Андрей Абрамов. Влиять на город — Кто студент

Андрей Абрамов Влиять на город

Редактор о том, как без опыта устроиться эсэмэмщиком, тяготах фриланса и отказе от лишних вещей.

Твоё образование связано с текстами?

Не напрямую. После 9 класса поступил в техникум на «Товароведение и экспертизу качества потребительских товаров». Это профессия менеджера среднего звена — администратора магазина или управляющего завода. Нас учили в общих чертах, что такое бизнес и маркетинг, как они строятся. А потом пошёл дальше учиться по этому направлению в университет.

Почему ты решил зарабатывать текстами?

Раньше я просто писал разные тексты — рассказы, зарисовки. Подумал: «А где я могу с этим работать?» Одна знакомая занималась СММ на фрилансе — мне нравилось, как она работает. Казалось, что она классная, свободная, делает интересные штуки. Подумал, вот здорово: я тоже так хочу, но с текстом.

Новичкам не хватает опыта, поэтому им сложнее устроиться на интересную работу в медиа или диджитал. Как было у тебя?

Я не сразу начал работать в сфере, которая мне нравится. Я понимал, что можно пойти работать по специальности продавцом или товароведом, но на другие позиции меня не возьмут. Мне было 19 лет. Куда я ещё могу пойти? Где проще всего устроиться? Я даже не мог предположить, как люди, например, становятся фотографами или эсэмэмщиками. Думал: «Как так — у них же нет образования? Как их берут на работу и как они начинают зарабатывать?» Поэтому я какое-то время просто работал продавцом.

Что тебя подтолкнуло изменить свою жизнь?

Начал заниматься журналистикой, чтобы участвовать в конкурсе «Новый взгляд», он проходит у нас в Ульяновской области в рамках фестиваля «Информат». Это было в 2017 году. Раньше я особо нигде не участвовал, а тут подумал — почему бы и нет. Решил поделиться своими мыслями и проверить, стоят ли они чего-то.

У меня было своё видение этих конкурсов — хотелось сделать не так, как все. Обычно участники стесняются и выступают по шаблону. Тогда я поверил, что смогу сделать по-другому и отличиться на фоне условных конкурентов. С этой верой я начал осваивать журналистику, о которой раньше ничего не знал. На это ушёл месяц. Подал работу и фиг с ней, поехали дальше.

Неожиданно я прошёл отбор, после которого был очный этап. Когда приехал на конкурс, другие участники волновались и переживали. А я не относился к конкурсу серьёзно и не был настроен выигрывать. Приехал посмотреть, как это устроено изнутри. И неожиданно занял второе место.

Придумываем с ребятами новые форматы и планируем контент для паблика о Сергее Куприянове — спикере по тексту

Что тебе дал этот конкурс?

Я понял, что можно что-то делать и стать кем угодно — главное начать двигаться в этом направлении.

После конкурса пошёл устраиваться эсэмэмщиком. Вообще ничего не знал. Пришёл на собеседование и говорю: «Я к вам работать». Меня спрашивают: «А что ты умеешь?» Отвечаю: «Я могу писать текст. Стажировался там и там, писал новостные заметки, ещё что-то». Снова задают вопрос: «Ок, а что ещё?»

Больше я ничего не умел, но очень хотел научиться. Думал, если меня возьмут, — точно всё освою. Так и стал эсэмэмщиком. С этого момента начал задумываться о карьере более осознанно.

Расскажи про «Бумагу». Как ты туда попал и чем там занимался?

На самом деле всё очень прозаично и просто — в моей биографии нет невероятных поворотов. Я собирался переехать в Петербург и начал искать работу. Случайно нашёл вакансию новостного редактора в «Бумаге». Изначально это была оплачиваемая стажировка.

На тот момент меня интересовала журналистика, и у меня был небольшой опыт: я стажировался в ульяновской «Комсомольской правде» и «Улправде». В основном это была работа в офисе, когда мы мониторили новостные сводки и обзванивали спикеров. Я откликнулся на вакансию в «Бумаге», сделал тестовое задание и прошёл собеседование. И всё, мне сказали: «Приезжай, мы тебя берём».

