Света Ульянченко. Быть настоящим — клёво — Кто студент

Света Ульянченко Быть настоящим — клёво

Студентка 14 потока Школы редакторов о ценном опыте, работе из декрета, «Молескинах» и жизни с тревожным расстройством.

Расскажи, как пришла в редактуру?

Я училась в институте дизайна и технологий, сейчас это РГУ им. А.Н. Косыгина, на управленца. При этом всю жизнь я стояла рядом с рисованием и боялась начать. Всегда в эту сферу стремилась, хоть у меня нет образования. Моя мама здорово рисует, у неё большой художественный потенциал. Но она не поверила в себя и стала программистом. Я смотрела на её работы и думала: «А может я также научусь, может у меня тоже получится». С детства у меня с художниками какой-то незакрытый гештальт.

Я пошла работать в коммерческий департамент «Союзмультфильма», занималась документами. Там со мной работал замечательный человек — Игорь Ковалёв. Он участвовал в создании мультфильмов «Ох уж эти детки» и «Следствие ведут Колобки». Однажды я обедала в столовой, зашёл Игорь, спросил у меня что-то на художественную тему. Я ответила. И он такой: «А вы художник?» Я ответила, что не знаю, только пытаюсь учиться. «Нет, вы или художник, или не художник, и третьего здесь не дано». В этот момент я поняла, что всё, я иду учиться на художника. Это точка.

Мои попытки репродукций пастелью в художественной школе

Я начала учиться, купила графический планшет, нарисовала первые работы. Мне с этим очень помогал арт-директор «Союзмультфильма»: направлял, давал рецензии. Погружал меня в правильный контекст — что не всегда нужно высшее образование, а важны именно навыки.

Потом я пошла учиться в «Простую школу», это меня очень продвинуло вперёд. Мне казалось, что-то получится. Тут я вышла замуж, ушла из «Союзмультфильма» и забеременела. У меня был дикий токсикоз, я вообще не могла смотреть ни в монитор, ни в альбомы, школу пришлось бросить.

Через пять месяцев всё-таки удалось защитить диплом в РГУ, а к рисованию я вернулась, когда ребёнку было четыре месяца. Дошла до первого тестового задания как диджитал-художник и поняла, что дело вообще не идёт.

Я настолько тяжело переживала за простейшие задачи, мне было так сложно, что я вообще не понимала, как двигаться дальше. В итоге я решила, что это не может продолжаться. Нельзя так работать, потому что я тратила 150% ресурсов из 100% возможных.

Я всегда помогала кому-то редактировать, переводить, писать курсовые, сочинения. У меня вообще есть потребность писать. И тут до меня дошло, что это может быть работой, что люди за это получают деньги. Нашла курс по редактуре в «Скиллбоксе» и начала учиться. Там меня хвалили и высоко оценивали, я решила, что раз всё так здорово, можно идти дальше. Нашла свою первую работу и собрала IT-портфолио. Стала называться редактором.

Я тратила 150% ресурсов из 100% возможных. Нельзя так работать

Мне нравится мысль, что любой опыт очень ценен. Ты согласна с этим?

Любой опыт, даже малейший, мне пригодился. Я слышала такую тему, что хороший режиссёр — это человек с богатым жизненным опытом. Чтобы быть классным режиссёром, нужно пройти какой-то путь. Мне кажется, с редактором это так же работает. «Союзмультфильм» мне очень помог. Даже в том, что один из коллег с первой работы позвал меня в свой проект редактором.

Опыт продаж мне очень помог. На моей последней работе была горизонтальная система управления, нужно было часто себя рекламировать. Это смущало коллег, а я спокойно продавала свои услуги, вообще не боясь отказов или чего-то ещё.

Недавно настал день, когда мне пригодилось управленческое образование. Я в шоке, насколько всё складывается в одну паутину. Чтобы собрать материал на один проект, я поговорила с экспертом, и через два дня мне дали задачу по этой же теме вообще из другого места. Я поняла, что каждая мелочь очень важна.

Когда я работала в «Союзмультфильме», каждое утро меня встречал Карлсон

Как пришла в Школу редакторов?

