Алексей Логинов. Брать любую интересную работу — Кто студент

Алексей Логинов Брать любую интересную работу

Дизайнер о провале на третьей ступени, универсальности и отношениях с клиентами.

Почему ты поступил в школу бюро?

Мне случайно в руки попала «Пиши, сокращай», и я узнал про Максима Ильяхова. Тогда читал мало, но после этой книги мне стало понятно, что делать дальше, в какую сторону двигаться. Потом брат рассказал про школу бюро, и через полтора года я решил поступать.

Отучился две ступени на редактора, а с третьей вылетел.

Почему ты не закончил третью ступень? Что произошло?

Не прошли через Горбунова. Мы были в розовых очках, придумали миллион функций, а реализовать их не получилось.

У нас в команде с самого начала была дикая маниловщина. Мы так наивно подошли к работе над проектом, что уже на старте можно было понять — мы вылетим всей группой. У нас не было никаких шансов сделать проект.

Какая была тема диплома?

Катя Гаврилова придумала сервис для рассылки электронных приглашений на свадьбу: выбираешь красивый шаблон, получателей и пишешь текст.

Сервис рассылает приглашения на электронные почты, типа «вот, приглашаем», а приглашённый может подтвердить своё участие. Звучит просто, но мы начали изобретать шаттл.

Один из вариантов свадебного приглашения

Что привело к неудаче?

Мы три недели согласовывали только понимание задачи. Пытались объяснить Артёму Горбунову, почему наша система будет работать, а он абсолютно оправданно заворачивал все наши идеи — там был сплошной наивняк. Например, рассказывали Артёму, что попросим нашего знакомого свадебного ведущего рассказать о сервисе своим друзьям, а Артём спрашивал: «А почему он захочет это делать? Какая у него мотивация?» — «Он захочет поддержать классный проект». — «Почему?» И у нас ступор. Мы не планировали платить ему, поэтому мотивация человека осталась под вопросом. Естественно, он бы ничего поддерживать не захотел.

Наша модель продвижения держалась на соплях. Мы хотели раскачивать соцсети и запускать директ, но Артём не поверил в эффективность метода. У него сразу была тысяча вопросов: кто будет вести соцсети, почему директ сработает. В этот момент я понял, что нельзя брать модели, которые хоть на секунду можно поставить под сомнение. Они должны быть непробиваемыми. Ещё страшнее, что мы не показывали макеты Мише Нозику, пока не утвердили понимание задачи с Артёмом.

Я сразу понял, что у нас никаких шансов сделать проект, но почему-то пустил процесс на самотёк. Надеялся, что мы каким-то волшебным образом справимся. Но задач в проекте было так много, что само бюро бы, наверное, вскипело. Мы хотели сделать всё и сразу. И за 5 недель.

Что было, когда Артём принял понимание задачи?

Мы выдохнули и принесли ему макеты. Стало понятно, что дизайн мы не согласуем никогда.

Когда два дизайнера в команде, все ожидают, что эти приглашения будут хотя бы симпатичные. Мы с «Пинтереста» собрали кучу вариантов и пытались повторить, цветочки какие-то нарисовать. Но никто из нас не умел рисовать, а нанимать иллюстратора было дорого. Поэтому наши шаблоны приглашений были дешёвенькой копией, как с «Алиэкспресс». А кроме приглашений ведь ещё был интерфейс.

Кончилось тем, что макеты увидел Нозик. Сказал, что всё это полная ерунда, и что вместо простой системы мы сделали «1С-Бухгалтерию». Непонятно, как в этом разбираться, как это работает. У нас действительно там было 100 вкладок, куча настроек, как будто это интерфейс запуска «Фалькон Хеви».

За две недели до допуска Нозик нам показывает, как нужно сделать на примере Эпла. Мы начинаем люто-бешено копировать страницу подарочных сертификатов Эпл, но не успеваем. Горбунов говорит: «Нет, такое я не пропущу к защите. Извините, ребята».

В нашей команде никто рисовать не умел. Поэтому открытки получились не очень и мы не получили допуск

Успеть шансов не было?

Чтобы успеть, нам надо было в первую же неделю идти к Нозику. Чуть ли не в первый день созваниваться с ним и говорить: «Миша, пожалуйста, помоги нам. Посмотри, что мы делаем. Подскажи, куда смотреть». У нас бы появился шанс сделать что-то вменяемое за время ступени. А мы откладывали это так долго, что было уже поздно.

Как получилось, что вы начали выдумывать космический корабль?

Я помню, что с самого первого дня говорил команде: «Ребята, мы ничего не успеем. Мы не протащим столько через Горбунова. Он слишком крут, чтобы мы согласовали столько дизайна за такой срок».

