Елена Киселёва. Я всегда себя спрашиваю: помогаю ли я другим людям? — Кто студент

Елена Киселёва Я всегда себя спрашиваю: помогаю ли я другим людям?

Экс-шеф-редактор Т—Ж рассказала, как объездила десятки стран по стипендиям, переехала в Канаду и попала в американский стартап с российскими корнями.

Ты училась на журфаке МГУ. Почему решила пойти в Школу редакторов?

Я училась на журналиста, и редактуре нас особо не учили. Когда моя близкая подруга прошла первую ступень школы и написала об этом пост, я подумала: если её зажгло — значит, и мне отзовётся. На моей тогдашней работе сотрудникам оплачивали учёбу, и сначала я пошла на курс Максима Ильяхова по информационному стилю и редактуре. Хотела посмотреть, что это за человек, о котором столько говорят. На второй день курса Максим предложил участникам взяться за написание статьи. Тема у меня в голове возникла сразу: я несколько лет самостоятельно подтягивала английский и практически ничего на это не потратила. Максим предложил дописать текст до конца, и статья вышла в Т—Ж. Сам курс мне тоже понравился, и когда объявили набор в школу, я решила, что было бы здорово поучиться у Максима ещё.

На первом курсе ты работала в региональной газете города Королёва «Калининградская правда». Чем был полезен этот опыт?

Я начала работать в «Калининградке» ещё до журфака. Сначала пришла в «Королёв Planet»: был такой маленький молодёжный выпуск, который выходил раз в месяц вкладышем в газете. Потом перешла в редакцию основной газеты: училась брать интервью, много общалась с ветеранами, с социальными работниками, со школьниками, представителями госучреждений. И всё это было довольно интересно, потому что было про людей.

Было интересно работать в газете, потому что это было про людей

А не хотелось работать в большой, известной газете?

Я больше думала о журнале — с ума сходила по National Geographic. Периодически у нас на факультете, на информационных стендах, вешали объявления с вакансиями и стажировками. И вот однажды я наткнулась на информацию о том, что National Geographic ищет стажёра в отдел PR и маркетинга. На тот момент я ничего не знала ни о пиаре, ни о маркетинге, но речь шла о журнале моей мечты! Поэтому я написала в редакцию душещипательное письмо о том, почему должны взять именно меня. И меня взяли. В процессе я научилась многим интересным вещам, но больше всего благодарна за экспедицию с рекордсменом книги Гиннеса, путешественником Майком Хорном, в которую я попала в 2010 году.

Как это произошло?

В редакции National Geographic был большой архив старых номеров. Когда у меня было свободное время, я их листала и наткнулась на статью о путешественнике Майке Хорне. Он проводил четырёхлетнюю экспедицию «Пангея», чтобы показать молодёжи из разных стран, что происходит с планетой и какой урон наносит ей человек. Школьники и студенты присоединялись к команде Майка на разных этапах. Всё оплачивали спонсоры, поэтому участие было абсолютно бесплатным.

На 35-метровой яхте «Пангея» девять подростков, включая меня, вместе с Майком и его командой изучали, как цунами и землетрясение 2004 года повлияли на жизнь Андаманских островов

Я подала заявку, и меня пригласили в отборочный лагерь в Швейцарии. В течение 11 дней с 15 ребятами из разных стран мы занимались спортом, проходили медицинские тесты, соревновались. В экспедицию в итоге взяли девять человек — меня в том числе. Мы отправились на Андаманские острова в Индийском океане и изучали, как цунами и землетрясение 2004 года повлияли на жизнь океана. Там я впервые попробовала дайвинг, хотя даже не умела плавать.

Встреча с Майком и его командой, с активной молодёжью из других стран перевернула моё представление о том, как строить свою жизнь

К тому моменту я была уверена, что я классная и умная — поступила на бюджет журфака, успела постажироваться и поработать в разных изданиях. А в экспедиции были ребята, которые говорили на пяти языках, профессионально занимались спортом и ставили такие глобальные цели, о которых даже подумать мне было страшно.

Так началась моя история с образовательными поездками. Я начала искать международные образовательные форумы, конференции и программы обмена, куда можно было поехать бесплатно и чему-то научиться.

И куда ты поехала потом?

Я узнала, что в Цюрихе будет проходить международный форум One Young World. Среди спикеров были кронпринц Норвегии, Джейми Оливер, Мохаммед Юнус, Десмонд Туту и другие известные персоны. Участие стоило 3000 евро, но можно было получить стипендию. Помню, сижу в офисе на стажировке в рекламном агентстве, и тут мне на почту сваливается письмо: «Лена, поздравляем, ваше участие проспонсировала одна из компаний-партнёров».

