Настя Зубарева. Не надо через не могу — Кто студент

Настя Зубарева Не надо через не могу

Шеф-редактор КБ «Палиндром» и коуч для творческих людей о важности психотерапии, любви к себе и о том, почему героическое преодоление себя — не самая эффективная стратегия.

Настя, это твоё второе интервью для «Кто студента». Первое было в 2018 году, но оно так и не вышло. Почему?

Когда я увидела интервью в первый раз, то испытала ужас и отвращение к себе. Мысли казались мне глупыми, формулировки — банальными, истории — скучными. Хотелось сесть и всё переписать заново. Сделать идеальный текст.

Причина была в моём плохом состоянии. У меня тогда была затяжная депрессивная реакция, о чём я узнаю только через полгода, когда всё-таки доползу до психиатра и получу рецепт на антидепрессанты.

А пока я проводила дни так: долго-долго пыталась встать с кровати, потом долго-долго пыталась открыть ноутбук, затем смотрела в монитор, где было это чёртово интервью, и заставляла себя нажать хотя бы на одну клавишу. Клавиша не нажималась, день заканчивался, и я уползала обратно в кровать. С чувством, что опять проиграла.

В итоге интервью так и не вышло — ни идеальное, никакое. Но, ты знаешь, я даже этому рада. Кажется, сегодня я готова говорить о совсем других вещах — более важных.

Ты закончила I ступень Школы редакторов на пятом месте в рейтинге. Почему не пошла дальше?

А это ещё один сюжет про погоню за идеалом. Я сочинила себе, что должна учиться только на бюджете. Поступила на бесплатное, но по итогам первой ступени не вошла в топ-3 с бюджетными местами. Поэтому решила поступать заново. Потом узнала, что открывается Школа руководителей, начала метаться, не могла принять решение, куда же пойти учиться. В результате всё спустила на тормозах. Так что в Школу бюро в следующий раз я пришла уже совсем в другом качестве — в роли сотрудницы деканата.

Получается, сейчас ты работаешь в КБ «Палиндром», ведёшь канал и даёшь консультации?

Основное время в течение дня у меня занимает работа в «Палиндроме». Я — шеф-редакторка контент-бюро.

«Палиндром» известен своими бренд-медиа: журналами «Код», «Кинжал», «Свои», проектом «Купрум». Но, кроме этого, у нас есть большой отдел по производству контента — собственно, контент-бюро. Им руковожу я. Например, к нам приходит клиент и говорит: «Нужны тексты для Яндекс. Дзена». Или статья для «Виси-ру», посты в соцсети, блог, рассылка. Вот созданием этого всего и занимается моя команда.

«Палиндром» стремительно растёт, и контент-бюро растёт тоже. В январе я искала второго редактора. Пока искала, задач стало ещё больше. В итоге я взяла сразу двоих. Сейчас май, и мы ищем уже четвёртого.

Второе большое направление — телеграм-канал «Черезнемогу». И всё, что вокруг него: консультации, лекции, мастер-классы.

Ещё я заканчиваю программу дополнительного профессионального образования «Психологическое консультирование» в Восточно-Европейском Институте Психоанализа. Если закрою все хвосты за второй семестр и сдам выпускной экзамен, получу диплом о переподготовке. Это будет моё третье образование: после филфака и магистратуры «Музыкальная критика».

Твой канал реально помогает людям. Знаю дизайнера, которому твои советы помогли больше зарабатывать. Тем удивительнее слышать от тебя сейчас про ограничения и искусственные барьеры, которые ты сама себе создавала.

Наоборот, это логично. Сомнения в себе, бесконечное откладывание своих проектов на потом, страх что-то поменять, невозможность попросить больше денег за работу — это ведь и мои бесы тоже. Я сражаюсь с ними всю жизнь и иногда побеждаю. Этот опыт я превращаю в советы, инструкции и просто подбадривающие тексты. Ведь если помогло мне, не исключено, что кому-то тоже поможет.

Главный город в Настиной жизни — Вильнюс. Она называет его «местом, где затягивается дыра в груди» и старается приезжать при первой возможности

Как ты всё успеваешь?

Да, блин, ничего я не успеваю. Знаю, так уже отвечал тебе Паша Фёдоров. Но это правда.

Меньше всего на свете мне хочется, чтобы кто-то сейчас прочитал это интервью и подумал: «Ооо, ни фига себе! Наверное, она сверхчеловек. И всё у неё всегда получается».

Ребята, ничего не получается! По крайней мере, не получается той идеальной картинки, которая есть в моей голове. Когда, знаешь, всё так размеренно и спокойно. Типа, ты просыпаешься без будильника, потом успеваешь всё, что запланировала на день, и у тебя ещё остаётся время погулять и задумчиво полюбоваться молодыми листочками.

