Кристина Лунина. Оценки не важны — Кто студент

Кристина Лунина Оценки не важны

Студентка Школы руководителей о преподавании, городских проектах, японском фехтовании и создании интерактивного учебника.

В Бюросфере написано, что ты преподаватель иностранных языков, но уже не преподаёшь. Чем ты сейчас занимаешься?

Прохожу стажировку по городскому управлению. Идея стажировки — дать человеку поработать в разных местах, связанных с Москвой. Я наблюдаю, как всё работает, предлагаю улучшения и делаю свои проекты.

У каждого практиканта есть индивидуальный план развития. Мы проходим стажировки, повышаем уровень. Есть даже что-то вроде шефства, как в бюро. Мы общаемся со специалистом по прокачке разных навыков, и он оценивает нашу работу, даёт рекомендации по улучшению проекта.

Как ты туда попала?

Я пошла на эту стажировку из-за школы. Весной я решила, что точно буду поступать. Мне нужен был опыт в управлении проектами, а найти место на неполный рабочий день, чтобы оставалось время на учёбу, было очень сложно. Я увидела информацию о стажировке в Москве, по условиям которой за девять месяцев я поработаю в трёх разных местах. Это совпадало с графиками ступеней в школе, и я пошла туда работать.

Зачем тебе стажировка?

Хочу набраться опыта. Можно реализовать свой проект, даже крупный. Сейчас мы организуем этнофестиваль.

Почему тебя привлёк проект, связанный с Москвой? Тебе нравится урбанизм?

Привлёк, скорее, не урбанизм, а управление городом. Это сложная система, и я подумала, что получу здесь хороший опыт.

Почему ты бросила преподавание?

Я поняла, что достигла потолка в преподавании. Развитие там почти не заметно. Теперь хочу работать с чем-то более сложным: с системами, проектами. Но я всё равно репетиторствую, чтобы не терять навык.

Чем ты сейчас там занимаешься?

Последние три месяца я была в аппарате мэра и правительства Москвы. Смотрела, как работает отдел обращений, в который попадают письма с жалобами и благодарностями. Там я написала должностную инструкцию, которая поможет новым сотрудникам изучить законы.

Сейчас по правилам стажировки меня перевели в «Дом общественных организаций». Мы помогаем благотворительным организациям. Например, сейчас организуем поездку фондов в разные города, чтобы они обменивались опытом.

Макет Москвы на мероприятии в ВДНХ. Нам его показывали, чтобы мы лучше знали город. Рассказали про его архитектуру, историю и планировку
Мероприятие, которое нам организовали на стажировке. Это логическая игра. Участникам дают загадку и среди этих бумажных цветов нужно искать подсказки

Ты планируешь там остаться после стажировки?

Нет, я аполитичный человек. Мне нравится, что делают в Москве, но я не хочу работать в политических структурах.

Зачем тебе школа?

Я долго за ней следила. Сначала была только Школа дизайнеров, но дизайню я не очень хорошо. Потом открылась Школа редакторов, и я думала туда поступать. Хотелось сделать серьезный шаг, но я не была уверена, что хочу связать жизнь с редактурой.

А идея Школы менеджеров мне очень понравилась. Я подумала, что это то, что мне нужно. Это не какая-то отдельная часть, а организация целого процесса, когда всё объединяется: дизайн, редактура и маркетинг.

Почему ты вообще следила за школой, если не занималась дизайном и редактурой?

Мне сложно объяснить это рационально. Ещё со школы я интересовалась дизайном. Я не шла в этом направлении, но мне было интересно об этом читать. Это было как хобби и возможная подработка.

В университете я наткнулась на Советы. Мне они показались очень классными: подход, системность и так далее. Думала перейти в дизайн, но хотела сначала закончить с языками.

В 2015 году сделала символ Орловской области и брошюру для презентации в посольстве Японии

Как навыки преподавания помогают тебе в школе?

Возможно, немного учиться легче. Я начала преподавать на первом курсе университета и уже семь лет этим занимаюсь. Я знаю принципы обучения и восприятия информации. Но система обучения в бюро отличается от обычной.

