Михаил Голев. Всё — постмодерн — Кто студент

Михаил Голев Всё — постмодерн

Художник о насмотренности, вреде классического художественного образования и о том, почему российские мультфильмы неинтересные.

Какое у тебя образование?

У меня неоконченное высшее по психологии и дополнительное по иллюстрации.

На психолога учился в университете в Химках, но бросил, так как не нашёл возможности применять знания. Вообще не особо сложилось с психологией. Дополнительное образование я получил в Британке на факультете иллюстрации.

У них такая система: они выдают диплом о дополнительном высшем на основе первого, если у тебя уже есть высшее. Но у меня в Британке был красный диплом, поэтому для меня сделали исключение и выдали диплом о дополнительном высшем.

Как вышло, что ты начал рисовать мультики?

Мультики я начал рисовать, когда учился в Британке. Одно из заданий: выбрать литературное произведение и на его основе сделать презентацию про алкогольный напиток. Я за три часа придумал концепцию и сделал презентацию с анимацией. Сокурсникам и преподавателям понравилось. Я понял, что у этой затеи большой потенциал, и начал делать анимацию.

Теперь я думаю, что моя основная суперсила — придумывать креативные истории. В моей презентации именно история вызвала интерес, а анимация только помогла её поддержать.

Какой проект ты придумал? Расскажи подробнее.

Я придумал напиток «Собачье сердце». Он помогал найти ближайший пункт сдачи посуды. Кроме небольшой суммы за банку человек получал бонусы лояльности в приложении. После девяти сданных банок он получал плюшевого котика в подарок. Внутри котика была бесплатная десятая банка.

С помощью интерактива, который запускал карту с пунктами сбора на смартфоне, я стремился поддержать чистоту в городе и вовлечь потребителя в игру в Шарикова, который любил драть котов.

Обложка презентации «Собачье сердце»

Как ты придумываешь сценарии для мультиков?

Я делаю комедийные сюжеты, а у шутки простая структура: сетап и панчлайн. Сетап — какая-то ситуация, история. Панчлайн — это сама шутка, чаще всего неожиданная. Такой вот секрет юмора. Я предпочитаю использовать юмористические материалы, причём не только в каком-то развлекательном контенте у себя в инстаграме. На мой взгляд, это даёт человеку больше привязанности к информации. Если он читает, и ему забавно и интересно, он будет читать и дальше.

Есть люди, которые любят читать о грустном, но я не знаю, как такое делать. Я не умею вызывать у людей скорбь, это не моё.

Где можно научиться писать креативные сценарии?

Есть куча материалов и школ, которые учат креативу, но это всё шляпа. Они предлагают задания в духе «придумать 10 способов, как поступить с зажигалкой». В итоге не получается никакой мотивации, потому что их 10 способов — это засунуть зажигалку в девять разных отверстий и один раз поджечь. Это оторвано от реальности. Если результат работы нельзя оценить, то непонятно, как его применять.

Чтобы получалось, нужно пробовать как можно больше. Нет никакой специальной методики. Например, сначала ты рассказываешь своей подруге какие-нибудь шутки или что-то ещё. Когда подруга устаёт — маме рассказываешь, когда мама устаёт — дедушке. В какой-то момент может получиться так, что подруге начнёт что-то нравиться. Потом рассказываешь это своим друзьям, начинаешь понемногу наблюдать за откликом аудитории, учиться с ней взаимодействовать. Понемногу начнёшь понимать, как люди воспринимают информацию, и всё хорошо складывается в какие-то последовательности.

Работайте с реальными задачами. Если задач нет, придумайте — это тоже задача. «Чтобы такое сделать» — не задача

У тебя в инстаграме очень много мультов. Как ты их успеваешь делать?

Насчёт продуктивности мне особо нечего сказать, кроме того, что курсы продуктивности, которые продаются в телеграме или инстаграме — ерунда. Люди пытаются с помощью графика сделать так, чтобы нелюбимое занятие стало любимым.