В «Бумаге» я не только писал новости, но и работал над статьями. Готовил материалы в формате «вопрос-ответ», составлял подборки фактов, брал интервью. Темы придумывали вместе на планёрках. Например, в Петербурге идёт сильный дождь, который затапливает улицы и метро. Надо рассказать, делают ли что-то городские власти и куда жаловаться, если в подвале вода.

«Бумага» — крутое издание, которое по-дружески относится к читателю. Там работают суперпрофессиональные ребята. Причём это не только городское медиа: оно рассказывает о российских и мировых трендах через призму Петербурга и его жителей. Помню, как в июне в Грузии были конфликты, и мы искали очевидцев. Мы хотели показать, как протестные акции повлияли на жизнь обычных людей, которые оказались там в это время.

В офисе «Бумаги» стоят картонные Киркоров и Бузова. Прошлой зимой, когда в Петербурге не чистили улицы, ребята измеряли высоту сугробов Филиппом Бедросовичем

Почему ты не остался в «Бумаге»?

Когда журналистики в моей жизни стало больше, чем маркетинга, я понял, что мне ближе вторая сфера.

В маркетинге сочетаются две противоречивые вещи: с одной стороны, это система, с другой — свобода и креатив. Я люблю придумывать, наводить порядок и строить системы. В маркетинге есть планирование, гипотезы и аналитика. И мне нравится работать над стратегией, коммуникацией и контентом, который решает эти задачи.

Что касается журналистики, то это отдельная тема. Несколько месяцев назад отписался от новостных ресурсов, и жизнь стала лучше. Потому что ты постоянно читаешь об авиакатастрофах или получаешь новости, которые на тебя никак не влияют. Условно — вот ввели в Америке новый закон, а что мне с того? А новости, которые действительно важны, в любом случае до меня доходят — не через СМИ, так через друзей.

Что не так с новостями и журналистикой?

Мне нравятся инструменты журналистики: проверять факты, работать в быстром темпе, искать спикеров, брать интервью, придумывать хороший заголовок.

Но в журналистике всё нужно делать быстро. При этом неважно, что лично ты чувствуешь. Из-за постоянной спешки и желания словить хайп журналистов воспринимают как назойливых людей, которые лезут не в своё дело, пытаются тебя достать, пишут какую-то фигню. Когда у кого-то случается трагедия, к нему подбегают десять корреспондентов и начинают наперебой спрашивать: «Что вы думаете, что вы чувствуете?» Причём завтра эта новость протухнет: не вовремя опубликовал, не взял комментарий или интервью — опоздал, потерял читателя.

С журналистами из Армении, Азербайджана и России на проекте «Следы единства». Ребята искали следы своих народов у нас, а мы в их странах

Конечно, в СМИ публикуют и большие и качественные исследовательские материалы — к ним я отношусь хорошо. Но наши издания по большей части построены на новостях — это даёт трафик. И статьи тоже привязывают к инфоповодам: когда он пройдёт, материал будет никому не нужен. Я бы не хотел делать быстрорастворимый контент. Хочется посидеть и подумать, прикинуть разные варианты и сделать что-то более полезное, качественное и осмысленное. Возможно, я где-то заблуждаюсь, но пока мне кажется так.

Чем ты сейчас занимаешься?

Так получилось, что после стажировки в питерской «Бумаге» я вернулся в Ульяновск. Сейчас я, как и раньше, работаю с контентом удалённо. Пишу для «Профи-ру» и контент-агентства «Сделаем», а также помогаю клиентам, которые обращаются напрямую. Продолжаю развивать портфолио: чтобы сделать его сильнее, готовлю статьи для «Т—Ж», «Текстерры» и «Мела».

Работаю над собственными проектами, например, веду канал в телеграме о творчестве Дмитрия Быкова. Ещё главрежу городским изданием «Холмы» об Ульяновске. Предыдущий главред сказала: «Уезжаю в Москву, давай ты будешь главредом». Пока в команде вместе со стажёрами — 15 человек. Думаю, станет меньше.

Бюро действительно дает хороший пинок под зад. В последний месяц увлечённо читаю, пишу и редактирую. Не могу остановиться.

Главрежу в «Холмах» с июля 2019 года. Каждые две недели созваниваюсь с основателем издания Мариной Суворовой. Она занимается рекламой

Как ты находишь хороших авторов для некоммерческого проекта?