На самом деле, я часто перерабатываю, иногда срываю дедлайны и везде опаздываю. Если я не буду записывать все свои задачи, половину забуду.

Да что далеко ходить. Это интервью должно было выйти 3 мая, а вышло — 17-го. Потому что кто его вычитывал сто лет? Настя Олеговна.

Я осознанно делаю мои ошибки и провалы видимыми. Так я борюсь с иллюзией, что есть специальные великие люди, которые всё могут. С заблуждением «Они делают то и это именно потому, что они специальные и великие. Они не совершают ошибок, у них нет никаких терзаний и сомнений». И здесь я хочу поговорить об одном искажении, которое часто приводит к самогноблению.

А ещё Настя вместе со своей соратницей Анной Инфантьевой придумала и запустила Премию Резонанс для музыкальных критиков. Сегодня это главная профессиональная премия для молодых авторов, которые пишут и говорят об опере, балете, классической музыке. Фото: Елена Лехова, Урал Опера Балет

Что за искажение?

Представь: нас что-то не устраивает в собственной жизни. Мы оглядываемся по сторонам и видим, например, классного дизайнера. Или крутого редактора. Видим, как они кайфуют от своей работы, как у них якобы всё легко получается. И мы думаем: «О, как здорово заниматься редактурой! Мне тоже надо. Стану редактором и тоже буду классным, счастливым и востребованным». А как стать хорошим редактором? Вроде как надо много работать, игнорировать трудности и очень стараться.

И мы сжимаем зубы и начинаем ОЧЕНЬ СТАРАТЬСЯ. Впереди нас ждёт сияющая цель под названием «Я стал редактором, и теперь у меня всё окей». После какого этапа люди «становятся редакторами», мы сформулировать не можем. Поэтому продолжаем оглядываться на примеры Настоящих Редакторов, у Которых Всё Получилось. Мы не знаем, из чего состоит их день, не видим, через что они прошли и что преодолели. Всё, что есть в нашем распоряжении, — результаты работы, которые (внимание!) они выбрали, чтобы сделать видимыми. Формальные признаки. И мы хватаемся за эти формальные признаки и начинаем натягивать их на себя.

Мы продолжаем оглядываться на примеры Настоящих Редакторов, у Которых Всё Получилось

Настоящий редактор обязательно работает в «Т—Ж», «Палиндроме» или Бюро Горбунова. Настоящий редактор выпускает по 500 проектов в год. Настоящий редактор — это тот, у кого есть рассылка. И канал. И книга. Я всё это не. Значит, я не настоящий редактор. Значит, мне надо пойти и сначала всего этого добиться. Быстрее давай, ленивая жопа!

В этой истории много сравнений, понуканий, обесценивания себя и гонки за результатом. И ничего нет про удовольствие от процесса. Тысячи «надо» и совсем ничего про «хочу». А всё почему? Потому что перепутаны причина и следствие.

Самые крутые профи, которых я знаю, фигачат не потому что «надо быть как», а потому что им прикольно. Они завели свой канал не потому, что так по статусу положено, а потому что испытали потребность осмыслять свой опыт и делиться им. Они ввязались в очередной проект не потому, что надо, а потому что прёт. Процесс достижения результата не отнимает у них силы, а даёт. Энергии становится всё больше, это позволяет запускать новые штуки.

Всё это происходит, пока мы потратили полдня, чтобы наконец-то заставить себя сесть за эту ненавистную статью. Каждая строчка которой вопит нам о том, что мы бездарность (нет).

Значит ли это, что те чуваки молодцы, а мы — говно? Нет. Это значит, что мы просто занимаемся не тем. Если бы было «то», мы бы тоже кайфовали от процесса, несмотря на все ошибки и сложности. Вывод: ищите то, от чего вас прёт. Потом придумаете, как сделать это основным видом деятельности и заработка. Для начала попробуйте сформулировать, что вам доставляет удовольствие в процессе. Что вам не приходится заставлять себя делать.

Всё, теперь я готова ответить на вопрос «Как ты всё успеваешь?»

И как?

В какой-то момент я обнаружила, что большая часть времени и сил уходит не на работу. Их забирает прокрастинация и сомнения в духе: «Имею ли я право это делать? А вдруг у меня не получится? А что на это скажет клиент, читатель? А то, что я сейчас собираюсь написать, точно окей?»

Когда эти блоки снимаются, ты становишься в разы продуктивнее. Раньше ты тратила пять часов на переживания и час на текст. Теперь ты тратишь час на текст и в освободившиеся пять часов решаешь ещё пять задач.

