизнь интересная и даже простое перечисление фактов захватывает.

Мне вот Ян Хацкевич сказал недавно: «Ты любишь писать кейсы, потому что они полезные. Но есть же гораздо более важная штука. Предприниматели очень одинокие. Очень круто, если ты читаешь статью, и у тебя создаётся ощущение, что тебе положили руку на плечо и сказали: „Да у меня так же, чувак“».

И это правда, что у предпринимателей нет коллег. Советоваться с сотрудниками — это очень плохая тема. Они узнают о твоих проблемах, лучше этого не делать. С кем тогда тебе разговаривать? Поэтому я в интервью ценю сторителлинг, когда есть эмоции, история, когда ты читаешь и такой: да-да-да, у меня была такая же ситуация. Но это очень сложно.

Про любой фильм можно сказать, о чём он. Например, «Аватар» — это фильм о том, как человек ищет своё место в жизни, своё племя, свою землю. Мне кажется, что к интервью должны быть такие же высокие требования. Оно не должно быть простым пересказом жизни человека. Это должна быть история о чём-то.

Биографические фильмы часто критикуют за то, что не учли эту историю и ту историю. Да наплевать, она просто не вписывается в концепцию. Об одной и той же жизни можно сделать фильм о любви, о карьере, о борьбе, о чём угодно. Должен быть внутренний стержень у истории.

Интервью не должно быть простым пересказом жизни человека. Это должна быть история о чём-то

У тебя есть интервью, которым ты гордишься?

Я не могу назвать своё интервью, которым я была бы довольна, если это не кейс и не пошаговая инструкция, а вот именно такой сторителлинг. Однажды я сделала маленькую подборочку «Понаехавшие» про предпринимателей, где они рассказывали, как обосновались в Москве. Это я так тренировалась в сторителлинг — рассказывать историю, которая вызывает эмоцию сострадания, но не даёт конкретной пользы.

Я немножко упростила себе задачу за счёт того, что это подборка. Потому что просто рассказать об одной из героинь было бы сложнее и ещё сложнее обосновать, почему вообще в бизнес-издании такая художественная литература. Так что я подбираюсь постепенно к этому жанру и очень хочу написать интервью, которое выполнит эту задачу — чтоб было ощущение, что тебе положили руку на плечо и сказали: «Дружище». Кажется, я даже героя себе уже нашла такого.

Как разговаривать с незнакомым человеком, про которого ты даже нарыть ничего не можешь?

Ну мне-то проще, у меня тема. Я всегда могу сказать: «Чувак, у меня тоже бизнес, у меня вот такая ситуация. Как ты там — на налоги накопил?» Я очень люблю рассказывать о своих неудачах, чтобы герой почувствовал себя в порядке. И человек начинает рассказывать, а потом такой: «Ой, слушай, только не пиши об этом в статье». Это, конечно, облом, иногда это прикольные факты, но в то же время это показывает уровень доверия.

Раньше, когда у меня не было бизнеса, я чувствовала, что мне не доверяют. Теперь, например, я знаю, сколько надо заплатить участковому, если он захотел убрать твой штендер незаконно размещённый. Я, конечно, не буду писать статью «Заплати участковому две тысячи», но если я это знаю, люди воспринимают меня как свою и мне проще с ними найти контакт. Именно поэтому я хочу продолжать брать интервью. Я очень долго хотела, чтобы мне начали рассказывать правду, все нюансы и всю фактуру. А теперь мне её бесконечно готовы давать. Очень странно этим не воспользоваться.

То есть ты думаешь, что у неспециалиста не может получиться хорошее интервью со специалистом?

Нет, почему. Мне недавно про доставку принесли интервью очень интересное. Я, конечно, добавила вопросиков, чтобы узнать подробности. Но там, видимо, и сама девушка интересная, поэтому с ней герой хочет всем поделиться, и герой очень содержательный.

Часто человек ведёт бизнес ситуативно и относится к нему как к бытовухе. Надо вот полы пропылесосить, закупку сделать. Из таких людей очень сложно что-то вытащить. А бывают люди очень осмысленные, например, герой этого интервью явно изучил опыт зарубежных компаний, на основе этого сделал какие-то выводы, потестил гипотезу, и ему есть о чём рассказать.

Как организовать доставку в общепите

Как ты ищешь героя?