В языке не нужно ловить настроение, а правильный ответ на вопрос чаще всего существует только один. В дизайне, редактуре и маркетинге всё наоборот: одну и ту же задачу можно сделать разными способами. Поэтому я бы не сказала, что навыки преподавания мне сильно помогли.

Иногда мне понятно, почему преподаватели поступают так или иначе. Например, бывают ситуации, которые могут раздражать студентов, а я понимаю, почему было принято именно такое решение.

В школе были такие ситуации?

Да. Иногда студенты злятся, что на второй ступени у многих получаются одинаковые работы, но в этом нет ничего плохого — мы учимся.

Например, когда мы учим глагол to be, запоминаем, что после she ставится is. Чтобы это тренировать, нужно составить несколько предложений. Некоторые ученики не хотят делать как все: добавляют сложные слова и грамматику. Но в итоге это отвлекает от тренировки she is, и её ученик не запоминает. А в сложной грамматике делает дополнительные ошибки. Прогресса не происходит.

Похожее происходит на второй ступени. Нужно оттренировать правило внутреннего и внешнего, контраст. В редактуре соблюсти чеклист. Если вместо этого сконцентрироваться на уникальности, базовые правила не запомнятся и смысл задания потеряется. Если получится сделать оригинально — это здорово. Но сначала нужно сделать по правилам, и в этом нет чего-то стыдного. Это тренировка, чтобы потом база стала получаться сама собой.

Так что я понимаю эту боль, когда ученики не делают задание и в итоге вредят своим знаниям. В работе приходится применять разные способы: кому-то нужно подробно объяснить, что прокачивает конкретное упражнение. Некоторые сопротивляются правилам, поэтому им нужно составить упражнения так, чтобы они не поняли, что это тренировка.

Ты пошла в школу, чтобы сделать проект, который поможет людям учить японский язык. Расскажи про эту идею.

Я хочу сделать площадку на русском языке, где люди смогут учить японский. Площадка будет состоять из нескольких частей: уроки, учебник, интерактивные упражнения и видеоигра, которая поможет выучить язык.

Как ты это придумала?

Я изучала языки и видела, чего не хватает. В видеоиграх используют столько способов захвата внимания, поощрения, что игроки готовы часами биться со сложным боссом и рады этому.

В обучение можно встроить многое из опыта видеоигр. Сейчас геймификация в обучении выглядит как «Роллтон» в сравнении с пастой в ресторане. Я просто сравнивала подход игр и обучения и думала, как бы это сделать действительно интересно.

Когда учу людей японскому языку, мне приходится самой делать материалы. Нет учебника или ресурса, который я могу порекомендовать.

Я знаю все сложности изучения японского и могу посоветовать вещи, которые помогут его выучить. Ещё я преподаю английский и немецкий и знаю, какие есть методики для других языков. Из этого сложилась система. Потом я придумала свои фишки, которые было бы классно использовать.

Кто хочет учить японский?

Ко мне приходят ученики в основном из-за игр и аниме, в том числе взрослые, но некоторые в своих увлечениях не признаются. Потом аккуратненько спрашиваешь, и оказывается, что они пришли из-за аниме.

Как ты начала учить японский?

Я тоже увлеклась языком из-за аниме и игр. Многие игры даже на английский не переводят, поэтому я начала учить японский. Потом поняла, что могу его преподавать и занимаюсь этим уже четыре года. Японский можно изучать очень долго. Он развивается и меняется гораздо быстрее других языков.

Как ты учила японский?

Есть люди, которым лучше учить с кем-то, а кому-то лучше самому. Нельзя сказать, что один способ хуже другого, но мне удобнее учиться с преподавателем. Поэтому я нашла репетитора в интернете и занималась по Скайпу.

Какой у тебя план по реализации проекта?

Начну с учебника. Надеюсь, в качестве дипломного проекта на третьей ступени получится сделать первую главу.

Сейчас я ищу иллюстратора и яваскрипт-разработчика. Если вы хотите со мной работать над учебником, пишите в фейсбуке

Потом займусь курсами. Я вдохновлялась нашей школой. Хочу сделать похожую платформу с разными классными интерактивными штуками.