Помимо лекций, дискуссий и другого образовательного контента фишка таких событий — в знакомствах с людьми со всего мира. Одни на таких мероприятиях находят бизнес-партнёров, другие — друзей на долгие годы. В Швейцарии, например, я познакомилась с одним из лучших своих друзей.

На форуме в Индонезии, организованном ООН в 2014 году. Слева направо: Олла из Новой Зеландии, Алин из Румынии, Сана из Марокко, я, Мухаммед из Саудовской Аравии, Скарлет из Доминиканской Республики. С Оллой дружим до сих пор и виделись в Москве и Берлине, где она живёт сейчас

С Эми мы познакомились на форуме в Южной Корее, а спустя год я прилетала к ней на свадьбу во Вьетнам

После Швейцарии ты попала в Стэнфорд?

Да. Я училась, работала и продолжала искать образовательные возможности в других странах. Узнала о программе «Стэнфордский российско-американский форум». Программа связывала лучших студентов и выпускников США и России. Участники собирались на конференцию в Москве, знакомились и обсуждали глобальные проблемы от вооружения до здравоохранения, в течение нескольких месяцев занимались совместными исследованиями, а потом презентовали их на конференции в Стэнфорде.

У меня не было сильного бэкграунда в международных отношениях или экономике, а студенты в основном были из этих сфер. Тогда я напросилась в команду к организаторам. Я как раз наращивала опыт в пиаре, а им требовался человек, который поможет с внешними и внутренними коммуникациями.

После пары следующих выигранных стипендий у меня появилась схема, где искать такие проекты, как писать мотивационные письма.

Самой особенной и, можно сказать, судьбоносной для тебя стала поездка на форум в Канаду. Почему?

Как-то я писала статью о дискриминации женщин в науке, а потом перевела её на английский. Конференция Women Deliver в Ванкувере была посвящена правам и возможностям женщин, и я прикрепила перевод статьи к мотивационному письму. Мне дали полную стипендию как журналистке. Организаторы собрали женщин из разных стран мира, чтобы те могли обсудить вопросы предпринимательства, развития карьеры, здравоохранения, безопасности. Это крупнейшее в мире событие такого рода, организованное женщинами для женщин.

В свободное от конференции время я исследовала Ванкувер, а на второй день познакомилась с будущим мужем. Он тоже оказался из Подмосковья, но уже восемь лет жил и работал в Канаде. В феврале 2020 года я переехала в Ванкувер и мы поженились. Успели прямо до коронавируса — спустя пару недель границы закрыли.

В Ванкувере потрясающая природа. Весна — про цветение сакуры, лето — про поездки на пляжи и походы, осень — про разноцветные клёны, зима — про горные лыжи в 30 минутах от дома. Океаном и горами можно любоваться круглогодично

После переезда ты написала на фейсбуке, что готова присоединяться к новым проектам, но если вдруг ничего не найдётся, придётся создать проект самой. У тебя есть идеи, каким будет твой собственный проект?

Я довольно долго «варюсь» в сфере образования — и речь не только о моих образовательных поездках. Я много писала на эту тему, а после переезда переключилась на этот сектор полностью. Например, придумывала раздел об образовании за рубежом для «Учёбы.ру» или редактировала образовательные проекты Level One. Так что интересные проекты быстро нашлись — и немало.

Недавно я присоединилась к команде StudyFree — это американский стартап с российскими корнями, который помогает студентам из разных стран поступать в учебные заведения по стипендиям. Наверное, лучший мэтч придумать было бы сложно.

Мысль о собственном проекте не исчезла, но я её отложила. Для начала хочу привыкнуть к своей новой жизни в другой стране. Адаптация в 30 лет, когда всё твоё социальное окружение, выстроенное за годы жизни в Москве, осталось за тысячи километров, даётся не так просто.

Люблю физические вызовы вроде походов, активную перезагрузку. Слева: с вершины Эльбруса, высота — 5642 метра. Чтобы не нанести ущерб здоровью, к таким восхождениям нужно готовиться. Справа: пока что самое эпичное событие из всех, где я была. Burning Man в Блэк-Рок Сити в штате Невада. Есть много стереотипов о том, что Бёрн — про наркотики, алкоголь и беспорядочные связи. Для кого-то, наверное, это действительно так, но у меня был совсем другой опыт. Я много танцевала, общалась с людьми и встречала рассветы в пустыне

Давай поговорим о школе и Т—Ж. Много времени занимала учёба?

Тогда моя жизнь состояла только из работы и учёбы. Немного времени оставалось на спорт: он всегда помогал мне привести мысли в порядок. Однажды в тренажерном зале я спускалась со второго этажа на первый, и тут мне в голову пришёл правильный ответ на вопрос школьного теста. Я долго с ним мучилась, и вдруг на меня будто снизошло озарение. Я достала телефон, чтобы записать ответ, но споткнулась и распласталась на этой лестнице. Еле смогла встать и кое-как доковыляла до травмпункта — оказалось, повредила связки. В тот момент я поняла, что надо немножко притормозить, и стала давать себе больше отдыха.

