Вероника Денисова. Редактура — это на всю жизнь — Кто студент

Вероника Денисова Редактура — это на всю жизнь

Редактор о минусах работы из дома, медитации и эко-инициативах.

Ника, прошло почти два года, как ты закончила Школу редакторов. Расскажи, кто ты сейчас?

Я редактор. Но могу назвать себя копирайтером, переводчиком, иногда — менеджером или стратегом. Я могу практически всё, что связано с текстом. Немного разбираюсь в дизайне, в вёрстке и в процессах — могу построить работу с нуля.

По образованию ты социолог. Как тебя занесло в редактуру?

Я писала тексты с детства: сказки, стихи, рассказы. С 2014 года пишу походные заметочки, сказочки, фанфики и публикую на своём сайте.

Не помню, почему решила поступать в Школу редакторов. Наверное, Ильяхова начиталась. Я на тот момент работала в «Живом журнале» копирайтером — писала тексты в разделе «Справки», анонсы в официальные новостные сообщества «Ньюс» и «Ньюс-ру», помогала службе поддержки. Совмещала работу с учёбой. В «Живой журнал» шла целенаправленно копирайтером, когда ушла из магистратуры.

Ты работала в проекте «Ай лав суперспорт». Чем там занималась?

Я запускала их блог с нуля. Делали его на Тильде. Дизайнера у нас не было, но мне помогали айтишники. Для меня было сложно осознать, чего конкретно компания хотела от блога — я тогда только начинала и не умела задавать правильные вопросы, слушать людей. В голове были только шаблоны, за которыми я иногда не распознавала настоящей задачи.

Пожалуй, это было самым важным уроком — не так важно, чему тебя учили, и иногда даже не так важно, что клиент говорит вслух. Надо слушать внимательно, задавать уточняющие вопросы и анализировать ситуацию.

Потом ты работала с «Шереметьево». Чем ты занималась?

Я как субподрядчик писала тексты для сайта «Шереметьево». Работала в большой команде с дизайнерами и разработчиками. Это был технически сложный проект.

Я занималась контентом. Нужно было писать текст для страниц и форм, с которыми взаимодействует пользователь: жмакает по кнопочкам, переходит, смотрит расписания. Технические сообщения тоже писала.

Тексты, которые я писала для сайта «Шереметьево», получили серебро премии «Тэглайн» в номинации «Лучший текст».

Как ты попала в этот проект?

Меня нашли ребята из дизайн-студии «Бэта», кажется, на бирже Главреда. Они рассылали предложения большому количеству ребят, давали тестовое задание, звали на собеседование. В итоге выбрали меня.

Что было самое сложное в этом проекте?

Это был мой первый опыт взаимодействия с серьёзным заказчиком. Я работала с компанией-подрядчиком, которая делала сайт для аэропорта. Это была такая айтишная тусовка в рваных джинсах. Но я пересекалась и с ребятами из аэропорта «Шереметьево». Они приезжали в костюмах, выбритые, серьёзные. Я первое время робела. Это мешало включиться в проект.

В таких больших проектах есть и другие сложности. Например, не всегда понятно, какую задачу ты решаешь. Тебе сначала кажется, что это вот так надо сделать. Потом требования поменялись, и ты делаешь совсем другое. А ещё всегда сроки горят — надо подстраиваться и успевать.

Самым интересным и сложным было делать планы пересадок. Разные терминалы, внутренние и внешние рейсы — в сумме больше двадцати разных комбинаций, каждую из которых я прописывала вручную. Сейчас всё собирается автоматически

Как тебе удалось такого бюрократического заказчика убедить, что инфостиль — это круто?

Сайт для «Шереметьева» на самом деле делали очень прогрессивные ребята. Они хотели юзер-френдли сайт с понятными для людей текстами. Бывали сложности, но люди шли на контакт, прислушивались к советам.

В процессе периодически всплывала бюрократическая сторона «Шереметьева». Иногда приходилось проговаривать, что фразу «уважаемые пассажиры, доводим до вашего сведения» можно полностью выкинуть.

Вообще упираться надо не в инфостиль, а в задачу. Удобно ли людям пользоваться сайтом? Как сделать так, чтобы им было удобно читать? Какая страница здесь должна быть?

Сначала я делала много ошибок. Это было практически сразу после Школы редакторов — я была очень категоричная. Это мешало.

По сути, мы делали сайт для госконторы. Некоторые вещи вроде страницы «Противодействие коррупции» должны встраиваться обязательно. Никто в здравом уме не откроет её, но она там должна быть и всё. Приходилось искать баланс между тем, что хочешь сделать и тем, как надо.