Мне кажется, главный секрет продуктивности — тебе должно нравиться твоё дело, и ты не делаешь то, что не нравится. Работа должна приносить удовольствие, тогда ты будешь просыпаться с желанием что-то делать и засыпать с желанием доделать это завтра.

У тебя есть кейс на Бехансе: стикеры «Главреда». Тебя позвали их сделать или ты сам решил?

Сам решил. Это благодарность Ильяхову за продуктивную работу. Мне вообще понравились курс и дипломная работа, поэтому решил сделать Максу такой подарок.

Стикеры, которые я сделал Максиму Ильяхову в благодарность за классную работу над дипломом. Если их наклеить на яблоко макбука, глаза будут светиться

Почему решил пойти в редакторы, а не в Школу дизайнеров?

Я решил, что мне не помешает научиться структурировать информацию на бумаге, чтобы потом легче было её структурировать внутри головы. Мне кажется, это принесло какие-то плоды.

В дизайнеры не пошёл потому, что текст мне ближе этих историй про пятна. Причём я все эти вещи довольно часто затрагивал в Британке. Но даже если говорить о визуальном повествовании, в бюро это преподают лучше — историю композиции на плоскости объясняют подробнее. Плюс в потоках школы есть пересекающиеся дисциплины. Мне интереснее расти в сторону сути происходящего, нежели того, как это выглядит.

Визуальные коммуникации — вторичная история на фоне смысла

А почему вообще решил пойти учиться в бюро после Британки?

Когда я учился в Британке, нам очень много всего показывали, что и как бывает, знакомили с работами художников. Насмотренность и кругозор это расширяет очень хорошо, но эти знания сложнее применять. Поэтому после Британки твоя дальнейшая жизнь непредсказуема.

В бюро всё немного иначе. Даже на сайте пишут: «успешным ученикам гарантируется работа», и всё такое. Есть спонсоры, которые приходят за учениками, хантят их в процессе и после обучения. Это говорит о том, что люди ждут определённого результата — здесь присутствует бизнес-модель. Человек понимает, что он получит, есть предсказуемые вещи, и это хорошо.

Почему твоя дипломная работа — интерактивная статья о гомеопатии?

Я придумал формат, когда учился в Британке. Интерактивные страницы начал делать уже с первой ступени. На дипломе я хотел показать, как с помощью анимации и интерактива сделать историю интереснее.


Фрагмент статьи о гомеопатии

Почему ты решил, что такой формат сработает?

Когда я поступал в институт, мне нужно было подтянуть историю, чтобы сдать экзамен. Чтобы материал запоминался лучше, я рисовал всех этих царей. С помощью развлечения я сделал обучение интереснее.

На дипломе в школе Бюро я сделал образовательную страницу, чтобы лучше показать потенциал всех этих интерактивных историй.

Как работалось с Ильяховым?

Отлично, мне понравилось. Моим первым заказом в Т—Ж была работа с Ильяховым. Он писал тексты для роликов про древнюю мышь, которая рассказывала, как работает мозг. Я занимался рисованием, анимированием и саунд-дизайном. В других проектах Т—Ж на мне были монтаж, звук и видеодизайн. Ещё я делал гайды для других команд.

Но отдел работы с видео, который занимался ютуб-каналом «Богач», потихоньку начал гаснуть. Зимой уже стали появляться намёки на то, что банку «Богач» больше неинтересен, и я решил заняться инстаграмом. Но с Т—Ж я ещё немного сотрудничаю.

Один из мультиков про древнюю мышь, который я сделал для «Богача»

Какие гайды ты писал?

В видеоотделе Т—Ж большинство проектов — внештатные. Там работали бригады подрядчиков, которые занимались съёмкой, монтажом и отдавали готовый продукт. У некоторых команд, которые участвовали в процессе, были проблемы с оформлением: хромали дизайн, моушн-дизайн. Кроме анимации, я делал видеодизайн для некоторых таких штук, а для тех, на которые не хватало времени, делал гайды, по которым можно было что-то создавать самим.

