Мария Исмагилова. Самые спокойные — самые успешные — Кто студент

Мария Исмагилова Самые спокойные — самые успешные

Студентка Школы редакторов рассказывает, как образование химика-технолога повлияло на дальнейшую карьеру, как руководить командой айтишников, если ты младше их всех, и как писать статьи в Т—Ж.

По первому образованию ты химик-технолог. Как выбрала эту профессию?

В школе у меня была замечательная учительница химии. Она устраивала опыты, разрешала оставаться после уроков и делать лабораторные самостоятельно. Для меня отношение решает. Если преподаватель любит предмет, мне хочется у него учиться. К концу школы оказалось, что химия — это единственное, чем я хотела заниматься дальше.

Я поступила в Казанский химико-технологический институт на технологию производства синтетического каучука — это материал, из которого делают автомобильные покрышки. Меня все поддерживали, потому что химик — настоящая профессия, а быть инженером и поднимать промышленность — это хорошо.

После университета я работала по специальности на трёх разных заводах и поняла, что это не моё. Где-то древнее оборудование и куча нарушений техники безопасности. Где-то цеха более современные, с хорошей техникой, но зарплата никакая и перспективы роста не особо интересные. Я решила, что так жизнь проживать не хочу, и ушла с завода.

На этом производстве пластиковой упаковки я работала инженером по качеству

И решила поменять род деятельности?

Да. На тот момент я не знала, чем хочу заниматься дальше, и продолжала работать в небольшой компании по производству медицинской тары. Параллельно поступила в Казанский федеральный университет на психолога. В итоге закончила психфак с отличием, но к концу учёбы опять поняла, что это не моё.

Первое время выпускники-психологи работают на горячей линии, куда звонят люди, которые хотят покончить жизнь самоубийством или после смерти близких. И психолог должен быть очень чутким человеком, но со стальными нервами. А я такие вещи очень тяжело через себя пропускаю, мне всех всегда жалко, я бы плакала целыми днями.

Что близкие советовали по поводу профессии?

Мои родители оба закончили журфак, так что тексты — это немного наследственное. Мне с детства журналиста описывали как человека, перед которым захлопывают двери, а он лезет в окно. Закроют окно — лезет через вентиляционную шахту. Мама с папой видели меня редактором, но после таких объяснений я не очень хотела.

В школе русский язык и литература давались мне без труда: всё делала в последний момент и была лучшей в классе по этим предметам. Меня постоянно хвалили, хотели отправлять на олимпиады, но я решила, что буду инженером, а текстики — это несерьёзно.

Кем сейчас работаешь?

Я руководитель группы в ИТ-компании. Мы поставляем предприятиям компьютерное оборудование: от небольших маршрутизаторов до крупных серверов и центров обработки данных. Работаем в основном с иностранными компаниями, но есть и российские производители.

Люблю работать вечерами, когда все ушли по домам. Так легче сосредоточиться и можно переделать много дел

Образование химика и психолога в жизни помогает?

На химфаке я в основном изучала технологии: кондиционеры, баки, выпарные установки. Это в жизни так часто не встречается.

Самый полезный навык после обучения по специальности технолога — умение легко отделить ненужную информацию. Когда читаю статьи, за несколько секунд выделяю основное, а рекламу и расшаркивания сразу прокручиваю.

Знания с психфака помогают в работе с подчинёнными. Я самый молодой руководитель в компании, у меня в команде четверо парней. Я никогда не стою у них над душой и из-за плеча не заглядываю, что они там пишут и кому. Если есть проблемы, ребята приходят, и мы вместе разбираемся, но строить из себя железную леди — это вообще не про меня. Балансирую между руководителем, который просит всё в срок, и руководителем, который может в случае чего поддержать. Я всегда говорю: «Я не динозавр, никому голову не откушу».

