Катерина Шмаленюк. Сил и времени нет, есть желание — Кто студент

Катерина Шмаленюк Сил нет, есть желание

Редактор, менеджер проектов и многодетная мама рассказывает, как работать, учиться в Школе редакторов и воспитывать детей.

В своё время ты закончила журфак МГУ, зачем тебе Школа редакторов?

Чтобы учиться. Мне кажется, важно непрерывно учиться и развиваться в профессии. В Школе редакторов мне нравится, что мы не только редачим, но и верстаем, делаем дизайн, осваиваем смежные специальности.

Откуда ты узнала про Школу?

В 2016 году я увидела фейсбуке рекламу книги «Пиши, сокращай» и сразу подписалась на рассылку Максима Ильяхова и Люды Сарычевой. Потом сходила на лекцию Максима и вдохновилась его супер-профессионализмом.

Мне очень хотелось поучиться у Ильяхова, но не на курсах, а более основательно. Позже я узнала о Школе редакторов и захотела поступить. Думала сразу попробовать, но с третьей беременностью на тот момент было тяжеловато, решила отложить. Два года смотрела разборы работ и примеривались к поступлению. Вступительная работа была обязательной и меня это немного пугало.

Редакторское напутствие Ильяхова в Катином экземпляре книги «Пиши, сокращай»

Почему тебя это пугало?

Было ощущение, что надо сделать что-то охренительное, преодолеть определённый порог крутизны. В декабре 2019 года в школе поменяли правила поступления, и можно было начать с середины года, эта новость стала решающей, тогда всё для меня сошлось. Выбрала тему для вступительной работы: «Французский — язык русских дворян». Я тогда не знала ни Редимага, ни других конструкторов. За идею получила высокие оценки, а за вёрстку — два с половиной. Сейчас и сама вижу, что говно. Но в итоге, в марте 2020 года я поступила в 11-й поток на бесплатное место.

А почему ты выбрала для вступительного задания страничку про историю? Плакат же проще.

Мне кажется, что на страничку как бы издалека смотрят и оценивают в целом, а к плакату с микроскопом подходят, должна быть вёрстка мощная. Я больше на идею рассчитывала, да и историю люблю.

Как ты решила поступать на журфак?

Я закончила обычную школу, без всяких уклонов и спецов. Было очень тяжёлое лето, после дефолта, и тут папин друг посоветовал поступить на подготовительные курсы при журфаке МГУ: «Будешь зарабатывать свои две тыщи баков». И я такая: «Ааа, две тыщи баков!» Мы всей семьёй наскребли деньги на курсы, я год на них отучилась, и поступила на вечернее.

Ты сразу стала работать, как поступила на журфак?

Сначала я полгода фигачила, чтобы перевестись на дневное. Дофигачила до диагноза «нервное истощение», и поняла, что мне не надо на дневное. На вечернем люди учатся и работают параллельно, а у дневников какая-то тусэ началась — времени много, можно бездельничать.

На первую работу устроилась в библиотеку МГУ: высоченные потолки, книжки — балдёж. Денег почти не платили, зато узнала преподавателей, наработала связи. Для первокурсницы это был супервариант.

Потом я вспомнила про обещанные две тыщи баков и по объявлению в интернете прошла собеседование в рекламное агентство. Сначала была ассистентом директора по работе с клиентами с зарплатой 130 долларов. Потом меня повысили до менеджера. Помню, меня начальница вывела в коридор и сказала: «Катя, мы тебя повышаем! Менеджером будешь, зарплата — двести долларов». Это была нормальная практика в рекламных агентствах того времени: работы вагон, денег по минимуму.

Поток работы был страшенный: налила с утра чашку чая, вечером посмотрела на остывшую, и в институт побежала. Я за первый месяц похудела на семь килограммов. С учёбой это всё не совмещалось совершенно, но я решила, что лучше быть многостаночником на работе, чем строить из себя отличницу. Так что в дипломе у меня две тройки, я как раз их в то время заработала.

Какие знания с журфака тебе помогали в работе?

