Мария Терминасова. Редактор — это про управление процессом — Кто студент

Мария Терминасова Редактор — это про управление процессом

Редактор «АйТи Эдженси» о том, как вырасти с нуля до главреда, где искать работу и куда двигаться в профессии.

В блоге ты писала, что пришла в Школу редакторов с нуля и даже просила помощи, чтобы сделать плакат для вступительного конкурса. При этом за курсовую получила одну из самых высоких оценок на потоке. Как тебе удалось?

Да, для конкурса я просила друга-дизайнера побыть моими руками и подвигать пиксели под моим руководством. А в школе уже нужно было делать всё самой. И когда дали задание нарисовать макет статьи под печать, я убила на это несколько дней, но сделала. И мне в какой-то момент понравилось работать с вёрсткой. Наверное, поэтому с курсовиком получилось круто.

Работа для вступительного конкурса в Школу бюро. Задание звучало так: «Сверстайте плакат формата А2, который поможет российским чиновникам общаться с населением»

Какие навыки из школы тебе не пригодились?

Делать дизайн своими руками, потому что сейчас я работаю в команде с дизайнерами. Сейчас моего уровня достаточно, чтобы посмотреть на их готовую работу и что-то придумать вместе по оформлению, поправить с точки зрения редактуры. Ещё помогает, когда собираешь новую админку для редактора и прописываешь требования. А так у меня все вещи из школы встроились в работу. Какие-то сразу, какие-то потом.

Какие навыки встроились сразу?

Очень понравился юридический блок с Беляевым. Теперь у меня есть алгоритм, как работать с бесплатными картинками. Иду по нему, когда недоступен платный сток. Если совсем вкратце: «Закон, судебная практика и здравый смысл едины: чтобы не нарушить закон, достаточно указать автора и источник цитирования». Если, конечно, правообладатель этого прямо не запретил.

Ещё благодаря Беляеву вывела для себя правило всегда заключать договор с клиентом. Когда делала из правила исключения, теряла деньги. В итоге укрепилась в мысли, что правило суперважное.

Что в школе давалось тяжелее всего?

Переговорные поединки на второй ступени. Было прямо страшно. Но потом я увидела, что напарница Женя добрее меня в 30 раз, и, кажется, выиграла у неё тот поединок.

С тех пор я много проводила переговоры, готовилась к ним. В агентстве тоже есть карточки по Кэмпу. В карточку переговоров выписывают ключевые моменты:

  • миссия, сформулированная в мире клиента, — какую пользу принесут клиенту переговоры;
  • багаж — то есть какие проблемы могут помешать работе;
  • бюджет — деньги, время и эмоции, которые планируешь потратить или уже потратил на переговоры;
  • какое решение хочу принять.

Но главное — всё это просто человеческая штука: ты думаешь, как соблюсти интересы клиента и агентства. Просто человечный подход, но немножко оцифрованный.

У меня до школы была история: я работала переводчицей в компании у очень известного и страшного дядьки. В его присутствии все сотрудники впадали в панику. А я совсем не могу работать, когда все вокруг боятся.

И когда меня вызвали переводить переговоры с его участием, я сразу поняла, что потеряю эту работу. Так и вышло: с переговоров он меня выгнал, а через пару недель уволил. С тех пор я вывела для себя урок не работать с людьми, которые создают в компании атмосферу ужаса.

А к адекватным людям, с которыми у нас совпадают цели, мне не страшно ходить на переговоры. Просто в какой-то момент могут разойтись ожидания или кто-то может ошибиться. Но это не страшно. Если ошибся, разберёмся и поправим. Если разошлись ожидания, мы уточним и вернём проект на правильный путь.

Не работать с людьми, которые создают в компании атмосферу ужаса

Как получилось, что после первой ступени ты сразу стала главредом «Пиар Эксплора»?

Ребята нашли меня на бирже Главреда. Вообще, все мои проекты с тех пор начинаются там. Ну, кроме «АйТи Эдженси». Биржа — суперместо, куда приходят интересные люди и предлагают что-то клёвое.

