Светлана Дучак. В работе редактора есть баланс интроверсии-экстраверсии — Кто студент

Светлана Дучак В работе редактора есть баланс интроверсии-экстраверсии

Экс-редактор Дела Модульбанка о том, как писать по 200 статей в год, послать клиента и полюбить общение с людьми.

Чем ты занималась до редактуры?

Много чем. В 2015 году я окончила в Челябинске университет по направлению «Реклама и связи с общественностью». После выпуска поработала SEO-специалистом, менеджером по рекламе и помощником маркетолога. В какой-то момент мне надоел челябинский холод, я купила билеты в Краснодар и переехала.

Там устроилась маркетологом в фитнес-клуб. С 10 утра до 8 вечера мне нужно было сидеть там и выполнять свои задачи. В основном я создавала лендинги под акции и вела на них трафик с рекламы. Это занимало не так много времени, но весь рабочий день нужно было проводить в фитнес-клубе. Собственники хотели получать новых клиентов быстро, поэтому на долгосрочные цели мы практически не работали, зато акции нужны были постоянно.

Клуб вмещал ограниченное количество людей, но никто не принимал это во внимание. Была одна цель — привести посетителей. Реклама работала, люди приходили, но им было некомфортно и они уходили разочарованными. Естественно, мне это не нравилось. К тому же, была какая-то несправедливость в том, что я по 10 часов провожу в фитнес-клубе, но не худею.

Я начала думать, как перейти на удалённую работу. Тогда мне казалось, что я умею писать. Поэтому я стала помогать студентам с домашними заданиями и курсовыми, брать в работу SEO-статьи на бирже «Копилансер» и перешла на проектную загрузку в фитнес-клубе. Получилось выйти примерно на 25 тысяч рублей в месяц — это было меньше, чем зарплата в фитнес-клубе, зато эти деньги зависели только от меня и не нужно было никуда ходить.

Потом постепенно пул клиентов расширился, я увеличила чек, начала вести блог. Как-то раз я написала статью про рекламу в сторис, но решила не размещать её в блоге, а предложить для публикации в Текстерре. Они согласились, дали немного правок, опубликовали и даже заплатили. В этот момент я подумала: «Нифига, как я могу».

​​Один из первых постоянных клиентов — магазин чая. Они даже прислали продукцию на дегустацию. Правда уже после того, как текст был написан

И что было дальше?

Потом я увидела, что Люда Сарычева ищет внештатных авторов в Дело Модульбанка, и откликнулась. Там надо было написать письмо, и вот когда я его отправляла, у меня тряслись руки. Я думала, что для обычных заказчиков, возможно, я и крутой автор, но для Люды Сарычевой, наверное, вообще отстой.

Люда ответила, что нужно заполнить заявку на статью и отправить её шеф-редактору. Я это сделала, и мы с шеф-редактором начали работать над черновиком. На этапе первого черновика я получила около ста правок и комментариев. Я увидела это и подумала: «Вообще не буду смотреть, я бездарность».

Какое-то время я не открывала документ и не смотрела на правки, но потом всё-таки решилась. Подумала: «Отработаю комментарии как смогу. Если им не понравится, пусть сами меня выгоняют». Потом было ещё несколько итераций, и через два месяца мы таки победили эту статью. День её выхода, наверное, и можно считать тем моментом, когда я пришла в редактуру.

Скринкаст с правками к моей статье

За 2020 год ты написала 208 статей. Как тебе это удалось?

Чудом! Мне самой хочется вывести какую-то формулу и раскрыть секрет, но его нет. Каждый день я сажусь и работаю над несколькими статьями. Например, по одной мне нужно созвониться с экспертом, по другой — собрать план, а по третьей — принять правки. Выходит около шести часов рабочего времени. То есть формулу вывести не получается: просто делаю свои задачи и всё потихоньку движется.

Стараюсь, чтобы ежедневно в работе было немного мелких задач и не больше двух больших статей. Иначе — мне сложно переключаться. Но я, конечно, не робот: бывают дни, когда мне ничего не хочется делать. В таком случае я могу сделать что-то простое, например, подготовить картинки, сделать скриншоты и добавить их в черновик. И когда появляются силы, мне уже проще работать над статьёй.

