Евгений Лебедев. Всё время в поиске — Кто студент

Евгений Лебедев Всё время в поиске

Математик-перкуссионист о том, как ушёл в бессрочный отпуск из нефтянки, игре на барабанах и почему алтимат фрисби — классный вид спорта.

Кто ты по профессии?

Я работал в нефтянке, занимался моделированием процессов перекачки нефти. Был математиком, расчётчиком и аналитиком в одном лице.

Суммарно работал в разных компаниях лет девять и настолько всё осточертело, что захотелось чего-нибудь для души. В итоге полтора года назад ушёл с работы, немного путешествовал и много занимался алтимат фрисби.

Чем ты занимался в нефтянке?

Компании, где я работал, занимались проектированием и эксплуатацией трубопроводов. Задачи были везде одинаковые: сделать так, чтобы трубы бесперебойно транспортировали нефть, уменьшить влияние человеческого фактора в управлении трубопроводами и снизить вероятность аварий. Для этого мы создавали имитационную модель нефтепроводной системы и моделировали всё, что может с ней случиться. Разрабатывали алгоритмы управления оборудованием: какие насосы включаются или выключаются, в какой последовательности, какие задвижки должны открыться, какие закрыться. На существующей трубе проверяли старое оборудование — не нужно ли его обновить.

Если компания планировала модернизацию, мы моделировали новое оборудование: какими характеристиками оно должно обладать, как должно работать. Потом по результатам нашего моделирования компания всё это оборудование закупала, а подрядчики разрабатывали автоматизированную систему управления.

Ты работал только с цифрами или ходил на производство смотреть, как всё устроено?

Работал только на компьютере. Давали технический паспорт оборудования, в котором всё описано: характеристики, как работает, какие кнопки нажимаются, когда и как запускается, какие есть технические ограничения. По этим документам я работал.

На объекты ездил несколько раз в год: смотрел, какие там стоят трубы, насосы и резервуары. Это для работы не было нужно, но когда видишь оборудование своими глазами, понимаешь, для какой железяки что делаешь, становится как-то проще. Ещё ездили на испытания системы управления — проверяли, всё ли правильно запрограммировали подрядчики.

Почему стало скучно на этой работе?

Потому что каждый месяц одни и те же задачи. Никаких новых знаний. Задачи настолько однообразные, что, например, два раза в месяц я запускал заготовленные скрипты и они сами всё рассчитывали и составляли отчёты. Ничего нового.

Ты умеешь программировать?

Да.

Почему не начал работать программистом?

Программист программисту рознь. Если брать веб-сервисы, то здесь разные люди отвечают за вёрстку и серверную часть. В чистом виде мне неинтересно ни то ни другое.

В школе делали задание на вёрстку, и я прямо плевался, когда нужно нужно было создать хтмл-документ. Меня бесит расставлять всё это по экрану с помощью тегов.
Программирование, которым занимался я, было другим.

Я программировал численные методы или разрабатывал алгоритмы безопасного управления оборудованием: что как должно включаться и в какой последовательности. А в вебе другое программирование: что где должно стоять. В серверной части куча протоколов: что как должно взаимодействовать, какие команды посылать.

Почему пошёл в Школу дизайнеров?

Я делал андроид-приложение для сохранения статистики на турнирах по алтимат фрисби и мне стало интересно, как сделать понятный и функциональный интерфейс. Решил узнать больше про взаимодействие между пользователем и программой, начал искать курсы.

Мне один знакомый сказал, что есть такая Школа дизайнеров, осталось пара дней до сдачи вступительного, попробуй поступить. Я посмотрел страничку для дизайнеров, увидел программу, подал заявку. Потом мне позвонила Настя Зубарева из деканата и сказала, что если успею за эти пару дней сдать задание, то есть шанс поступить. Я наспех сделал и сдал вступительное. Уже после увидел, что есть Школа дизайнеров, Школа руководителей и Школа редакторов. А до этого в панике даже не посмотрел нормально сайт. Если бы увидел Школу руководителей в самом начале, то, может быть, пошёл бы туда.