Мне сказали, что хотят с нуля сделать медиа для пиарщиков, и спросили, как я буду решать эту задачу. Я написала план, им понравилось. Они предложили высокую зарплату, какой у меня ещё не было, купили планшет. И я думала: «Божечки, как классно!»

На тот момент одно агентство им уже делало сайт. Я как редактор этот сайт принимала: смотрела, чтобы админка и дизайн были такие, как мне нужно. Параллельно подбирала авторов и собирала редакцию. Мы определились с темами, решили, что будем писать: сделали план, редполитику. Фигачили материалы в заданном количестве.

Через полгода к нам сами стали приходить пиарщики и просить разместить пресс-релизы, новости, рассказать про отраслевое мероприятие. В общем, заметили площадку. Это и было нашей целью.

Нетворкаем на конференции «Пресс-служба-2016». Пока идут доклады, пилим тексты и ждём перерыва, когда можно будет знакомиться и раздавать визитки «Пиар Эксплора»

Как ты зарабатывала рейтинг на бирже Главреда?

Заполнила все пункты, какие могла. Время от времени покупаю рассылки Максима Ильяхова, это тоже добавляет баллов. В вызовах Главреда так и не собралась поучаствовать. Так что болтаюсь где-то посерединке.

Наверное, ребята в топе рейтинга уже загружены работой, поэтому и до меня очередь доходит. Или они более дорогие. А возможно, заказчики просто сразу идут смотреть в середину. Я так и сделала, когда искала редактора для клиента.

Ты была просто редактором, потом пошла в школу и стала главным редактором?

Нет, я даже редактором не была. Я работала контент-менеджером в «Нетологии»: писала материалы, помогала с курсами, тестами, описаниями, сценариями для роликов. Это было круто — разные задачи, и все интересные.

А потом в мае 2015-го я перестала там работать. У меня появились время и деньги на Школу редакторов, и я пошла. Подумала, что в школе смогу выйти на новый уровень: смогу не просто выполнять задачки, а уже сама их ставить и запускать процессы.

Помню, что рисовала осьминожку навыков с этой мыслью. И действительно, мне позвонили ребята из «Пиар Эксплор» и попросили быть у них редактором. Я попросила написать в трудовой «главред» — они разрешили. Это был суперскачок. Я очень довольна школой, потому что мои карьерные ожидания оправдались

А как ты потом перешла в «АйТи Эдженси»?

Я давно за ними следила, регулярно смотрела их вакансии. Но там требовалось разбираться в рекламе — по моим навыкам не было ничего. Основатель агентства Сева тогда сам все заявки отсматривал, не могла же я к нему прийти и сказать: «Возьмите меня, я ничего не умею».

А потом главред Наташа Ганецкая начала собирать в «АйТи Эдженси» редакцию. Вакансия редактора была как раз по моим навыкам. Сначала в агентстве я писала, редактировала и делала дофига всего сама. А потом, поскольку там все суперзаботливые, я стала развиваться в сторону управления проектами.

После двух лет в агентстве мне сделали фигурку джедая и поставили в офисе вместе с фигурками других членов команды. Нарисовали вместе с моими котами — чуть не вышибли скупую слезу

Для каких задач агентства ты собираешь команды?

Для клиентских проектов. У нас редактура работает на две стороны. С одной мы закрываем свои внутренние маркетинговые задачки: академия, соцсети, рассылки, реклама. А с другой делаем клиентские проекты, вот некоторые из них я и веду.

Сейчас мы сами пишем мало, потому что мы достаточно дорогие. В целом задачи уровня «запустить блог, собрать, придумать», «запустить редакцию, наладить контент-маркетинг, найти людей». Ну и сделать так, чтобы это всё работало потом без нас.

