Константин Мозговой. Работа в бюро и дизайнерское развитие — Кто студент

Константин Мозговой Работа в бюро и дизайнерское развитие

Дизайнер бюро о профессионализме, Таиланде головного мозга и разнице между Бирманом и Нозиком.

Чем занимаешься в бюро?

Как дизайнер занимаюсь клиентскими и внутренними проектами. Верстаю сайты, приложения, газеты, журналы.

Когда я только пришёл, в бюро доделывали новый дизайн сайта — тот, что сейчас. Я помогал Мише Нозику рисовать превьюшки для всех проектов в портфолио, штук 30−40. Поначалу были сложности с согласованием замечаний. Допустим, Миша Нозик объясняет: «Надо на этой картинке надпись поставить вот так и рядом воткнуть человечка».

Я говорю: «Угу, понятно». Иду, делаю, получается хрень. Начинаю наворачивать «дизайн», какие-то рамки. Делаю то, о чём Нозик не просил. Приношу, а он начинает ругаться: «Я это смотреть вообще не буду. Сделай, как я просил, и покажи. Вместе придумаем, что с этим делать».

В финальной версии ничего лишнего

Это особенно важно для студентов третьей ступени. Когда арт-директор или ведущий дизайнер даёт задание, нужно выполнить его точно. Если кажется, что фигня, всё равно показать. Возможно, вы не так поняли арт-директора — тогда он пояснит свою мысль. Либо признает, что подход неудачный, и предложит попробовать как-нибудь ещё. В любом случае, вы двигаетесь вперёд.

Важно для студентов третьей ступени: когда арт-директор даёт задание, нужно выполнить его точно

В чём особенности работы с Нозиком?

Это самый вежливый и чуткий человек, которого я знаю. Он вообще не злится — или, по крайней мере, этого не показывает. Ему не лень по десять раз объяснить, как надо сделать.

В то же время мы с ним много внимания уделяем мелочам. Можем перерисовывать одну иконку 20 раз. Иногда кажется, что можно оставить её неидеальной и доделать более глобальные вещи, а к ней вернуться в конце, если останется время.

Поражает, как он разбирается во всех сферах дизайна: рисует интерфейсы и логотипы, верстает газеты и журналы, делает оформление для магазина и анимацию, шарит в разработке. Просто удивительно, откуда он всё это знает — я так не умею.

У тебя есть любимый проект?

Недавно делал интерфейс игры для «Ворлд Чесс». Он точно один из самых любимых за время работы в бюро: одновременно сложный и интересный. Поначалу работалось тяжело, потому что это был мой первый проект с Ильёй Бирманом. Какое-то время подстраивался под методы работы Ильи, под его стиль общения. Он даёт больше свободы, меньше замечаний по мелочам, но очень много мыслей по фундаментальным решениям в интерфейсе, общей логике взаимодействия. Думаю, ему не так важно, как выглядит кнопка. Постепенно мы сошлись в плане работы, и последующие итерации по шахматам были уже проще.

Интерфейс игры «Ворлд Чесс»

Я с детства умею играть, но на любительском уровне, не знаю ни одного дебюта. В процессе работы общался с гроссмейстерами, которые рассказывали много про шахматы: как проходят партии, как проводятся турниры. Было интересно разбираться в мире шахмат, а потом придумывать, как его показать в интерфейсе на сайте.

Пока работал над проектом, мы с женой часто играли на телефонах. У нас нет настоящей доски, поэтому пользовались сайтами, а я заодно подсматривал интерфейсные решения. Когда «Ворлд Чесс» уже вышел, мы пробовали на нём поиграть. Было приятно пользоваться интерфейсом, который сам сделал. Хотя я тогда заметил несколько багов, о которых до этого не подозревал.

Обидно, что пока «Ворлд Чесс» не стал популярным среди шахматистов. Многие все ещё пользуются более бедными в дизайнерском плане сайтами. Но бюро продолжает работать с «Ворлд Чесс», скоро выйдут новые карточки проектов. Надеюсь, сайт будет развиваться.

Как получилось, что ты начал писать советы?

Артём как-то позвонил и предложил писать про интерфейсы. Я не догадался спросить, почему именно о них. Мы тогда с Ильёй работали — возможно, это он порекомендовал меня позвать.