Ты работал над книжкой Товеровского. Расскажи, как проходила работа над ней.

Было интересно. Нравилось, что какие-то мои идеи заходили Артёму Горбунову. Многие картинки, которые я сделал, в итоге оказались в стикерпаке. Занимался этим с удовольствием.

Я придумал главного героя, адаптировал стиль иллюстраций и рисовал картинки для первой половины книги

Как вообще работалось в бюро?

Неоднозначно. Так получилось, что мы с Артёмом разошлись, потому что не договорились по некоторым вопросам. Плюс я получил более интересное предложение от Т—Ж. Но в целом было интересно посмотреть, как организована работа внутри бюро, потому что мне очень понравилась организация школы.

Посмотрел, как организован издательский бизнес. В этом отношении было прикольно. Когда дорасту до подобных масштабов, буду применять в работе некоторые процессы из бюро.

А как тебе больше нравится работать — одному или в команде?

Мне нравится контролировать процесс. Я знаю, как решить задачу в роли исполнителя, но сценарная и продюсерская части работы мне кажутся наиболее интересными.

Раньше тоже было комфортно, но мне всё время хотелось что-то улучшить. Я мог этим заняться, но боялся, что просто не будет возможности делать всё вместе: предлагать и обсуждать концепт и всё такое.

Поэтому начал двигаться в сторону независимого проекта. А когда «Богач» начал угасать, я пошёл в инстаграм. Мне казалось, что это наиболее комфортная среда для аниматора, но ошибся.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Миша и ежи с ним (@toon_dealer)

Один из моих мультфильмов в инстаграме

Почему ошибся?

Потому что я решил сделать этот канал приоритетным. Когда я туда пришёл, думал, что мне нужна визуальная площадка. А сценарный и литературный контент я ещё не испытал в полной мере. Не знал, какой будет отклик. Поэтому выбрал компромисс и пошёл в инстаграм — там более короткий формат.

Пришёл в инстаграм, начал делать только мультфильмы. Потом понял, что алгоритму инстаграма нравятся более частые публикации — он показывает посты большему количеству людей, если ты публикуешь много. Начал делать комиксы и публиковать работы чаще, у меня получилось. И если сначала я рекламировался, покупал у блогеров рекламу, то через некоторое время у меня появилась «прибыль». Подписчиков становилось всё больше даже с учётом их оттока и без рекламы.

Я представлял себе путь, по которому можно развиваться, и результаты были неплохими: за пять месяцев набралось больше 10 тысяч подписчиков. Я представлял, как это двигать дальше, чтобы зарабатывать, но для этого пришлось бы уделять ещё больше времени и сил, ещё больше интегрироваться с инстаграмом. А тут речь уже не про творчество, а про обслуживание интересов площадки.

Я следил, как там развиваются художники, и сразу вспомнил Дейви Джонса, капитана «Летучего голландца» из «Пиратов Карибского моря»: пираты покрывались полипами и врастали в корабль. У меня примерно такое же ощущение сложилось от инстаграма. Художники, которые развиваются исключительно на этой площадке, в итоге делают контент, который годится только для инстаграма: маски, сторис. Они всё время посвящают работе над инстаграмом, постоянно напоминают о себе — так работает эта площадка. Такой вариант мне не очень подходит.

Не врастайте в одну платформу, публикуйтесь на разных

Еще я понял, что меня воспринимали как паблик. У меня развлекательные публикации, но нет личности. В инсте обычно наоборот, потому что основной контент площадки можно обозначить как «мой фотоальбом для всех». При 10 тысячах подписчиков мои посты читало больше 200 тысяч человек — это прикольно. Но если я дальше буду инвестировать время и силы только в инстаграм, мне придется конкурировать с пабликами, которые постят мемасики со всего интернета. А это значит пять–шесть постов в день. Я могу делать не больше шести публикаций в неделю.