Ты прошла на вторую ступень, но учиться не стала. Почему?

Я понимала: если впишусь в это, то просто разорвусь. В тот момент я совмещала основную работу в пиаре с подработкой в Т—Ж. После статьи про английский я пристала к Максиму: «Хочу писать ещё». В соцсетях он мне не отвечал, и тогда я подкараулила его у Коворкафе Бюро Горбунова, где Максим проводил «Живые советы». «Как тебе тема бизнеса?», — спросил Ильяхов. «Огонь», — ответила я. К слову, небольшой опыт в этой теме у меня уже был — когда-то я писала о предпринимателях для сайта Hopes&Fears.

Сначала мы запустили рубрику о бизнесах по франшизам, а потом появилась возможность перейти в Т—Ж на фултайм — развивать рубрику о бизнесе. Интереснейшие были полтора года: я искала авторов и героев, много редактировала и писала сама, постоянно знакомилась с интересными людьми. Например, однажды я решила купить пуховик одного российского бренда — прочитала о нём в инстаграме. Склад находился на территории трикотажной фабрики. Я еле нашла нужную дверь, но она оказалась закрыта, и я успела разозлиться, что зря потратила время. Тут ко мне вышел молодой парень — склад просто переехал в помещение по соседству. Потом оказалось, что это сооснователь бренда и у него есть крутая история о том, как они с братом налаживали производство в Китае.

Фото со времён работы в Т—Ж. Тарас Кожанов — директор крупнейшей в России козьей фермы. Это мы на «Сернурском сырзаводе» в Республике Марий Эл

Сложно быть автором Т—Ж?

Нужно быть готовым к правкам. Далеко не всем привычно, что их текст по тысяче раз редактируют и просят добавить детали. Например, недавно я написала статью о жизни в Ванкувере для рубрики «Как у них». Несмотря на то, что у меня есть опыт и я сама была редактором Т—Ж, на подготовку текста и доработку по комментариям редактора у меня ушли месяцы. Многие люди сталкиваются с этим и бросают.

Однажды мы с коллегами из Тинькофф-банка сняли ролик о том, что такое международные экзамены по английскому TOEFL и IELTS и как к ним подготовиться. После нескольких часов работы на камеру в режиме нон-стоп язык начинал заплетаться, поэтому периодически режиссёр просил взять в зубы ручку и по разу произнести кусок текста так. Потом, уже без ручки, получалось лучше

То есть, если тебя правят тысячу раз, ты не обязательно плохой автор? Мне кажется, многих пугает именно это. Люди просто думают: «Ну, наверное это не моё».

Иногда правок много, потому что у статьи поплыла структура, автор не проверил факты или любой ценой жаждет сохранить свой авторский стиль, который имеет мало общего с инфостилем. А иногда с этим проблем нет, но редактор чувствует, что тему можно раскрыть лучше, добавить больше любопытных деталей. Становится ли автор в этом случае плохим? Не думаю.

Можно изменить своё отношение к правкам. Подумать: «Я классный, и мне помогут сделать мой текст ещё более классным»

Ещё можно держать в голове финальную цель: «Хочу, чтобы мой текст опубликовали». Это тоже помогает не сдуться по пути.

Ты хотела бы стать ментором? Помогать другим находить международные проекты и уверенность в своих силах?

После окончания журфака я выиграла участие в G (irls)20 Summit — Google Global Mentorship Program. Это программа, в которой сотрудницы офисов Google раз в месяц созванивались с подопечными и давали советы по поводу развития. Меня курировала шведка Тереза, которая работала в лондонском офисе. Я тогда оценила, как круто молодому неоперившемуся специалисту иметь доступ к кому-то более опытному. Детям, подросткам, студентам и выпускникам — всем очень важно иметь вдохновляющие примеры перед глазами.

Потом я решила сама стать ментором и присоединилась к клубу выпускников МГУ. Бесплатно рассказывала студентам о работе в журналистике и смежных областях, о международных возможностях. Придумывала для них задания, редактировала их тексты, помогала писать сопровождающие письма для работы.

Над чем бы я ни работала сейчас, я всегда себя спрашиваю: помогает ли то, что я делаю, другим людям? Если ответ да — значит, я на верном пути.

Посоветуешь несколько краткосрочных программ, куда можно попасть бесплатно и с любой специальностью? Для тех, кто хочет добавить интересную строчку в резюме и познакомиться с интересными людьми из других стран.

Russian Business Leaders — это стажировка для молодых россиян в американских компаниях.

G (irls)20 Global Summit — недельный саммит для девушек из стран «большой двадцатки», куда входит и Россия.

One Young World — всемирный форум молодёжи, он ежегодно проходит в разных городах мира.