Важно сказать, что в 2020 году у меня было два крупных проекта: Дело Модульбанка и журнал «Свои» Самолёта. Там у меня не было созвонов с клиентами, переговоров и других подготовительных моментов, которые занимают много времени. Нужно было брать задачку, созваниваться с экспертом и писать — это проще, чем каждый раз проходить все этапы с новым клиентом. Поэтому и статей вышло так много. Нужно было брать и писать.

Что для тебя самое сложное в работе над статьями?

Для меня самое сложное — это согласование с экспертами. Не все эксперты понимают, что необязательно использовать сложные конструкции и трёхэтажные формулировки из законов. Они переживают, что если мы напишем просто, то их коллеги будут считать их дурачками. Когда нужно объяснять, что всё наоборот и обычные люди скажут им спасибо за понятный текст, — это тяжеловато.

Сейчас с этим проще. Раньше я вообще переживала за каждую правку: упиралась и спорила. Сейчас, когда клиент хочет написать пурпурный вместо фиолетового — без проблем. От этого никто не пострадает.

В мае 2020 года ты ушла из Модульбанка. Почему?

Потому что проект надо было развивать, а он не развивался. Мы в Деле работали три года и в какой-то момент стало понятно, что нужно менять подход: делать не просто журнал, а сервис. Чтобы люди как раньше приходили читать статьи, но ещё и получали что-то бо́льшее. Банку это было неинтересно: они хотели сотрудничать в старом формате. В итоге мы ушли всей командой.

Что ты делала после ухода и чем занимаешься сейчас?

Когда мы ушли из Модульбанка у нас уже были и другие проекты. Мы создали творческое объединение «Гладлакс», куда вошли редакторы, которые писали для Дела, журнала «Свои» и Купрума. И уже из «Гладлакса» я ушла не сразу: сначала мы искали задачи, которыми я могла бы заниматься внутри объединения, но ничего интересного для меня не нашлось.

И я ушла, чтобы самой выбирать заказчиков и проекты. И чтобы не только писать статьи, но и расти в других направлениях. Сейчас я медленно пытаюсь создать своё бюро. Ещё даже не придумала название, но уже нашла авторов и написала с ними десяток статей для клиента. Новых заказчиков стараюсь отдавать им, но для некоторых пишу сама. Например, для Инфографики и Нескучных Финансов.

Я ушла, чтобы самой выбирать заказчиков и проекты. И чтобы не только писать статьи, но и расти в других направлениях

Как ты выбираешь авторов?

Я выбирала авторов только раз. Написала в телеграме пост со своими условиями, и сделала пометку, мол могу платить от трёх с половиной до шести тысяч рублей. Я была уверена, что придут совсем новички, но откликнулось очень много крутых ребят. Некоторые из них и главредами были, и процессы выстраивали. Я очень удивилась. Сидела и думала: «Блин, а зачем вы ко мне пришли, вы же можете сами работать над крутыми проектами и брать за них много денег».

Мне пришло больше 300 откликов. Сначала я отсеяла тех, кто мне совсем не подходил — копирайтеров из инста-марафонов и курсов, а потом просматривала примеры работ и выбирала из тех, чьи статьи понравились. Так отобрала 30 человек, но поработала пока только с тремя.

Откуда к тебе приходят заказчики?

Клиенты приходят с Биржи Главреда, моего телеграм-канала и по рекомендациям. Например, я поработала с Ильёй Ерёминым из Нескучных финансов, он меня посоветовал Феде Анисимову из Инфографики, а Федя ещё кому-то. Или, допустим, моя работа понравилась экспертам, с которыми мы писали статьи в Деле, — теперь они обращаются ко мне, чтобы делать что-то для своего бизнеса.

Ты запустила собственную рассылку о фактуре. Расскажи об этом опыте?

Мне хотелось сделать что-то своё. Я думала, что это может быть, ведь о редактуре уже всё рассказали вроде. И тогда поняла, что на рынке толком нет ничего о фактуре. Есть курсы, которые рассказывают, как надо писать, но нет тех, которые объясняли бы что писать. Все говорят, что любой статье нужно мясо, но где взять мясо — непонятно.