«АйТи Эдженси» нанимает клиенту пишущего редактора. В зависимости от загрузки ещё можем набирать авторов. Поскольку мы за экспертный контент, топим за то, чтобы наладить процессы в компании клиента. Чтобы там все сотрудничали с редактором, помогали собирать материал, фактуру.

Какие факапы у вас случались?

У меня была ситуация, когда я перепутала в интервью две продуктовые метрики и эксперт заказчика мне этого не простил. Во время интервью ничего не сказал, но потом пошёл к руководителю и спросил, почему я задаю тупые вопросы и путаю такие вещи. Но потом мы с экспертом ещё поговорили, я рассказала, что учусь в «Стратоплане», он, оказывается, тоже у них учился. В общем, подружились в итоге.

А почему «Стратоплан», а не Школа руководителей Бюро Горбунова?

Даже не думала про Школу руководителей Бюро Горбунова. Несколько лет читала про Стратоплан, хотела к ним — и вот, получилось. Не знаю, «Стратоплан» как-то добрее.

Какой самый сложный проект ты делала в «АйТи Эдженси»?

С айтишниками, которые работают в битуби и хотят идти за пределы России и СНГ. То есть задачу ставят на русском, но писать надо на английском. При этом клиенты никогда не делали у себя контент-маркетинг и сомневались, надо ли.

Помогло то, что мы научились работать с экспертами на стороне клиента. Они там очень сильные, кучу лет на этом рынке. Мы собрали систему, где редактор обрабатывает этот экспертный опыт и выдаёт его маленькими кусочками, интересными для узких целевых сегментов. Для тех немногих людей в мире, которые решают, заказывать эту штуку за много миллионов долларов или нет.

Редактору, которого мы туда нашли, сейчас очень сложно. Но если он выдержит и разберётся, это будет очень крутая работа. Потому что это технологии, бигдата и заказчики крутые вещи делают. Это суперинтересно, если ты любишь АйТи. Даже если не знаешь, но любишь и интересуешься.

И да, этот редактор тоже учился в Школе редакторов! У нас вообще большой процент ребят из школы. Мы, видимо, находим похожих на нас.

Директор «АйТи Эдженси» отправляет сотрудников учиться в бюро? Или люди заканчивают школу и их потом хантят в агентство?

Второе. Наташа Ганецкая, которая набирала команду редакторов, тоже окончила школу. Школа — знак качества. И теперь, когда набираем людей, мы хотим человека, который относится к качеству текста и редакторским процессам так же, как и мы. Поэтому лучше подойдёт кандидат, окончивший хотя бы первую ступень.

Меньше всего хочется зарубаться по качеству текста, когда строишь редакцию. Поэтому лучше сразу взять редактора, про которого знаешь, что он сделает нормально, выстроит процесс.

Меньше всего хочется зарубаться по качеству текста, когда строишь редакцию

Это великое слово «процесс»…

Ну да, сначала интуитивно чувствуешь, что тебе не хочется бесконечно разбирать правочки. А потом понимаешь, как управлять ожиданиями заказчика, чтобы ему не хотелось эти правочки вносить в панике и в бешеных количествах.

Паника случается, когда по мнению клиента что-то не работает. Он же не знает, как контролировать качество текста. Эту задачу решает редактор. Говорит с экспертами, пишет, проверяет факты. Клиенту не надо перепроверять и страдать, что и как там внутри написано.

Не стоит недооценивать процессы. Всё встанет дыбом, если не согласовать с твоим шефом-не редактором, если не собрать экспертов, не научиться с ними работать, не расписать и не донести до всех одни и те же правила. Убьёшься о согласования, если не погрузишь всех в единую среду.

Где вы находите хороших редакторов? Или хватает выпускников школы?

В первую очередь ищу по знакомым. Я с кучей авторов перезнакомилась во время работы в «Пиар Эксплор» и на других проектах. Отношения сохраняются: смотрю, кто подойдёт в новый проект, и пишу человеку.