Вторая команда у Горбунова работала над проектом «Кто студент». Мы в Скайпе созванивались с Артёмом и слушали, какие замечания он даёт. Я видел, что команда «Кто студента» не может согласовать даже вёрстку простой текстовой страницы о журнале. При этом дизайна было по минимуму — просто типографика и вёрстка. А у нас был конский интерфейс. Артём давал много замечаний: он видит намного больше, чем мы.

Но почему-то ребята мне говорили: «Нет, всё будет нормально, мы всё сможем».

Когда провалились, у меня было болезненное состояние. Я себя ругал, что не протолкнул свою команду, хотя видел, насколько мы буксуем. У нас две недели дизайн мог просто стоять на месте: кто-то ушёл устраиваться в «Сбербанк технологии», кто-то на неделю пропал с клиентами. Я сам отваливался постоянно.

Мне кажется, тут проблема в том, что когда три человека работают над проектом, каждый перекладывает ответственность на другого. Каждый участник надеется, что кто-то другой вытащит проект.

В школе учат, что редактор — капитан корабля. Почему ты не взял управление на себя?

Я сейчас понимаю, что должен был это сделать. Я должен был взять на себя управление проектом: отслеживать дедлайны, вовремя всем напоминать об этом, звонить Мише Нозику и обсуждать с ним проект. Я всего этого не делал, потому что вообще не врубался, что происходит. Думал, что нужно просто немного подождать, ребята придут в себя, мы всё сделаем и всё будет хорошо.

У тебя есть пост в фейсбуке о пушерах. Это отголосок той психологической травмы?

Да, после третьей ступени я осознал, насколько важно пу́шить, толкать в проекте других и себя в том числе. Проект у меня не получился, но благодаря неудаче я сделал много выводов, которые потом спасали мне клиентские проекты. Школа окупилась для меня даже без диплома.

Школа окупилась для меня даже без диплома

Расскажи будущим студентам, как не облажаться на третьей ступени.

Никто не сделает проект за тебя. У каждого должно быть ощущение, что он на проекте один.

Раньше в школах бюро одним проектом занимался один человек: дизайнер или редактор, и вся ответственность лежала на нём. И я считаю, что с таким же ощущением нужно делать проекты сейчас.

Если кто-то видит, что проекту плохо, каждый должен вытаскивать его. Всеми силами спасать, цепляться и раздавать всем, кому можно, лишь бы что-то получилось.

Важно распределить обязанности на самом старте и постоянно их контролировать. Нужно проверять каждый день, что кто сделал. У нас была неделя, когда мы просто втроём выпали.

К шефу нужно идти в первый же день. Советоваться с ним, предлагать идеи, спрашивать о похожих проектах, созваниваться каждые три дня, если он сможет, и чекать этапы.

Ну и самое главное: брать задачу проще. Не обольщаться своими талантами — замечаний будет миллиард.

Мы всего этого не сделали, и я об этом пожалел.

Чем ты занимался до Школы редакторов?

Я работал фотографом, пока учился в универе, — это моя первая полноценная работа. Начал снимать чуть ли не ради шутки, но быстро стал стажёром на «Геометрии» и снимал всякие безумства в клубах.

Денег это почти не приносило, и мне вообще не нравилось торчать в клубах до трёх ночи каждые выходные. Я зарабатывал на свадьбах, но снимать их мне тоже не нравилось. Я любил фотографировать фэшн и просто снимать случайные кадры из повседневности — эти снимки стали моим портфолио.

Потом знакомый позвал в мир интернет-рекламы, настраивать «Директ» и «Адвордс». Я подумал: «Круто, сейчас разберусь в интернет-рекламе и завалю себя клиентами на фотосъёмки». Но меня затянуло.

Время шло, и компании понадобился человек, который умеет внятно писать тексты и собирать прототипы. Нужно было рассказывать о продуктах, о людях, об услугах, чтобы потом дизайнер взял этот прототип и превратил в макет. Вот примерно здесь я прочитал «Пиши, сокращай».

Я любил фотографировать фэшн и просто снимать случайные кадры из повседневности

Как тебя изменила школа в профессиональном плане?

Это был трамплин. Мне стал интересен дизайн. Я перёшел от работы с текстом к макетам. Внезапно я понял, что мне не нравится просто писать текст в гугль-доке, а нравится делать законченный продукт. Грубо говоря, я стал дизайнером после школы редакторов. Такой вот немножечко странный ход.

В чём сейчас заключается твоя работа?

Я занимаюсь дизайном, но это включает в себя и маркетинг, и редактуру, и визуальное повествование. Я не просто «клею текст как обои», а занимаюсь полным циклом продукта. Ко мне приходит человек и говорит: «Нет денег в бизнесе». Мы с ним садимся и смотрим, где можно чего сделать такого дизайнерского или не очень, чтобы у него увеличились продажи.