Мне бы хотелось, чтобы в Школе дизайнеров, как и у менеджеров, были курсы по аналитике, бета-тестированию и маркетингу

Как тебе удалось подняться с конца рейтинга на третье место?

Во-первых, я до сих пор не работаю. У меня была очень сильная мотивация получить бесплатное место. Во-вторых, я привык разбираться в большом количестве информации и что-то оттуда выцеплять. Может быть, сработал навык с прошлой работы.

Как ты работал с тестами?

По-разному. В понедельник я открывал все лекции и просматривал самые тяжёлые тесты. Делал их в первую очередь, изучал по ним материалы.

Товеровский советует ставить несдвигаемые дедлайны — «прибивать гусеницу гвоздями». С тестами я так не делал. Просто понимал, что вот этот тест нужно сделать как можно раньше, а этот можно отложить, потому что он небольшой или несложный.

Тесты я старался не сдавать сразу после того, как ответил на все вопросы, а оставлял повисеть пару дней. Несколько раз таким образом находил у себя ошибки. Иногда настолько надоедало сидеть над ответами, что думал: «А ладно, чёрт с ним». Нажимал сдать, не проверив нормально, и потом видел кучу глупых ошибок.

Какие дисциплины показались сложными?

Тесты по праву оказались относительно простыми, потому что там большинство вопросов гуглилось в Консультанте. А вот в тестах у Ильяхова и Горбунова иногда фиг поймёшь, что имелось в виду. Сидишь и тыкаешься по разным лекциям в поисках ответов. Может, у меня какие-то непонятки были в голове, но мне казалось, что пару раз были вопросы из тех лекций, которые ещё не открылись. На следующей неделе открываю новую лекцию и вижу материал к прошлому тесту.

В тестах по типографике и вёрстке у меня были проблемы с определениями, поэтому и тесты давались труднее. Например, было непонятно, что такое межстрочный интервал, а что интерлиньяж. В интернете не нашёл чёткого разделения, из лекций тоже не понял. А ещё и у каждого графического редактора свои настройки. Это был мрак для меня.

Мне очень хотелось, чтобы определения изначально были чётко поставлены. А тут получалось, что половину информации про определения нужно самому для себя выстроить.

Меня всегда учили: чтобы общаться на одном языке, нужно чётко договориться об определениях

А как c интерфейсами?

В большинстве случаев было понятно, что Бирман имеет в виду. Конечно, были вопросы с подвохами, были и суперсложные. Но они для меня понятнее, чем в других дисциплинах.

Что не понравилось на первой ступени?

Когда в тестах по визуализации ты отвечаешь то, что нашёл в лекции, а тебе говорят, что это неправильно.

Что ты делал в таких случаях?

Мне очень помогало успокоиться общение с Викторией Ивановой из деканата. Рассказывал ей логику своих рассуждений, давал скриншоты из лекций. Когда-то она меня поддерживала, когда-то нет. В целом всё сводилось к тому, что «Окей, логика понятна, пиши в школу, разберёмся». Я написал письма четыре по всем тестам по визуализации. В процессе учёбы, как и обещалось, никто ничего не ответил.

Уже после курсовой пришёл ответ: «Спасибо за все замечания. Мы их все рассмотрели. И пишем такой ответ». Много вопросов вычли из общего рейтинга, потому что посчитали, что они плохо сформулированы или запрограммирован неверный ответ. Но по некоторым вопросам ответа так и нет.

Что ты прочитал из рекомендуемой литературы?

Целиком прочитал только Кэмпа. Остальные книги читал или просматривал отдельные главы. Чихольда прочёл, но не полностью, Тафти тоже. На остальные книжки не хватило времени. Список рекомендованной литературы так пока и висит открытым.

Учёба в школе помогает найти новый вектор в жизни?

Я бы не сказал, что учёба сильно помогает искать сейчас свой вектор. Пока всё равно не понимаю, как себя приложить. Но рад, что люди к этому приходят и у них всё получается, значит, это возможно.