Когда мы искали главреда для тех айтишников, сначала собрали объективную систему отбора. Я поговорила с клиентом и согласовала профиль кандидата. По профилю написали вакансию и пост, разместили у клиента в соцсетях и на «Хэдхантере». Плюс собрали релевантные площадки, где ещё стоит засветить вакансию. Например, уговорили прекрасных эйчаров клиента разместить вакансию у Паши Федорова и ещё где-то в редакторских группах.

Когда вы набираете команду для себя, насколько важно образование кандидата? Какие вузы будут релевантным фактором при отборе?

Для меня не важно, где человек учился. Для некоторых более взрослых клиентов — да, возможно. Им важно, чтобы человек закончил хороший ВУЗ — МГУ, например. А я смотрю на тексты и на то, что у человека в голове. Потому что гуманитарные вузы не дают нужных навыков на одинаковом уровне. Если ты технарь, у тебя есть какие-то знания. А я преподаватель иностранных языков. При этом работаю на русском, которого у нас в вузе был один семестр.

Мы с однокурсниками обсуждали в чате, важно ли нам знать английский. Мнения разделились. Я понимаю, что вопрос «учить или нет» у тебя не стоял. Насколько язык был важен для учёбы в Школе редакторов?

В моем мире сладкой ваты все знают английский. На самом деле, конечно, понимаю, что это неправда. Пока мы искали англоязычного редактора для клиента, нашли двух людей: один англоязычный, а второй редактор. То есть это важный скил. Особенно, чтобы развиваться в АйТи или любом проекте, который может вывести на международный рынок.

А в работе английским пользуешься?

Сейчас нет. Всё зависит от проекта, нет промежуточной стадии. Либо английский не важен, либо обязателен. Заказчики «Пиар Эксплор» к основной зарплате предложили ещё 30 тысяч рублей в месяц, если я пройду бесплатный курс по инбаунд-маркетингу в академии Хабспот. Курс был на английском, освоила за три дня. Хороший уровень языка вылился в заметную прибавку в деньгах.

Если нет процесса, не сделаешь клёвый контент вовремя

Какие проблемы возникают у редакции «АйТи Эдженси»?

Была большая проблема с подготовкой кейсов и системой в целом. Об этом недавно вышла статья в нашей академии. Учить не пишущих экспертов писать — сложно. Брать у них интервью с расшифровкой, черновиком и согласованиями — долго, а значит, дорого. Стоимость работы команды считают по количеству потраченных часов. Смотришь на итог и понимаешь, нужен тебе такой кейс или нет. В итоге пришли к варианту стандартизованных шаблонов интервью, когда мы и говорим, и пишем сразу. В общем: процессы, шаблоны и здоровые человеческие отношения.

А какие сложности бывают в отношениях с клиентами?

Важно всегда держать в фокусе ожидания человека, который не разбирается в контент-маркетинге. На примитивном уровне это «давайте напишем продающий текст и заработаем миллион». Тут можно сразу сказать: «Извините, так не работает». И либо продать систему, либо не вписываться в проект.

А ещё бывают проблемы с бренд-медиа. Когда запускают клёвый ресурс, там клёвый контент, в него вливаются клевые авторы, а потом заканчиваются деньги. Это происходит, когда непонятно, как медиа бьётся с бизнесом, который всё спонсирует. Ты уже вложился в проект, он живет, он классный. Но деньги закончились — и всё, спасибо, до свидания.

Как сделать так, чтобы медиа билось с бизнесом?

Моя голубая мечта — всё-таки прикрутить вменяемые метрики. Простые и понятные, которым будут доверять. В разных проектах в разной степени это удается. Мы не прямой канал продаж. Но на что-то влияем. И важно определять это что-то в каждом конкретном бизнесе и замерять. Подружить заказчика с редакцией медиа. Иначе все это игрушка до первого кризиса, когда всех разгонят.

А как организована работа редакторов в агентстве?