В инстаграме плохая система рекомендаций. В ютубе лучше, там рекомендованные ролики расположены рядом с тем, что ты смотришь прямо сейчас. В инсте нужно идти во вкладку «тренды», чтобы увидеть рекомендации.

Так что я в ближайшее время буду запускать блоги и на других площадках. Не повторяйте моих ошибок, не фокусируйтесь на одной соцсети.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Миша и ежи с ним (@toon_dealer)

Мой комикс про великое стояние. Валерка точно сможет

Если сравнивать бюро, Т—Ж, клиентские проекты и твой личный инстаграм, где тебе больше нравится работать?

Мне нравится решать творческие задачи, поэтому я начал делать независимые проекты. Когда ты работаешь на кого-то, ты не работаешь на себя. Но клиентские проекты я люблю больше, чем работу в одной компании. Мне кажется, что разные направления эффективнее в плане роста и доходов, нежели какое-то одно. Поэтому если вам интересно запустить креативный, развлекательный продукт — пишите, сделаем что-нибудь классное.

Когда ты работаешь на кого-то, ты не работаешь на себя

Сюжеты в комиксах и мультиках чем-то различаются?

Да. Сюжет в комиксах лаконичнее. Есть две фразы в облачке и два человека. В одном облачке написано что-то одно, в другом — другое, и это воспринимается просто.

В мультфильме есть звук и движение. Это даёт дополнительные возможности для погружения зрителя в контекст, и ты как автор можешь сказать больше.

Интерактивной страницей можно рассказать ещё больше, потому что в ней больше возможностей для взаимодействия. Ещё одно преимущество страниц над видео — её гораздо быстрее можно воспринять целиком. Чтобы понять, что происходит в видео, нужно всё смотреть линейно, даже если ты что-то проматываешь. У тебя нет возможности посмотреть на структуру целиком. На интерактивных страницах всё происходит на твоих глазах — ты можешь остановиться на любом моменте и разобраться, что там такое. Мне кажется, это более современная модель восприятия.

Чем занимаешься, кроме мультиков?

Пишу сценарии. Сейчас видеодизайн и моушн-дизайн позволяют мне работать над своими проектами — я на это живу по большому счёту. Часть задач осталась от Т—Ж, ещё есть старые и новые клиенты. Не очень классно, конечно, что «Богач» заморозили, мне нравилось делать туда мульты. Но зато у меня освободилась куча времени для новых проектов.

Как относишься к современной мультипликации?

Сложный вопрос, она ведь бывает разной. У нас есть куча людей, которые делают классные продукты, но проблема в том, что мэйнстримовая анимация у нас, как и многие другие вещи, зациклена на прошлом. У «Пиксара», например, очень классные работы, а наша тендеция в мультипликации, к сожалению, грустная.

У нас есть «Богатыри», которые находятся где-то в 15-м веке, и на этом строятся все шутки. Там тоже есть, конечно, какие-то заимствования — Осла из «Шрэка» заменили на коня и делают вид, что никто ничего не заметил. Заимствования — это не плохо, но так откровенно тырить — не очень. Но я не особо хочу копаться в деталях.

У нас нет новых продуктов — они все про прошлое, про традиции. Мне это кажется немного странным: весь мир смотрит «Игру престолов» и «Мстителей», а у нас всё ещё делают про богатырей. Никто ведь не делает культ из ковбоев и индейцев, конкистадоров и мормонов. У хорошего ковбоя или казака нет «особого пути» и «избранности». У него есть мотив и решения, которые он принимает, чтобы изменить обстоятельства. Если речь идёт о «предначертанных» решениях, то это пресный сюжет. А наблюдать за роботами больше одного цикла их программы мне неинтересно.

Создатели «Южного парка» ставили мюзикл про мормонов, где их троллят, а у нас представить, что можно троллить Русскую православную церковь, невозможно. Хотя, мне кажется, что для всех это было бы хорошо: верующие утвердились бы в своей вере, а те, кто сомневается, смогли бы сформировать своё мнение.

Поосторожнее с желаниями

Как думаешь, почему в России делают такие мультики?

