Лена Жукович. Период обнуления — Кто студент

Лена Жукович Период обнуления

Ивентщик об Олимпиаде в Сочи, путешествии по Латинской Америке, задротском перфекционизме и клинической депрессии.

Ты ивентщик. Мне всегда было непонятно, чем занимаются ивентщики.

Я начинала в коммуникационном агентстве, в которое пришла стажёром. Организация мероприятий, то есть ивентов, не была зоной, на которой я фокусировалась. Работая в агентстве, ты сперва можешь быть вовлечён в проект съёмок рекламной кампании, потом соприкасаешься с диджиталом и тут же организуешь мероприятие. Вот и получается, что тебя окружает очень много проектов разного формата из разных сфер и бизнесов.

Ивенты — это то, что стало в какой-то момент превалировать в моей жизни, причём это не было осознанным выбором. Как-то так получалось, что эта сфера отодвинула все остальные и стала ключевой.

Мне нравится агентский бизнес тем, что ты не зашориваешься — нужно быстро погружаться в незнакомые сферы. С одной стороны, ты вроде как дилетант и во многом не разбираешься, с другой — приходится очень быстро становиться экспертом во всём. Понятное дело, что с ходу это не работает, но ты общаешься с людьми, давно занимающимися этим бизнесом, и постепенно вникаешь. У нас была команда, в которой мы всегда работали с мастодонтами отрасли. Если что-то тебе ещё не знакомо, ты узнаёшь это от своих коллег.

Организация мероприятий — это очень расплывчатое понятие, по-моему.

Если кратко, организовать мероприятие — это разработать и реализовать событие. В разработку входит создание креативной концепции, бюджетирование, подготовка документов, работа с подрядчиками, селебрити, сообществами.

Для меня организация мероприятий не является чем-то искусственно выделенным среди маркетинговых активностей бренда, это только часть омниканальных коммуникаций.

У тебя есть любимые проекты?

Наверное, Олимпиада в Сочи. Это был тяжёлый, выматывающий опыт, но очень эмоциональный. Агентство, в котором я работала, делало Дом болельщиков олимпийской команды России — это было большое выставочное пространство, в котором отработало три офиса агентства.

В агентстве был отдел ивентов, но я работала не в нём. Так получилось, что я сама инициировала то, чтобы оказаться в команде в Сочи. Я не участвовала в подготовке Дома болельщиков, а оказалась уже на реализации, на передовой.

Я ехала туда с некоторым скепсисом, но мне был интересен этот проект с точки зрения реализации — команда из ста человек работает как слаженный механизм. Само отношение к Олимпиаде, её значимость для страны мне казалась переоценённой. Но оказавшись в Олимпийском парке, внутри этой атмосферы, ты неизбежно проникаешься общим духом боления, поддержки спортсменов. Люди из разных стран, разных религий и мировоззрений приезжают на это событие и становятся одной сущностью — болельщиками.

Я вспоминаю про этот опыт, и кажется, что тогда находилась под действием изменяющих сознание веществ, которые погружали тебя в перманентно приподнятое состояние, хотя ты спал по три часа в день, на ногах с восьми утра до поздней ночи. И ты постоянно подпитан общей энергией людей, находящихся вокруг. Мне кажется, это проект, в котором есть возможность поучаствовать только раз в жизни.

Это последний день зимних Олимпийских игр — 2014, смотрим в Доме болельщиков бобслей. Тогда впервые в истории российского бобслея спортсмены выиграли золото в заезде четвёрок

А что конкретно ты там делала?

Я работала в клубной зоне, в основном на бэкстейдже, то есть за сценой. У нас был зал с большим экраном, куда любой желающий мог прийти посмотреть прямые трансляции, как в кинотеатре. Там же происходили и все значимые активности. Например, российские спортсмены, завоёвывающие медали, приходили к нам в дом на чествование. Я была абсолютно далёким от фигурного катания человеком, но когда в нескольких метрах от тебя стоят люди, которых поддерживала вся страна, которые только что завоевали золото, вырвали его, — это тебя сильно поднимает.

Мы с двумя коллегами отвечали за организацию трансляций, ток-шоу с известными людьми, работу ведущего, чествования, контролировали технические моменты. За сцену отвечает как минимум три-четыре технических специалиста: звук, свет, видео и выпускающий режиссёр. Мы их координировали, были связующим звеном. Плюс мы были входящим окном для просьб Олимпийского комитета. Вся информация приходила сначала к нам, а дальше мы её распространяли и распределяли.