Вот как найти героя редактору — я понятия не имею. Сначала я просто искала по базе «Эвотора», звонила и предлагала интервью. Получалось не очень. Сейчас у меня чат на 1600 человек и канал, и если закинуть запрос на героя, насыплется куча телефонов — только ходи и собирай интервью. Поиск героев — сложная штука. Из не очень содержательного героя можно максимум вытащить кейс или пошаговую инструкцию, но это тяжело, ведь заранее не знаешь, о чём именно его спросить. А содержательный герой — это редкость.

Содержательный герой — это редкость

Чего нельзя делать, когда берёшь интервью?

Очень плохо не готовиться. Я недавно так облажалась. Я привыкла к тому, что о малом бизнесе обычно ничего не сказано в инфополе, и поэтому приехала вхолостую разговаривать с девушкой. Оказалось, она единственная, кто устраивает качественные ярмарки рукоделия в Москве. А это целая индустрия, за этим стоят культурные пласты, какие-то международные битвы. Целая охренеть какая история, в которой я вообще ни в зуб ногой.

И ей приходилось по ходу интервью давать мне базовый ликбез. Мы потратили три часа друг друга ни на что. Вместо того, чтобы сосредоточиться на том, чего я не знаю и никогда не нагуглю, мы занимались гуглежом, грубо говоря. Мне было очень стыдно. Ну и, главное, интервью не выйдет никогда. Часто из одного интервью можно сделать три материала, а тут просто ни о чём.

Ещё не надо делать заметки в телефоне. Хотя спикер, скорее всего, понимает, что ты записываешь что-то по теме, но выглядит это так себе и сбивает с мысли. Я давала довольно много видеоинтервью одной редакторке, у которой всё было записано в телефоне. Я пытаюсь с ней разговаривать, а она смотрит в экран. В какой-то момент я не выдержала и говорю: «Слушай, я сбиваюсь с мысли, я чувствую себя очень глупо, давай в блокнотик, пожалуйста».

Ты читаешь какие-то издания для предпринимателей?

Нет. Это, наверное, плохо. Мне скидывают материалы, которые, судя по заголовкам, должны быть полезными, но я редачу в «Жизе» и таким образом читаю. И ещё я очень раздражаюсь, если открываю материал, а он водянистый и не очень хорошо сделан — ведь у меня времени и так мало.

Про малое предпринимательство очень мало информации, а та, что есть, не соответствует действительности. Или её писали юристы и бухгалтеры. Я их называю отличниками. Собирается консилиум из редактора, просвещённого в инфостиле, юриста и бухгалтера, и они пишут назидательную статью о том, как правильно платить налоги. Во-первых, это не проверено на практике. Во-вторых, сам этот назидательный тон. Типа вы-то глупые или у вас нет времени разобраться, слава богу, мы тут посидели и разобрались, как вам налоги платить или ещё что-то. Ребята, нет, это ужасно.

Собирается консилиум из редактора, юриста и бухгалтера, и они пишут назидательную статью о том, как правильно платить налоги. Это ужасно

Если было бы издание, где с 60-процентной вероятностью был бы хороший контент, наверное, я его читала бы. Но такого издания, кроме «Жизы», я не вижу. Но это не потому, что все мудаки, а потому что я ленивая. Я не занимаюсь прямо поиском. Я читаю только телеграм-каналы, которые мне нравятся, и всё.

А в чём сила «Жизы»?

У нас довольно высокая планка — мы требуем от себя, чтобы все советы были проверены на опыте и чтобы всегда они были конкретными. Ещё я очень рада, что мы ввели эту карточку с основными цифрами перед каждой статьёй. Хотя кажется, это же элементарная история.

Какой вопрос надо обязательно задать предпринимателю?

В плюсе ли он. Странно, что раньше мне в голову не приходило, что надо это спрашивать у предпринимателя. Мне казалось, что, конечно же, в плюсе. Блин, какая наивность. Я узнала столько всего… У скольких людей бизнес как хобби, и они бесконечно вкладывают туда бабки. Сколько людей работают в минус и живут в долгах.

Я встретила человека, у которого давно уже нет бизнеса, но он об этом не знает, потому что он не считает бабки и не знает маржинальность своего продукта. Ему приходят платёжки, и если он их не может оплатить, он просто не платит. Коридор его возможностей с каждым месяцем сужается, долг всё больше, это беспощадные цифры… Он стал должен налоговой, ему заблокировали счёт, и он перешёл на оплату наличкой. И я вижу, что он своего бизнеса лишился уже месяца три назад. И при этом он всё ещё предприниматель, можно взять у него интервью.

