Глеб Крауклиш. Ничего не бойтесь — Кто студент

Глеб Крауклиш Ничего не бойтесь

Продуктовый дизайнер рассказывает о работе, дипломе с Бирманом и уходе из Сбербанка.

Кто ты?

Я продуктовый дизайнер.

Начинал дизайнерскую карьеру в компании, которая делала сложные сервисы вроде документооборота. После этого работал в стартапе, который делал приложения для ресторанов. После Школы дизайнеров меня позвали работать над «Сбербанк-онлайн». Сейчас я продуктовый дизайнер в «Райке».

Как стал дизайнером?

В 14 лет мне приятель показал страницу в браузере, и там было написано Hello, world. Затем он поменял в блокноте Hello, world на «Привет, Глеб», мы обновили страницу и текст поменялся. Я подумал: «Вау, вот как работает интернет», и начал учиться писать хтмл в блокноте.

После этого я сделал несколько сайтов: себе и друзьям друзей моих родителей. А если ты делаешь сайт, ты должен как-то его задизайнить — хотя бы в общих чертах представлять, как будет выглядеть то, что ты потом напишешь на хтмл.

Первый сайт, который сделал за деньги в школе. До сих пор работает

Сайт «ЩИТ-Т»

Как-то мне скинули ссылку на Тёму Лебедева, я прочитал «Ководство» и просто офигел. Например, меня всегда убивало, когда видел кавычки не ёлочки, как в книжках, а две палки — кавычки-дюймы. И тут я открываю руководство, а там всё написано: какие тире и кавычки надо ставить, как ссылки подчеркнуть. И я понял, что я хочу быть чуваком, который в интернете ставит нормальные кавычки.

После школы я всё ещё думал про дизайн, как люди становятся дизайнерами. Не очень понятно, как начать: у тебя нет портфолио, значит, нечего показать, а если нечего показать, то непонятно, как получить портфолио. Надо было выдумать какие-то пять проектов и делать вид, что это твоё портфолио. Но я думал: «Нет, какие выдуманные проекты, чувак. Иди где-нибудь поучись, наберись ума-разума». Потому пошел в Петербургский университет на журфак — на кафедру, где учили делать макеты, вёрстку и всё, что связано с производственным процессом газеты.

На практическом занятии по тележурналистике в универе. Кто-то изображает репортёра, а я снимаю

В универе я научился писать. Для этого журфак реально подходит, и все вещи, которые Максим проповедует с инфостилем, во многом очень понятны и доступны журфаковским студентам.

Я отучился пять лет на журфаке. Всё время ждал, что меня почему-то попросят делать дизайн. Естественно, такой момент никогда бы не наступил. Мне казалось, невозможно нарисовать сайт и отправить его в какую-нибудь студию и сказать: «Ребята, возьмите меня стажёром в студию». Думал, ответят: «Мальчик, ты хочешь попасть в мир дизайна? Этого не будет!» я не отправлял свои работы в студии, о чём до сих пор жалею.

И тут я случайно увидел объявление о наборе стажеров в студию «Диджитал дизайн». К тому моменту я уже плотно сидел на сайте бюро, прочитал книжки Чихольда, Раскина и Тафти, много знал, но делать ничего не умел. На стажировке давали задания, и я наконец-то смог применить знания и что-то сделать. Через месяц взяли в штат.

Над чем ты там работал?

Я работал над системой документооборота. Огромная, монструозная, очень сложная система, которой пользовались министерства. Когда я пришёл, им надо было сделать упрощённую веб-версию.

Я сразу же попал в мясорубку: в классическую софтверную компанию, где всем было наплевать на дизайн и на дизайнеров. Где 80% всех программистов были уверены, что дизайнеры — это те чуваки, которые скины рисуют для системы и кнопки раскрашивают. Конечно же, с моим опытом ничего хорошего из этого получиться не могло.

Тем не менее я там проработал полтора года по всем бюрошным заветам. Убеждал, что нам нужно поговорить с пользователями, съездить в Москву в министерство к тем, кто отвечает за ИТ-инфраструктуру, спросить об их проблемах, понять, что надо.