Я сдаю готовый продукт. И что ещё важнее, у меня есть вторая итерация — смотрю, что там в аналитике происходило, как люди реагируют, что они пропускали, на что кликали. Переделать или доработать какую-нибудь промостраницу спустя полгода — для меня прям святое.

Я считаю, что две итерации — вообще минимум, если мы говорим про сайты, промостраницы, лендинги, презентации и всё такое. Например, так я сделал с «Проджект 312». Вторая версия сайта увеличила конверсию вдвое.

«Проджект 312» после первой и второй итераций. После редизайна конверсия сайта увеличилась

Ты связываешь свою универсальность с обучением в школе?

Школа помогла понять, что делать можно намного больше. Редактура — это не только написать текстик. Благодаря школе появилось очень много знаний, до которых сам я бы вряд ли дошёл.

Я далеко не лучший дизайнер и не гений редактуры. Но моих знаний хватает на то, чтобы вовремя найти какую-то нестандартную идею и предложить её клиенту, которому в следующем месяце нужно хотя бы хлебушек купить.

Твоя универсальность пользуется спросом у клиентов?

На это точно есть спрос. Я могу разобрать их бизнес-процесс и найти новые точки роста, отговорить от создания сайта и предложить печатать брошюры, если это принесёт больше пользы. Например, человек приходит с Биржи главреда и думает, что я занимаюсь только текстом, а я ему говорю: «Подожди, я могу тебе вообще всё сделать». Клиентам это приятнее и интереснее, потому что через меня они закрывают больше задач.

Всё пересекается: дизайн, редактура, маркетинг. Я их даже разделять уже перестал, потому что одно без другого не работает. Хороший редактор неизбежно столкнётся с дизайном. Хороший маркетолог должен уметь писать текст и собирать хоть какой-то макет. Иначе что-то одно всегда будет проседать: либо форма, либо содержание. Всё может быть красиво, но текст — катастрофа. Или текст может быть безупречным, а на дизайне внимание отдают вторичным деталям.

Людям, которые закончат Школу редакторов, очень полезно разобраться в маркетинге. Они ведь будут писать тексты для бизнеса. Если редактор не понимает, как преподнести продукт, определить целевую аудиторию, позиционирование, то будет тяжело. Он, конечно, напишет сильный текст, но что-то упустит.

Где ты берешь клиентов, способных оценить твои знания и универсальность?

Клиентов мне приносит «сарафан» — люди, которые уже работали со мной и понимают мою ценность. Они меня просто советуют своим знакомым. Ещё у меня было три крупных клиента, которые прочитали мои статьи в блоге. А кто-то просто находит меня на Бирже главреда.

Как стать универсальным?

У меня есть одно правило, о котором мало говорят в бюро: не бойтесь брать работу, которую никогда не делали. Это сразу увеличивает горизонт навыков и напрямую влияет на деньги.

Я вижу, как трясутся редакторы, когда их просят сделать дизайн или логотип. Надо брать вообще любую работу, которая приходит, если она лежит в поле интересов и навыков. Если я занимаюсь текстом, почему бы не попробовать ещё и дизайн взять? Мне это всегда сильно помогало. Я прямо на «боевом сервере» учился делать самые разные штуки, которые выходят за пределы текста.

И даже если вы не умеете делать дизайн — наймите помощника. Вы увидите процесс и точно чему-то научитесь.

Про «брать любую работу» у тебя прозвучало как правило жизни.

Вся моя работа такой была. Когда я начал работать на себя, у меня каждый проект был полем экспериментов. Я в общих чертах понимал, что нужно делать, но приходилось на живую всё пробовать.

В одном проекте у меня отвалился дизайнер и мне пришлось расчехлять Скетч. По сути — это первый сайт, который я задизайнил сам. Сейчас он висит у меня в портфолио.

Или, например, приходит клиент, которому нужно сделать логотип. Я могу сделать набросок или концепт, но сами логотипы практически никогда не рисовал. Сейчас мне помогает иллюстратор, который берёт идею и мы вместе над ней работаем. Когда-нибудь наступит день, когда я просто сам открою Иллюстратор и начну делать логотипы, если помощник будет занят. Нужно не бояться, а брать и делать.

Первый сайт, который я задизайнил сам

Посоветуй, где поучиться дизайнить?

Мне больше всего помогали книги, в том числе из технического минимума школы. Обычно студенты их читают в процессе обучения или вообще не читают. Там есть несколько крутых книжек, которые мне очень помогли. Например, все книжки Тафти офигенные, их надо читать. Ещё есть Харровер, который прекрасно объясняет вёрстку.