Я тоже раньше сталкивалась с этой проблемой, например, в Деле в обзорных статьях без экспертов я сама придумывала, где искать фактуру, в каких источниках и как её подавать. Постепенно информация накапливалась, и я подумала — вот, это то самое, о чём я могу рассказать. Систематизировала всё и сделала рассылку.

Это звучит легко, но в течение года я просто ходила и думала о своей рассылке. Мне казалось, что нужно написать все письма и только потом запускаться. Но потом я поняла, что не смогу подготовить 20 писем разом. Поэтому я написала писем пять, начала подписывать людей и уже в процессе дописывала остальное. Люди ждали письма, поэтому у меня не было выбора — писать или не писать.

Все говорят, что любой статье нужно мясо, но где взять мясо — непонятно

Большая база подписчиков у тебя собралась? Какие результаты?

Небольшая на самом деле, где-то 285 человек. Сначала я продавала её за 500 рублей, потом постепенно повышала цены. Через три месяца я закрыла продажи с финальной стоимостью в полторы тысячи рублей.

В итоге рассылка принесла мне 225 тысяч рублей, но нужно понимать, что это выручка, а ещё были расходы на корректора, тильду, сервис рассылки и эквайринг. Сейчас я перезапустила курс.

Какие у тебя были ошибки в работе и как ты над ними работала?

Был один факап, прямо-таки факапище. У меня есть группа Вконтакте. Подписчиков там много, но она полумёртвая. Я могу делать публикации, но обратной связи почти нет. Как-то раз я зашла в сообщения и увидела что-то про кетогенную диету:

Скриншот описания той самой диеты

Я восприняла это как спам, написала «Шли бы вы отсюда» и заблокировала отправителя. Через какое-то время зашла на почту, а там письмо с возмущениями от девушки, которую я заблокировала.

Было жутко неудобно: я разволновалась, щёки стали красными. Быстро зашла в группу, чтобы разобраться в ситуации. Оказалось, что это написала PR-менеджер известного издательства. Она хотела подготовить со мной статью о новой книге, а сообщение было её анонсом.

Я отправила тысячу извинений, объяснила, что приняла её сообщение за спам, но девушка больше мне не отвечала. С тех пор я очень внимательно читаю все сообщения и больше «не шлю» никуда спамеров, а молча блокирую.

Ещё были истории с ошибками в материалах. Например, как-то раз я писала статью и взяла статистику не за тот год. Заметила это только после публикации. Пришла к Люде Сарычевой и говорю: «Кажется, я сделала какую-то херню». В итоге мы решили оперативно дописать ещё один раздел, мол как изменились цифры и так сделали материал более глубоким.

Как ты воспринимаешь критику и комментарии?

Смотря какие ошибки. Например, опечатки — это фигня, это корректор недосмотрел, вообще-то, да и со всеми бывает. А вот за ошибки с фактурой мне стыдно и на такие замечания я всегда реагирую болезненно. Обычно я благодарю комментатора и могу объяснить причину ошибки, если это важно.

Если говорить про критику со стороны клиента или главреда, то воспринимаю её спокойно. Я понимаю, мы работаем на одну задачу, и никто не хочет меня обидеть. Просто все хотят, чтобы результат был получше.

Планировала учиться в Школе редакторов?

Я хотела поступить, когда только начинала писать в «Дело» как внештатный автор. Тогда школа стоила около 50 тысяч рублей, но у меня денег не было. Потом заказов стало больше, в Деле я стала работать в штате, деньги появились, но как будто пропала необходимость. Заказы есть, всё получается. Было непонятно, зачем выкраивать время и платить за учёбу, если всё и так хорошо.

Сейчас я думаю, что попробовала бы. Мне интересно, но, наверное, уже в какое-то более спокойное время. Вот делегирую всё, оставлю себе час ежедневной работы и может быть пойду учиться.

Книгами бюро пользуешься?

Да, я подписана на книжную полку. Полностью прочитала «Информационный стиль» и «Управление проектами, людьми и собой». Из последней вынесла для себя две классные идеи, которыми постоянно пользуюсь:

  • Разбивать проект на контрольные точки. Например, сейчас у меня пять чек-поинтов: взять задачу в работу, составить план статьи, сделать черновик, согласовать с экспертом и подготовить чистовик.
  • Сначала отдавать задачи другим, а потом делать свою работу. Например, если мне нужна обложка для статьи, я сначала ставлю ТЗ дизайнерам, а потом иду писать статью.