Написание советов помогает развиваться. Каждую неделю смотрю на новый интерфейс, погружаюсь в новую тему. Так я узнаю больше, чем если бы делал только клиентские проекты.

Может, пойдёшь по стопам Бирмана и напишешь свою книгу про интерфейс?

Ох, таких планов пока нет. Лучше придумаю собственное направление — тогда, может быть, и напишу книгу. Подвинуть Илью в теме интерфейса точно не получится, я на световой год от него отстаю.

Кроме интерфейса, хочу развиваться в вёрстке. Больше половины моей работы — вёрстка страниц и макетов. Ещё интересует направление 3Д-графики. Хочу вспомнить школьное увлечение и изучить, какие 3Д-инструменты используются сейчас.

Работаю из дома в Красноярске, с видом во двор

Как планируешь свой профессиональный рост?

У всех в бюро есть шеф и список задач. Мы их называем ачивки — как в играх. Бывают простые ачивки: «Прочитать книгу Артёма Горбунова по вёрстке» или «Задизайнить страничку так, чтобы к ней не прикасался ведущий дизайнер». Есть посложнее: «Писать советы» или «Организовать своё направление в бюро».

Когда выполняешь ачивку, обсуждаешь её с шефом. Например, когда я написал первое понимание задачи для клиента, мы обсуждали какие были сложности, что получилось и что не получилось, что понравилось и что нет. Если прочитал книгу, то обсуждаем, была ли книга полезна и чем именно.

Кажется, в последний год я уже близок к повышению до ведущего дизайнера. Какие-то мелкие бюрошные задачи я уже вёл, но не клиентский проект. Надо начать с простого, но такого пока не подворачивается.

Много путешествую по окрестностям Красноярска с женой Аней

Расскажи, как ты стал главным в бюро по «Фигме»?

Мы долго сидели на Фотошопе и Индизайне. Как-то Миша Нозик подсунул мне Фигму — посмотреть, что в ней можно сделать. Я собрал пару макетов и понял, что в ней можно делать всё, что нам надо, но в пять раз удобнее и быстрее, чем в Фотошопе. А ещё она онлайн, в облаке и поддерживает совместную работу — офигеть!

Потихоньку переводили на Фигму все бюрошные проекты, новые сразу начинали в ней. В какой-то момент Сёма Сёмочкин предложил мне написать лекцию для подготовительных курсов. Я решил, что уже достаточно разобрался, и согласился. Но я не главный эксперт по Фигме. Подозреваю, что Миша Нозик умеет делать в ней ещё больше разных штук.

Опиши бюро одним предложением.

Так, нужно сказать что-то необидное, а то вдруг это кто-нибудь прочитает, ха-ха. Задроты, но в хорошем смысле. Мне до работы в бюро казалось, что я чутко отношусь к мелочам, аккуратно делаю макеты. Всё должно стоять ровненько, во всём должен быть порядок.

Когда познакомился с ребятами из бюро, то понял, что до них мне далеко. Здесь важна каждая мелочь, важно во всём стремиться к идеалу, ни на что не закрывать глаза. Если что-то съехало на пиксель, 99% процентов людей этого даже не заметят. Но важно это починить.

Такое стремление к совершенству, к идеалу — это про отношение к своей работе. Помню, я смотрел документальный фильм про то, как снимали «Властелин колец». В фильме у Гэндальфа есть волшебный меч, которым он сражается в кадре. Кузнец, который сделал этот меч для съёмок, выковал на нём надпись на эльфийском языке.

Даже Гэндальфу в фильме не удалось прочитать эту надпись

Её в фильме даже не видно, потому что боевые сцены динамично сняты. Но кузнец всё равно её сделал, потому что захотел сделать меч для настоящего Гэндальфа. Мне кажется, большинство бы забили: раз надписи видно не будет, то незачем и время тратить. А кузнец подошёл к этому по-задротски. Твоё отношение к работе определяет, профессионал ты или дилетант. Я стараюсь быть профессионалом, даже если не всегда получается.

Что тебе нравится в бюро меньше всего?

Начнём с того, что нравится больше всего — полная свобода, нет графика работы. Например, мы можем вот так с тобой поговорить среди дня. Не надо отпрашиваться с работы, планирую свои дела сам.