Уайт «Редактируем дизайном» — простая, но очень полезная для всех школ книга. Очень мне понравился Брингхёрст «Основы стиля в типографике».

Кроме школьного списка, очень советую всем дизайнерам прочитать Р. Арнхейма «Искусство и визуальное восприятие». Книга тяжело читается, но она фундаментальна.

Иногда нужно просто смотреть чужие работы. Заходить на какой-нибудь «Хттпстер» и очень внимательно смотреть на то, что происходит: как страница собрана, какие акценты, как выглядят блоки. Чем больше таких штук посмотришь, тем больше визуальный опыт.

То же самое в редактуре. Сначала изучаешь какую-то базу: правила русского языка, пунктуации, инфостиль, синтаксис. Потом начинаешь читать других, подмечаешь какие-то детали: как человек создаёт интригу, как он перетаскивает тебя из одного абзаца в другой, как шутит. Все это откладывается на подкорку, если смотреть внимательно.

Ещё я был на трёхдневном курсе Игоря Штанга «Типографика и вёрстка». Там процентов на 85 информация была уже знакома, но остальные 15 — просто роскошные.

Я потратил на книжки просто безобразные деньги. Я даже думаю, что у меня зависимость, мне всегда хочется купить новую

Что, кроме книг, может помочь овладеть профессией?

Учиться у крутых ребят. Например, чтобы прокачиваться в дизайне, я попросил одного очень сильного дизайнера посмотреть мои макеты. Он говорит мне, где какие косяки в моей работе, и я начинаю видеть их сам на следующих макетах.

Для меня учитель — это что-то бесценное. Человек может двумя предложениями передать год своего опыта.

На что ещё важно обращать внимание?

Когда приходишь в профессию, часто начинаешь вариться в ограниченном информационном поле. Например, если читать строго про редактуру, кругозор не расширится. Надо изучать другие направления: архитектуру, музыку, двигатели внутреннего сгорания. Потом это так или иначе возвращается в работу. Я, например, могу зайти в магазин и купить какую-нибудь книжку про актёрское мастерство. Кажется, она совершенно бесполезна для моей работы, но даже там можно найти интересное и полезное.

Нужно брать как можно больше разных знаний. Школа такую подсказку даёт постоянно. Например, там аккуратненько подсовывают книгу Альтшуллера «Найти идею» — это просто ядерная физика какая-то. Я его читал-читал и мозги просто взорвались. Попробовал второй раз, а мозг снова плавится и вообще непонятно, как это принести в свою профессию. Но потом читаешь советы Горбунова про работоспособные идеи и становится понятно, что там очень много ТРИЗа. Способность перелинковать разные знания очень положительно сказывается на результате.

И есть ещё один способ развиваться — просто пойти к психологу.

Зачем это?

Тексты научатся писать роботы, дизайн научатся рисовать роботы. Вёрстку уже делают программы, человек там не нужен. Всё будет роботизироваться и, может быть, единственная штука, которая реально будет человеческой, которую робот не сможет заменить, — эмпатия. Это способность понять своего клиента, почему он так внимательно придирается к цвету кнопки, что в голове у конечного потребителя, который будет читать твой сайт, твою статью. Суперкрутая тема по прокачке эмпатии — пойти к психологу.

Я могу сказать, что у 99% людей есть какие-то проблемы из детства, какая-то ерунда, которая каждый день мешает жить. Психологи помогают это снять и начать нормально общаться с людьми. Я уверен, что эмпатия — это штука, за которую клиенты готовы платить больше всего денег. Они не за редактуру платят, а за то, что тебе не наплевать на их проект.

Мне очень сильно помогла работа с психологом. Жить как-то легче стало, и у меня появилась неподдельная любовь к клиентам. И к клиентам их клиентов.

Чтобы прокачиваться, надо с интересом читать то, что выходит далеко за пределы профессии

Ты пошёл к психологу, чтобы он помог тебе научиться любить клиентов?

Я был уверен, что мне нужно научиться лучше чувствовать людей. Наша работа связана с тем, что по ту сторону монитора сидит человек, и его надо как-то любить, потому что если его не любишь, то фигня получится. Нельзя написать хорошую статью, если презираешь своих читателей. Нельзя сделать хорошую промостраницу, если считаешь конечного покупателя дебилом. Это сразу всё между строк вылезет.

Я часто сталкиваюсь с тем, что люди считают друг друга идиотами: «Клиент всегда мудак, а читатель такой наивный, что поверит в любую чепуху, — только пиши красиво». Какая-то звериная черта.

Чтобы делать нашу работу, нужно любить людей.