Я пару раз был в командировках в госструктурах, разговаривал с заказчиками этих систем. Они мне жаловались на то, что «нихера, блядь, непонятно», что мы им сделали говно и нужно всё переделывать.

В результате за полтора года мы выпустили систему. Не могу сказать, что получилось хорошо, но если бы никакого дизайнера не было, то получилось бы ещё хуже.

Потом что было?

Потом я набрал какую-то критическую массу практического опыта: умение заставить разработчиков делать, как мне надо, договориться с менеджерами и доказать им, что мы лучше на два дня больше потратим и с кем-нибудь поговорим, и получится нормально. Я понял, что можно уже дальше двигаться, потому что этот проект мы заканчивали. Я пошёл искать новую работу и устроился в стартап.

В какой стартап?

В «Лоялти плант». Стартап делал приложение для кафе и ресторанов. Работало оно так: ты платишь в кафе, сканируешь куар-код, и тебе начисляют баллы. Дальше ты баллами можешь где-то расплатиться. Казалось, что за такими вещами будущее.

Я делал не само приложение, а веб-админку, чтобы управлять этим приложением. Интересно, что из моих знакомых мало кто знал об этом приложении, хотя заказчиками были «Бургер кинг» и «Пицца хат».

Рабочее место в «Лоялти планте»

Как попал в школу бюро?

Я с первого набора смотрел на Школу дизайнеров, но боялся подступиться к заданию. Когда я увидел крутых чуваков, которые были в первом наборе, понял, что хорошо, что я даже не пытался, думал: «Чувак, где ты и где вот эти ребята». Сколько-то наборов я всё боялся и приглядывался. Открывал Фотошоп, думал начать делать вступительное, и ничего не начинал.

Как-то у меня появилось свободное время, когда я решил отдохнуть от одной работы перед другой. Я сделал задание и поступил.

Какое было вступительное задание?

Нужно было спроектировать киоск автоматической регистрации на рейс в аэропорту. Я 27 дней ходил приглядывался к нему, на двадцать восьмой прыгнул в машину и поехал в Пулково.

Обошёл все киоски авиакомпаний с онлайн-регистрацией. Стоял у людей за спиной, смотрел, как они тыкают в эти кнопки. В итоге неплохо получилось, я почти прошёл в десять бесплатных мест. Но мне не хватило баллов, потому что я не ходил на подготовительные курсы. Меня тогда жутко бомбануло с этого.

«Киоск регистрации на рейс». Фрагмент вступительного в школу

Как проходило обучение?

Перед первой ступенью я думал, что сейчас будет полная жесть. Нужно заранее сделать все дела, поговорить с родителями в последний раз за эти три месяца, обнять жену, а дальше фигачить. На деле оказалось очень сложно, но не смертельно.

Я изо всех сил фигачил, потому что не попал в десяточку. Хотя бы на второй ступени хотел сэкономить денег. Но я всё время был где-то на четвертом-пятом месте, а на первых трёх были ребята, которых невозможно догнать.

На второй ступени стало попроще. Было клево прочитать, что там Бирман пишет, что-то спросить у Миши Нозика.

А вот на третьей началась жесть. Я вспомнил своё ощущение перед самым началом, когда я думал, что перестану спать. На дипломе так и получилось. Я тупо ничего не делал, кроме диплома. На работе пытался свои задачи в два раза быстрее сделать и всё разрулить, чтобы оставалось время посидеть в офисе и что-то набросать для Ильи Бирмана. Дома по его правочкам всё переделывал и опять отправлял, опять переделывал и опять отправлял, а потом опять переделывал. И так всё это время и прошло. Это был самый продуктивный период в моей жизни.

На третьей ступени я не делал ничего кроме диплома

Как жена реагировала на учебную нагрузку?

На первой ступени мы вместе делали тесты, ей было весело. На второй ступени мы смотрели, кто какой макетик сделал, что там Бирман пишет. А на третьей она уже маленько подустала, потому что мы ни о чём, кроме диплома, не говорили, никуда не ходили, ничего не делали. Наступил этап, когда выходные закончились.

