Илья Бирман. Фантазировать о будущем — скукота — Кто студент

Илья Бирман Фантазировать о будущем — скукота

Арт-директор Бюро Горбунова рассказывает, где находит идеи для проектов, что бесит в дизайнерах и нужно ли проводить юзабилити-тестирования.

У тебя есть проекты, которыми ты занимаешься один, а есть — над которыми работаешь в команде бюро. Как лучше?

Для меня важны оба варианта работы: один тренирует самостоятельность, а другой — взаимодействие, умение делегировать и соединять результаты труда разных людей в один проект. Слава богу, в бюро можно спокойно делать проекты и так, и так. Я с удовольствием такой возможностью пользуюсь.

Когда ты работаешь один, ты сам себе хозяин: сам планируешь, сам договариваешься, сам определяешь, как именно строить процесс. Всю ответственность и репутационные риски тоже несёшь сам. Для меня важно, чтобы в жизни были проекты, в которых я отвечаю за всё целиком.

С другой стороны, когда я работаю один, у меня меньше ресурсов. Поэтому может не хватать времени, умений или чего-то ещё. А в бюро со мной работает команда крутых людей. Получается, при работе в команде можно решать более сложные задачи, чем в одиночку.

Тебе комфортнее работать над своими или заказными проектами?

Любой свой продукт — это то, от чего твои глаза горят. У тебя есть потребность что-то сделать, и ты тратишь на это силы. А заказная работа — это ответ на потребность клиента. Если бы тебе за это не заплатили, ты бы это делать не стал.

Заказы позволяют сохранять связь с реальностью. Когда делаешь что-то своё, очень трудно понять, нужно это кому-то или нет. А если приходят клиенты, значит, они видят ценность в том, что ты делаешь. Ну и конечно, это даёт деньги на то, чтобы жить и заниматься тем, что важно для тебя лично.

Можно относиться к работе как к способу добыть деньги на остальную жизнь. У меня скорее наоборот: я отношусь к деньгам как к ресурсу, который позволяет заниматься работой, важной лично для меня. Я могу спокойно писать книгу о транспортных схемах или делать движок блога «Эгея». Мне это важно и интересно, я могу это делать, даже если это меня не обеспечивает.

Как думаешь, откуда к тебе приходят клиенты?

Разные бывают истории. Кто-то читает мой блог, кому-то меня посоветовали. Но в целом активность в интернете — это важный фактор того, что люди приходят.

Конечно, вести блог, показывать работы и рассказывать, как они сделаны — это очень важно. Причём не обязательно писать только о дизайне, если ты дизайнер. Можно писать обо всём, что тебя интересует и что ты умеешь — когда-нибудь это всё равно пригодится. Вот кто-то послушал мой сет с техно-вечеринки, который я выложил на сайте, и потом предложил у них поиграть. А если бы я это не выложил, никто не знал бы, что ко мне с этим можно обратиться. Поэтому даже если ты дизайнер, но любишь вышивать крестиком, почему бы это не показывать. Вдруг кто-то захочет тебе за это заплатить — будешь получать деньги за то, что приносит тебе удовольствие.

Собственные продукты ты делаешь сам или приглашаешь кого-то в команду?

Обычно, когда мне приходит в голову какая-то идея, я сразу знаю, как её реализовать. А если я сумею всё сделать сам, то проще взять и сделать. Но бывает, что появляются идеи проектов, в которые можно было бы кого-то позвать. И я зову: пишу у себя в блоге приглашения, и люди откликаются. Если зайти в любой проект у меня на сайте, внизу указаны все, кто в нём участвовал.

А если кто-то сам предлагает тебе идею какого-то проекта?

Если вы хотите сделать вместе какую-то штуку, то точно не стоит стесняться это предложить. Но у меня довольно жёсткие условия, не все согласятся так работать.

Такую сделку предложил Паше Омелёхину, когда мы делали схему метро Екатеринбурга. Теперь это что-то вроде моей оферты

Ещё особенность моей работы над своими проектами с другими людьми — я не плачу денег. Если мы делаем какой-то проект, то обычно заранее не знаем, будет ли он приносить деньги. Если удаётся заработать, то я делюсь, а если нет — значит, нет.

Естественно, если ко мне пришёл коммерческий клиент, а я зову кого-то на подмогу, ситуация другая.

Откуда ты берёшь идеи для проектов?