Я боюсь таких заказчиков — серьезных дядек в костюмах. Тебе пригодились курсы по переговорам в Школе редакторов?

Да, но сначала ты всегда косячишь. Ты повторяешь эти заученные кэмповские фразы: «Если вам это неудобно, просто скажите мне „Нет“». Они тебе: «Ты дебил что ли?» Потом думаешь, что Кэмп не работает. А Кэмп работает, просто ты всё это время делал не так.

Ты повторяешь эти кэмповские фразы, и думаешь, что они не работают. А Кэмп работает, просто ты всё это время делал не так

Курсы по переговорам мне помогли на старте задавать правильные вопросы, после которых на меня смотрели как на партнёра. Я копалась в задаче, активно участвовала во всех встречах. Мне был интересен весь проект, не только моя часть с текстиками.

Курс переговоров очень классный и полезный. Редакторам, которые его только проходят, советую попробовать все советы, набить шишки, а потом вернуться и перечитать курс. Поймёте его по-другому.

Ходят слухи, что после Школы редакторов выпускников хантят крутые компании. Как было у тебя?

По поводу выпускников — хантят, это правда. У нас на потоке было десять сильных ребят, которые дошли до диплома. Потом на фейсбуке видела, что они работают в крутых местах.

Я ушла из школы в конце второй ступени. Уже слабо помню, с чем это было связано — наверное, не потянула. В какой-то момент стало сложно совмещать работу с учебой.

У меня неплохое количество баллов на бирже Главреда за счёт опубликованных работ и пройденных курсов Ильяхова — до сих пор получаю с биржи заказы. Но большие проекты всё-таки началась после «Шереметьево» — ребята меня рекомендовали своим знакомым. На мой взгляд, самый быстрый способ попасть на классное интересное место — это войти в тусовку.

Как попасть в тусовку человеку, у которого не так много интересных проектов в портфолио?

Очень важна адекватность. Удивительно, но адекватных людей мало. Их с руками отрывают и оставляют у себя. Если ты способен нормально разговаривать с человеком, понимать задачи, не факапить, соблюдать дедлайны и спокойно реагировать на правки, то ты — нужный специалист.

Если я только начинаю редакторский путь, где бы ты посоветовала искать проекты?

Если искать работу на фултайм, то на «Хэдхантере» или фейсбуке. Я бы посмотрела, где работают знакомые, написала бы им. Или написала бы пост у себя, что ищу проекты. Обычно в комментах начинают накидывать интересные варианты. И отмечают человека, с которым можно конкретно поговорить, а не с эйчар-машиной.

У меня нет претензий к эйчарам, но человек с улицы проходит через большой круговорот эйчаров, прежде чем попасть к тому, с кем ты будешь работать. А когда ты сразу выходишь на такого человека, всё получается быстрее, и ты лучше понимаешь, что от тебя требуется.

В твоём фейсбуке прочитала очень крутую фразу: «Когда твоя внутренняя ванна переполняется, ты уезжаешь в одиночное путешествие или в долгие медитационные ретриты». Расскажи, что ты имеешь в виду?

Когда долго крутишься на высоких оборотах, страдает мотор, поэтому важно останавливаться и позволять себе отдых. Для меня очень важны путешествия — они меня перезагружают. В путешествии ты отзумливаешь свою жизнь и можешь посмотреть на неё с расстояния. Один раз я поехала в лагерь, посвященный випассане. Это было мощно.

Когда долго крутишься на высоких оборотах, страдает мотор, поэтому важно останавливаться и позволять себе отдых

Что такое випассана?

Випассана — это духовная практика, признанная в буддизме как методика развития личности. Такой вид медитации, когда ты фокусируешься на дыхании, наблюдаешь за мыслями и ощущениями в теле.

Я на 10 дней уезжала в специальный центр, который занимается курсами випассаны. Туда приезжают 100 человек. Каждый день тебе дают указание, как именно медитировать. Ты ничего не делаешь, только ешь, спишь, медитируешь. У тебя есть иногда свободное время, но, как правило, ты каждый день медитируешь по 12 часов.

Тебе нельзя заходить в соцсети, слушать музыку, читать или разговаривать с кем-то. Это имитация монашеской кельи, как будто ты один совсем. Поначалу становится грустно: мозг остаётся один на один с собой и не может себя ничем развлечь. Тебя сажают в медитационном зале и говорят: «Медитируй, наблюдай за дыханием два часа». Это выносит мозг.

Но если ты проходишь до конца, это очищает. За 10 дней такой практики многое можно про себя понять.