Потом хочу сделать игру с захватывающим сюжетом, чтобы геймеры играли и не могли оторваться. Сейчас есть игры для изучения языков, где ты просто фейспалмишь через каждую строчку: они неестественные, кривые и картонные. Их делали явно не те, кто любит игры, поэтому они неинтересные.

Сейчас у меня есть группа ВКонтакте. Она нужна как раз для того, чтобы тестировать аудиторию и подходы. К сожалению, сейчас у меня нет времени вести её нормально. У нас формат самодеятельности, а не серьёзного издания. Это не продукт и даже не дотягивает до моей планки качества, но людям даже так нравится: благодарят нас и пишут приятные слова. Если это кому-то помогает, то я не зря этим занимаюсь. Поэтому не бросаю.

Что бы ты позаимствовала у бюро для своих курсов?

Объединение предметов — главное, что я хочу взять у бюро. Хочу соединить в изучении языка несколько предметов: сам язык и дисциплину, похожую на управление проектами.

Мне понравились задания, где студенты проверяют работы друг друга. Что-то похожее хочу внедрить в свой курс. Когда человек сам проверяет, он лучше изучает предмет. Я буду проверять следом и говорить, что человек упустил, какие были сделаны ошибки.

Зачем в изучении языка нужно управление проектами?

Это, скорее, будет курс по управлению изучением языка. Самая частая проблема людей — они начинают изучать язык, но не могут продолжить. Наваливается много дел и им становится сложно. Иногда не чувствуется прогресса и люди бросают учить язык.

Мне неловко на занятиях тратить на это время. Человек думает: «Блин, я пришёл язык учить, а мне тут объясняют, как мне лучше учиться».

Я стараюсь над этим работать, но мы не можем посвятить этому много времени. Я даю какие-то советы и лайфхаки, но не могу научить взрослого человека распоряжаться своим временем.

Мне бы хотелось, чтобы я вела язык, а управлением занимался психолог или психотерапевт, который поможет человеку не загнать себя. Чтобы на самом занятии время на это не тратить, и человек был заранее подготовлен.

Что тебе больше всего нравится в школе?

Очень сильно нравятся задания по переговорам. На первой ступени нравились лекции про решение дизайнерских задач, когда решаешь задачу продукта на уровне системы, а не красивой картинкой. Лекции про свойства работоспособных систем «Файр» очень интересные. Иногда пытаюсь сквозь них свои рабочие задачи какие-то прогонять.

Ещё мне нравится система, когда многие предметы связаны друг с другом. Я вообще люблю системность. Очень круто, когда всё связано и даёт полную картину. Я надеюсь, что когда окончу школу, буду полностью работоспособной единицей, готовой к реальным задачам.

А что покритикуешь?

Мне не очень нравится система тестирования. Я считаю, что её стоит доработать. Скрывать ответы — хорошая мотивация, чтобы люди ещё раз прочитали лекции и нашли ответы, но в ней есть недостатки. Если ответы не найдёшь, тебе их не скажут ни однокурсники, ни в Советах, так как это запрещено. Можно написать преподавателю в личные сообщения, но мне кажется, что морально тяжело постоянно отвлекать людей. Нас же много.

Курс маркетинга мне показался не очень приспособленным для новичков. Но это моя личная проблема, так как я не разбиралась, допустим, в Экселе.

Мне не нравится идея с оценками. Я не использую их, чтобы ученики не сравнивали себя с другими и не расстраивались зря.

Оценка не важна. Если есть ошибки, нужно над ними работать

Ещё мне не очень нравится идея гонки, которая стоит в основе обучения. Когда люди постоянно сравнивают себя друг с другом, это не очень хорошо влияет на самооценку и психологическое состояние. Конечно, мы все взрослые и сами выбираем, что делать, но я в своей работе стараюсь не создавать конкуренцию в классе. Я строю систему так, чтобы человек соревновался сам с собой. Чтобы он лично понимал, узнал он что-то или нет.

Но это моё мнение. Если на поток приходит крутой дизайнер, ты можешь к нему тянуться — это классно. Но если у человека есть хотя бы небольшая трещинка в самооценке, он будет себя ругать и заниматься самобичеванием.