Каждый день мне приходит в голову по пять, а может и по пятнадцать вещей, которые можно сделать. Многие я забываю уже через пять секунд, потому что нет времени даже на то, чтобы всё записать.

Кажется, что у многих людей с этим какая-то проблема. У меня такой проблемы вообще нет. И при этом я не какой-то там изобретатель. Просто как только мне в жизни чего-то не хватает или я вижу, что какую-то вещь можно улучшить, — это сразу становится идеей для проекта.

А какой самый безумный проект ты бы запустил, если бы у тебя не было никаких ограничений?

Если честно, у меня нет ничего такого, чтобы кто-то сказал: «Вау, это перевернёт мир!» Всё, что я делаю, — это максимально простые вещи, которые лежат на поверхности. Есть люди типа Илона Маска, которые хотят Марс колонизировать. Меня больше волнует другое: «Блин, ручка у двери неудобная, нужно переделать».

Я не тот человек, которому нравится придумывать будущее. Когда меня спрашивают на курсах или в советах, как будет выглядеть интерфейс в виртуальной реальности и как это изменит жизнь, мне неинтересно об этом фантазировать. Это настолько оторвано от жизни, что меня никак не возбуждает.

Моё будущее — это то, чем завтра отличается от сегодня. Для меня это главный двигатель

У тебя уже запланированы какие-то новые проекты?

Я стараюсь не рассказывать о планах. Я много всего начинаю, а потом бросаю — проекты не доходят до релиза. Если говорить о идеях и задумках, которым я мог бы посвятить курс или книгу, такого полно. Когда появится что-то новое, разумеется, все об этом узнают.

Расскажи, как ты решил сделать «Эгею».

Я начал вести свой блог в 2002 году. Самого понятия «блог» тогда ещё не существовало. Вместо него в Рунете использовалось понятие «авторский проект». И вот у нас с моим другом Сергеем Даровских был такой авторский проект: мы вместе вели сайт и по очереди писали туда какие-то заметки. Всё писалось вручную на ХТМЛ. Когда нужно было создать очередную заметку, мы открывали исходник, добавляли сверху этаж с заметкой, а нижнюю переносили в архив. Довольно унылая работа.

Так в 2002 году выглядел ДиаLOG — наш авторский проект с Сергеем Даровских. Скриншот из Вебархива, поэтому картинки не сохранились

Тогда же Дмитрий Смирнов сделал «Регистр» — это первый движок блога, который позволял автоматизировать часть рутинной работы. Он был ужасно кривой, но «Регистром» Дмитрий заложил основы того, как выглядит любой современный блог. Там были идеи, которые сейчас мы воспринимаем как само собой разумеющиеся. Например, свой язык разметки: пишешь слово, ставишь вокруг него звёздочки, и оно становится жирным. Мне не нравилось, как это выглядит внешне, но идеологически было близко. Тогда я стал писать свой простейший движок блога.

Это ведь была ещё не «Эгея»?

Нет, на этом движке работал только мой блог. Его нужно было как-то назвать, и я назвал его e1 — engine 1. Это было очень тупо, но название было видно только в коде, поэтому — плевать. На этом движке я учился и понял, как сделать лучше.

Я начал заново писать движок так, чтобы его можно было выпустить и дать другим людям возможность писать на нём блог. Большую часть свой жизни этот новый движок назывался e2. Я выпустил его в 2003 или 2004 году, а название «Эгея» появилось три или четыре года назад.

Ты много лет занимаешься транспортными схемами. Как возникла идея нарисовать первую схему?

Когда мне было 14 лет, родители отправили меня на месяц в Лондон — типа учить язык. На меня произвела очень большое впечатление навигация в метро. К тому времени я уже сильно увлекался транспортом: мне было интересно, как устроены всякие маршруты, расписания и всё остальное. Поскольку я жил в России, то ничего хорошего в этом смысле я никогда не видел. А тут я вдруг понял, что транспорт может быть удобным и понятным.

В лондонском метро схема, система указателей, объявлений и оповещений сделаны с такими любовью и вниманием, что там хочется остаться жить. Например, у любой лестницы всегда указано число ступенек

К тому времени я ещё ничего не знал про лондонскую схему и её значение для всей навигации в мире. Поскольку я начал с лучшего, дальше у меня сложились стандарты и ожидания. И я пытаюсь делать схемы ещё лучше.

Почему твоей первой схемой стало именно московское метро?