У нас есть негласное условие: если ты сделаешь мультик на какую-то определённую тему, он зайдёт. А когда делаешь что-то в сфере культуры — на это нужны дополнительные средства, например, от «Фонда кино». Произвести мультфильм вроде тех же богатырей — сложно. В этом ведь участвует большое количество людей, только на мотивации и желании выстрелить вряд ли что-то выйдет. Кто-нибудь говорит: «Мы всё сделаем про наше старое доброе прошлое!» — и на это находятся деньги.

Почему тогда, например, в Японии не так?

Сложно сказать. Наверное, потому что там люди больше пробовали в своё время. Когда начали пробовать — стало получаться.

Ещё здесь сработал капитализм. Чтобы покупали, надо делать хорошо. Вот у нас бесплатно раздают газету «Метро», и её никто не берёт, а в Японии люди покупают и читают всякие карманные штуки, которые очень распространены. То же самое с аниме — оно ведь всё захватывает, не только Японию. А у нас ничего не пробуют, вот мы и сидим на богатырях.

Как относишься к любительской анимации? Например, на ютубе чуваки сейчас часто что-то просто в пэйнте делают.

Отлично отношусь. Но для меня ключевой вопрос — насколько мне вообще интересно будет оценивать анимацию. Это в первую очередь зависит от того, о чём люди рассказывают. Посмотри на тот же «Южный парк», там вообще не заморачиваются на теме прорисовки и реалистичности движений. Там основное — сюжет. Если мне интересно послушать сам рассказ, я не буду обращать внимание на не очень хорошую анимацию. А если человек просто хорошо нарисовал походку зверушки и ради неё сделал мультик, то я смотреть это не буду. Лично мне всё равно, кто как нарисовал походку зверушки.

Мне сложно вывозить рассказы ютуберов о походах в Макдональдс в мультиках на 15 минут. Или когда у человечка лицо превращается в лицо из мемов — это работает на непритязательную аудиторию. Человек видит что-то знакомое, и только поэтому продолжает смотреть. Это очень вторично. Нужно в первую очередь качать сюжеты и смысловую составляющую.

Рассказывайте об интересном. Выбрасывайте лишнее

Что бы ты посоветовал таким авторам? Книжки про сюжет или что-то в таком духе.

Я бы посоветовал смотреть на работы ребят, у которых хорошо получается. В первую очередь это Трей Паркер и Мэтт Стоун — авторы «Южного парка». Ещё хорошо получается у Сета Макфарлейна, который работает над «Гриффинами», «Шоу Кливленда» и «Американским папашей». Тут каждому на свой вкус.

Следите за своей аудиторией. Тот же Сет Макфарлейн хорошо понимает, кому что нужно предлагать. Он делает это в разных направлениях, и это классно. Сет понимает, что ценности его чувства юмора не существует. Кто-то смеётся над одними вещами, кто-то — над другими. Поэтому Сет делает сразу несколько шоу — пробует и выбрасывает то, что не заходит.

Ещё стоит наблюдать за людьми, которые хорошо делают своё дело в смежных сферах. Например, в стендапе. Каждая шутка, как я уже рассказывал, это очень простая структура, но раскрывать её можно по-разному. Можно, конечно, делать грустные мультфильмы, но мне от них тоскливо. Поэтому я предлагаю делать весёлые мультфильмы и смотреть на комиков.

Если говорить о сценарном мастерстве, это «История на миллион долларов», о которой в том числе говоит Макс на курсах и в школе Бюро. Там есть над чем подумать.

А какие комики тебе нравятся?

Мне нравятся шутки не с первой полки. Мне очень помогли «Монти Пайтон», они в 1970-х делали своё телевизионное шоу, потом снимали фильмы и выступали с комедийными шоу на театральных сценах.