Но иногда тебе что-то нужно, а человека нет на связи, или он вообще в отпуск ушёл. И кажется, что работа пошла бы быстрее, если все договоримся быть на связи с девяти до шести. Понятно, что это сразу же разрушит кайф нынешней системы: ты вроде дома, но как бы в офисе, не сможешь никуда отойти.

Ещё иногда бесит критика. Работа дизайнера на 90% — это согласование замечаний и постоянные переделки. Тебе всё время прилетают комментарии, и нужно уметь с этим справляться. Когда кажется, что ты всё классно сделал, а тебя просят переделать, иногда сложно относиться к этому нейтрально.

Но надо стараться. Допустим, тебе говорят: «Херня, а не работа». Надо понимать, что такие замечания — не про тебя лично, а про твою работу. Почти никогда не бывает такого, чтобы сразу утвердили первый вариант. Важно принять, что работа дизайнера — это многократные переделки, пока не получится классный результат.

Работа дизайнера на 90% — это согласование замечаний и постоянные переделки

Как ты планируешь своё время? Посоветуй приёмы.

Ой, это явно не ко мне. Я очень медленно всё делаю, постоянно обо всём забываю и поэтому всегда записываю. Если запланирована встреча или задача, записываю сразу, даже если она через две недели.

Список задач на день помогает. Ещё стараюсь использовать метод Коли Товеровского — «сделать завтра». Не скажу, что у меня идеально получается. Какие-то задачи не могу перенести, а некоторые простые задачи растягиваются на весь день. Как-то с этим надо бороться, но я пока не знаю как. Надо, чтобы кто-нибудь посоветовал, как больше успевать.

Илья Бирман давно и последовательно критикует модный культ юзабилити и индустрию юикс-исследований. Что об этом думаешь?

С Ильёй сложно не согласиться. Изучайте фундаментальные принципы интерфейса, чтобы не повторять старых ошибок, давно описанных в учебниках. При этом в самих исследованиях я не вижу ничего плохого.

Возьмём любой известный сервис — скажем, «Ламоду» или «Вайлдберриз». Уверен, они исследуют абсолютно всё, чтобы у них больше покупали. Здесь пробуют иконку, там подпись. Проверяют гипотезы на сотнях тысяч пользователей и извлекают из этого гигантскую прибыль. Если вы проведёте исследование и повысите выручку компании на миллионы, просто поменяв цвет кнопки, нужно это делать.

Но в таких компаниях обычно большие команды по дизайну, разработке, маркетингу. Было бы странно нанять бюро и попросить нас что-то исследовать в продукте клиента. Надо выпустить и посмотреть, как он работает — а потом на основе этого уже допиливать.

У бюро есть особенность: мы часто помогаем клиентам с пуском новых продуктов. Например, недавно делали интерфейс веб-системы «Гисметео». Это была древняя программа для компьютеров, а у нас получился новый сервис на современных технологиях. Он же новый, как его протестируешь?

Мы делаем дизайн и его выпускаем. Клиент изучает, как им пользуются, и приходит к нам с обратной связью или мы обращаемся за ней сами. Какие у него метрики, какие показатели? Если понадобится, переделаем по результатам исследований.

Можешь себя представить в продуктовой команде?

Не знаю, я об этом не задумывался. В бюро прикольно, потому что ты постоянно берёшь новые клиентские проекты. Скачешь с одного направления на другое, а вокруг меняются обстановка, инструменты, клиенты, разработчики, коллеги.

Но в этом есть и минус. Делаешь пару месяцев проект, потом итерация закончилась — и ты его, по сути, бросаешь. Отдаёшь сделанное клиенту, и уже неизвестно, что с ним происходит дальше. Иногда хочется вернуться и продолжить развивать проект, позаниматься им подольше. Не знаю, стало бы мне скучно, но попробовать интересно.

Зато на качелях в Сосновоборске точно не скучно

Какие у тебя долгосрочные мечты? Будет Дизайн-бюро Константина Мозгового?

Так далеко вперёд я не думаю, сконцентрирован на развитии здесь и сейчас. Но открывать свою студию и управлять бизнесом — это вряд ли. Чтобы быть предпринимателем, нужны определённые склонности. За собой таких способностей я не замечал.