У меня уже давно такие же мысли о работе как у всех, кто работает в бюро: на выходе от моей работы должна быть ощутимая польза, это основное. Остальное — уже детали: есть задача, нужно её решить, а как и где ты это будешь делать, неважно. Отсюда вытекает и удалённый формат, и самостоятельное планирование времени, а из них — отсутствие необходимости прозябать в офисах. Мне этот подход очень близок.

Ты уже ищешь работу?

Я всё время в поиске. В целом у меня есть расплывчатое понимание, чего я хочу и чего нет. Осталось это нормально сформулировать и уже чётко искать.

У меня сейчас такой момент, что в новой области я неквалифицированный сотрудник. Нужно искать позиции интернов либо джуниоров. Простое перебирание вакансий на разных сайтах — не дело.

И в чём проблема?

В том, что мне неинтересно идти туда, куда меня, возможно, взяли бы. А куда хотел бы, меня не берут, потому что нет опыта. Я не могу заниматься тем, что мне неинтересно. Я понимаю, что буду выполнять задания как зомби. Я, скорее всего, с ними справлюсь, но это не то, что я хочу. Через такое я уже проходил.

Ещё я хочу видеть результат своей работы. Чтобы он приносил ощутимую пользу тем, для кого это всё делается. При этом у меня есть свой набор тараканов, в каких сферах приносить пользу не хочу.

На выходе от моей работы должна быть ощутимая польза

Можешь привести пример?

Мне очень не нравятся финансовые технологии. Не знаю почему, но у меня прямо отвращение ко всему этому. Там много джуниорских позиций, куда можно пойти, но я не хочу.

Мне не нравятся все варианты агрегаторов типа Букинга. Они вроде делают полезные вещи: собирают в одном месте всевозможные отели и облегчают людям поиск. Но почему-то у меня есть ощущение, что это говно. Возможно, это отношение к самому сервису, из-за этого такое отношение ко всем остальным.

Я не могу себя заставить работать с такими сервисами, хотя они ищут дизайнеров. У меня, возможно, стоит такой блок, что финансовые технологии и агрегаторы изначально нацелены на зарабатывание бабла для своих хозяев. Поэтому я сейчас ищу варианты, которые не ставят это в основу своей деятельности.

Можешь дать пример компании, которая тебе нравится?

Мне нравится компания «Вальв» — крупный разработчик игр. Большая развитая компания с международным именем. У них есть своя платформа, где выкладывается куча игр. Ещё они разработали игры «Контр-Страйк» и «Халф-Лайф».

«Вальв» работает по технологии эджайла и скрама: когда нет чёткого руководства. Иерархия организована горизонтально, а не вертикально: ты сам отвечаешь за принятое решение и берёшься за проекты, которые нравятся.

Я понимаю, что у них нельзя просто перетекать от проекта к проекту. Если уж взялся за проект, то доведи до конца. Мне нравится идея, что люди занимаются интересным им делом и развлекают людей.

Ещё мне понравилась компания «СТП — студия транспортного проектирования», их я встретил на лекции по городскому проектированию. Это маленькая организация, они работают по принципу «Ноль смертей на дорогах». Вот это мне по душе, это круто!

Музыкальный коллектив, в котором ты состоишь, участвует в забегах. Что конкретно вы делаете?

Мы перкуссионисты и играем на ударных инструментах. На забегах поддерживаем бегунов музыкой. Изначально я шёл на африканские барабаны «джембе», но можно и другие инструменты изучить. Ещё я занимаюсь вадайко — японский стиль в барабанах.

Выступаем на двухсотом забеге из серии «ПаркРан», он проходил в Митино в октябре 2018 года. Я в центре, играю на тамбурине, по правую руку от меня две «кайши». По левую — ещё один тамбурин и большой басовый барабан «сурду». На заднем плане видны африканские барабаны «джембе»

Однажды организатор какого-то забега подумал, что бегунам скучно на марафонах и решил пригласить барабанщиков. Наши ребята выступили и получили много положительных отзывов от бегунов. С тех пор по сарафанному радио к нам поступает много запросов. Выступаем в Москве, ездим по подмосковным городам, были в Ярославле, Владимире, Переславле-Залесском, Туле.