Наверное, журфак был больше для кругозора. Это на 90% добротное гуманитарное образование. Скажем, курс древнегреческой литературы надо было изучить за полгода. У меня была огромная тетрадь выписок по Илиаде. Но как менеджеру и креативщику мне это профессионально никак не помогло.

В рекламе журфак мне никак не помог

До двух тыщ баков доработала?

Две тыщи я стала зарабатывать только на третьей работе. А до этого была ещё вторая — редактором в базе СМИ «Медиа-Атлас». Это был сайт с огромной базой технических требований для рекламных макетов: региональных, федеральных. Помимо самой базы надо было поддерживать главную страницу: публиковать новости, брать интервью. Мне не нравилось, что нет конкретного результата работы, а статьи и тексты я за результат не считала. Редактор из меня был так себе. Потом меня позвали работать в банк, один из руководителей моего первого агентства вспомнил про меня.

Кем ты работала в банке?

Менеджером проектов в отделе маркетинга. Я зарабатывала тысячу долларов, и мы с папой пополам купили машину. За два с половиной года моя зарплата выросла до тех самых заветных двух тысяч. В 2006 году на такую зарплату я могла купить в подарок мужу часы Лонжин или хороший фотоаппарат.

Вот ты проработала два с половиной года в этом банке, и что было дальше?

А потом я ушла в декрет. До декрета я как менеджер закрывала несколько рекламных направлений: розницу, корпоративных клиентов и управление частным капиталом. В какой-то момент стало очень тяжело, и я решила уходить. Тогда начальник предложил мне должность редактора-копирайтера при банке и как менеджер продолжать вести одно направление. Зарплата осталась прежней. В должности редактора-копирайтера я и ушла в декрет.

И насколько у тебя декрет затянулся?

Старшей дочери в октябре исполнилось 13 лет. Официально в банке я была три года в декрете, но уже через 4 месяца после рождения дочери я устроилась к одному из своих подрядчиков внештатным копирайтером. Когда дочери исполнилось три года, надо было выходить на работу. Но с детским садом не сложилось, и мне пришлось уволиться.

Для меня работать дома — намного круче, чем в офисе

В то время понятие «фриланс» только начало формулироваться, мобильного интернета не было, все телефоны кнопочные. Кто-то прям рвётся в офис, а мне наоборот казалось, что работать дома намного круче. Не надо думать, с кем оставить ребёнка: муж очень занятой, бабушки тоже не в соседней квартире. Я совершенно спокойно два года так проработала. Сейчас я бы Ильяхову свой копирайтерский материал не стала показывать — скучнямба.

Примерно два года я проработала как копирайтер для агентства, потом решила уйти. Заработало сарафанное радио и по рекомендациям начали приходить свои клиенты.

Проект Катерины из 2010-х на банковскую тему. Катя делала его как фрилансер в декрете с первой дочкой

Как ты работала на фрилансе всё это время с детьми?

Пока был один ребёнок — вообще без проблем. Полно сил, энергии, энтузиазма. И график налажен: погуляли, уложили, поработали. Я же менеджер проектов, дети для меня — один из проектов.

Дети для меня — это один из проектов

Сильных простоев в работе не было, даже когда родился второй ребёнок. Но я быстро поняла, что совмещать двух детей с работой — это не совмещать одного, это новая история. Дети разные и графики у них разные. Кому гулять, а кому на тренировку. Выработала свою схему «подходов» к работе, потому что невозможно сесть и шарашить несколько часов. Я привыкла держать в голове основную мысль, время от времени подходить к компу и фиксировать.

С третьим ребёнком, конечно, ещё усложнилось. Я продолжала работать, но в меньшем объёме, приходилось отказывать клиентам. В итоге съехала до одного-двух клиентов в месяц.

Для детей у менеджера Кати есть правило 100 добрых дел. Набираешь сотню и получаешь подарок, о котором мечтал

Сейчас ты по-прежнему на фрилансе работаешь?

Да, желание выходить в офис так и не появилось. Ещё до чтения «37 сигналов» и «Ремоута», и до Школы редакторов я поняла, что мне комфортнее самой рулить процессом. Один из моих постоянных клиентов — строительная компания, я пишу для них статьи в блог. Например, нужно сделать обзор гидроизоляции. На такое задание я обычно беру две недели, чтобы всё подробно изучить и проконсультироваться со специалистами.