В Ульяновске вообще сложно с авторами. У нас нет профессионального медиаполя — сообщества, в котором можно развиваться. Поэтому никто не выращивает кадры для работы с контентом. В городе развита айти-сфера, поэтому легче устроиться программистом или дизайнером. А люди, которые работают с текстом, как правило, идут в журналистику, но она особо никому не нужна, поэтому стагнирует. Ситуация такая: или ты работаешь в региональном медиа, или уезжаешь в Москву, Петербург и другие крупные города. Больше с контентом особо работать негде.

Обычно для «Холмов» пишут те, с кем мы пересекались на разных проектах и общались лично. Либо это люди, которым нравится, что мы делаем, и они тоже хотят с нами работать. Начинающие авторы могут плохо писать, но они очень хотят научиться. А когда есть мотивация, люди не срывают сроки и доводят дело до конца.

Что самое сложное в подготовке больших обзорных материалов?

Собрать интересную фактуру из разных источников и комментариев экспертов. Упорядочить эту информацию, составить чёткую структуру и написать — несложно.

Как справляешься с ситуацией, когда нужно написать, а не пишется?

Причина этого состояния кроется в недостатке информации. Когда не знаешь, с чего начать, потому что мало знаком с темой.

На случай, когда совсем нет времени углубляться, у меня есть суперлайфхак. Я беру любой текст и закидываю его в гуглдок. Тема и автор статьи не имеют значения. Это может быть похожий материал другого автора или моя старая статья. В статье должны быть заголовок, лид и основная часть. Копирую текст в редактор, потом на его месте начинаю писать другой, и старого текста уже не существует. Таким образом я избавляюсь от чистого листа и внушаю себе, что большая часть работы сделана. А мне осталось только навести порядок в этом тексте.

Как ты обычно готовишься к интервью?

Обычно, если кто-то соглашается давать интервью, он готов говорить. Но из-за особенностей характера или простой усталости человек может отвечать односложно. Нужно сделать так, чтобы он вовлёкся — попытаться выйти на какую-то общую тему. Тогда даже неразговорчивый человек включается и начинает рассказывать. Причем иногда так, что его потом приходится прерывать.

Секрет хорошего интервью в подготовке. Хорошо, если на это есть время — когда ты работаешь в новостном издании и создаёшь большой поток контента, его может не хватить. Мой совет — тщательно изучать информацию о герое и его предыдущие интервью, придумывать хорошие вопросы и чётко формулировать цель конкретного интервью. Всегда помнить о ней во время беседы.

Во время интервью нужно всегда помнить о его цели

Хорошие вопросы — это открытые вопросы: «что», «как», «почему», «зачем». Они не только раскрывают героя с точки зрения цели интервью, но и интересны самому герою. Чтобы найти вопрос, который герою никто не задавал, надо постараться. Если человек видит, что у тебя интересные вопросы и тебе интересно с ним общаться, он будет больше расположен к разговору. Даже если он не хочет говорить. Ты всегда можешь копнуть чуть глубже, изменить формулировку вопроса, чтобы собеседник почувствовал твою подготовку.

На кого из известных журналистов посоветуешь равняться в плане вопросов?

Мне нравится, как задает вопросы Николай Солодников, который ведёт передачу «ещёнепознер». Он классно разбирается в собеседнике и вовремя задаёт вопросы, когда это действительно нужно. Люблю подкасты Паши Фёдорова и Кирилла Скобелева — они здорово раскрывают героев. Чтобы задавать хорошие вопросы, не нужно быть журналистом, нужно быть интересным самому и интересоваться собеседником.

А сколько в общей сложности ты работаешь удалённо?

Больше двух лет.

Допустим, я работаю в офисе и хочу заниматься фрилансом. С чего начать?

Мне было проще перейти на удалёнку, потому что я ничего не терял. После того, как я устроился эсэмэмщиком в диджитал-агентстве, понял, что мне не нравится работать в офисе. Самое сложное — решиться изменить свою жизнь. Конечно, когда ты не свободен и обеспечиваешь семью, это тяжелее и нужно хорошенько обдумать каждый шаг и проработать разные варианты. Но когда ты один, тебя ничего не сдерживает. В этом случае нужно просто сделать: уволиться в один момент и отправиться в приключения на фрилансе.