В «Скиллбоксе» был хороший преподаватель, который очень меня хвалил. Когда я пришла на реальную работу, главред вообще не восхитился. У меня было больше всех итераций правок. Я понимала, что по сравнению с остальными ребятами, которые там работали, мои статьи проходят очень много терний на пути к публикации. В итоге нам пришлось попрощаться.

Я восприняла критику спокойно, не обиделась, не стала думать, какие все козлы. Просто поняла, что моих знаний не хватает, нужно учиться дальше. Я давно слышала про Школу редакторов и как раз проходила курс Иры Ильяховой «Как войти в профессию копирайтера и редактора», она там тоже говорила о школе. Одним днём я решилась и поступила на 14 поток.

Получилось применить новые знания?

Да, сразу получилось применить. Вообще школа для меня совпала с огромными изменениями. Это был переломный момент, у меня многие представления о жизни перевернулись. Очень помогли лекции про переговоры и управление. Я никогда раньше не умела ни класть в буфер «сделай завтра», ни «выкладывать багаж». Это не только в работе, но и просто в повседневности помогло. Свой «багаж» часто полезно показать, а это очень страшно. Например, ты с человеком перестал общаться, тебя это гложет, тебе хочется написать: «Я всё ещё улыбаюсь, когда вижу твои сообщения». В этом очень сложно признаться.

«Сделай завтра» — это вообще великое открытие для меня. И «быть не в порядке». У меня было какое-то совковое представление, что надо быть в выглаженном костюмчике, не дай бог где-то помяться и показать, что ты не идеальный человек. Мне было дискомфортно, и всем было дискомфортно. Здесь я поняла, что так не должно быть.

Не всегда получается идеально применить все знания в задаче, но я каждый раз стараюсь. Прочитать мои ранние тексты и нынешние — это огромная разница, я определённо вижу рост.

Довольна своей курсовой?

В целом — да. Я хотела сделать то, за что лично мне будет ОК краснеть. Даже если поставят низкий балл, мне было прикольно её делать. Курсовая меня подтолкнула достать айпад и снова начать рисовать. Теперь я делаю это для одного Инстаграма, помогаю его вести. Я получила пользу и кайф.

Я так прошла последние собеседования — не готовилась, давала ровно то, что есть. Потому что всё равно работать мне, никто мне не поможет, списать будет неоткуда. Читерить вообще нет смысла. Лучше разойтись сразу, если что-то не подходит. Лучше получить ноль баллов за курсовую, но это будут мои ноль баллов, которые честно заработаны. Я не вижу смысла нанимать кого-то, чтобы он верстал, или ночами со слезами сидеть над этим. Может быть, через две недели я научусь и буду делать лучше, но сейчас хочу показать реальный уровень.

Фрагмент курсовой. Я не очень клёво умею верстать, поэтому просто нарисовала иллюстрации, которые посчитала подходящими

Расскажи, чем занимаешься сейчас?

Веду все редакторские процессы в рекламном агентстве «Digital Strategy».

Ещё работаю в продуктовой редакции «Тинькофф Бизнес» и «Тинькофф Бизнес-секреты». Для меня это кейс роста. Задачи максимально сложные. Когда я беру новую, внутри немножко визжу. Но каждый раз чему-то учусь.

В этих редакциях очень классно выстроены редакционные процессы. Ты их видишь, участвуешь в них, понимаешь, как это работает, можешь потом применить. Это уже делает из тебя хорошего редактора. Работать очень нервно, но очень классно. Растёшь с каждой задачей, итерацией правок и с каждым созвоном.

Раньше я работала в учебном центре «Слёрм». Там классная команда, у них горят глаза от проектов, которые они делают. Я проработала совсем немного, но именно там раскрылась, поняла, что могу. Они дали возможность брать, что нравится, и отказываться от того, что не нравится. И не чувствовать вину при этом. Я там очень быстро выросла, нашла новую работу и уволилась на испытательном сроке. Очень переживала по этому поводу, думала: вдруг кто-то посмотрит мою трудовую и подумает про меня плохо. Но это тупые мысли. Это мой рост, мои цели, и глупо думать: «Ну ладно, я сейчас всё просру, а потом, может, ещё что-то будет».