Фигуристы Никита Кацалапов и Елена Ильиных пришли в Дом болельщиков через пару часов после того, как завоевали бронзу в танцах на льду

Ещё ты участвовала в подготовке чемпионата мира по футболу 2018 года. Чем ты там занималась?

Я работала на проекте Газпрома. Как у официального партнёра чемпионата у них были собственные зоны перед входом на стадионы. Все болельщики, которые шли на матчи, проходили через эти фан-зоны. Нужно было застроить стенд, я занималась сопровождением застройки.

То есть ты отвечала за стройматериалы и так далее?

Были люди, технически всё это реализующие: проектную документацию, геодезию, расчёт ветронагрузок и ливневой канализации. А я была координатором, связующим звеном между технарями и заказчиком. Я курировала все вопросы: начиная с того, какой материал лучше применить с точки зрения маркетинговых задач бренда, до решения организационных моментов с представителями ФИФА. По сути это был менеджмент проекта.

Ты работаешь в сфере, где всегда всё очень срочно и очень жёсткие дедлайны. Ты сознательно выбрала такую работу?

Кажется, что всё это происходит вне зависимости от моих желаний и планов, меня как будто всё время затягивает в эту струю. Всё, что с тобой происходит, имеет какую-то первопричину, и ты в любом случае принимаешь решение, участвовать в этом или нет. То есть когда я оказываюсь в проектах, где я не сплю, не ем и работаю денно и нощно — это, конечно, мой выбор.

В целом, чтобы работать в организации мероприятий, проектной агентской работе, нужно быть человеком определённого склада ума или характера. Наверное, немного мазохистом. Потому что нужно очень много сил, отдачи, ты выкладываешься и думаешь: «Наверное, пора подуспокоиться, переключиться на какую-то более спокойную, монотонную сферу». Но потом снова влезаешь в это.

Чтобы работать в организации мероприятий, нужно быть немного мазохистом

У тебя есть зависимость от дедлайнов?

Я абсолютно не могу ничего делать без дедлайнов. Я себе их искусственно создаю в таск-менеджерах, ставлю сроки на бытовые и рабочие дела. Поэтому для меня была важна эта школьная система несдвигаемых дедлайнов.

Вообще я человек, постоянно находящийся в проёбе. Я всегда опаздываю, у меня всегда цейтнот. Мне никогда не хватает времени, и все знают об этом. Один человек сказал мне: «Лена, ты для меня всегда существуешь с поправкой во времени. Я знаю, что ты не придёшь вовремя, поэтому я закладываю полчаса к твоему приходу». В моём мире всё всегда поздно, в последний момент, но в то же время есть и бесконечная прокрастинация — это всё про меня.

Твоя нынешняя работа как-то связана с текстами?

В агентстве ты и швец, и жнец, и на дуде игрец. Будучи менеджером, я контролировала проекты, так или иначе связанные с текстами. Нужно было написать пресс-релиз, какой-то материал. У нас в агентстве был копирайтер, занимающийся именно текстом. Но ты как менеджер в любом случае брифовал его, проверял текст, принимал комментарии клиента. В общем, текст так или иначе выступал как инструмент твоей работы.

Когда я оказалась в Казахстане, ко мне обратилась бывшая коллега: ей нужен был человек, который бы на постоянной основе работал с текстом. И на протяжении месяца или двух я писала пресс-релизы, статьи, информационные справки. Не сказать, чтобы это стало моей основной деятельностью, просто на это сместился фокус. Потом фокус сместился обратно на маркетинговые коммуникации, а тексты продолжали быть одной из составляющих.

Перед поступлением в Школу редакторов у меня наступил ступор, когда нужно было создать портфолио. По факту я в основном занималась написанием пресс-релизов, а они никогда не подписываются твоим именем. Ты как некая пишущая рука.

Мне казалось, что в портфолио нужно включить что-то, подписанное тобой, и мне было с этим сложно. Я начала сомневаться в себе, включилась тревожность. Но увидев ребят, которые никак не были связаны с текстами и редактурой, я поняла, что в моей жизни текст хотя бы занимал определённое место.

Зачем ты пошла в Школу редакторов?

Это стандартная история, как у всех. Сначала я нашла сервис Главред и начала прогонять все свои тексты через него. Тогда я не понимала, что Ильяхов — автор этого сервиса. В какой-то момент в голове сложилась картина — есть бюро, советы, есть школа.

