Егор Предтеченский. Эмоции ценнее результата — Кто студент

Егор Предтеченский Эмоции ценнее результата

Выпускник 12 потока Школы редакторов рассказал о работе риелтором, трёх высших образованиях, и о своём дипломном проекте — конструкторе договора аренды квартиры.

Зачем тебе Школа редакторов с тремя высшими образованиями?

Люблю учиться. Сначала окончил журфак с красным дипломом, потом подвернулась возможность бесплатно получить второе высшее. Стал магистром издательского дела, но издателем никогда не работал. Я из семьи юристов, и с детства был в этой среде,
поэтому третьим решил получить диплом юрфака.

Фото для трудоустройства через Инстаграм

По базовому образованию я журналист. Когда работал в разных пресс-службах, постоянно предлагал сделать подачу текстов более человечной, но сталкивался с ограничениями. В итоге с такими проектами мне нечего было добавить в портфолио — интересные СМИ не котируют подобный контент.

Во время работы юристом и риелтором я продолжал интересоваться редактурой. Читал Максима Ильяхова, советы Бюро, статьи о дизайне и ИТ. Давно хотел поступить в школу, но всё время откладывал. При этом в работе я всегда старался руководствоваться принципами Бюро: ответственностью, строгими дедлайнами, заботой о клиенте. Хотел попасть в компанию, где разделяют эти ценности, а не где на тебя посмотрят как на солдата:
есть задание — выполняй.

Когда началась пандемия, я созрел поступать. Подумал, что лучше времени уже не придумать. Закончил подготовительные курсы, нарисовал плакат про вирусы, приложил рассказ о себе. Хотел попасть на бесплатное место, но пролетел из-за двойки за срок, потому что поступал в последнюю неделю набора.

Плакат для вступительного испытания

Я изначально настроился пройти все три ступени, отложил бюджет и изучил план обучения. Чтобы полностью погрузиться в дипломный проект, уволился с риелторской работы
и уже не собирался возвращаться.

Сейчас во многих редакторских вакансиях пишут, что рассматривают выпускников Школы Бюро, владеющих инфостилем. Сертификат школы не гарантирует трудоустройства, но повышает шанс попасть в приятную компанию, где коллеги разговаривают на одном языке.

Ты планируешь продолжать писать на юридическую тематику?

На юридическую в том числе. Мне интересны разные темы. Я считаю, что редактору полезно быть любознательным. Например, мы с тобой встретились в кафе, заказали кофе, и мне любопытно, как бариста его делает, какие сорта предлагает. Если потом нужно будет написать об этом статью, смогу аргументированно раскрыть тему. Да и самому это может пригодиться, хоть я и не большой любитель кофе. И так везде — во время записи рэпа в студии, стрижки в парикмахерской и при выборе кроссовок в магазине.

Что тебе дала работа риелтора?

Специфика работы в том, что квартиры — очень дорогой товар. Люди их редко покупают и продают, поэтому сильно переживают насчёт сделок. Риелтору приходится всё время доказывать клиентам, что он компетентный и честный. У меня сложилось впечатление, что агентам априори не доверяют.

При этом риелтор делает много черновой работы: холодные звонки, десятки просмотров и показов квартир каждую неделю, агрессивные переговоры и торги, расследования и разоблачения. Я много узнал о психологии и стал увереннее себя чувствовать в стрессовых ситуациях.

Я люблю покопаться в задаче, и в процессе работы риелтором заметил две проблемы. Первая: многие коллеги не хотят разбираться в задаче клиента, а навязывают ему самое простое решение. Это негативно сказывается на результате. Другая крайность: клиент не понимает, зачем агент задает ему столько вопросов, и информацию приходится выпытывать. Хороший риелтор — как адвокат: умеет хранить тайны, добираться до сути и защищать интересы своих клиентов.

Риелторский опыт я применяю и к редакторской деятельности. Заметил, что с людьми, которые легко зарабатывают и тратят, работать приятнее и проще. Они больше доверяют и легче принимают решения. Поэтому клиентов тоже нужно выбирать и не работать со всеми подряд. Я предпочитаю помогать тем, кто знает, чего хочет, и готов платить столько, сколько мне будет комфортно. Но для этого нужно учиться презентовать себя и развивать личный бренд.

Когда поднялся на риелторской ниве

Как связаны самопрезентация и развитие личного бренда с работой?

Расскажу небольшую историю. Я работал в информационной службе Московского университета печати: писал сценарии, вёл репортажи и программы. В 2012 году мы с командой придумали и организовали образовательный медиафорум «MEDЬ»
для студентов ИТ-специальностей.