В московском метро ничего ещё не было сделано до меня. В 20 лет я приехал на неделю в Москву, каждый день ездил на метро. Там всё было в удручающем состоянии: схема была нарисована левой пяткой, нормальной навигации в принципе не было. А я уже знал, как надо, и попробовал переделать.

Официальная схема московского метро в 2005 году. Примерно такой я её увидел, когда первый раз осмысленно был в Москве, и решил переделать

Первую московскую схему я нарисовал в 2007 году. Тогда я был очень наивным и думал, что её украдут. Защищал как-то, пытался авторские права уберечь. Даже сам себе отправлял распечатку заказным письмом, чтобы было доказательство, что я её нарисовал первым — есть такой прием.

Когда повзрослел, понял, что такой проблемы нет. Лучше наоборот максимально широко публиковать и распространять работу — так все точно будут знать, что это ты сделал. Но тогда транспортная тема ещё никого не беспокоила. Мне даже было трудно доносить до многих, что я сделал: ну схема, так вроде уже есть схема.

Что было дальше?

Потом захотелось сделать что-то ещё. Питер — неинтересно, потому что по сравнению с Москвой там очень простое метро. А я тогда не понимал, что схемы простых метрополитенов тоже могут быть интересными. Я подумал: что обладает сравнимой сложностью? Так взялся делать схему для челябинских троллейбусов и трамваев.

Твоя схема челябинских трамваев всё же стала официальной. Как удалось договориться с городскими властями?

Не моя, а наша с Сашей Караваевым и Полиной Лесниковой. Это уже другая схема, хотя во многом она вдохновлена моей схемой 2008, кажется, года.

У меня нет большого опыта общения с официальными инстанциями. Челябинская схема, которая уже пару лет по-настоящему ездит в трамваях, появилась там благодаря упорству Льва Владова. Это известный в Челябинске блогер и руководитель проекта «Челябинский урбанист». Он воспользовался популярностью своих интернет-каналов и способностью капать на мозги чиновникам. Появление схемы в трамваях — в целом его заслуга.

В 2018 году новая схема появилась во всех трамваях Челябинска. На фото дизайнер схемы Полина Лесникова показывает на остановку «Вокзал»

Ты пытался добиться, чтобы другие схемы тоже стали официальными?

Я совершенно не приспособлен к общению с людьми, которым чего-то не нужно. Когда ко мне приходит клиент, который всё время задает вопросы и интересуется — это прекрасно. А если только мне нужно, чтобы работа была сделана, а клиент особо не шевелится, то хуже не придумаешь.

В случае с транспортными властями именно так — им не нужны улучшения. Руководители всякого транспорта на этом транспорте не ездят, им вообще плевать на то, какой он. Их волнует только, чтобы их не уволили. Поэтому попытки добиться, чтобы они что-то сделали, ни к чему не приводят.

Недавно мы с Егором Поповым и Серёгой Чикиным выпустили схему петербургского метро. И с тех пор человек десять у меня спросили: «Ну, а ты предлагал её в Питере? Появится она в вагонах?» Люди не понимают, что это бессмысленная работа. Зачем её предлагать? Питерские власти её уже видели, и даже на следующий день дали комментарий, что им это неинтересно. Я не готов тратить свою жизнь на то, чтобы ходить к ним и умолять использовать мою схему.

Есть люди, которые тратят много энергии, чтобы чего-то от кого-то добиваться. Но я так жить и работать не умею. Я хочу каждый день своей жизни делать то, что мне в кайф. И с теми людьми, которым тоже в кайф со мной это делать.

Я хочу каждый день своей жизни делать то, что мне в кайф

Заниматься транспортными схемами выгодно в материальном плане?

Конечно нет. Не существует никакого рынка дизайна транспортных схем, это всё делается просто из любви к искусству. За все схемы, которые я нарисовал с 2006 по 2018 год, я не получил ровно ничего. И это совершенно нормально, к этому надо быть готовым.

Расскажи про схему электричек для Центральной пригородной пассажирской компании.

ЦППК — это совершенно уникальный случай. За мою тринадцатилетнюю работу и при моей известности в этой области, ко мне впервые обратились с такой задачей. Мы с ними довольно долго обсуждали формат работы и ожидания от результата. В итоге договорились.