Но у меня всё время были переезды, другие темы, а летом 2017 года я вернулась в Москву из Казахстана, и у меня абсолютно не было никаких планов, понимания того, что делать и куда двигаться. Я решила, что пора идти учиться. Решила заземлить себя школой, чтобы это было неким якорем, держащим тебя хотя бы в какой-то сфере твоей жизни, чтобы было понимание, чем заниматься ближайшие несколько месяцев.

Горы — это то, что заставляет влюбиться в Алма-Ату с первого взгляда

Ну и как, получилось?

Заземляла себя этим вплоть до конца марта этого года, потому что летом 2018 в середине второй ступени я ушла в академ, а в январе 2019-го вернулась в школу. То есть для меня учёба длится последние два года — с осени 2017-го, когда я делала вступительное.

Расскажи про свой академ.

У меня тогда в жизни всё было наперекосяк, я не понимала, зачем снова оказалась в Москве, делала что-то просто на автомате — устроилась работать в офис, занималась делами, но было ощущение постоянной апатии. У меня были очень тяжёлые мысли, абсолютное нежелание функционировать, какое-то отсутствие элементарных желаний. Началось всё с ощущения оторванности и непонимания, куда двигаться дальше, и в итоге летом я пришла к тому, что утром не хочу вставать с кровати, не понимаю, зачем мне это делать.

Утром мне не хотелось вставать с кровати, я не понимала, зачем

Когда у меня начался этот тяжёлый период, я решила, что, наверное, что-то не так с какой-то из сфер моей жизни и, исключая их по одной, я пойму, с какой именно. Я исключила работу в офисе, открыла ИП, начала делать проекты удалённо — это не помогло. Потом исключила место проживания — с одного места в Москве переехала в другое. Затем исключила личную жизнь — рассталась с молодым человеком. В итоге у меня не осталось практически ничего, но моё состояние не изменилось. Я поняла, что мой способ исключения не работает, и мне нужна помощь какого-то стороннего человека.

Одногруппница из школы посоветовала психотерапевта. В конце первого занятия с терапевтом, абсолютно неожиданно для меня, она сказала: «Лена, я вижу у вас признаки депрессии». Она порекомендовала сходить на психодиагностику к психиатру, который позже диагностировал клиническую депрессию. Это, с одной стороны, было неожиданно, с другой — дало негласное разрешение расслабиться, успокоиться и перестать гнаться. Я написала в деканат и ушла в академ.

Почему ты решила вернуться после академа?

У меня был гештальт по поводу учёбы в школе, что это незаконченное дело, которое в любом случае нужно завершить. Я не понимала и до сих пор не понимаю, зачем мне идти на третью ступень, но по поводу второй ступени я всегда была уверена, что это практика, которая закрепляет теорию, и её обязательно нужно пройти. Мне прописали антидепрессанты, я пропиваю курс с лета, моё состояние стабилизировалось, поэтому я дала себе разрешение продолжить учёбу. К тому же бюро объявило паузу для следующего набора, и я поняла, что если не продолжу учёбу сейчас, то это отложится ещё неизвестно на какой срок. «Я сделаю это завтра» у меня работает как бесконечная прокрастинация, поэтому я решила, что нужно идти сейчас.

На самом деле с академом у меня была двойная история — когда только начался мой первый раз на второй ступени, я уже была в довольно опущенном состоянии, понимала, что не справляюсь. Тогда я начала работать на чемпионате мира по футболу, и у меня был совершенно безумный период. Я дневала и ночевала в «Лужниках», и в какой-то момент, найдя себя третью ночь подряд под открытым небом с монтажниками в абсолютно разобранном состоянии, я поняла, что учёбу не потяну. Это было на первой неделе второй ступени, я написала в деканат и попросила академ. Тогда я не сдала первое же задание.

Я очень сомневающийся человек. Даже приняв какое-то решение, начинаю думать — правильно я сделала или нет? В то же время я стараюсь жить по принципу «лучше сделать, чем не сделать» и жалеть о том, что сделано, а не о том, что не сделано. Но при этом, начав движение в сторону «лучше сделать», я всё равно сомневаюсь, точно ли нужно было это делать.

Стараюсь жалеть о том, что сделано, а не о том, что не сделано

В общем, я уже в академе, и начинается это сомнение с моей стороны, а ещё транслирование со стороны близких: мол, как же так, потом будет сложно обратно влиться в учебный процесс. Всё это сводится к тому, что я снова пишу в деканат и говорю: «Ребята, простите за неразбериху, но я хочу учиться». Мне сказали, что не могут меня взять, потому что уже набрали 35 человек. А я посмотрела на список и увидела, что там 34 человека. Вроде бы кто-то вернулся после академа на вторую ступень из предыдущего потока, но тут же ушёл. И меня взяли обратно.