Что тебя заряжает по жизни?

Если говорить про жизнь в целом, то нет глобальных вещей вроде любви, семьи и дружбы. Это скорее какие-то мелкие моменты. Встретиться с друзьями, погулять, почитать книгу, полежать в ванне — то есть маленькие удовольствия. А ещё мои коты — я работаю, чтобы они себе ни в чём не отказывали и ели самый лучший корм в мире.

Это Шерлок и Мориарти (он же Морька) игнорируют нормальные лежаки и выбирают штуку для краски. А потом они же сидят на столе и ни в чём себе не отказывают

Ты активно ведёшь телеграм и инстаграм. Какие цели и что тебе это даёт?

Как бы это по-дурацки не звучало, я развиваю личный бренд. В телеграме клиенты могут посмотреть, как я пишу и какие проекты делаю. На этом этапе я избавляю их от ложных ожиданий.

Инстаграм же мне больше нужен для общения. Я провожу опросы, отвечаю на комментарии, общаюсь в личке. Это отличный способ обсудить профессиональные моменты, потому что в реальной жизни у меня не так много знакомых, которые готовы обсуждать редактуру. И конечно, момент быстрого социального одобрения: лайки, огонёчки — почему бы это не получать немного радости, если есть возможность.

Это мы с подписчиками пытаемся понять, зачем нужны отношения

Почему в описании профиля ты называешь себя редакторицей?

Это придумала Люда Сарычева. Тогда объяснения не было, просто прикольно звучало. Но я думаю, объяснить можно так: есть уже относительно привычные феминитивы, например, редакторка, авторка. Для одних — это маркер чего-то плохого, для других — хорошего. А редакторица — это что-то среднее. И необычно, и больше, чем просто редактор, и не то, о чём будут спорить люди.

В одном из постов ты писала, что считаешь себя интровертом. Как это отражается на твоей работе?

Если честно, я уже так не считаю. Одна умная девушка рассказала мне, что иногда человек думает, что он интроверт, потому что у него много сил уходит на общение. Но на самом деле он не общается, а только защищается всё время: ждёт, что его обидят, оскорбят, подловят. Отсюда появляется ощущение, что ты не любишь общаться с людьми. Но если работать с причинами, мол, а почему ты ждёшь, что тебя обязательно обидят, то с этим можно разобраться, и общение будет приносить удовольствие.

Кажется, это про меня. Раньше мне было очень тяжело общаться с клиентами и экспертами. Я была не уверена в себе и мне казалось, что я должна быть умнее всех. То есть как будто мне нужно закончить юридический и только потом созваниваться с экспертом. Постепенно я это отпустила (ну и к психотерапевту я ещё хожу) и мне стало намного легче. Сейчас, например, уже намного проще созвониться с человеком на 10 минут, чем три часа решать вопрос в переписке.

В этом плане работа редактора клёвая, потому что позволяет соблюдать баланс интроверсии и экстраверсии. Например, у меня есть куски времени, когда я общаюсь, а есть часть дня, когда меня никто не трогает, и я копаюсь в тексте и источниках.

Мне казалось, что я должна быть умнее всех. Будто мне нужно закончить юридический и только потом созваниваться с экспертом

Что посоветуешь аудитории журнала — почитать или в целом по работе?

Всем всегда советую прочитать книгу Михаила Веллера «Приключения майора Звягина. Роман воспитания». Главный герой книги приходит в жизни других людей и налаживает их, но не метафизически, а в бытовом плане. Эта книга учит управлять своей жизнью и делать её лучше с помощью тех ресурсов, которые у тебя уже есть. А в остальном — я не считаю, что нужно специально что-то читать, чтобы стать «каким-то» там человеком. Лучше выбрать то, что интересно.

Если говорить про работу, у меня есть главный совет: «Не проебывать сроки». Когда я только начинала, ещё на бирже, это было главной причиной, по которой ко мне возвращались заказчики. И ещё кое-что: если чувствуете, что говорите с заказчиком на разных языках, у вас всё время дискоммуникация и никак ничего не складывается — расставайтесь! Не мучайте друг друга, уходите и у вас точно ещё сто раз получится найти «своего» клиента.