Чтобы облегчить задачу, стоит подготовиться заранее: подумать, как будешь себя представлять, а потом составить портфолио и резюме. Заранее подумай, где будешь брать заказчиков: начни знакомиться с биржами фриланса, тематическими группами и каналами. После этого ты копишь деньги и резко уходишь с работы.

На рабочем месте важно создать атмосферу

С какими проблемами ты столкнулся на удалёнке?

На удалёнке ты узнаёшь много всего нового, потому что попадаешь в неизвестный мир. Начинаешь составлять договоры и акты, считаешь деньги. Сам ищешь клиентов и учишься общаться с людьми. Многим тяжело говорить на равных с заказчиками, я тоже через это прошёл. Ещё бывает трудно заставить себя работать и найти баланс между работой и жизнью.

Главное — понять, что ты будешь делать и как ты будешь работать. Нужно продавать себя, это очень важно. Если у тебя нет такого навыка, но ты хорошо работаешь, ты умрёшь с голоду. Нужно уметь себя позиционировать. Для этого ты понимаешь, кто ты такой, почему столько берёшь за работу и в чём твои преимущества. Придётся искать клиентов. Это страшно и тоже может стать проблемой.

Сначала ты просто сидишь на бирже, потом начинаешь всем писать, а затем составляешь предложение для конкретного клиента. Тратишь много времени, чтобы придумать, как и чем его привлечь.

Когда нет начальника, который постоянно подгоняет, бывает сложно сосредоточиться на работе. Нет чёткого конца рабочего дня, никто не напомнит о дедлайне. На удалёнке надо реально работать, а в офисе можно притвориться, что ты что-то делаешь.

Если не умеешь продавать себя на фрилансе, умрёшь с голоду

Как сделать так, чтобы работа не захватила всю жизнь?

Часто советуют сделать такой же график, как и в офисе. Но потом я понял, что не стоит проводить резкую черту. Ты становишься менее гибким и можешь потерять работу.

На удалёнке работа становится органичной частью твоей жизни: у тебя есть жизнь, и в ней есть работа. Нужно научиться так жить и балансировать на этой грани. Когда я смирился с тем, что я просто живу, а иногда есть работа, стало легче.

С другой стороны, если нет чёткой границы между жизнью и работой, бывает сложно расслабиться. Тогда ты постоянно погружён в мысли о работе — с утра и до вечера. Ложишься спать и думаешь: «Ой, я не сделал задачу». Чтобы отдохнуть, приходится заставлять себя переключаться и идти отдыхать.

Мне кажется, с проблемой поиска баланса нельзя справиться просто так: когда щёлкнул, и вопрос решён. Сначала ты год страдаешь, а потом открываешь свою собственную формулу баланса между работой и жизнью. Иначе ты никак не перескочишь через эту проблему и так и будешь мучиться. Но это очень крутой опыт, который улучшает твою жизнь: ты понимаешь, как ты живёшь, и что тебе действительно надо.

Поэтому ты и пошёл в Школу редакторов — чтобы знать больше?

Наверное, да. Я пошёл в школу, чтобы получить систему теоретических знаний и ориентиров. Чтобы понимать, как можно и нельзя.

Как ты относишься к рейтингам студентов?

Это хорошая штука, которая мотивирует. Изначально я был 23-м, потом упал, а закончил первую ступень на 59 месте. Понимаю, что занимался недостаточно хорошо — это объективная оценка сил, которые я вкладывал в учёбу.

Многие переоценивают рейтинги. Лично я бы не хотел стать номером один. Мне плевать на это. Моя цель — получить знания, которые мне нужны.

Чем собираешься заниматься в будущем?

У меня есть конкретный план: закрепиться в том ритме жизни, который мне нравится. Это значит продолжить трудиться удалённо и заниматься тем, что мне нравится. Чтобы это не было каторгой, как работа в офисе.

Второе — стать хорошим специалистом, чтобы диктовать свои условия. Когда ты говоришь: «Делаем вот так, и если вы не согласны, мы прощаемся». Для этого надо качать компетенцию.