Это была уже среда второй недели. То есть за полтора дня мне нужно было нарисовать страницу о компании сразу в двух итерациях. Я рисую этих «Тимуровцев», получаю не совсем плохой балл от Ильяхова, это меня драйвит, и я начинаю учиться. Но моего запала хватило только на полступени. Моё эмоциональное состояние не менялось, просто периодически я пыталась себя подбадривать какими-то внешними воздействиями.

И сейчас тебе как, легче учиться?

Наверное, не легче. У меня такая особенность памяти, что я очень быстро забываю информацию. Иногда у меня стираются целые моменты из жизни, воспоминания. Психотерапевт сказала, что потеря памяти — один из симптомов депрессивного состояния. Первая и безусловная реакция организма, чтобы облегчить состояние и дать себе возможность расслабиться, — это просто стереть какие-то моменты, чтобы психика могла спокойно функционировать дальше. Когда я это услышала, начала оправдывать свои потери памяти симптомами депрессии… А какой был вопрос?

Легче ли тебе сейчас учиться?

Видишь, уже не помню… Мне не было легче, потому что теория была практически год назад и уже подзабылась. И в целом ваш поток сильнее нашего. Но в то же время это здорово, когда работаешь и учишься с более сильными.

Единственное, почему мне легче, — это благодаря моему изменившемуся внутреннему ощущению. Я как-то себя отпустила и позволила себе расслабиться. Мой перфекционизм и гипертрофированное чувство ответственности, которые я проявляю в рабочих ситуациях, расцвели у меня в школе. Я старалась сделать максимум возможного. До пяти утра могла двигать какие-то пиксели, рисовать. При этом мои результаты не были выдающимися. Но я продолжала это делать, не спала. Плюс у меня был тяжёлый проект, и я реально изнасиловала себя.

А сейчас извне мне транслируется, что можно и нужно расслабиться. Препараты тоже помогают расслабить разум и тело. И я сама перестроилась на то, что школа — это не всё. И какие бы усилия я ни прикладывала, у меня есть понимание, что я не смогу сделать максимум возможного.

Что тебе дала школа?

Школа бюро, хотя и называется Школой редакторов, на самом деле абсолютно не про это. Школа даёт знания в разных областях: и в переговорах, и в праве, и в интерфейсах. С одной стороны, это может быть неким разочарованием для человека, идущего прокачивать редакторский скил, с другой — я благодарна, что у них такая программа, дающая фундаментальные знания в разных сферах. Всё, что происходит сейчас в моей жизни, связано со школой: новые желания, стремления, понимание того, что ты хочешь делать и чего не хочешь.

А в будущем, как ты думаешь, в какое направление уйдёшь, в чём будешь развиваться?

Я сделала вывод, что связать свою жизнь с текстами и заниматься только ими — это, наверное, не мой путь. Пройдя школу и получая запросы на написание текстов и редакторские задачки, я понимаю, что я всё-таки организатор мероприятий.

Ты вообще фанат учёбы?

Могу сказать, что да. Понимаю, что у меня есть синдром отличницы. В средней школе у меня была такая установка, рождённая моим внутренним я. Мне казалось, что я должна учиться хорошо, и училась хорошо: закончила школу с медалью, поступила на бюджетное место в университет, в который хотела, и так далее. У меня была просто истерика, когда я получила первую тройку на экзамене в вузе. Но сейчас этот синдром отличницы уже сильно нивелирован реальностью, в которой прикладываемые усилия не пропорционально равны результатам.

Я поняла, что мне надо находиться в состоянии впитывания каких-то знаний и применения их. В академе мне не хватало учёбы, и я уже начинаю искать себе что-то другое и думать, что делать дальше.

Как ты думаешь, в наше время нужно высшее образование?

Думаю, нет, не нужно. Меня вдохновляют истории Ивана Сурвилло и Саши Селезнёвой. Я с удивлением на них смотрю и вспоминаю себя в их возрасте. Я была настолько неосознанным существом, действующим согласно социальным устоям. Я вообще не задумывалась о том, что можно не получать высшее образование. И сейчас, смотря на них, я поражаюсь их смелости и осознанности, понимаю, насколько этот общественный устой необходимости высшего образования эфемерен.

Твоё высшее образование тебе пригодилось?