А из комиков — Дилан Моран. Он, по-моему, уже закончил свою стендап-карьеру, но его выступления можно найти на ютубе. Есть крутой импровизатор Дара О’Бриен — тоже ирландец. Луи Си Кея выпиливают везде, но вроде бы он возвращается, он умеет шутить. Билл Бёрр классный. У Джо Рогана раньше были огненные стендапы. Сейчас он сконцентрировался на своём подкасте, но стендапы у него офигенные. Мне очень нравится темперамент этого человека, он классно умеет рассказывать, у него есть точка зрения.

Чтобы тебя слушали, нужно иметь свое мнение

Как считаешь, редактору стоит учиться рисовать?

Нет, но здесь вопрос в том, что ты вообще хочешь делать. Если ты хочешь что-то рассказывать, можешь делать это с помощью примитивных вещей. Ильяхов, например, призывает не использовать клипарты и показывает, как можно решить задачу палочным человечком. Он просто берёт и мышкой рисует всё что надо. Я уверен, что с помощью палочных человечков можно делать всё что угодно. Главное — чтобы было, что вообще говорить. Это важная штука.

Что ещё можешь посоветовать?

Ещё надо обязательно читать. Какую-то художественную литературу читать не помешает, но не обязательно. Лучше читать какие-то тематические дела. Я сейчас планирую изучать социологию, мне кажется, это очень полезно.

Какие курсы посоветуешь? Где учиться рисовать?

В Британку с этим точно идти не стоит. С насмотренностью там всё окей — тебе показывают Пабло Пикассо и миллион других художников. Но рисовать там не научишься.

Если нужно как-то учиться рисовать, то смотря для чего. Ты вот о чём спрашиваешь?

Мне как редактору полезнее про иллюстрации.

Для иллюстрации академические навыки, скорее всего, могут навредить. Когда ты показываешь что-то, что приближено к реальности — это скучно. Сейчас в этом нет смысла, незачем конкурировать с айфоном, который у каждого лежит в кармане. Тренировать гиперреализм совершенно не нужно. Если оценка твоего творчества «ой, похоже!» тебя устраивает, то окей. Но я считаю, что этого маловато для художника.

Если хочешь научиться чему-то и быть ценным для общества, нужно быть чуть-чуть интереснее. А чтобы быть чуть-чуть интереснее, нужно экспериментировать. Всегда должно быть что-то свежее. Особенно сейчас, когда мы потребляем информацию, как комбайн «Харвестер», в очень-очень больших объёмах. Люди постоянно что-то смотрят и чему-то удивляются. Вещи, которые удивляли нас 15−20 лет назад, сейчас кажутся банальными.

Чтобы удивлять кого-то сейчас, нужно посмотреть кучу небанальных вещей, чтобы сделать что-то ещё более небанальное. Когда тебе есть с чем сравнивать, у тебя больше шансов это сделать. А когда ты рисуешь реальность, которую можно сфотографировать, или рисуешь реальность с искажёнными цветами, когда за тебя это могут сделать фильтры в инстаграме или приложение «Призма», — это не имеет никакой ценности.

Поэтому, если хочешь делать иллюстрации, учиться не нужно. По крайней мере, академическому рисунку. Вот теорию цвета неплохо бы изучить и почитать про форму. В этом поможет Иттен Иоханнес, он написал две книги: про форму и про цвет. Они обе маленькие, но очень полезные. А покупать книги по академическому рисунку — это просто трата денег.

Если ты занимаешься анимацией, стоит изучить, как работает человеческое тело. Про анатомию и структуру тела хорошо рассказывают Готфрид Баммес и Скотт Итон. Баммес изучал строение и динамику тела, а Итон преподаёт анатомию и цифровую скульптуру. Это очень полезно для аниматора, а для иллюстратора — не очень.

«Каждый увидит, что-то своё» значит «никто не увидит ничего». Старайтесь, чтобы хотя бы два человека увидели одно и то же. И нет, вы со своим вымешленным другом не считаетесь

Что такое «небанальное»?