Бюро не обязано заботиться о самооценке людей, но у меня есть такой преподавательский заскок. В обучении должна быть психологически комфортная обстановка.

Чем ты хочешь заниматься после школы?

Я хочу работать в бюро. У меня не такой высокий уровень дизайна, и я не знаю, смогу ли быть полезной. И всё же я надеюсь прокачать свои навыки, чтобы быть интересной как работник.

О чём ты мечтаешь кроме этого?

Я очень сильно хочу квартиру в Москве. Мне нравится дизайн интерьеров, и я хочу менять обои или забивать гвозди в стену, не спрашивая разрешения. Хочу обустроить всё так, как мне нравится, чтобы можно было проводить там курсы или рабочие встречи. Хочу пространство, в котором можно и набраться сил, и эффективнее работать.

У тебя есть еще какие-то увлечения, связанные с Японией?

Я занималась кендзюцу, это японское фехтование. Меня привлекает эстетика мечей и холодного оружия, хотя к огнестрелу у меня, возможно, больше способностей.

Я хотела заниматься активными видами спорта, потому что мне сложно ничего не делать. Например, я не смогла заниматься йогой, потому что надо долго просто стоять в асане. Виды спорта, где нужно что-то делать в одиночку, мне тоже не подходят, быстро наскучивает.

Это реконструкция древнего боя?

Нет, это не реконструкция. Кендзюцу — это искусство убивать. Мы учились следить за движениями противника и перерезать артерии. Я знаю, как можно классно перерезать шею, но мне интереснее было узнать, как просто обезвредить противника. Я думаю, что оружие должно быть для защиты.

Где такому учат?

Я училась в школе Катори Синто Рю. Это занятия и с мечом, и с шестом, и с нагинатой. Ещё есть копьё, но до него я не дошла.

Моя домашняя нагината. Если легко взмахнуть, из-за образующегося рычага меч вылетает из рук противника

Это безопасно?

Не очень. Люди иногда ломают кости и ключицы. Особенно страдают руки. Я отчасти из-за фехтования и йоги надорвала связку и разрушила коленный сустав.

А сейчас ты продолжаешь заниматься?

Я не смогла добиться высокого результата, так как мне не хватает физической формы. Мне нужно было накачать мышцы. Это замкнутый круг: чтобы накачать мышцы, мне надо больше есть, а я не могу. Я стараюсь накачаться много лет, но не выходит. Как не было мышц, так и нет. Если появляются, быстро сдуваются.

В кендзюцу я немного устала оттого, что бой идёт по подготовленному сценарию, так как это очень опасный вид спорта. Мы работаем без защиты, а шестом можно пробить голову насмерть. Деревянным мечом можно нанести тяжёлые повреждения, вплоть до смертельных. Особенно это касается ударов в горло или сердце. Рёбра проломить можно абсолютно точно.

Поэтому там нет спаррингов, в которых можно бить противника со всей мощи без подготовки. Стиль заточен на убийство, но тренировать его нельзя. От этого стало скучно.

Я не хочу убивать, но на тренировках я знаю, что будет делать противник, и не могу проверить, как хорошо я умею фехтовать без сценария, и какая у меня реакция. Возможно, я продолжу заниматься в школе, где есть свободные спарринги.

Есть спортивное направление кэндо. Там есть защита, но строгие правила: куда бить можно, куда нельзя. Это мне тоже не очень подходит.

Тебе нравится японская культура?

Во многом нет. У них есть какие-то разрушающие вещи: нельзя выделяться, не приветствуется предлагать что-то интересное, лезть вперёд начальника. Нельзя предлагать изменения потому, что так заведено и всё.

Знакомые, которые работают в Японии, рассказывали мне, что в некоторых компаниях до сих пор присылают текст в запароленном вордовском документе и отправить его по почте нельзя.

Какая твоя любимая игра?