Жёстко. Как тебя изменил этот опыт?

Никак. Я встретилась с самой собой и вернулась такой, какой была. Чуть более стабильной и понимающей свои реакции и откуда они растут.

А где найти этот медитационный центр?

Центры випассаны есть по всему миру. Я была в Подмосковье, два часа на электричке. Прикол в том, что это бесплатно. Это часть буддийской традиции — бескорыстно помогать желающим. Но больше я туда не ездила. Я периодически могу куда-нибудь уехать на пару дней, попытаться выключить всё, как можно меньше ходить и как можно больше размышлять.

Ты не можешь контролировать мысли — просто наблюдаешь за ними. Когда ты позволяешь этим мыслям быть и при этом не реагируешь на них — не вскакиваешь, не бежишь что-то делать, то это хорошая практика осознанности

Можешь поделиться какими-то упражнениями из медитации, которые помогут справиться со стрессом?

Самый простой вариант — две минуты ничего не делать. Понятно, что ты будешь о чём-то думать. Но если у тебя получится не вовлекаться в эти мысли и просто следить за дыханием, это поможет разгрузить мозг и подзарядиться энергией.

Про всю эту тему я бы посоветовала почитать книжку «Будда, мозг и нейрофизиология счастья». Она написана буддийским монахом специально для западных читателей.

Слышала, ты недавно волонтёрила в Исландии?

Да. Есть организация «Ворлд-фор-ю». Ты туда приходишь — они предлагают тебе программы, отправляют организаторам твои документы.

Волонтёрство — это наиболее бюджетный способ посмотреть Исландию. Ты платишь взнос 450 евро, а трансфер, проживание и питание тебе оплачивают. Там я две недели работала в арт-центре. Полдня занималась несложным трудом, а в остальное время путешествовала по окрестностям. Это была крутая возможность попрактиковать английский язык — в группе было максимум по два человека из одной страны.

Природа в Исландии космическая — везде водопады и вулканы. Обычно туда ездят летом, но там в любое время классно, только всегда холодно

Расскажи про работу. Чем занимаешься сейчас?

Я сейчас фрилансер, занимаюсь редактурой. Еще перевожу брошюры с английского на русский, могу писать текст для сторис для банковского приложения. Пока особо не выбираю.

Говорят, работать из дома сложнее, чем в офисе, потому что нет начальника, который стоит над тобой. Как у тебя с этим?

В работе из дома есть прямо значимые недостатки. Здесь ты можешь подольше поспать, открыть глаза и работать в пижамке. Это офигенно вредно. Мозг перестаёт различать, когда ты трудишься, а когда отдыхаешь. Надо разграничивать зоны, где ты работаешь и расслабляешься.

Дома сложнее мотивировать себя работать. Именно за это не любят фрилансеров. Думают, они сидят дома и ничего не делают. Если твоя польза измеряется в отсиженных часах, то да — ты сидишь и ничего не делаешь. Другое дело, когда у тебя результат измеряется по тому, что ты сделал.

На рабочем столе стараюсь поддерживать порядок. Мне мешают вещи на столе, телефон, даже музыка. Но всё равно отвлекаюсь — поняшкать Шкота

Как сейчас выглядит твой рабочий день?

Я мыслю не рабочими днями, а задачами. Планирую день, исходя именно из количества задач. В выходные стараюсь не работать. У меня не идеальный тайм-менеджмент, но я стараюсь не доводить до ситуации, когда мне надо сидеть и фигачить сутками, потому что я неделю ничего не делала.

Я всегда перестраховываюсь — не беру слишком много задач. Чтобы не получилось, что я что-то не успеваю, устаю, плохо себя чувствую и работаю сутками. Вначале сложно оценить точные сроки работы — в процессе выясняются новые детали. Поэтому не стоит планировать впритык. Я ориентируюсь на субъективные ощущения — за какое время мне будет комфортно сделать эту задачу.

Можешь назвать главные минусы работы фрилансера?

Нестабильность с точки зрения дохода. Бывает такое, что работы нет. Не потому что ты плохой или все вокруг плохие. Есть риск начать связывать свой профессионализм и успешность с тем, сколько денег у тебя на карте.

Фриланс — это то густо, то пусто взамен на всякие плюшки. Надо быть к этому готовым.

Как ты решаешь рабочие вопросы с заказчиком?

Это зависит от сложности задачи. Иногда задача понятна — ясно, что от тебя требуется. Допустим, заказчик говорит: «Мы хотим сторис в приложении как у Тинькофф-банка. Вот редполитика, хотим так же». Обычно переписки достаточно, чтобы уточнить детали.