Я пошла работать на втором курсе университета. Училась на дневном отделении и выглядела как инопланетянка. Все мои одногруппники тусовались, гуляли, ни фига не учились, а я абсолютно сама пришла к этому. У меня не было потребности в деньгах или в чём-то таком. Я сама решила пойти работать на постоянной основе в офисе. Получается, что с 19 лет я работаю. Опыт, который я приобрела за первые года работы — это в десять раз больше того, что мне дало высшее образование.

Я училась по специальности «маркетинг» и сразу начала работать по этой же специальности. То, чему тебя учат в вузе, и то, как маркетинг работает в реальной жизни, — это небо и земля. Я не отрицаю необходимости фундаментальных знаний, но российская система образования устарела и не успевает за современным миром, по крайней мере в моей сфере.

То, чему учат в вузе, и то, как маркетинг работает в реальной жизни, — это небо и земля

Ты организованный человек?

Я пытаюсь быть организованной. У меня есть доля задротского перфекционизма, как я его называю. На живых советах я однажды спросила у Ильяхова: «Что делать, если ты живёшь задротским перфекционизмом?» Он сказал: «Лена, я не знаю, как ответить на этот вопрос, потому что в моём мире не существует этого понятия». У Ильяхова есть позиция, что, когда к тебе приходит какая-то идея, нужно её сразу выкатывать. У него это происходит довольно быстро и как-то очень кстати, на волне тренда. У меня так не получается. Я пытаюсь вникнуть, разобраться. В этот момент тренд уходит, да и вообще дорога ложка к обеду. В общем, мой задротский перфекционизм мне мешает.

Фрилансер должен уметь организовывать себя. Я не скажу, что у меня суперздорово это получается, но я пытаюсь себя организовывать какими-то внешними инструментами: таск-менеджерами, своей бесконечной тревожностью, которая не даёт мне расслабиться и устроить выходной среди буднего дня. Так что я, наверное, не организованный человек, но всю свою сознательную жизнь пытаюсь им быть.

А ты ставишь перед собой какие-то цели, задачи? Цели на год, например?

В начале 2018-го я записала себе цели на год. Не помню, почему я это сделала и что меня побудило. Наверное, прочитала какой-то блог очередного успешного человека, умеющего планировать, и решила, что тоже так могу. В конце года я перечитала список и поняла, что всё, что могло пойти не так, пошло не так. Естественно, я не ставила себе в цели диагностирование депрессии, полную разруху во всех сферах и так далее.

С учётом того, что это произошло в моей жизни, цели, которые я себе поставила, ушли далеко на задний план. Поэтому я не ставила себе целей на 2019 год, но поставила на 2020-й. У меня есть план, который я назвала «двадцать-двадцать». Это мой сокровенный секрет, моё желание и стремление, но оно не состоит из отдельных пунктов, а существует как некая установка. И я к этому иду.

В 2020 году я буду такая-то и там-то?

Условно говоря, да.

Ты любишь привязывать рубежи к цифрам? У тебя в инстаграме был челлендж #этитридцатьдотридцати.

Последний год или полтора у меня период рефлексии и пересмотра отношения к себе и к жизни. Я не скажу, что важны именно цифры и возраст, но просто получилось, что в какой-то день я смотрю на календарь и понимаю, что осталось 30 дней до моего 30-летия, и у меня рождается эта идея. Я никогда не вела блог на постоянной основе, скорее, какие-то эпизодические истории либо отчёты о путешествиях и, как правило, это даже не текстовая информация. В общем, я начала каждый день писать то, что чувствую и о чём думаю.

Примерно в середине этого отчёта сестра мне сказала: «Лена, перестань транслировать свою депрессию в окружающий мир! Пиши что-нибудь позитивное». И после того как десяток человек спросили, всё ли у меня в порядке и как я себя чувствую, я поняла, что извне это действительно воспринималось как что-то крайне апатичное и депрессивное. Но по сути я просто транслировала то, о чём думала и переживала.

Каждый день я стараюсь писать три утренние страницы, и тогда ещё чистый лист стал началом моей тридцатидневки

То есть у тебя сейчас какой-то переходный период?

Думаю, да. Я думаю, что вообще поход к психотерапевту — одно из поворотных решений в моей жизни. За последний год я осознала и поняла про себя и свои паттерны поведения и реакции больше, чем за всю свою сознательную жизнь. Я до сих пор не имею конкретных планов, но я по крайней мере понимаю и нахожу какие-то ответы на происходящее со мной в настоящем и произошедшее в прошлом.

Получается, ты вся такая неуверенная в себе, но со стороны производишь впечатление очень сильной девушки. Ты себя ощущаешь сильным человеком?