У меня нет глобальных стремлений, как у Миши Нозика с запуском кораблей на Марс. Зато недавно писал советы про таблицы с футбольной статистикой, и меня заинтересовала эта тема. Есть много статистики, которой пользуются тренеры и скауты: изучают игроков, подбирают тактику, решают, кого купить. Хотел бы сделать сайт с показателями игроков, причём не обязательно про футбол — хоккей тоже подойдёт.

Работаешь над какими-то проектами вне бюро?

Нет. Хотелось бы чем-то заняться, отвлечься от основной работы. Но она занимает много времени, и даже к компьютеру не хочется подходить после рабочего дня.

Чтобы отвлечься, я хожу на прогулки, катаюсь на велосипеде. Очень люблю видеоигры, но совсем перестал играть за компьютером, по той же причине. Теперь я играю на «Плейстейшен 5». Так экран у тебя не совсем перед глазами — зрение немного отдыхает.

Чтобы отвлечься от работы, играю в консоль или гуляю

Ты так увлекаешься играми — не мечтаешь поработать в геймдеве?

Нет, не думал о таком. Это если не отдельная профессия, то уж точно отдельное большое направление в дизайне. Ему надо учиться — вот так сходу я вряд ли смог бы сделать что-нибудь клёвое.

Плюс в России с игровыми компаниями очень сложно, они все делают игры для мобилок. А это не настоящие игры, это хрень для отжимания денег.

Работать в другой стране пока не готов из-за языка. Я немного знаю английский, но общаться свободно на нём не смогу. Сейчас учу, но даётся сложно. Читаю нормально, но плохо пишу и говорю, не всё понимаю на слух. Хотя было бы интересно попробовать, изучить их подходы к работе.

Переезжать в Москву не собираешься?

Мне не нравится Москва, я не вижу в ней преимуществ перед Красноярском. У тебя может быть больше зарплата, но вырастут и расходы, отдашь больше за аренду и такси.

Большие города всегда и везде привлекают деньги и людей. Если хотите преуспеть, то переезд имеет смысл. Но лично я лучше бы переехал куда-нибудь, где тепло. В последнее время с женой думаем про юг России — Краснодар или Сочи. Можно уехать за границу, где приятный климат, но работать в бюро.

А можно уехать на Бали и заниматься дизайном оттуда?

Конечно, почему нет? Есть же компании, которые там базируются. У кого-то офис там, кто-то работает удалённо, и у многих всё получается. Уехать жить на Бали — замечательно. Если кто-то может — езжайте, отлично.

Артём Горбунов писал про «Таиланд головного мозга». Про опасность зоны комфорта, когда размякаешь и перестаёшь расти как дизайнер.

С Артёмом я спорить не собираюсь, он в чём-то прав. Но как понять «размякаешь», «перестаёшь расти»? Как будто ты переехал в условный Таиланд и попал в райские условия. Это ведь не так, тебе всё равно нужно где-то жить, за всё платить. Если ты фрилансер, то продолжаешь выполнять заказы — как если бы жил в Москве, Красноярске или где-то ещё.

Думаю, от человека зависит. Кто-то может и в Сибири размякнуть, если у него всё хорошо. А если что-то нужно, то будет развиваться, работать. Не думаю, что от места жительства зависят стремления человека.

Зато на Бали не освоишь сноуборд

Что должно случиться, чтобы ты ушёл из бюро?

Надо будет уходить, если я пойму, что застопорился в развитии или перестал приносить пользу. Если перестану развиваться, чтобы успевать больше и постепенно брать всё более важные проекты. Или если кто-то предложит другое место работы, и мне почему-то покажется, что там интереснее — такое тоже может случиться с кем угодно.

Кроме этого может быть только одна причина — если бюро закроется. Если куда и буду уходить, то хотел бы работать удалённо, сохранить такой же уровень свободы. Сейчас с этим всё лучше, в том числе, из-за пандемии.

Поступи в школу бюро, попробуй поучиться в бюрошном графике, познакомься с принципами работы бюро

Порекомендуй что-нибудь парню из Красноярска, который зачитывается бюрошными советами и мечтает работать в бюро.

Могу посоветовать только то, что делал сам. Поступи в школу бюро, попробуй поучиться в бюрошном графике. Познакомься с принципами работы бюро. Пойми, подходят ли они лично тебе.

Хорошо учись и тебя, надеюсь, пригласят на работу после выпуска. А если не пригласят, то пиши сам: «Ребята, хочу у вас работать, чего это вы меня не пригласили?!»