Кроме организаторов марафонов, к нам обращаются благотворительные фонды. Сейчас активно работаем с фондом «Галчонок» — они помогают семьям, в которых есть дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата. За последний год мы провели у них четыре или пять выступлений.

Что вы делаете на таких мероприятиях?

Изначально отталкиваемся от того, что хотят организаторы. Обычно им нужно именно завести публику. А наши карнавальные темы очень качают и под них народ часто начинает танцевать. Если в нашем выступлении требуется интерактив, то Ваня, руководитель школы и нашего коллектива, начинает работать с публикой, а мы ему помогаем. Какие-то хлопки, удары ногами, чтобы народ был вовлечён. Когда просто сидишь и втыкаешь на что-то — это гораздо скучнее, чем когда как-то взаимодействуешь.

Однажды мы ездили в школу-интернат. Организовали несколько станций, на каждой были определённые инструменты, на которых все могли играть. У нас есть и барабаны, и тамбурины, и бубны, и агого — это такая перкуссионная штучка, часто участвует в карнавалах, пошуметь можно было на всём. Дети ходили от станции к станции, а мы учили их играть простые ритмы.

Выступаем 1 сентября на «Галафест-2018» — ежегодном благотворительном фестивале фонда «Галчонок». Играем на джембе

Ты ещё и диджей, выступал в студии Артемия Лебедева. Расскажи про это.

Это тоже хобби, как и барабаны, которое приносит мне удовольствие. Я не профессиональный диджей, не стремлюсь зарабатывать этим деньги, никогда по клубам не ходил. Однажды мне ребята сказали, что на сайте Лебедева можно подать заявку, чтобы выступить у них на мероприятии. Нужно было скинуть сет, и, возможно, тебя пригласят. У меня была пара таких сетов с фрисби-вечеринок, я их закинул, и меня позвали. Три раза у них играл, было клёво.

А с Артемием Лебедевым общался?

Нет. Не знаю, был ли он в студии, когда я играл. Никого не видел из арт-директоров, кого знаю: ни Тимура Бурбаева, ни Людвига Быстроновского, ни остальных.

Как ты узнал о них до школы, если не занимался дизайном?

Я давно слежу за тем, чем они занимаются, читал «Ководство». Мне очень нравится их тема с бизнес-линчем, периодически захожу к ним на сайт и читаю подборку. Мне нравится, как их студия работает, что делает.

Ты уже давно играешь в алтимат фрисби. Что это за вид спорта?

Алтимат — это не спорт «тарелочка — собака — пляж», а полноценная командная игра. Смысл его напоминает американский футбол. Играется команда на команду. Есть две зачётные зоны, и нужно поймать диск в зоне противника. В американском футболе с мячом бегать можно, а в алтимате с диском бегать нельзя. Ты поймал диск, встал на месте и можешь только кинуть его, чтобы твой сокомандник поймал. Защитники пытаются диск в воздухе перехватить.

Чем тебе этот вид спорта так нравится?

Во-первых, из-за людей. На турнирах встречаешься с ребятами, которым нравится дружеская атмосфера алтимата. Все очень клёвые, на позитиве, примерно одинакового с тобой эмоционального фона.

Во-вторых, турниры — это ещё и большие вечеринки. Всегда царит клёвая атмосфера фестиваля. Организаторы зачастую придумывают какие-то развлекательные фишки, чтобы людям было комфортно между играми.