У нас был маленький бюджет, но мы смогли пригласить классных спикеров. Я удивился,
что крутые специалисты согласились приехать бесплатно. Тогда я вживую увидел, как люди круто преподносят свои идеи. Например, когда виджей Вадим Эпштейн рассказывал о проектах, я понял, что благодаря крутой подаче можно продавать свои идеи за миллионы.

То же самое и в редактуре. Высокие гонорары не берутся из ниоткуда: репутация, имя и подача играют важную роль. Чтобы получать с них дивиденды, нужно сначала заработать кредит доверия. Нужно не только хорошо учиться, но и уметь продавать свой труд. Не получится прийти к заказчику и заявить: ваш продукт будет теперь называться так-то, текст на сайте будет такой-то, — с вас миллион рублей. Нужно эту историю красиво обосновать и упаковать.

Форум «MEDЬ». Мастер-класс Вадима Эпштейна — медиахудожника, основателя и арт-директора студии оптических иллюзий in[visible]

Ты читал что-то по психологии, чтобы понять, как общаться с разными людьми?

Специально ничего не читал и к психологу пока ни разу не ходил. Мои взгляды на жизнь простые: «Относись к людям так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе». Я стараюсь всегда говорить правду, но делать это деликатно и с уважение к другим точкам зрения.

Когда работал риелтором, и клиент хотел каких-то нереальных вещей, я говорил: «Сейчас не смогу вам помочь. Есть другие варианты, которые могут вам подойти. Поразмыслите и возвращайтесь, если надумаете». Я не пытался задержать клиента хитростями и обещаниями, и наглость для меня — не счастье.

Мне нравилось работать, но искать клиентов через холодные звонки было сложно.
Когда собственник выставляет квартиру на продажу, первые 50 звонков он получает от риелторов, которые предлагают свои услуги. Понятно, что продавец начинает нервничать и грубить. Я с этим справлялся, так как отделяю свою работу от себя самого. С другой стороны, я не терплю того, что мне не нравится, поэтому с холодными звонками быстро завязал.

Как начать применять принцип «не терпеть то, что не нравится» в жизни и работе?

Ты можешь позволить себе не терпеть, когда у тебя нет нужды. Важно иметь подушку безопасности, чтобы не пришлось браться за всё подряд ради выживания. На начальном этапе иногда приходится идти на компромиссы ради опыта, портфолио или из-за обстоятельств. Но когда встаешь на ноги, всегда нужно иметь соломку в запасе.

Я ездил в США на три месяца по программе международного студенческого обмена
Work and travel. Жил в Северной Каролине и Нью-Йорке. Мне понравилось в Америке, но оставаться там жить я не захотел. В США кабальная кредитная система: ты постоянно должен. Уволили с работы — и с Беверли Хиллс переезжаешь на Скид Роу. Американцы держатся за работу, даже если она не устраивает.

Иду купаться в Атлантическом океане. Северная Каролина, 2010

Какими еще принципами руководствуешься в работе?

Не обманывать клиентов, коллег и себя — естественный, очевидный и важный принцип. Я знаю, что если совру — мне будет плохо, и никакие деньги этого не окупят. Если говорить о риелторской деятельности, — в ней есть свои нюансы и обычаи делового оборота,
не все клиенты с ними соглашаются. Определённые операции могут казаться непонятными и странными. Агент должен сгладить углы, а для этого иногда приходится что-то недоговаривать. Это не то же самое, что ложь ради выгоды. Но даже такие сделки с совестью мне не нравятся.

Стараюсь всегда соблюдать договоренности. Сейчас все общаются через мессенджеры, — удобно сказать, что ты не видел сообщение, или просто слиться. Поэтому я предпочитаю встречаться и договариваться о делах лично или хотя бы по видеосвязи: так видишь реакцию человека, собеседнику сложнее уйти от неудобного вопроса. С друзьями я тоже люблю встречаться, а не переписываться.

Расскажи про свой дипломный проект.

Когда я работал риелтором, помогал клиентам составлять договоры аренды квартир. Однажды я придумал, как это можно автоматизировать. Идея хорошо вписалась в требования школы к проектам: её можно реализовать небольшой командой с минимальным бюджетом в течение полутора месяцев.

На третьей ступени школы мы собрали профессиональную команду. Дизайнеры Полина Карпова и Карина Базалева тоже сталкивались с арендой квартир и со своим бэкграундом здорово вписались в проект, который мы назвали «По рукам». Руководителя из школы
нам не досталось, и пришлось применить полученные навыки по управлению проектами.

Арт-директором у нас был Илья Бирман. Это круто, потому что основа нашего проекта — интерфейс, а Илья преподает эту дисциплину. Но артдир помог нам не только выстроить структуру, расположить элементы и задизайнить сайт. Илья давал нам ценные подсказки по тексту, коду и по другим смежным областям. Благодаря ему пазл сложился и в голове, и на мониторе.