Смотря что воспринимать как силу. Физически сильной — да, стараюсь заниматься спортом. С точки зрения характера я могу быть сильной, но не ставлю это во главу угла, чтобы это не было каким-то вектором, направляющим меня и определяющим моё поведение. Одно время, например, я была директором офиса компании. В плане ответственности, рабочей структуры это накладывало определённые обязательства.

Мне кажется, я могу быть сильной. Я вообще очень просто и быстро ассимилирую любую ситуацию. Даже не знаю, хорошая это черта или плохая. Я могу быть сильной или беззащитной в зависимости от окружающей ситуации.

Пытаюсь сдвинуть 110 кг, совсем не чувствую себя сильной

А вот вторую дорожку с этим же весом ассимилировала

Ты занимаешься боксом. Почему?

Как-то в средних классах я сказала родителям, что хочу заниматься боксом. Может, я подошла к ним с каким-то очень печальным и грустным лицом, но они решили, что меня обижают в школе, и я хочу заниматься боксом, чтобы уметь за себя постоять. Начались какие-то гиперопека и забота, мне стало от этого тошно. Какой тут бокс? Потом в сознательном возрасте ко мне вернулось это желание, я его реализовала, и в целом оно меня преследует.

Единоборства доставляют мне удовольствие, драйвят меня, позволяют выплеснуть накопившиеся эмоции и расслабиться. Сейчас я стараюсь не пропускать тренировки по рукопашному бою, там в основном про самооборону. Вообще для меня спорт — это не то, что ты делаешь ради красивого тела.

Мне нравится, когда можно мощно потренироваться и вдобавок получить пару непостановочных карточек от фотографа

Твой любимый вид спорта?

Кайтбординг.

Ты куда-то специально ездишь, чтобы им заниматься?

Да, потому что для кайтинга нужны стабильный ветер и вода. В России практически негде заниматься кайтбордингом. Единственные более или менее подходящие места — это станица Благовещенская под Анапой или Териберка за полярным кругом. В Териберке организуют зимний кайтбординг-лагерь.

Впервые мы полноценно попробовали кайтинг компанией во Вьетнаме в 2011—2012 году, загорелись, и с тех пор хотя бы раз в год стараемся выехать куда-то покататься. Но не всегда получается.

Иногда ради классных фоток готова поставить друга по пояс в воду с гоу про в предштормовую погоду и пытаться зарезаться, но не врезаться

Что тебе это даёт?

Хочется ответить, что ощущение свободы, хотя я не сказала бы, что меня по жизни сопровождает ощущение замкнутости и неволи. Но просто эта компиляция ветра, воды, движения и тебя, полностью контролирующего доску с воздушным змеем, и при этом зависящего от всего этого, — это даёт какое-то ощущение освобождения и при этом контроля, но не совсем очевидное. То есть это какая-то подконтрольная свобода, и она очень проветривает голову. Я испробовала довольно много разных водных видов спорта: и сёрфинг, и виндсёрфинг, и вейкбординг с вейксёрфингом, но вот именно это соединение доски и воздушного змея — это пока то, что мне наиболее подошло, и что даёт наибольший фидбэк и желание заниматься этим.

Ты пишешь, что можешь сделать 50 бёрпи и не сдохнуть. Погуглила, что такое бёрпи, попробовала сделать и пришла в ужас.

Боюсь соврать, кажется, это упражнение из арсенала морских котиков Соединённых Штатов. В бёрпи ты только с собственным весом делаешь очень большую физическую нагрузку. В мою жизнь бёрпи вошли, когда я начала заниматься кроссфитом. У меня как-то получается, что в плане спорта то густо, то пусто. Вообще многое в моей жизни привязано к этой фразе. В Казахстане я оказалась в новой среде без знакомых, без связей и понимания того, как проводить досуг, и активно начала заниматься спортом. Это оказался кроссфит, и я не просто начала им заниматься, а стала ходить шесть раз в неделю в зал.

Ты методично занимаешься спортом каждый день?

Нет, у меня на самом деле всё как-то очень перерывами и наплывами. Последний год, когда были все эти переживания эмоциональные, это отражалось и на физическом состоянии. У меня абсолютно не было желания и сил заниматься чем-либо. Но с января я пошла на силовой тренинг. Вот уже три с половиной месяца занимаюсь три раза в неделю, тягаю штанги и работаю с весами.

Ты отдыхаешь, занимаясь спортом?

Да, мне нравится отдыхать, отключая мозг, поэтому, например, я абсолютно не воспринимаю кардио. Я не могу бегать, не могу заниматься чем-то монотонным, потому что мой неспокойный разум продолжает генерить какие-то тревожные мысли.