Для меня важно, чтобы на работе не переутомлялись, потому что уставший сотрудник — это плохой сотрудник. Он раздражительный, ничего не хочет делать, хочет спать и чтобы все отвалили. У меня был случай, когда сотрудник сказал, что сегодня отвратительно себя чувствует. Просто сказал, а не делал работу через силу. Мы его задачи на тот день поделили между собой.

Я считаю, что один из главных принципов руководителя — это не быть цербером, а стать опорой, капитаном корабля, про которого говорят в бюро.

Один из главных принципов руководителя — это стать опорой, капитаном корабля

Как началось твоё сотрудничество с Т—Ж?

Я читаю Т—Ж практически с момента появления. Мне понравилось, что в их статьях всё просто и понятно написано. Нет такого, что приходится быстро глазами пробегать и выискивать что-то адекватное. Мне захотелось самой такую статью написать. Нашла на сайте, как предложить свою статью, и взялась за работу.

Я взяла интервью у ребят, которые рядом с моей работой начали готовить кофе на вынос. Написала черновик и отправила Анне Лесных, которая тогда была ответсеком в Т—Ж. Аня — первый человек, с кем я познакомилась в Т—Ж. Она очень добрая и чуткая. К сожалению, статью про ребят из кофейни мне не согласовали, потому что статья про кофе на вынос уже была в журнале.

Что почувствовала, когда тебе отказали?

Это было моё первое интервью, я была такая вдохновлённая и наобещала ребятам из кофейни, что статья обязательно выйдет. Когда мне отказали в Т—Ж, я стала интенсивно думать, куда же статью пристроить. Я писала во все журналы, которые поиск выдавал на запросы «журналы про деньги», «экономические журналы», «журналы для бизнеса».

Откликнулась девушка, которая вела свой журнал про бизнес и нововведения для бухгалтеров. Екатерина занималась журналом одна: писала статьи, верстала, выпускала. Она согласилась меня опубликовать на безвозмездной основе. Я решила, что для первого раза главное, что статья вообще выйдет.

Спустя год я перечитывала ту статью и думала, что это кошмар. Надо было для публикации переписать статью под другой формат, убрать выноски с ценами, как в Т—Ж любят, сделать нормальные иллюстрации, почистить текст, гигиену соблюсти, про которую Ильяхов говорит. Но тогда у меня была одна мысль: выпустить первую статью. Мне повезло, что встретились такая девушка и такой журнал, которые её опубликовали.

Какую первую статью написала для Т—Ж?

У нас в Казани есть студия творчества — «Мастерская Братьев Васильевых». Они проводят мастер-классы для детей и взрослых, организуют творческие праздники. И я написала про то, как они запускали свою студию. Подробно расспросила ребят про расходы, стоимость оборудования, подводные камни.

В этом интервью я совершила все типичные ошибки человека, который выпустил первую статью, а ко второй решил, что уже всё знает. Я часто перебивала героев, потому что мне казалось, что забуду вопросы. Постоянно подводила героев под тему из своей тетрадки. Я нарисовала себе эту статью и хотела, чтобы ребята просто отвечали на мои вопросы. Сейчас я понимаю, что интервью получается лучше, если автор в основном молчит и не вносит свои умозаключения.

В общении с друзьями обмен мнениями имеет смысл, а когда пишешь статью про другого человека, это ни к чему. Мне хотелось создать классную атмосферу и подружиться с ребятами. Но подружиться и сделать хорошее интервью — это разные цели. У героя более целостное понимание своей истории, и надо дать ему возможность эту историю рассказать. Если много перебивать, то человек не закончит мысль и уйдёт в другую тему. А автору потом придётся собирать интервью из обрывков.

Ещё одна ошибка — не отправлять вопросы заранее. Я много раз потом повторяла эту ошибку, но сейчас отправляю вопросы своим героям. Если прийти к неподготовленному человеку, велика вероятность, что он не сможет ответить на вопросы, требующие точности: «Какой был ваш первый проект?» или «На чём заработали первую прибыль?» Человек просто не помнит. А если даёшь вопросы заранее, то у героя есть возможность вспомнить интересные события и подробности, которые с ходу в голову не придут.