Есть люди, которые открывают бизнес на инвесторские деньги, он не взлетает, а в инвесторской среде не принято обмениваться такой информацией, поэтому об этих историях никто ничего не знает. Оказалось, что предприниматели очень многое скрывают, и со стороны всё не так, как внутри. Вообще не так.

Недавно читаю в чате: «Я был в Туле в кофейне, там такие все классные, вежливые, такая атмосфера семейного уюта. Вот так надо делать, чтобы зарабатывать». Но, дорогой, ты загляни в цифры, возможно, эта кофейня жены богатого мужа, который отстёгивает ей каждый месяц, поэтому там такая чудная атмосфера. Или человек работает в минуса и занимается по сути самозанятостью, сам варит кофе. И таких историй большая часть. Я ощутила на своём опыте, что 90% стартапов закрываются каждый год, и что 90% бизнесов, которые ты видишь вокруг — это не бизнес.

«Заварили» на Фрунзенской. К сожалению, наш арендатор решил съехать оттуда — в конце мая нам придется уехать вместе с ним

Что ещё надо учесть, когда разговариваешь с предпринимателем?

Предприниматели могут обманывать. Недавно на «Жизе» вышло такое видеоинтервью, я его не редактировала, и авторка не могла знать подробностей всей этой истории, но это был знакомый мой предприниматель, и он там врал во всём. Более того, интервью вышло, а через месяц он продал бизнес, о котором рассказывал. Он врал целенаправленно, потому что ему хотелось продать бизнес подороже, он рассказывал нереальные цифры и по выручке, и по посадке, и по всему.

Если предприниматель дал интервью, есть вероятность, что он это сделал для того, чтобы найти инвестора или партнёра. Естественно, для него это самопрезентация, и он врёт как может. Люди всегда стараются выглядеть лучше, чем есть. Мне бы хотелось получать адекватную информацию, обидно, что люди, когда залезают в малый бизнес, обычно год или два теряют деньги, и большие.

В чём ты видишь свою редакторскую миссию?

Так как у меня сферы занятий две, то и миссии две, но они связаны. Я хочу помочь людям, которые хотят стать предпринимателями, узнать больше реальной информации о малом бизнесе и в то же время помочь им испытать чувственный опыт малого предпринимателя.

Потому что если просто рассказывать всю бытовуху, например, как я тут делала спецификацию на розетки, от этого может весь энтузиазм пройти, поэтому надо рассказывать ещё что-то — про эмоции, про опыт. То есть я хочу их зарядить, показать, каково это — быть малым предпринимателем и дать полезную инфу, которая позволит сэкономить деньги и запустить что-то, не потеряв столько, сколько потеряла я. Наверное, это и есть миссия для редактора.

Спецификацию на розетки в кофейне сделала сама

У тебя есть мечта?

О, у меня их много. Очень много. Я стараюсь мечтать всё время.

А самая безумная?

Я хочу личный самолёт, потому что хочу летать не по заданным траекториям, а просто полетать над землёй. Но не думаю, что это безумная мечта. Получить права на пилота несложно и не обязательно обладать этим самолётом и иметь собственный гаражик для него. Мне все мои мечты кажутся довольно реалистичными. Однажды мне Лёша Баринский сказал, что хотелку свою надо раскачивать и вообще фантазию, просто чтобы не быть ограниченным в собственной же голове.

С Катей Будашкиной, главредкой «Жизы», тоже недавно это обсуждали. Она сказала, что никогда не занималась мечтанием специально, и мы начали с ней прямо по ходу: я хочу это, а я хочу это и то. Это очень хороший способ провести время, ты придумываешь кучу всего.

Причём сначала не получается, ты такой сидишь: ну, я, наверно, э-э-э, хочу, э-э-э, квартиру. Что, это всё?! На этом твоя фантазия закончилась? А потом начинается больше, больше, целые истории себе придумываешь, и это и настроение повышает, и расширяет как-то представление о собственных возможностях. Я очень советую всем в качестве упражнения идти и мечтать.

Я очень советую всем в качестве упражнения идти и мечтать, чтобы не быть ограниченным в собственной же голове

Ты постоянно используешь феминитивы. Ты за них топишь?