Ещё из последнего я делала онлайн-минибук для стилиста. В некотором смысле, я — трамплин для тех людей, которые знают, о чём хотят написать, но не понимают, как это сделать.

Я — трамплин для тех, кто знают, о чём написать, но не знают, как это сделать

Откуда ты нашла силы и желание, уже с тремя детьми пойти в Школу редакторов?

Сил и времени с тремя детьми нет уже никаких — эти вопросы из другой вселенной. Просто есть желание, и я делаю. Благодаря Ильяхову, я поняла, что редактура не только про текстики, это огромная тема, где можно развиваться и приносить конкретную и серьёзную пользу. Спасибо Максиму за это.

Ты сейчас уже на третьей ступени, какие у тебя впечатления от школы?

Могу сказать, что школа изменила мою жизнь. Причём нет никаких розовых пони на радуге, это тяжелый труд, много времени и нервов, но очень круто. Есть свои личные затыки с восприятием оценок, так как у меня высокий уровень самоконтроля, и самокритика порой зашкаливает. Учусь понимать, что оценивают не меня, а мою работу.

Ещё со времён обучения на вечернем, я привыкла, что со студентами никто не цацкается, и многое надо делать самостоятельно.

Наверное, по некоторым дисциплинам не хватило более подробного инструктажа или списка требований по предметам. Без этого я не понимаю, какие ошибки «фу, уродство», а какие — не так значимы. Ещё я бы предусмотрела в программе, чтобы ребята из разных школ могли познакомиться и собрать команду под идею не в конце третьей ступени, а в начале второй.

Ты опубликовала в журнале статью «Хардкор третьей ступени». Как тебе пришла такая идея?

Я поступала в Школу редакторов с настроем, что одной ступени мне точно не хватит, надо идти дальше. Так что стала искать возможность написать для журнала и получить баллы в рейтинг. Максим Ильяхов часто говорит, что нужно искать темы там, где самому интересно. Естественно, на тот момент меня больше всего интересовало, что там на третьей ступени, ради чего бороться.

Вторая моя статья в журнале была про онлайн-защиту дипломников 10 потока. Ситуация с карантином до сих пор в подвешенном состоянии, надо понимать, к чему готовиться.

Благодаря статьям я познакомилась с клёвыми, неравнодушными людьми: Анной Дорониной, Анной Ситниковой, Алексеем Наумовым, Ольгой Симоновой, Альбиной Рыжовой, Димой Придачиным и Яной Акимовой. Алексей Алексеев из руководителей 10 потока предложил мне обращаться к нему за помощью и до сих пор терпеливо отвечает по учёбе из Новосибирска, золотой человек.

Если после диплома позовут куда-то работать, пойдёшь?

Да, это одна из финальных целей, но сейчас всю голову занимает диплом. Потом буду смотреть, как сбалансировать время для работы и для семьи. Я готова часов пять в день работать над проектами. Для меня важно не подводить не только работодателя, но и мужа, детей, дом.

Что советуешь своим детям по поводу будущей профессии?

Смотрю, какие у них наклонности. Старшая дочь Варя с раннего возраста выражает свои мысли через рисунки, ей это в кайф. Шесть лет она отходила в Третьяковку на занятия. Это не просто рисование было, а ещё и общекультурное образование. Теперь она может целую экскурсию провести по Серову, например. Я ей дарю книжки с историей интерьеров или с цветами, разложенными по пантону, — она сидит и балдеет. И понятно, что вопрос образования решён, работаем в этом направлении. Сейчас учится в художественной школе при Российской академии художеств.

Сын Илья — первоклассник, читает только по необходимости, зато любит слушать группу «Кино» и петь. Он мастер, на робототехнике делает из лего крутые штуки. Илья — физик, ему тяжело даются гуманитарные науки. Старшие дети даже выражаются по-разному: у дочери речь цветистая, язык хорошо подвешен, а сын просто и ясно доносит свои мысли.

Младшей Ире три годика. Шило в попе имеется, как и положено по возрасту, в сад не ходит. Пока приглядываюсь к ней.