Я родилась и выросла в Казани. Про главные достопримечательности города написала статью в Т—Ж

Пишешь куда-то кроме Т—Ж?

Пишу ещё для tjournal. Там нет таких строгих критериев, и все правки проходят максимум за два раза. Они хвалят мои статьи, но мне кажется, это из-за того, что у меня была жёсткая школа в Т—Ж, и я приучилась добавлять сразу много информации в статью.

Для tjournal у меня пока три статьи и все про личный опыт. Одна статья про домашнее пиво, которое мой знакомый варит. Другая про то, как я делала ремонт у себя в квартире. Третья про то, как я шесть месяцев выбивала свой налоговый вычет: рассказала, кому я жаловалась и что из этого вышло.

Откуда узнала про Школу редакторов?

Как многие, наверное, через Ильяхова. Я следила за его соцсетями, и он везде упоминал школу. Я долго думала, что не потяну, потому что у меня только-только портфолио пополнялось статьями.

В Т—Ж статьи пишутся медленно, несколько месяцев проходят редактуру, вёрстку и публикацию. И я думала, что пока у меня в загашнике 2−3 статьи, нет смысла идти учиться на редактора. Дождалась, когда статей стало больше, получила на работе премию и побежала вкладывать её в занятия.

Дождалась, когда статей стало больше, получила на работе премию и побежала вкладывать её в занятия

И как тебе в школе?

Я себя заранее настроила, что легко не будет. Думала: «Мария, ты будешь работать на основной работе, потом писать статьи, а после этого 4−5 часов в день тратить на учёбу. И ещё спортзал. Готовься». Так что в плане нагрузки я подготовилась.

А вот к тому, что буду так позорно учиться, оказалась совсем не готова. В школе и университете я имела статус заучки. Сейчас первая бегу сдавать экзамены на работе. А в Школе редакторов я читаю по два раза интерфейс или вёрстку и сдаю на 30 баллов. При этом вдумчиво читаю и лекции, и дополнительные материалы. У меня есть тетрадка, куда я выписываю основные тезисы.

Переживала из-за рейтинга?

Первое время я сильно комплексовала, когда сравнивала себя с более успешными студентами. Один раз увидела свои 30 баллов и реально рыдала. Думаю, блин, вёрстка, ну как тебя учить, чтобы ты перестала надо мной издеваться. Но потом подумала, что я вообще-то пришла получать знания. И если я буду так страдать по каждому поводу, то не дойду до конца. Надо взять себя в руки и брать от лекций и тестов по максимуму.

Где-то в середине учёбы я стала получать кайф. Стала лучше понимать логику учёбы, привыкла к недельным итерациям. Мне нравится, что в школе можно со всех сторон развиться, что тут учат всему сразу. Некоторые ребята обижаются и говорят: «На кой чёрт нам страдать из-за вёрстки, когда можно все четыре месяца шлифовать текст». Но производство информационных продуктов — это не только текст. И если круто писать текст, но быть в вёрстке дуб дубом, то толку от этого крутого текста нет, итоговая работа ползёт и раздражает своим видом. Лучше уметь смотреть на информационный продукт в целом.

Стала по-другому смотреть на информационные продукты вокруг?

Да, уже глаз намётан во всяких объявлениях в интернете видеть косяки. Всё время хочется что-то поправить.

Иногда по работе просят помочь презентацию улучшить, как-то мама ко мне обращалась по поводу своего сайта, чтобы я помогла убрать лишнюю информацию и ненужные вкладки.

Получается, ты применяешь знания из школы на практике. А лекции по переговорам пригодились?