То, что никогда не повторялось или не очень часто происходило. Сейчас очень большой диапазон того, что можно выделить. Я вот сейчас скажу о том, что вчера было небанально, а сегодня это окажется банальным. Надо смотреть как можно шире, и это точно находится за границами великих мастеров. Веласкеса разглядывать или Сальвадора Дали — это хорошо, но мы продвинулись дальше. Надо смотреть на то, что интересует людей прямо сейчас.

Всё идёт к тому, чтобы всё делать на коленке. Создать из двух палок и ещё какой-нибудь субстанции интересный объект — даже графический — тоже можно. Но смотреть на всякие приёмы великих мастеров, конечно, не помешает.

Идите на Беханс, подписывайтесь на интересных людей, отписывайтесь от тех, кто перестал быть интересным. Следите за тем, что нравится. Заставлять себя любить какое-то популярное сейчас направление графики не получится. Ты можешь потратить на это какое-то время, но если тебе здесь некомфортно, в этом нет никакого смысла. Это просто гонка за трендами, которые исчезнут, — бессмысленная история. Так что нужно слушать то, что тебе заходит, и пытаться сделать из этого свой голос в графике, если тебе это так важно. Мне не особо, если честно, важно находить в графике какой-то голос.

Ты сказал, что сейчас все стараются делать графику на коленке. Мне это напоминает наскальную живопись. Тебе не кажется, что от этого деградирует рисунок?

Нет, не кажется. Ничего плохого в наскальных рисунках нет. Человек может с помощью простых рисунков рассказывать интересные истории, как в Древнем Египте например. Возможность рассказать историю — очень важная штука, это совсем не плохо.

Чтобы человек переключился на какие-то более сложные вещи, не нужно ждать одобрения кого-то более опытного. Это вопросы, где уже начинается творчество. Это очень хорошо, потому у человека уже есть возможность излагать свои мысли каким-то образом.

Другое дело, конечно, специально стилизовать своё творчество под наскальные рисунки или любой другой стиль. Это может иметь смысл, если контекст того требует: например, нужно повторить стиль плаката СССР или американского пинапа. Сложно представить, чтобы это было нужно сделать, но бывает. А основывать своё творчество на этом — ну фиг знает.

У нас были иллюстраторы, которые были популярны во время сочинской Олимпиады, делали там какой-то пинап. Ну и где они теперь? Фиг знает. Я не слежу. Мне кажется, нужно делать то, что интересно тебе самому. А если вернуться к наскальной живописи, ничего плохого в этом нет. Лучше делать хоть что-то, чем не делать совсем.

Иллюстраторам полезно ходить по музеям и воровать приёмчики у других художников?

Конечно, полезно. Надо смотреть на всё и учиться выделять мусор, чтобы не тратить на это время. Вот ты сходил в музей Шилова, тебе не понравилось, и ты больше туда не ходишь. Или, например, ходишь только в музей Шилова, потому что тебе очень понравилось.

Но нужно понимать — вторично то, что ты воруешь, или нет. Нужны анализ, какая-то насмотренность, чтобы понимать, где клише, где ещё нет, где ожидаемый или неожиданный момент. В этом нет ничего плохого, на этом всё всегда и строится: любое научное исследование, любая тема в искусстве. Сейчас всё пытаются классифицировать: импрессионизм, постимпрессионизм. Это всё шляпа — напридумывали названий и страдают от того, что не можем выйти из постмодерна. Но если убрать весь этот маркетинг, все названия, окажется, что всё — постмодерн. Мы всегда из старого делали что-то новое.

Если для объяснения смысла вашего произведения требуется набор сложных слов, не рассчитывайте, что вас поймут

У меня больше вопросов нет. Хочешь что-нибудь ещё добавить?

Да! Спасибо за интервью и спасибо читателям. Мне очень приятно ваше внимание. Подписывайтесь на мои инстаграм и ютуб, скоро перезагрузка, будут новые интересные истории. Пишите комментарии к моим работам. Буду рад новым зрителям. Увидимся!

Эксклюзивная премьера нового комикса. Только для читателей «Кто студента»