Когда приходят большие проекты вроде запуска блога с нуля, имеет смысл лично встречаться или по скайпу. Если ты начнёшь фигачить цикл статей, а потом выяснится, что нужен был не цикл статей, а повышение продаж в два раза, и ты не выяснил это вовремя — это уже проблема.

Как ты относишься к критике?

Довольно болезненно. До сих пор не очень получается отделять себя от того, как другой человек воспринимает твои работы. Это всё-таки эмоционально связанные вещи.

Для меня важно получать фидбэк. Лучше положительный. Лайки вообще люблю очень сильно.

Какие у тебя ближайшие карьерные планы?

Хочу развивать эко-тему, больше писать и выступать. Несколько раз выступала уже с лекциями. Хочу прокачаться как спикер. Я завела телеграм-канал «Экология без драмы». Тестирую формат, как он зайдёт.

Продолжу заниматься редактурой — это нормальный источник заработка. Мне кажется, ты не можешь просто взять и перестать этим заниматься.

Редактура — это не про инфостиль, штампы и то, как правильно писать «Эпл». Это про то, как ты думаешь, вычленяешь главное, заботишься об аудитории, даёшь людям что-то полезное. Если ты научился так думать, то ты уже не уйдёшь от этого никуда. Даже если я перестану писать и ударюсь в публичные выступления на тему экологии, я буду прогонять это через те же самые фильтры. А кто мои слушатели? Они зачем пришли? Что им полезно? Какая должна быть структура? А где смешнявочки вставить?

Редактура — это не про инфостиль и как правильно писать «Эпл». Это про то, как ты даёшь людям что-то полезное

Что тебе не нравится в работе редактора?

Иногда ты не хочешь писать. Иногда тема неинтересна. Или она была интересной сначала, потом ты в ней разобрался, и стало скучно. В любой работе есть рутина.
Иногда глаза ещё устают.

Вернёмся к твой эко-теме. Вообще, сейчас это достаточно хайповая тема. Как ты к этому пришла?

Случайно. Мы были на вечеринке в квартире у одного моего друга. Готовили кучу еды: салатики, пиццы, бутерброды. Он взял тарелки с остатками еды, ссыпал в раковину и нажал на какую-то кнопку. Под раковиной что-то начало жужжать. Он мне объяснил, что это измельчитель пищевых отходов. Офигенно удобно.

Я поставила дома этот диспоузер. Мусорное ведро теперь не пахнет, потому что в него не выбрасывают пищевые отходы. Стала дальше изучать тему мусора. Как раз во дворе поставили контейнеры для раздельного сбора. Стала разделять пластиковые бутылки, алюминиевые банки и бумажки, перестала коллекционировать пакеты с пакетами под раковиной.

Потом узнала про «Собиратор» — московское движение, которое принимает вторсырье, даже то, которое нерентабельно перерабатывать. В один момент «Собиратор» начал набирать спикеров, и я в это дело вписалась.

Помогаю «Собиратору» разгребать горы макулатуры. «Собиратор» — герои, и классно, что можно тоже быть причастной ко всей этой непростой, но правильной истории

Не так давно ты выступала на РБК с этой темой. Зачем тебе это нужно?

Мне нравится мысль, что можно вовлечь новых людей. Например, пластиковая бутылка, выкинутая в обычную урну, будет на свалке разлагаться 400 лет. Учитывая, что полигоны пересыпают песком без доступа кислорода — ещё дольше. А тут ты за 20 минут рассказал презентацию, и, может быть, человек эту бутылку выкинет не в мусорку, а специальный контейнер для пластика. Эта мысль меня заводит тем, что ты реально можешь на что-то повлиять.

На «Зелёном дне» РБК я провела эколекцию о сортировке мусора

Какая у тебя миссия по отношению к экологии?

Вовлечь в это столько людей, сколько я смогу, и не упороться при этом. Когда ты работаешь в кайф, ты пойдёшь далеко.

А можешь дать какой-нибудь совет, как не перегореть?

Не врите себе. Если вам не в кайф — не делайте. Это не сразу получится.

Это не так работает, что тебе не нравится работа бухгалтера, и ты решил стать художником. Когда ты понял, что это не твоё, должно пройти какое-то время, прежде чем ты поймёшь, что ты на самом деле хочешь.

Нормальная тактика — попробовать себя в разных областях, что тебе интересно. Когда почувствуешь бабочки в животе, это индикатор, что тебе куда-то туда. Если с утра хочется вставать и решать задачи, которые тебе сегодня предстоят, значит, всё норм. Если не хочется — подумай, может не надо. Не насилуй себя.