Третье — применять профессиональные навыки в личных проектах. Например, я занялся скейтбордингом и решил сделать рассылку или промостраницу, чтобы рассказать об этом другим.

Город проживания имеет для тебя значение?

Город для меня выполняет, скорее, функцию сервиса. Мне важно, чтобы было то, что мне нужно, и чтобы я мог это сделать быстро. Оформить документы, выбраться на отдых, пообщаться с интересными людьми. Если я могу выполнять свои цели, значит, город клёвый и в нём можно жить.

В Ульяновске всё рядом — это хорошо. Могу за два часа оформить нужные документы, снять деньги и с кем-то встретиться. А ещё я могу влиять на этот город и сразу видеть изменения.

Город для меня выполняет функцию сервиса

Что ты имеешь в виду, когда говоришь о влиянии на город?

Когда ты что-то делаешь и видишь обратную связь. В этот момент ты понимаешь, как сработал и насколько полезное дело сделал.

В этом году я участвовал в организации фестиваля «Информат», куда раньше отправлял конкурсную работу: составлял образовательную программу. Недавно встретил чувака, который был фотографом, а потом съездил на фестиваль и увлёкся дизайном. Получается, фестиваль помог человеку найти своё дело, и тем самым мы повлияли на городскую среду: увеличили дизайн-сообщество. Пусть и ненамного.

Командой журнала «Холмы» мы хотим создать в городе медиа-сообщество, потому что сейчас его нет. Планируем организовать митап, на котором соберём всех, кто причастен к пиару, СММ, маркетингу и медиа. Буду пробовать создать эту тусовку, в которой всем будет комфортно и будет меньше негативных новостей.

На семинаре выпускников программы «Культура [Активная]». Сначала прошёл обучение, а потом помогал ребятам запустить проект, связанный с граффити

А как же «Лайфхакер»?

Мне кажется, что у нас медиа больше популяризуют университеты, чем айти-компании или СМИ. «Лайфхакер» — федеральное издание, в котором работают люди со всей России. Иногда ребята из «Лайфхакера» выступают на местных ивентах, но редко. Наверное, им не до этого. Но талантливые люди здесь есть.

Чем ты занимаешься в свободное время, кроме работы?

Мне нравится минимализм — это такой образ мышления и стиль жизни, когда ты избавляешься от всего лишнего: вещей, дел и людей. Я продолжаю упрощать свою жизнь, и с каждым разом получается лучше. Это похоже на редактуру, когда ты сокращаешь текст и оставляешь только главное. В будущем я бы хотел запустить блог на эту тему — сейчас как раз работаю над этим.

В минимализме нет чётких правил, главное — убрать то, что тебя отвлекает и навязывается. Мне кажется, в современном мире это важно, когда вокруг куча ненужных товаров и услуг. Лишние вещи не несут пользы и не делают счастливее. Когда ты покупаешь, чтобы быть не хуже других, ты не достигаешь своих целей.

Ещё я увлекаюсь неформальным образованием: изучаю методы и инструменты, как учиться легко и быстро. Например, менторство — это когда человек приходит с проблемой, и ты составляешь план роста, чтобы помочь ему достигнуть цели и лучше разобраться в себе. После Школы редакторов хочу взять двух-трёх человек, чтобы помочь им разобраться в медиа и найти себя в профессии.

Работал медиавожатым на Международном медиафоруме «Артек». Занял второе место в конкурсе медиавожатых

Какие книги посоветуешь почитать?

«Офис в стиле фанк» Кали Ресслера и Джоди Томпсон. Помогла осознать, насколько некомфортно работать в офисе, и перейти на удалёнку.

«Как писать книги» Стивена Кинга. Лёгкая и интересная книга о том, как и зачем создавать тексты. Основная мысль — это может делает любой, кто хочет о чём-то рассказать. Главное — работать и кайфовать от результата. Тогда будут силы, чтобы писать дальше.

«Красная таблетка» Андрей Курпатова. Книга о том, как работает мозг и его противоречиях. Помогает трезво взглянуть на то, что ты делаешь, и по-новому оценить ежедневную рутину. Один из главных принципов — делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть. Так сказал Рузвельт. Это значит, что надо работать над теми задачами, которые у тебя есть сейчас. Так открываются новые возможности, и ты становишься лучше.