Кстати, если вы хотите сделать такую работу, я призываю не делать её бесплатно. Заработать на этом какие-то большие деньги нереально, но если вам заплатят хотя бы символические 10 000 рублей, будет намного лучше. Для всяких чиновников и руководителей очень болезненно, если они оплатили какую-то работу, а она не пошла в ход. Ведь получается, что бюджетные средства потратили зря — это может вызвать скандал. Например, как недавно в Челябинске, где администрация не использовала проект набережной, заказанный за бюджетные деньги.

Если придётся заплатить, у них будет больше мотивации довести дело до ума. А если вы делаете что-то бесплатно, они просто скажут «Ой, у нас ситуация изменилась» или «Ну сейчас же выборы» — и вас уже не существует. В мире чиновников нет никаких честных слов или обещаний.

Я призываю обязательно брать деньги за свою работу — так больше шансов, что она дойдет до релиза

Какие навыки нужны, чтобы заниматься транспортными схемами?

Не знаю, какие особенные навыки нужны. В моем случае это просто очень большое желание ими заниматься. Для меня это работа, которая приносит удовлетворение. Но так будет далеко не для всех. Я думаю, что для большинства людей это бесконечно скучная и требующая огромной концентрации работа, ничего не дающая взамен.

Но конечно, если вы рисуете транспортные схемы, нужно хорошо разбираться в инструментах, которые позволяют что-то автоматизировать. Например, вы обозначаете остановки «пеньками» и в какой-то момент, когда их уже двести штук на схеме, хотите сделать их чуть длиннее — чтобы не делать всё вручную, нужно уметь пользоваться символами в Иллюстраторе. Или вы поняли, что ваш оттенок зелёного не очень удачно выглядит на печати, а им нарисованы линии и подписи в легенде, — чтобы централизованно поменять, нужны глобал-свотчи. Вот и всё. А дальше уже нужны знания о том, как люди читают эти схемы. Об этом я рассказываю в своей книге про транспортные схемы.

О восприятии цветов на схемах. Разворот из книги «Дизайн транспортных схем»

Кстати, почему ты решил написать об этом книгу?

У меня есть такое свойство: всё, что я знаю, стараюсь передать другим. Наверно, поэтому мне так уютно живется в бюро. Это наша особая ДНК: всё, что мы поняли в своей работе и в жизни, мы превращаем в советы, курсы и книги. С этой книгой так и получилось.

По мере того, как я изучал разные схемы, я их укладывал аккуратно по папочкам. И на моём компьютере можно найти почти любую схему, если она существует. У меня в голове сформировались какие-то принципы: как обозначать станции и остановки, как правильно гнуть линии, как использовать цвета. И когда освободились руки после интерфейсной книги, я стал превращать эти знания в новую.

Для кого ты её пишешь?

Сложный вопрос. С одной стороны, я не думал: «Вот есть такая аудитория, сейчас я для неё книгу напишу». Очевидно, что мало людей интересуются именно транспортными схемами и хотят учиться их делать. Я писал просто потому, что второй такой книги в мире нет, а у меня есть знания об этом. И я не представляю, кто кроме меня на этой планете мог бы написать такую книгу. Конечно, есть и другие дизайнеры транспортных схем моего уровня, но нужно ведь ещё всё понятно изложить и описать.

С другой стороны, на примере транспортных схем я объясняю вещи, которые можно применить к чему угодно. Тебе может быть всё равно, как выравнивать названия станций относительно пеньков, но ты увидишь, сколько нюансов нужно учитывать при расположении разных надписей. Это поможет в любой инфографике. Так что, моя аудитория — это все дизайнеры, а если верить Коле Товеровскому — то вообще все любознательные люди.

Коля Товеровский начал читать мою книгу и написал мне о своих впечатлениях

Как ты решился преподавать?

Мне всегда нравилось объяснять. Мой первый опыт был ещё в универе. У нас был какой-то предмет про веб-технологии, который вёл Павел Леонидович Цытович. Я с удовольствием посещал его лекции и всегда к нему относился с уважением. За год до этого он хорошо преподавал Win32 API, например.

Однажды мы перед парой встретились у лифта на первом этаже, и он говорит: «А чего вы идёте на лекцию про ЦСС, вы же всё и так знаете? Может, вы и расскажете?» В общем, пока ехали в лифте, мы с ним поменялись. Я пошёл и прочитал лекцию про ЦСС без подготовки. Павел Леонидович сидел в классе и только пару раз подсказал, про что ещё стоит рассказать.