В 2020 году мы с парнем повысили себе зарплату как раз методами переговоров из Синельникова. Он очень хорошо рассказывает, как объяснить предпринимателю, за что вам платить. Я своему руководителю сказала, что за те деньги, что работаю сейчас, дальше работать не смогу. И по пунктам перечислила, чем я полезна компании, чему научилась за этот год, что планирую дальше, как вижу нашу компанию. И меня со специалиста третьей категории перекинули сразу на руководителя группы. Это колоссальный успех. Вообще-то после третьей категории идёт вторая, потом первая, потом ведущий специалист.

С парнем то же самое. Я ему рассказала тактику, и он договорился о повышении зарплаты на 20% вместо стандартных 3−5% по инфляции.

Синельников — мой любимый преподаватель, потому что он всё делает спокойно, никуда не торопится, у него бархатный голос. Я понимаю, что с этим человеком можно бизнес вести. Он спокоен — это классная вещь, которую я тоже почерпнула в школе: помимо знаний и опыта надо быть спокойным, а не строить из себя невесть что. Думаю, что самые спокойные добиваются наибольших успехов.

Летом мы учились работать и жить за городом. Из-за карантина в городе стало невыносимо, а на даче было замечательно: я работала, а крольчиха Настя паслась на грядках

Что тебя мотивировало писать в «Кто студент»?

Это хорошая возможность опубликоваться. Интересно попробовать себя, поработать с главным редактором, из черновика вылепить что-то годное. Ещё нравится, что героев выбираешь самостоятельно.

У меня все герои были классные, с ними интересно было общаться. Алекс Кэрри — это вообще ван лав. Он настолько лёгкий в общении человек, что кажется, будто дружишь с ним уже много лет. Здорово, что сейчас есть возможность узнать новых людей, после школы с этим будет сложнее. Все разбегутся по редакциям, собраться будет тяжело.

За время учёбы в школе поменялось представление о профессии редактора?

Из маминых рассказов я представляла редактора мужчиной: на висках седина, на плечах — груз ответственности. Он бесконечно вычитывает колонки, тексты, книги. По сути, это человек, который постоянно висит над текстами.

Сейчас я понимаю, что современный редактор — это руководитель. Он проверяет информацию в тексте, её актуальность; смотрит, чтобы текст хорошо выглядел на сайте в вёрстке, чтобы иллюстрации были адекватные. Подбирает и увольняет авторов, следит за сроками, общается с клиентами, делает много того, чего не было 20 лет назад.

Как представляешь свою редакторскую работу мечты?

Я бы хотела работать в продуктовой редакции, чтобы была возможность делать разное: и статьи писать, и тексты для интерфейсов, чтобы читателю было приятно и удобно. Делать описания продуктов или подкасты записывать.

Если говорить о тематике, я бы хотела писать для предпринимателей. Мне нравится изучать бизнес, разбираться, как он устроен. Мне интересно разговаривать с предпринимателями, с ними не соскучишься. Если бы можно было делать что-то полезное именно для бизнеса, было бы круто.

Мне нравится изучать бизнес, разбираться, как он устроен, разговаривать с предпринимателями

Что читаешь сейчас по редактуре?

Читаю блоги Ирины Ильяховой и Тони Сергеевой. Читаю канал «Пиши, соблазняй» Ильяхова и «Визуальные приёмы» Даши Почекуевой. Она рассказывает, как преподносить визуальную информацию.

Советую подписаться на «Что почитать редактору». Там каждый день делают небольшие подборки актуальных статей за день. Этого достаточно, чтобы понимать, что происходит в редактуре.

Читаю Асю Челован, чтобы разбираться в маркетинге. Мне кажется, что редактура с маркетингом идут плечом к плечу, и я бы хотела, чтобы маркетинг был в Школе редакторов как предмет.

Из книг, которые рекомендуют в школе, я прочитала «Сначала скажите нет» Кемпа. «Пиши, сокращай» читала, недавно мне подарили продолжение этой книги «Ясно, понятно». Читала и «Новые правила деловой переписки», тоже мне понравилась. Не так давно читала книгу «Кисло-сладкая журналистика» Матвея Ганапольского. Там больше про работу журналиста, а не редактора, но интересно.