Команда в ожидании защиты, слева направо: Егор, Полина Карпова, Илья Бирман и Карина Базалева

Для создания сайта мы наняли программиста, который тоже загорелся нашей идеей сделать такое полезное приложение. Спасибо Саше Соловьёву за то, что быстро откликнулся и согласился на наши условия. Рекомендую всем, кто планирует делать выпускной проект с использованием кода, найти специалиста ещё до начала третьей ступени, чтобы потом не провалить задачу.

Приветственный экран конструктора «По рукам»

За полтора месяца мы сделали пошаговый конструктор, где пользователь отвечает на вопросы и постепенно формирует готовый договор. Сервис учитывает интересы обеих сторон и помогает предупредить спорные ситуации. Мы опросили много знакомых и расположили вопросы в порядке важности исходя из жизненных сценариев и минимизации рисков.

Чтобы сделать юридически значимый, но понятный документ, я использовал риелторские, юридические и редакторские навыки. Полина с Кариной классно оформили интерфейс, нарисовали логотип и помогали мне с текстами. Общими усилиями получился продукт, за который не стыдно.

Юридический совет для студентов школы: если вы делаете сайт или приложение, помните
про правовую сторону проекта. Часто нужно составить оферту, политику конфиденциальности и взять согласие на обработку персональных данных. Чтобы принимать оплату, можно оформить самозанятость и подключить Юкассу или зарегистрировать ИП по всем взрослым правилам.

С какими трудностями столкнулись?

Слабое место нашего проекта — маркетинг и реклама. Мы планировали продвигаться через группы в соцсетях, в которых сдают квартиры без агентов. Администраторы многих групп нам отказали, да и времени на реализацию было мало. Несмотря на это, мы купили недорогую рекламу во «Вконтакте» и рассказали о нашем проекте пяти тысячам человек.

Главная проблема — как сделать так, чтобы люди нам доверились. Они же не знают, какой я юрист, грамотно ли я составил договор. А я не могу встретиться с каждым и продемонстрировать свою экспертность. Нужно придумать, как заслужить доверие и рассказать о себе.

Самое сложное — это предзащита у арт-директора, когда он принимает решение, учитесь вы дальше или нет. Мы прошли её с боем: допиливали сайт до последних минут перед дедлайном. Когда Илья Бирман принял работу, была всеобъемлющая радость «почти сделанного».

Рекомендую студентам третьей ступени предупредить своего программиста о возможных форс-мажорах и многочисленных правках, чтобы он не психанул и не бросил вас в самый ответственный момент.

Где сейчас работаешь?

Я работаю в «Бизнес-Секретах Тинькофф». Мы помогаем предпринимателям решать их бизнес-задачи, а банку — продавать услуги и привлекать новых клиентов.

Я пишу статьи и новости на темы, связанные с бизнесом и законами. Большую часть времени трачу на сбор фактуры и построение структуры. Сразу настраиваю логику, продумываю иллюстрации, изучаю cпорные моменты в источниках и только потом расставляю слова.

Мы работаем в команде, и каждый отвечает за свой участок работы: маркетолог, редактор, дизайнер, корректор, и так далее. Все этапы производства нужно согласовывать и контролировать. При этом важно, что коллеги общаются уважительно, критикуют конструктивно и помогают друг другу разбираться в задачах.

Механически написать текст нетрудно. Основная работа для меня — понять реальную цель, настроить процесс, проверить информацию и оценить пользу статьи для читателя.
Мой подход: сперва создать устойчивую структуру, а потом по ней работать.

Чем занимаешься кроме работы?

Играю в «Что? Где? Когда?», катаюсь на сноуборде, периодически занимаюсь разными видами спорта, люблю часами гулять пешком. Ещё арендуем с друзьями дома в разных деревнях и ездим туда на выходные.

Сноубординг в Кировске, Мурманская область

Уже 20 лет я сочиняю рэп. У моей рэп-группы 60 подписчиков во ВКонтакте, но это чуткие и близкие слушатели. При этом я никогда не считал, что делаю музыку «для себя», распространял песни среди знакомых и выступал при любой возможности.

На студии во время записи своей песни

Во время пандемии попробовал заняться моушен-дизайном, но не пошло. Мне важен не только результат, но и сам процесс. Процесс в итоге мне не понравился. Наверное, не хватило усидчивости или мотивации. Но я всё равно доволен, что попытался. Считаю,
что никогда не нужно жалеть времени, чтобы пробовать новое и интересное. Эмоции часто ценнее результата.