Однажды мой молодой человек, преподаватель йоги, научил меня медитировать. У меня есть любимая медитация, которая помогает успокоить мечущиеся в голове мысли. Я поняла, что не думать ни о чём — невероятно сложно, и чтобы достигнуть этого состояния, нужно приложить много усилий. Не думать — сложнее, чем когда нужно что-то специально придумать.

Отдых для меня — это отключение постоянного внутреннего диалога. Это у меня получается либо когда я специально сажусь и делаю медитацию, отключающую внутренний диалог, либо когда я делаю что-то руками, занимаюсь физической нагрузкой, и весь спорт, который есть в моей жизни, подразумевает полное отключение мозга — только механические повторения. Остановить внутренний диалог лучше всего у меня получается во время силовых нагрузок.

Как ты проводишь свой досуг?

Занимаюсь спортом и читаю. Я люблю прийти в книжный магазин, взять там книгу, прочитать её и, не покупая, уйти. В какой-то момент я поймала себя на том, что ищу книжные магазины, наиболее подходящие мне под этот формат. Чтобы там можно было сесть, отключиться, почитать. Мне кажется, это связано с моими переездами. С тем, что ты не можешь возить с собой книги.

У меня есть эта олдскульная необходимость держать в руках бумажную книгу, при этом я чётко понимаю, что она как предмет мне не нужна. Мне не нужно её покупать и иметь дома, потому что у меня нет дома. Мне жаль эти книги, мне кажется, у книг-то должен быть дом. И если мне без дома окей, то книгам я не хочу такую участь. Поэтому я прихожу в книжный, беру книжку, читаю и оставляю её там же.

Любимое место в Москве для моего фетиша — чтения внутри книжного и непокупки книги — «Республика» на Воздвиженке. Обнаружила её, когда твёрдым шагом шла записываться в библиотеку. До библиотеки так и не дошла

Тебе вообще важен дом? У тебя должно быть какое-то место, которое ты называешь домом? Или ты считаешь, что где ты, там и дом?

Дом — это какое-то фундаментальное понятие, которое есть в моём мире: это то, где ты вырос, где твои родные, с чем ты чувствуешь связь. Но когда движешься по земному шару, оказываешься в разных точках, понимаешь, что это всё скорее про родину. Не сказала бы, что мой дом — это Москва. Это место, в котором я выросла, где живут мои родные, с которым меня связывает определённая история и жизненный опыт.

Мой дом — это там, где мне комфортно. Когда я оказалась в Москве снова, у меня было полное ощущение, что мне нужно отсюда уехать, что географически это не та точка, в которой я хочу быть. Но после занятий с психотерапевтом я поняла, что дело вообще не в этом, и меня как-то очень сильно отпустило на тему географического местоположения.

Ты хочешь уехать из России?

Да, хочу. Когда я уехала из Казахстана, я возвращалась в Москву как в некую буферную зону. Москва была временным пристанищем, но это временное пристанище длится уже два года. Поэтому, наверное, глобально мысль про отъезд есть, но конкретного плана нет.

А где бы ты хотела жить?

Многое в моей жизни происходит от обратного. У меня есть список стран, в которых я точно не хочу жить. Но при этом у меня есть вишлист стран, в которых я хотела бы побывать и посмотреть, как там. Но я не знаю, хочу ли и могу ли я там жить. Как правило, если ты имеешь определённые предрассудки и мысли о стране, когда ты приезжаешь туда, всё оказывается по-другому. Поэтому в какой-то момент я перестала планировать что-то и ожидать конкретики, потому что, скорее всего, всё, чего ты ожидал, будет по-другому.

Ты во многих странах была?

Как-то, когда я летела в самолете без связи, решила отметить места, где я побывала. Это был список, где ты просто плюсиком отмечаешь страны, в которых побывал. Так как у меня абсолютно не держится в голове никакая информация, особенно цифры, я сохранила это в телефоне, сейчас посмотрю — 38 стран.

А где тебе больше всего понравилось?

Мне кажется, мне нравится там, где меня нет. Любой опыт, который происходит, может быть неожиданным, не оправдывающим ожиданий или немного негативным. Я не могу выделить какую-то одну страну, одно путешествие, но в целом могу отметить путешествие по Латинской Америке — очень крутое.

Расскажи про это путешествие.