На одном турнире организаторы привезли установку с двумя великами, закреплёнными на длинных поручнях. Крутишь педали и велик раскачивается на этом поручне. Можно сделать полный оборот по вертикали — «солнышко», можно в верхней точке остановиться и повисеть вниз головой. Так как велика два, то мы соревновались, кто быстрее сделает «солнышко» или кто дольше зависнет в верхней точке. Иногда ставят пенные бассейны, устраивают мини-игры с дисками, какие-то танцевальные штуки. Однажды поставили большой шатёр с интерактивными приставками типа «Нинтендо Вии».

В-третьих, алтимат мне нравится тем, что в этом спорте есть Дух игры и, как следствие, нет судей, как в футболе, баскетболе или хоккее. В алтимате сами игроки следят за нарушениями и решают все спорные моменты на поле. Я сфолил, мне мой соперник сказал: «Фол». Правилами описано, как действовать дальше — какие предусмотрены штрафы и как игра должна продолжиться. Игроки всё решают сами.

На пляжном турнире Spring Beach Hat в Бресте, Белоруссия
Играли на пляжном чемпионате России «Вызов Питера», в посёлке Солнечное

Почему правила алтимата работают?

Помимо первого, второго и третьего мест в алтимате ещё есть приз за Дух игры. Само это понятие означает играть честно, с уважением к сопернику, без намеренных конфликтов и нарушений. Подразумевается, что все нарушения происходят случайно, что нет желания специально нарушить правила.

Дух игры включает в себя пять пунктов: знание и использование правил, фолы и физические контакты, справедливость, позитивное отношение и самоконтроль, общение между собой и с соперником. Всё описано в официальных правилах. В конце каждой игры, даже на крупных международных чемпионатах, команды выставляют соперникам баллы по этим пяти пунктам. Но если просто о них рассказывать, получается скучный набор фактов. Когда ты с этим сталкиваешься в жизни, это мотивирует.

Для меня алтимат не просто спорт, а ещё и личностное развитие. Он учит клёвым базовым качествам: специально не бей, уважай соперника, умей слушать. Почти весь профессиональный спорт про «победи любой ценой», и это меня бесит. А алтимат несёт в себе не просто победу, он воспитывает характер.

Сейчас алтимат выходит на международный уровень и совсем скоро может появиться на олимпиаде. Это повернёт всё с ног на голову, потому что МОК может потребовать судей. Из-за этого может исчезнуть Дух игры и всё, что с ним связано. А у алтимата совершенно другие принципы.

Как давно ты занимаешься алтиматом?

Я в этот спорт погрузился восемь лет назад. Играл на сотне турниров. Сам организовал 14 соревнований. Есть алтимат на траве, на пляже, зимой в холодных странах играют в залах или на снегу. Я провожу пляжные турниры. И играю в основном на пляжных. Такой формат мне нравится больше всего.

В последнее время в Российской федерации летающих дисков организовали кучу разных комитетов по алтимату. Среди них появился и пляжный. Я им руковожу, и мы там с ребятами наводим порядок.

В каких странах на соревнованиях побывал?

Много поездил по Европе: был в Италии, Испании, Франции, Германии, Украине Голландии, Бельгии, Польше, Белоруссии, Прибалтике, Финляндии. Играл на чемпионате мира в США и на филиппинских пляжах. До Португалии ещё не добрался, хотя там классные турниры.

Комментирую турнир «ЗуПуск». Он проходил одновременно в Пущино, Серпухове и посёлке Большевик. Чтобы сделать трансляцию, хватает одного ноутбука, аудиомикшера, карты видеозахвата и камеры

Я видела, что ты проводишь трансляции по алтимату. Расскажи про это.

Полтора года назад мы с другом поняли, что у нас нет нормальной трансляции алтимата. Решили сами их организовать на минимальном оборудовании, которое у нас было. Всё делаем вдвоём — снимаем, режиссируем, комментируем. Отрисовали самую простую графику, чтобы показывались названия команд, логотипы, составы, счёт. Когда появилась возможность взять компьютер пошустрее, сделали трансляции с повторами, чтобы всё было по-спортивному, как крутые каналы делают. Сейчас ведём полноценные трансляции с российских турниров на Ютубе и ВКонтакте. Несём этот спорт в массы.