В какой-то момент я обнаружила, что большая часть времени и сил уходит не на работу

Как снять эти блоки?

Здесь я всегда топлю за психотерапию. Для меня это самый эффективный способ разобраться с внутренними барьерами. Да, найти своего психотерапевта сложно. Да, это может быть дорого. Да, прорыв может произойти не так быстро, как хочется. Но рано или поздно это окупится и поможет радикально повысить качество жизни.

Сама я регулярно посещаю психотерапевтку уже почти 7 лет. Для меня это такой же важный процесс, как, например, гигиена и медитация. Помогает осмысленно проводить внутреннюю инвентаризацию и вносить в жизнь правильные корректировки.

Твои консультации для творческих людей — это тоже пример психотерапии?

Нет, ни в коем случае! Мои консультации сейчас — это не психотерапевтический сеанс. И я не уверена, что вообще туда полезу. Несмотря на то, что получаю соответствующее образование.

Я работаю с очень конкретными, максимально прикладными запросами. Например, как запустить свой проект. Сколько денег просить за заказ. Соглашаться или нет на новую работу. Скоро повышение, я боюсь, что не справлюсь. Есть важное дело, а я его откладываю и откладываю.

В отличие от психологов, я даю советы и расписываю пошаговые инструкции, что делать и в какой последовательности.

Фрагмент из Настиной лекции о деньгах на фестивале «Ленинградские мосты». Фото: Наталья Юфа

Что значит «для творческих людей»?

Я понимаю это максимально широко. Творческий человек — не обязательно писатель, музыкант или режиссёр.

Например, я придерживаюсь непопулярного мнения, что редактор, дизайнер, руководитель проектов — это творческие профессии. Да, эти люди оказывают услуги и решают задачи. Но, самое главное, что они создают новое. И в любом классном продукте мы видим не только удачно реализованную функцию. Мы видим художественное решение.

Давай поговорим о синдроме самозванца. Как убедить себя, что ты имеешь право заниматься редактурой, дизайном, да чем угодно?

Я думаю, что такая постановка вопроса должна в принципе исчезнуть. Нам кажется, кто-то должен разрешить нам заниматься делом, которое мы для себя выбрали. Даже не кто-то, нет. Человек, которого мы сами себе назначили авторитетом.

Но фишка в том, что единственный, кто может и должен дать нам разрешение — это мы сами.

Есть причина, которая является исчерпывающей самой по себе. Она не требует вообще никаких дополнительных аргументов. Называется: «Я так хочу».

Мне категорически не нравится вся эта парадигма про сжатые челюсти, героические преодолевания, ты просто плохо стараешься, возьми себя в руки и докажи, что достоин. Это рабочая схема, но мы точно хотим тратить свою жизнь на это? Смысл жизни в том, чтобы быть счастливыми.

Смысл жизни в том, чтобы быть счастливыми

Делать то, что ты хочешь — вроде бы логично и естественно. Но почему тогда синдром самозванца всё-таки возникает?

Я думаю, что синдром самозванца возникает ровно в тот момент, когда мы изобретаем себе какую-то линейку и начинаем её остервенело к себе прикладывать. А потом к другим — точнее, не к другим, а к их идеальным образам, которые нагромоздили в своей голове. А потом снова к себе. И, естественно, проигрываем в этом сравнении.

Есть способ, который помогает бороться с синдромом самозванца лично мне. Это статистика. Ты текст 15 раз написала? Заказчик его принял? Деньги заплатил? Нормально, значит, всё у тебя с текстами. И в 16-й раз напишешь, и в 31-й.

А можно себя хвалить?

Нужно! Я считаю, что это гораздо более эффективная стратегия, чем самобичевание.

В жизни обязательно найдутся люди, которые разгромят нас в самых обидных и унизительных выражениях. По какой причине и из каких побуждений — отдельный вопрос. Ясно одно: чем больше вы будете что-то делать, тем больше вас будут критиковать. А вы найдите повод себя похвалить. И тех, кто рядом с вами.

Я всегда стараюсь хвалить и поддерживать своих редакторов и авторов. И пытаюсь максимально доброжелательно разбирать все ошибки и недочёты. Думаю, что это продуктивнее напряжённой атмосферы, где все находятся в диком стрессе, боятся сделать что-нибудь не то и получить разнос.

Страх — это путь в никуда. Поэтому там, где я могу снять напряжение и страх, я обязательно это сделаю. Если человеку спокойно и комфортно, то и работать он будет классно. И не упадёт с выгоранием через полгода.

Ты всегда такой была?