Тогда мы с моим молодым человеком находились в Казахстане. Почему-то нам захотелось поехать в Латинскую Америку. Первая поездка была короткой. А потом мы уезжали из Алма-Аты, закончили работу там, и перед тем, как снова обосноваться в Москве, решили попутешествовать и поехали странствовать на три месяца. У нас не было абсолютно никакого плана, мы просто передвигались с офлайн-картами и бумажным путеводителем «Лонели Планет». Ночуя в очередном хостеле, мы открывали путеводитель и думали: наверное, можно поехать туда. Садились на автобус и ехали. Путешествовали постоянно на автобусе, проехали пять стран.

Моё путешествие по Латинской Америке — это 87 дней, один континент, два человека и четыре рюкзака

Повлияло ли на меня это путешествие? Безусловно. Для меня это было первым опытом такой длительной поездки, опыт путешествия бесцельного, освобождающего. Потому что краткосрочное планирование — это здорово, но ты всё равно находишься в состоянии необходимости успеть всё.

Здесь ты это всё отпускаешь и просто спокойно наслаждаешься, изучаешь, вникаешь в жизнь местных жителей. Любое путешествие, мне кажется, влияет на человека, потому что это новый мир, новые эмоции, новый опыт. Не могу сказать, что это путешествие кардинально изменило что-то в моём мировоззрении или поменяло в жизни, но в целом это опыт, который наносит отпечаток.

Три чек-пойнта в Боливии: озеро Титикака, чай из коки и фото с бейби альпаками

Ещё соляная пустыня площадью 10 000 квадратных километров и идеальное зеркало на закате

Во время этой поездки ты сидела с семью собаками в Аргентине. Как это произошло?

В какой-то момент наших бесконечных перемещений мы решили затормозить. Начали изучать ресурс, который называется «Ворк Эвей». Суть в том, что ты регистрируешься там как волонтёр. Там есть хосты — принимающие люди, которым нужна помощь. Они не могут оплачивать твой труд, но готовы оказать поддержку в плане размещения, питания и вообще предлагают разные условия.

Мы там зарегистрировались и сразу наткнулись на милейшую немецкую фрау, которая живёт в аргентинской провинции с собаками и управляет домашним ресторанчиком. Я безумно люблю собак, мой молодой человек тоже, и мы решили, что это то, что нам нужно. Написали ей, она очень быстро ответила. Мы две недели жили у неё, помогали по хозяйству, были посудомойщиками и уборщиками листьев, выгульщиками собак.

Классно проводили время с веймаранером, доберманом и ещё пятью четвероногими ребятами

Это был интересный опыт с точки зрения ручного труда. Мы все работаем в большом городе, в современном мире, где наши инструменты — это ноутбук, эксель, ворд, максимум — рукописный текст. Мне очень импонирует взгляд Вовы Лебедева: он говорит, что, когда отключат интернет, он пойдёт работать руками. На самом деле, не имея опыта ручного труда, забываешь элементарно, как включить мозг, чтобы решить бытовую задачку. В тот момент нам это очень подошло по нашему эмоциональному состоянию. В целом экспириенс идеального отмывания ресторанного хрусталя или чего-то такого может когда-то пригодиться. Может, я тоже, как Вова, когда отключат интернет, пойду мыть посуду.

Если бы у тебя не было необходимости зарабатывать, чем бы ты занималась?

Не знаю, как ответить на этот вопрос. Мне кажется, он соприкасается с тем, какие у меня желания. А я пока не понимаю, какие у меня есть желания. Но в целом, как ни странно и как бы мазохистки это ни звучало, организация мероприятий и процессов — это то, что мне нравится. С одной стороны, это то, чем я зарабатываю, с другой — мне это приносит удовлетворение. Когда я вижу результат, понимаю — меня это действительно драйвит.

А от чего ты получаешь удовольствие?

Получаю удовольствие от вещей, которые я позволяю себе делать, несмотря на бесконечную гонку с собой же и борьбу с тревожностью. У меня есть постоянное ощущение, что я делаю мало, ничего не успеваю и даже если я что-то сделала, этого недостаточно, и нужно сделать что-то ещё. И когда я просто позволяю себе расслабиться, сесть почитать книгу и не иметь чувства вины — это приносит мне удовольствие.

Какое у тебя самое горячее желание в ближайшей перспективе?

Я нахожусь, мне кажется, в некой не то чтобы точке… Ведь точка — это что-то очень определённое. Скорее, я нахожусь в периоде затянувшегося обнуления: обнуляю себя, нахожу ответы, взаимосвязи между произошедшими со мной событиями в прошлом и тем, как всё работает в настоящем. И мне кажется, после этого периода обнуления у меня сформируется период понимания своих истинных желаний. А пока у меня сложно с этим.