Недавно я стала автором «VK Cloud Solutions». Раньше они были «Mail.Ru Cloud Solutions». Мы выпустили совместный проект со «Слёрмом». Это сложные IT-материалы, но это моя специализация, я себя чувствую там более спокойно.

Глупо думать: «Ну ладно, я сейчас всё просру, а потом, может, ещё что-то будет»

У тебя тревожное расстройство, как это?

У меня диагностировано тревожное расстройство, я с этим живу и работаю. Естественно, когда у тебя ребёнок, четыре работы, и в редактуре ты пока новичок, очень сложно не впадать в приступы.

Это началось из-за проблем с челюстью. Четыре года назад у меня был остеомиелит челюстной кости, полгода я терпела адские боли, которые не купировались ничем. Было тяжело говорить, я не могла улыбаться. Сейчас сустав снова воспалился, нужно ставить шину. Большая часть моей жизни и непростая работа — не унывать и спокойно относиться к этому.

Фотография уже перед выздоровлением, но всё равно — все мои друзья улыбаются, а я пытаюсь как-то выйти из положения

Я пережила очень много операций практически наживую. И произошло какое-то нарушение, нейронным связям нет места чтобы правильно работать. Обычно нам безумно больно после аварии или какого-то испуга. А я читала Чехова, с улыбкой садилась в кресло и испытывала нереальную боль. Это продолжалось полгода. И мой мозг всё перепутал.

Фотография из хирургического зала МГМСУ. Практически так же я провела половину 2017 года.

Из-за этого начались панические атаки. Сначала я не понимала, что происходит. Этой темы в моём информационном поле не было. Было ощущение, что я вообще не управляю собой. Очень страшное чувство. Потом я забеременела, там вообще переживания были одно на другом. Но панических атак не было, потому что был максимально исцеляющий душу токсикоз. Я могла только лежать, меня тошнило даже от просмотра сериалов.

Когда ребёнок родился, стало ещё хуже. В итоге я пошла к психиатру, он выписал мне таблетки. Вообще я считаю, что это временная мера, как костыли. Ими можно воспользоваться, если у человека, как было у меня, нарушены химические процессы в мозге, и никакой психотерапией здесь не помочь. Тогда можно вывести себя на средний уровень — и оттуда уже работать с психотерапевтом. Затягивать с таблетками я никому не пожелаю, потому что они глушат вообще всё. Это сомнительное удовольствие.

Я захожу в соцсети, чтобы что-то развлекательное посмотреть, вижу, что где-то убили кота, — и всё. Могу проснуться в час ночи и не засыпать до четырёх утра. Я не смотрю новости, все мои близкие знают, что со мной нельзя обсуждать никакие трагедии. По работе нужно быть в курсе происходящего вокруг, но это или что-то финансовое, или что выходные продлили. Более или менее спокойные истории.

Я прошла лечение, мне стало лучше. Психиатр мне сказал, что любая радость может меня выбить в тревожность. Надо учитывать, что радость — это тоже стресс, просто со знаком плюс. Я пошла в психотерапию, стала лучше себя понимать. Это мне очень помогло, изменило жизнь. Помогает и в работе — например, я больше не считаю, что если я завалила какую-то задачу, то это значит, что я плохая.

Как ты всё совмещаешь?

Я очень пугаюсь, когда в ответе на такой вопрос начинается рассказ про распорядок дня или конкретные инструменты. Я всегда это читаю с ужасом: как это человек столько всего может, а я сижу на попе. Поэтому мне кажется неправильным давать какие-то инструкции.

Конечно, у меня есть свои способы. Если не успеваю сделать задачи, я встаю в шесть утра. Не люблю перерабатывать вечером, мне проще встать пораньше. Но я стараюсь работать ровно рабочий день с 10 до 19. Если я не успеваю по срокам, я в этот опыт иду, признаю, заранее всё обсуждаю и понимаю, что это моя ошибка, что я набрала много задач. Исхожу не из того, чтобы успеть сделать всё, а из того, чтобы работать ровно положенную часть дня без выходных и ночных смен. С переменным успехом мне удаётся не перерабатывать и даже знать, какое слово сказал мой ребёнок, что он думает, с кем подрался в садике.