У агентства есть нормальный офлайновый офис в Москве, но у нас много ребят из разных городов и стран. Раньше офис был на Бали, и часть сотрудников тусит там до сих пор. Та же Наташа Ганецкая. Если хотим, можем приехать в офис и работать там. В связи с карантином офис был закрыт, но для нас ничего не изменилось, кроме того, что совещания и вечеринки окончательно ушли в онлайн.

Ты говорила, что у тебя парт-тайм. Расскажешь подробнее?

Мы договорились, что я буду уделять агентству 60 часов в месяц. Это обоюдоострая история. Если не будет работы, мне не заплатят, потому что я не в штате. Зато я могу заниматься личными проектами. Вообще я хочу в отпуск, но понимаю, что сейчас не могу себе его позволить. Ребята говорят: «А потому что надо работать в штате». Но я не хочу. Мне хочется иметь свободу. И я за неё плачу стабильностью и комфортом.

Удалёнка позволяет работать даже на берегу Байкала

А как это оформлено юридически?

У меня ИП, уже достаточно давно. Сравнила с самозанятостью и не увидела для себя плюсов в самозанятости. ИП это клёво, потому что хорошие клиенты счастливы работать по безналу. Люблю платить налоги. Особенно с учетом замечательной акции нашего государства: если платить авансом раз в квартал, то уплаченную сумму вычитают из страховых взносов ИП. А поскольку у меня налогов всегда больше, чем страховых, получается, взносы я не плачу.

Да, в первый год совершила несколько ошибок. Попала на штраф 900 рублей, потому что пропустила срок сдачи декларации за год, и налоговая заблокировала мой счет в «Тинькофф-банке». На целый день. Бухгалтерию веду сама — с помощью консультантов банка.

А ещё я сделала себе электронную цифровую подпись и счастлива. Раньше ко мне приезжали курьеры, а я иногда меняю города и теряю эти бумажки. И боялась, что придёт налоговая проверка, а у меня какой-нибудь акт потерян. А сейчас у меня ЭЦП, я просто нажимаю кнопочку и все работает. Стоило пять тысяч рублей. Это была моя последняя головная боль. Я хотела, чтобы кто-то хранил мои важные бухгалтерские бумажки, но поняла, что проще перевести в электронный вид. Так что всем, кто хочет работать сам, рекомендую становиться ИП и открывать счет в нормальном онлайн-банке.

Ну, раз уж мы про деньги. На какую зарплату может рассчитывать начинающий редактор?

Если человек окончил Школу Бюро, то это уже готовый редактор. Может писать сам, может находить и контролировать авторов, может что-то делать руками. Так что может рассчитывать на нормальную редакторскую зарплату. Хотелось бы сказать, что это 100 тысяч рублей в месяц за фултайм в офисе. Но понятно, что зависит от отрасли и региона. Если это про АйТи в Москве, то цифры такие, если не АйТи и другой регион, то будут заметно ниже.

Какой главный косяк начинающего редактора?

Неопытный редактор видит, что его продукт — это текст. На самом деле его продукт — это решение клиентской задачи. Да, за красивые колонки про искусство тоже платят, но меньше, чем за статьи, которые продают дорогой обучающий курс.

Есть автор, которому в кайф именно писать, делать полезный, структурный, грамотно проиллюстрированный текст. Такой автор может стать классным коммерческим специалистом с дорогими статьями. А есть редактор — у него другие задачи.

Продукт редактора — не текст, а решение клиентской задачи

А какие задачи у редактора, если глобально?

Редактор — это не про текст, это про управление процессом. Он решает задачу, которая больше, чем просто крутая статья. И за большую задачу платят больше. Это разные пути развития.

Можно уйти в маркетинг и видеть, как твоя работа превращается в деньги компании. Или уйти в контент-маркетинг, собирать редакции. И видеть, как там, где ничего не было, возникают работающие процессы. Прозрачные и с предсказуемыми результатами. А можно пойти в продукт и видеть, как твоя работа помогает пользователю лучше решать задачи, а бизнесу — зарабатывать. Смотря что ты хочешь видеть своим результатом.