Что для тебя преподавание?

Преподавание — это просто часть жизни. Мне нужно преподавать так же, как спать, есть, гулять и всё остальное. Для меня совершенно естественно рассказывать всем то, что я узнал. Если бы не было какой-то работы, не было бы примеров и материала — преподавание не имело бы смысла.

И наоборот: мне непонятно, как можно делать какую-то работу и не рассказывать о ней. У меня в голове не укладывается, как некоторые дизайнеры могут годами пилить какие-то продукты, и даже не написать о них в портфолио. Для меня настолько странно такое отсутствие рефлексии и осмысления своей деятельности. Кажется, так жить невозможно: ты же с ума сойдёшь от того, что это всё внутри тебя варится и никуда наружу не выходит.

Рассказываю на интерфейсном курсе о том, где живут амурские тигры

На твой взгляд, хороший дизайнер — это какой?

Наверно, для каждого нанимателя это своё. Для меня это человек, который хорошо владеет инструментом. Он в состоянии слушать и делать то, о чём договорились. Это просто надёжный человек. У него нет дурацких отмазок вроде: «Я не успел, у меня сломалось, нужно было переустановить Фотошоп».

При этом легко представить себе дизайнера, который будет просто делать задачи по списку и сам ничего не порождать. Это тоже плохо. Хороший дизайнер проявляется там, где нет строгих требований и нужно придумать какое-то своё решение. Он в состоянии сам разобраться, зачем это всё делается.

Ещё хороший дизайнер не тупит. Он схватывает на лету и не переспрашивает по 15 раз. Сразу понимает что делаем, зачем, как именно и какие есть ограничения. Бывает, ты что-то объясняешь-объясняешь, а дизайнер уточняет и спрашивает: «Я правильно понял, что ты хочешь вот это?» Чувствуется неуверенность, он всё время боится без согласования шаг сделать.

В общении с дизайнерами есть ещё один источник раздражения: ты что-то говоришь, а от него нет никакого фидбека. Он просто молчит, и тебе приходится переспрашивать: «Ты понял вообще, ты слушаешь?» Чувак говорит: «Да-да-да». И вот это «Да-да-да» даёт ощущение, что он реально не врубается и боится сказать об этом. И это полное бессилие, ведь ты не можешь сказать дизайнеру «Да блин, ты же ни хрена не слушаешь!» Это вроде как необоснованное обвинение. Но опыт показывает, что скорее всего человек ничего хорошего не сделает.

Ты легко подмечаешь проблемы в интерфейсах. В чём секрет твоего фирменного взгляда?

А нет никакого секрета и нет фирменного взгляда, которым я мог бы взять и поделиться в одном предложении. Это просто опыт: много-много разных интерфейсов сделано. И теперь, когда мне приносят на консультацию какой-то интерфейс, над которым потели целый год, я за пять минут вижу, как его переделать. Просто потому, что я их уже видел хрен знает сколько.

А можно развить вкус и чутьё на хороший интерфейс?

Конечно, это можно развивать. Смотреть, как выглядит Эпл, Ноушен, Эйблтон, Пиксельматор, СаундКлауд, другие популярные приложения. Полезно смотреть какие-то интерфейсы в кино, искать приятные детали в разных устройствах и всё такое. Находить какие-то новые приёмы, которые порадуют людей.

Это я в музее минского метро фотографирую кнопки, на которые жмёт машинист, а Миша Нозик ничего не фотографирует

Но это только половина истории. Причём, как мне кажется, не самая существенная. Всегда можно срисовать эстетику элементов управления, нарисовать интерфейс по гайдлайнам айфона или Виндовс 95, и при этом ничего не потерять. А главная вещь касается не чувства стиля и вкуса, а просто знания принципов и умения их применять.

Это всё то, о чём мы рассказываем в школе и на курсе. Правда, само по себе то, что ты это прослушал, не сделает тебя специалистом по этому вопросу. Тут нужен опыт.

Рассказывая о работе над интерфейсами, ты никогда не говоришь о тестированиях. Почему?

О тестированиях в последнее время слишком много говорят и даже считают их обязательным этапом разработки. Мне кажется, что это неправильная история. Такое чувство, будто дизайнеры и разработчики тыкают пальцем в небо: получилось — ок, не получилось — переделаем. Но это не так. Если ты нормальный дизайнер, ты на примере других продуктов знаешь, что работает, а что — нет. Клиент обращается к тебе как к эксперту и ждёт, что ты сразу выдашь работающее решение, а не будешь искать перебором. Конечно, ты можешь ошибиться, но это все-таки будет ошибкой, а не неотъемлемой частью разработки.