Стараюсь, чтобы несмотря на работы мы с сыном всегда были так близки

Работать в декрете не советую вообще никому. Мне пришлось, потому что у меня не было профессии. Я только училась, получать декретные было негде. Например, моя подруга работает бухгалтером в иностранной компании. Она в хорошем декрете спокойно занимается ребёнком, она выйдет и будет бухгалтером. А я — неизвестно кем на тот момент. Работать в декрете очень тяжело. Хоть у меня все факторы были в пользу работы, всё равно это всегда очень сложный выбор. Ты чувствуешь минусы и вину и там, и там.

Мне важно показать, что я не идеальный человек с макбуком в кафе, который всё успевает. Есть в моей жизни огромные пласты говна, как воспаление сустава и тревожное расстройство. Это влияет на всю мою жизнь, на материнство. Я много сомневаюсь про ребёнка, смотрю, как ему даётся садик, не скучает ли он по родителям.

Я раньше завидовала историям успеха. Не по-злому, а: «Блин! Как же круто! Что же я так не могу?» А потом поняла, что за каждой историей успеха стоит своя цена и иногда лучше её не знать.

Вот я типа инстаграмный редактор в Сочи, на самом деле моего ребёнка рвёт с температурой 38 на заднем плане

Как отдыхаешь?

Стараюсь по возможности восстанавливать батарейку до того, как она села. Иногда делегирую сына на какую-то из ночей, если получается. Это очень большое чувство вины, но я понимаю, что если батарейка сядет, я не смогу дать ему хорошую маму.

Иногда достаточно одной ночи выспаться и утром поехать куда-то вкусно поесть. Максимально не смотреть в рабочий чат, не открывать ноутбук, стараться не играть в компьютерные игры, быть в моменте, как сейчас модно говорить. Тренировать себя не садиться за работу. Мне кажется, умение отдыхать нужно нарабатывать так же, как профессионализм. Потому что это проседает сразу, когда появляется много работы. Сложно отдыхать два дня, когда у тебя висят несколько задач, которые тебя пугают. Надо учиться отдыхать, потому что иначе это приведёт к выгоранию и болезням.

Умение отдыхать нужно нарабатывать так же, как профессионализм

Инструменты планирования какие-нибудь используешь?

Буфер «сделай завтра» использую. Вообще я довольно консервативная, люблю блокнотики. Недавно начала разрешать себе «Молескины», поняла, что не надо ждать, пока что-то случится, чтобы себе их разрешить. Я очень люблю ручное письмо. Обычно я это скрываю, потому что это как-то стыдно. У меня задачи на день записаны в блокнот. Я веду дневники, у меня есть просто дневник и дневник чувств.

Дневники помогают оценить, сколько чувств я испытала из-за какого-то события. Например, меня взяли на работу. Вроде я рада, но не понимаю, что у меня и тревога, и страх, и неопределённость, и счастье, и ошеломление. Я выписываю все эти чувства и учусь понимать, сколько может вызвать одно событие и почему всё неоднозначно. Мне важно всё это писать руками, не представляю это в электронном виде. Всё, что мне нужно выучить, я конспектирую. Так намного лучше запоминаю информацию.

Конспектировала первую ступень?

Нет! Первое время —да. Потом поняла, что это безумие по временным ресурсам. И пока прохожу тесты, столько раз перечитываю материал, что всё, что запомнилось, остаётся и так. Там большое количество информации, ты не можешь всё это вынести. Сложно выписать что-то суперважное, потому что там всё суперважное. В итоге ты начинаешь просто переписывать всю лекцию целиком.

Что посоветуешь тем, кто хочет поступать в школу?

Школа не даст ничего, кроме того, что вы заберёте сами. Если вы знаете, зачем вы идёте, вы это получите в тройном размере. Если вы думаете, что вам на тарелочке всё принесут и вы сразу станете главредом, — этого не будет. И вообще ничего не будет, если не впахивать. Даже чтобы просто закрыть тесты, придётся серьёзно поработать. Во всяком случае, у меня было так.

Вообще ничего не будет, если не впахивать