Не, мне пофиг. Я начала их использовать, когда это ещё не было мейнстримом, потому что это просто удобно. Ты можешь в слово буквально одной буквой добавить дополнительный смысл, и оно становится более информативным. Часто это важно, например, очень странно звучит, когда ты говоришь: редактор родила. В этом есть диссонанс. Правда, раньше я использовала феминитивы только там, где важен пол героя, как в случае с «родила», а теперь просто всё время, и для меня это абсолютно нормально. Вообще не понимаю, когда какая-то проблема у кого-то с этим.

Ильяхова, например, бомбит.

Окей. Не, я рада за человека, если у него так мало других сложностей, что он может себе позволить побомбить из-за феминитивов. Я понимаю, для вас это профессия, и всё серьёзно, но мне это просто смешно.

Ещё это способ распознавать свой-чужой. В целом про феминитивы знают люди определённой прослойки — я к ней отношусь, и я таким образом маркирую свою речь. Если человек со мной на одной волне, он слышит от меня феминитив, и у него такая улыбка проскакивает: «да-да, знаю эту тему». При этом у него может быть к ним настороженное, сложное, какое угодно отношение, но понятно, что мы примерно из одного круга, потому что люди не из этого круга не знают слова «феминитив» — для них это просто странность речи, наверное.

А ты феминистка?

Да, конечно.

Что ты вкладываешь в это понятие?

Я знаю и осознаю, что дискриминация по половому признаку в России существует. Это первый пойнт, с него всё и начинается. Потому что если ты признаёшь и осознаёшь этот факт, то дальше уже сложно быть не феминистом. В чём это проявляется? Я стараюсь никого не дискриминировать, когда оцениваю чьи-то поступки. Я всегда держу некий вектор и стараюсь, чтобы хотя бы я не приумножала это дерьмо. И я стараюсь, чтобы в моем кругу не было шовинистов, потому что они портят мне настроение.

Когда находишься в ситуации наёмного труда, да ещё и низкоквалифицированного наёмного труда, ты очень сильно ощущаешь дискриминацию, а если ты ещё и женщина, то это типа умножь на 10. Раньше меня вообще люто бомбило от шовинистов и от людей, которые дискриминируют женщин. Наверное, это было связано с тем, что я понимала, что от этих мужчин зависит моя жизнь и они не считают меня человеком. Это патовая ситуация.

Я стараюсь, чтобы в моем кругу не было шовинистов, потому что они портят мне настроение

Теперь у меня уже другая ситуация, я воспринимаю это просто как частное мнение каких-то глупых людей, от которых — самое главное — в моей жизни ничего не зависит. Иногда даже, наоборот, их жизнь зависит от меня, потому что если это сотрудник, который как-то не так относится к моим сотрудницам, я просто его уволю, вот и всё, проблема решена.

От мнения Ильяхова о феминизме раньше меня коробило, потому что я строила карьеру в его редакции, при этом его высказывания, скажем, были неоднозначными, и периодически я, естественно, воспринимала это как угрозу своему благополучию. Теперь Максима может бомбить от феминитивов, и меня это не затрагивает, это уже не моя проблема.

Если вдруг однажды тебе всё надоест — ты продашь свои кофейни, уедешь жить в Африку? Или откроешь другой бизнес?

Блин, это же будет другой человек. Я сейчас уже другой человек — не тот, что полгода назад. Недавно я брала интервью у владелицы хостела. У неё был строительный бизнес, который генерировал миллионы прибыли в месяц, потом она открывала хостелы на заказ за процент, потом стала свои хостелы открывать. В общем, огромная, сложная и успешная бизнес-история.

И тут она решила для развлечения открыть кофейню, говорит: «Совершенно неудачно, там какой-то невыразительный плюс, 50 тысяч в месяц, но это того не стоит. Если нанимаешь управляющего, кофейня начинает работать в ноль, а если без управляющего — ну не буду же я сама с кофейней мучиться». А я думаю: у тебя 50 тысяч стабильно каждый месяц, для тебя это вообще не бизнес и ты решила его продать. Для меня это показатель, к которому я иду уже полгода безуспешно.

Но я уверена, что когда-нибудь и я буду таким человеком. Даже суммы, которыми я размышляю, стали другими. Помню, как в студенчестве я думала сотнями, потом повзрослела и стала думать тысячами, сейчас я думаю сотнями тысяч. Наверное, потом я буду мыслить миллионами…

Ну или нет, и у меня ничего не получится. Но я к тому, что это будет другой человек. И я не знаю, что этот человек удумает себе, я с ним пока не знакома.