Нет, что ты! Большую часть жизни я вела себя, как токсичная сука. Я искренне считала, что лучшая стратегия — это давление и проверка на прочность. Что люди, с которыми я изволю работать, вообще-то должны мне сначала доказать, что они этого достойны. Что если человек с первого раза не сделал свою работу идеально, то пусть проваливает.

А знаешь, почему? Потому что все эти требования, которые я в ультимативной форме выдвигала другим, я в первую очередь выдвигала самой себе. И, конечно, раз за разом нарушала эти правила игры.

Но был и ещё один момент. Как пела группа «Курара», «быть подонком — счастье, сами знаем». Подвергая кого-нибудь жёсткой критике, я получала удовольствие. Расплёскивая яд и упражняясь в саркастических замечаниях, я чувствовала себя крутой и остроумной.

Сейчас я воспринимаю собственную резкость как инерцию и как слабость. Такая реакция для меня самая естественная и простая. Но точно не самая правильная и эффективная. Поэтому её надо брать под контроль и приучать себя к альтернативному реагированию.

Это мой персональный демон, который периодически прорывается и с которым мне ещё бороться и бороться.

Бережное отношение к сотрудникам — в этом и заключается успех «Палиндрома»?

В Палиндроме я чувствую, что тебя всегда поддержат и подстрахуют. Что бы ни случилось.

Бывает, что какая-нибудь компания пишет на сайте «Мы — команда единомышленников». А в реальности внутри конторы главный завет «Падающего толкни».

У нас нет конфликта между профессионализмом и личностью человека со всеми его индивидуальными особенностями. Одно не исключает другое. И одно не выключает другое.

Человек работает в корпорации на тёплом месте уже несколько лет, скажем, логистом или маркетологом, но хочет себя реализовать. На основной работе нет перспектив роста, но есть соцпакет и официальная рыночная зарплата. Менять работу страшно. Что ему посоветуешь?

Как ни странно, я посоветую не поддаваться иллюзиям, что есть скучный офис, где мы спускаем свою жизнь, а есть великолепная творческая удалёнка, где мы свободны и счастливы. Я всегда рекомендую не делать резких движений. Любая смена жизненных обстоятельств должна соответствовать внутреннему темпоритму.

У меня есть лакмусовая бумажка. Чем меньше внутреннего сопротивления вызывает какое-то решение, тем оно правильнее. Работа начальником логистического отдела может закрывать массу потребностей: в деньгах, в стабильности, в статусе. Спросите себя, чего она НЕ закрывает.

Да, возможно, вы поймёте, что вам не хватает приключений, пищи для мозгов или творческой реализации. Но ведь не обязательно из-за этого переколбашивать собственную жизнь. Запишитесь в любительский театр, сходите в поход, загляните в книжный клуб. Может быть, это решит проблему.

А может быть, наоборот, нужны радикальные перемены. Но с этим я предлагаю разобраться на консультации у психолога.

Разберём другую ситуацию: человек учится в Школе Бюро Горбунова, чтобы сменить профессию и стать редактором или дизайнером. Из предыдущего ответа получается, что всё может быть зря?

Процитирую Екатерину Шульман: «Никогда не бывает напрасной работы». Если то, что мы делаем сегодня, кажется зряшным и бессмысленным, значит, оно пригодится завтра. Мы просто ещё не знаем, при каких обстоятельствах. Но точно пригодится.

Поэтому я всегда призываю снизить градус сверхважности. Кажется, что сейчас ты примешь неправильное решение, войдёшь не в ту дверь, и всё. Правильные двери, за которыми скрывается счастливая судьба, захлопнутся навсегда. Останется только один путь — не тот.

Но ведь это неправда. Пока никто не умер, с нами принцип «Анду». Сунулся в одну дверь, не понравилось, вернулся обратно. Пока ходил-бродил, обнаружил, что все старые двери на месте, а рядом открылось ещё 80 новых. Выбирай, пробуй, продолжай, начинай заново. Проживай свою крутую интересную жизнь во всей полноте, приобретай опыт. Во всём, что с нами происходит, необходимо замечать красоту художественного замысла.

Во всём, что с нами происходит, необходимо замечать красоту художественного замысла

И последнее: дай совет студентам школы.

У меня не совет, а, скорее, сердечная просьба. Пожалуйста, не обесценивайте собственные достижения. Вы уже огромные молодцы, что поступили, что продолжаете учиться, что узнаёте что-то новое.

Каждый из вас делает сейчас свой максимум. И с каждым днём ваша персональная планка задирается всё выше и выше.

Если вам прямо сейчас кажется, что нет никакого прогресса и ваш результат хуже, чем у других, просто дайте себе время. Всё обязательно будет.