Если на первых двух ступенях у тебя есть выходные, то на третьей ты просто фигачишь вообще без перерыва. Ты просыпаешься в субботу и думаешь: «Наконец-то у меня есть целых 12 часов, чтобы фигачить картинки неандертальцев и писать про австралопитеков, а вечером отправить Бирману посмотреть».

Почему эта тема — эволюция человека?

Вся школа мне была интересна именно третьей ступенью. Поэтому я с самого начала думал, что же мне сделать. Я пытался придумать нормальный проект, чтобы можно было монетизировать, но когда оставалась неделя до третьей ступени, у меня вообще никаких нормальных вариантов не было.

Из идей у меня осталась только схема петербургских трамваев, и я написал об этом Бирману. Он ответил, что идея хорошая, но мы даже близко ничего не сделаем за эти два месяца, можно не пытаться.

Мне пришлось за два дня придумать что-то новое. Поскольку я ничего не умею, и у меня нет никаких идей по монетизации чего-то, я взял одну единственную не дизайнерскую тему, в которой хорошо разбираюсь и по которой угораю — это эволюция человека. Я кайфую от антропологических и археологических штук: от эволюции в целом, от эволюции человека в частности, от того, как работает человеческий мозг, и почему он именно так работает.

Я решил сделать схему эволюционных ветвей: набросал эскиз на салфетке и отправил его Илье. Он спросил, понимаю ли я в этом, сказал, что выглядит это как какая-то шляпа, но мы решили попробовать.

Первый набросок, чтобы согласовать тему диплома с Ильёй Бирманом

Каково было работать с Бирманом?

Абсолютно восхищён нашей с ним работой. Бирман приятно и дружелюбно формулирует замечания, оперативно отвечает на вопросы, реально помогает.

Мы работали по классической схеме «дизайнер — арт-директор»: ты что-то делаешь, арт-директор говорит тебе, как сделать лучше, ты исправляешь, и реально получается лучше. Потом он тебе опять говорит, как сделать лучше, и получается ещё лучше. И в какой-то момент ты думаешь: «Ни фига себе, это реально я сделал?» Смотришь на свою работу и кажется, что клёво получилось, отправляешь ему. А он тебе говорит: «А можно ещё вот так вот сделать». И ты такой: «Блин, чувак, да ты гонишь, да нельзя тут уже ничего сделать, клёво же». Но берёшь, делаешь и реально получается ещё лучше.

Пару раз Илья мне советовал увеличить точку «Вы находитесь здесь» на схеме, и я про себя думал, что это какая-то фигня. А потом я исправлял, показывал ему. Он говорил, что я всё неправильно сделал, и объяснял, как надо. Я делал ещё раз, и получалось гораздо круче, чем было.

Скрины нашей переписки с Бирманом в Телеграме, когда я пытался сделать точку «Вы здесь». Я Илье картинок 20 скинул, а ему всё не нравилось

Как вы планировали работу с Бирманом?

Мне понравилось, что мы ничего не планировали. Мы постоянно переписывались в Телеграме и фигачили. Это был цикличный процесс: результат работы, показ арт-директору, замечания от арт-директора, обработка замечания, показ арт-директору.

Как тебе результат диплома?

У нас было больше планов, но я был абсолютно доволен результатом, что редко бывает. С этим отчасти помог Илья, потому что получилось хорошее, законченное решение. Он подсказал, где остановиться и не усложнять.

До сих пор горжусь этим проектом. Если меня спрашивают о моих работах, я показываю свой прекрасный проект про эволюцию человека, а не внутренние системы.

Старт работы над дипломом
Один из самых поздних макетов. Мне нравится результат

Как проходила защита диплома?

Защита проходила отлично, поскольку мне понравилось то, что мы сделали. Я знал, что не стыдно выйти защититься. Я подготовил речь, которая на 60% состояла из рассуждений про эволюцию человека и ненавязчивого популяризаторства антропологии, и мне прямо по кайфу было это всё рассказать.

На репетиции было очень страшно. На защите было уже не так страшно, потому что я уже больше бояться не мог.

Стою около Коворкафе перед защитой диплома

Что было после диплома?