В других же областях тестированием никто особенно не заморачивается. Нет такого, что архитекторы строят кучу квартир, на три дня заселяют туда людей потестить, а потом разрушают и строят новые. Нет, люди много лет учатся, а потом знают, как нужно проектировать хорошие квартиры, дома и рестораны. При этом в большом проекте всё равно могут быть случайные ошибки: какие-то понадобится исправить после заселения дома, а с какими-то — смириться и дальше жить. Точно так же и со всеми дизайнерскими продуктами.

Получается, ты никогда не проверял решения на пользователях?

Тестирование на пользователях происходит неизбежно. Если продукт доживает до запуска, люди начинают им пользоваться. Так мы узнаём о том, насколько наши решения были удачными. Может оказаться, что какие-то сработали не так, как мы ожидали — значит в следующей итерации это меняется. Это постоянный процесс. А выделять заранее время, чтобы проверить свои решения — какое-то шарлатанство. Зачем же мы больше десяти лет этим занимались, если не можем придумать решение, в котором будем уверены?

При этом иногда мы можем заранее считать проект экспериментальным. Например, если делаем то, что до нас никто никогда не делал. Тогда сразу договариваемся с клиентом, что это эксперимент: мы предполагаем, что будет так, но точно не знаем, поэтому откроем доступ только для части аудитории и посмотрим за реакцией. В этом случае тестирование и доработка становятся частью проекта.

А были у тебя случаи, когда вроде бы всё сделали по правилам, а пользователи не поняли?

Если всё сделано канонически, то пользователи, конечно, поймут. Но не факт, что это будет хорошим решением. Иногда нарушить привычки и сделать по-другому будет более эффективно.

Ну и по поводу «пользователи не поняли» — это звучит как-то пассивно. Как будто ты сделал дизайн, запустил его, а дальше ждёшь — поймут пользователи или не поймут. Обучение пользователей — это часть дизайна продукта. Нужно делать какие-то подсказки и инструменты, которые сформируют у людей новые привычки.

У Артёма Горбунова была целая серия советов про дизайн работоспособных систем — аббревиатура FIRE. Последняя буква в этой аббревиатуре — E — расшифровывается как Education. Это очень важная часть, ведь если всё время опираться на всё стандартное и привычное, не будет никакого прогресса. Не будет ничего такого, чтобы людям захотелось поделиться, похвастаться и восхититься.

Расскажи на примере.

Первыми приходят в голову бюрошные книги. Мы их не просто выпускаем, типа «кто поймёт, тот поймёт», а рассказываем о нашем формате. Артём выступал с докладом, потом опубликовали манифест, где объяснили нашу подписочную модель и рассказали об интерфейсе. Время от времени снова что-то пишем, чтобы донести до людей мысль, как это устроено.

Про свои штуки я тоже рассказываю. Например, про Эгею: я всегда пишу в блоге посты, объясняющие мой ход мысли. Если ты сам всё расскажешь, больше шансов, что люди захотят этим пользоваться.

Как ты следишь за тем, что происходит в профессии?

Просто смотрю, как выглядят разные продукты. Если появляется что-то яркое, оно само меня находит — желающих показать мне клёвые штуки довольно много. А самое интересное из того, что не на поверхности, узнаётся в личном общении. Встречаешься с каким-нибудь крутым дизайнером из другой компании поболтать, а он рассказывает, как они что-нибудь там делали.

А какие рассылки и медиа читаешь?

Я не читаю медиа, признаю только рсс и подкасты. Постоянно слушаю ATP и «Ток-шоу» Джона Грубера — это позволяет быть в курсе событий в мире технологий. Понятно, что если все начнут обсуждать какое-то другое событие, а я не в теме — пойду прочту новость на «Медузе». В целом у меня нет привычки регулярно читать новости — они и так повсюду.

А так есть куча интересных подкастов про всё: языки, цифровые продукты, науку, философию, людей, секс и политику. Чтобы ничего не пропустить, следите за моей рубрикой «Что послушать».

Общалась и редактировала Анна Акулова. Рисовал Станислав Прозоров. Вычитала Анна Павлова