Она не очень известная. Называется «Персона Три Портабл». К счастью, её перевели на английский язык и играть можно сразу с этой части. Мне нравится проработка персонажей и сюжета. Кажется, что начинается с каких-то банальных вещей: спасение мира и всё такое. Но потом появляются неожиданные повороты и ты понимаешь, как на самом деле обстоят дела, как наивно было всему поверить вначале. После этого смотришь на персонажей по-другому.

В игре персонажи раскрываются не только в хорошую сторону, но и в плохую. Они могут повести себя не так, как хотелось бы. Есть даже отсылки к психологии Юнга и мифологии.

Возможность общения с персонажами очень сильно их раскрывает. Они не просто выполняют свою роль в сюжете, а кажутся более живыми, чем в других играх.

Обычно в журнале просят посоветовать литературу, а у тебя хочется попросить аниме.

Сложно что-то посоветовать. Кому-то нравятся боевики, кому-то романтика. В аниме есть и ужасы, и комедии, и всё что угодно. Каждый найдёт что-то своё.

В аниме часто не навязывают своё мнение зрителю. Например, в русской литературе есть «Преступление и наказание», где нам показывают, что вот этот персонаж хороший, а этот плохой.

Если хочется посмотреть на что-то вроде «Преступления и наказания», советую «Тетрадь смерти». Главный персонаж убивает преступников и считает себя воплощением справедливости. Но авторы не навязывают своё мнение. Они просто показывают события и зрители сами решают, он плохой или хороший. Я считаю его преступником, но многие его поддерживают. На основе сюжета в Сети часто спорят: можно ли убивать преступников? Бывает ли убийство оправданным?

В этом аниме показали разное отношение к правосудию. Есть персонажи, которые противостоят главному герою и не отступают от закона. Есть те, кто ради его поимки готов на небольшие преступления. Кто-то полностью уходит в криминал непонятно почему: то ли чтобы его остановить, то ли из своих эгоистичных побуждений. Но ни одного из персонажей не осуждают и не говорят, что он плохой или хороший.

Это моя коллекция японских комиксов. Многие думают, что они для детей, но это не так. Когда я наблюдаю, через что проходят персонажи этих рассказов, школа кажется ерундой
Это моя коллекция японских комиксов. Многие думают, что они для детей, но это не так. Когда я наблюдаю, через что проходят персонажи этих рассказов, школа кажется ерундой

Детям часто нравятся негативные персонажи, а взрослые могут сделать осознанный выбор. Поэтому им я могу посоветовать это аниме, если не отпугивает фантастическая составляющая.

Есть ещё фильмы «Тетрадь смерти», их не советую. Я начала смотреть, но не выдержала. Аниме, на мой взгляд, очень качественное. Люблю вещи, которые заставляют задуматься, а элементы фантастики дают возможность раскрыть проблему ещё шире.

Летом ты рассказывала историю, как ты показывала своей собаке море. Зачем ей это нужно?

Я не уверена, что ей на самом деле нужно было смотреть на море, но мне так казалось.

Мою собаку зовут Ичиго, сокращённо Ичи. Она шпиц, такой рыжий комок меха. Я её завела, когда жила в Орле, и решила, что ей скучно всё время жить в этом городе. Родители хотели отправить меня отдохнуть на море, но мне было неприятно, что я поеду, а Ичи останется. Поэтому взяла её с собой.

От поезда она была в шоке: мы зашли в какую-то штуку, которая движется и громыхает. Ей вообще не понравился поезд, а море не знаю, понравилось или нет. Она на него постоянно возмущённо и рассерженно гавкала. Возможно, ей не понравилось, что вода на неё наступает и мочит лапы, как бы она ни ругалась. С её точки зрения это возмутительно. Иногда я затаскивала её в море, она бултыхала лапами, но не собиралась плавать.

Ичи не нравится, что море постоянно ей мочит лапы, поэтому она гавкает на воду

Зато ей очень понравился Геленджик. Я не хотела лететь с ней на самолёте, поэтому выбрала место, куда можно было бы добраться на поезде.

Если тебя не возьмут в бюро, ты пойдёшь в якудзу?

Они не используют мечи. Учитывая, что это криминальная группировка, я не уверена, что у них высокие моральные ценности. К тому же мне не нравится их дресс-код.