После диплома меня позвали работать в Сбербанк. Несмотря на то что мне нравилась моя работа, и уходить оттуда я не планировал, я решил попробовать. Всё-таки Сбербанк, ты делаешь что-то для миллионов людей в стране.

В Сбербанке работать очень сложно, потому что это большая корпорация и процесс дизайна практически полностью состоит из договорённостей и продавливания решений.

Были другие предложения о работе, кроме Сбербанка?

Меня пригласили на собеседование в бюро, но до предложения дело не дошло, потому что я параллельно поговорил со Сбербанком, и решил идти туда. Я не знаю, взяли бы меня в бюро или нет.

Почему ты выбрал Сбербанк, а не бюро?

Выбрал Сбербанк, потому что мне привычно работать над продуктом, что-то пилить, постоянно доделывать. А бюро — это классический дизайнерский формат, который был очень клёвым на дипломе, но которым я бы не хотел заниматься постоянно.

Как работа внутри продукта отличается от заказной?

Заказная разработка, проектная работа — это всегда какой-то путь к результату. Это то, что Коля Товеровский называет «сделать».

Внутри продукта у тебя нет никакого финального «сделать». У вас есть продукт, и вы себе сами придумываете задачи, всё время куда-то идёте. Мне кажется, это интереснее.
И ещё, если ты облажался в продукте, то это норм, потому что можно исправить.

Если ты на заказ что-то делал и облажался, то живи с этим. И потом у тебя в портфолио будет какое-то говно

После Сбера как попал в «Райк»?

В «Райк» меня позвал бывший коллега. Я согласился, потому что от Сбера я устал. Эта работа оказалась не для меня.

Почему не для тебя?

Потому что она бюрократическая, всё делается медленнее, чем хотелось бы. И эта продуктовая итерационность, когда можно что-то сломать, а потом починить, в Сбере не работает, потому что у них очень высокая ответственность перед клиентами и акционерами. Из-за этого там не так захватывающе работа протекает, и мне захотелось уйти.

Расскажи о работе в «Райке».

«Райк» — это большая компания с главным офисом в Петербурге. Мы делаем систему для управления проектами и совместной работы, типа Бейскемпа. Но Бейскемп — это для маленьких ребят, а «Райк» — для очень-очень больших, кому нужно много всяких сложных штук.

В «Райке» очень хорошо, весело, мы всё делаем быстро, выпускаем стремительно, и если не понравилось — переделываем.

Какие применяешь знания, полученные в школе?

Знания с первых двух ступеней были у меня и до школы. Чему в школе учат, так это нормально фигачить. Это полезно.

Как ты изменился после школы?

Есть прикольная концепция про то, что нужно себе разрешить быть кем-то. Например, ты начинаешь заниматься йогой, и у тебя ничего не получается. Ты видишь настоящего йога и думаешь: «Вот это йог, а я…» Надо просто себе сказать: «Я тоже йог, просто не самый прошаренный».

До школы я два года за деньги работал дизайнером в компаниях, и все меня называли дизайнером, и я сам говорил, что я дизайнер, но только школа помогла разрешить себе быть дизайнером.

Какие книги посоветуешь?

«Дизайн для реального мира» Папанека. Она про промышленный дизайн формально, но я уверен, что любой дизайнер должен эту книжку прочитать, и это ему поможет.

Но вообще всем советую поменьше читать всяких дизайнерских книжек, а побольше читать русской классической литературы. Например, «Евгения Онегина» Пушкина.

Об эволюции я советую любые книжки Александра Маркова, но в первую очередь «Эволюцию человека». Это лучшее, что можно прочитать на русском языке на эту тему.

Что посоветуешь начинающим дизайнерам?

Пойдите куда-то работать, и ничего не бойтесь. Пусть вам там немного платят, а если компания хорошая, то пусть совсем не платят. Чем раньше я бы устроился куда-то работать, тем было бы лучше.

Никто ничего не умеет. У всех всё не получается. Надо просто делать, и всё будет хорошо.

Что посоветуешь тем, кто собирается поступать в школу бюро?

Наберитесь терпения.