Амина Прима. Навык не рождается с первого дня — Кто студент

Амина Прима Навык не рождается с первого дня

HR-рекрутер, менеджер и редактор о том, как не бояться пробовать новое, почему работу проще искать через друзей и как быть полезной, не перешагивая через свои принципы.

До редактуры ты работала в HR. Почему ты выбрала это направление?

По образованию я психолог: работала преподавателем более шести лет, защищала диссертацию. Потом случился декрет. HR я не выбирала, мне предложил работу знакомый директор ИТ-компании, с которым мы вместе работали в университете. Я согласилась.

В тот момент у меня был ребёнок десятимесячный, было сложно. Но компания была максимально лояльна: я могла работать из дома, а через полгода вышла на полный рабочий день. Если возможности приходят в жизнь, надо брать и пробовать. Я и попробовала.

Почему ты решила уйти из HR?

Региональный рекрутинг в ИТ — это сложная репутационная история. ИТ-коммьюнити очень тесное: люди дружат, общаются и консультируются друг с другом. Твоя задача — прийти и забрать лучшее. Ты находишься в положении, когда тебе надо нанять подходящего разработчика, который вольётся в команду, и не рассориться со всем остальным миром. Ты уводишь специалиста на свою вакансию, а потом краснеешь при встрече с его бывшим руководителем.

Рынок — плохое место для дружеских отношений. Я так не могу. Я хочу быть полезной, не перешагивая через себя и свои принципы.

В HR всё работает так: сам организовал — сам повеселился

Чем вообще занимаются HR?

HR в России — это человек, который берёт на себя не только задачи найма. Это и ивент-менеджер: он готовит корпоративы и выезды на природу, и маркетолог: кто ещё сделает раздатку и мерч для конференций, если не HR? Когда компания не может позволить себе СММ-специалиста, им становится HR. Кто лучше него знает, что происходит во всех подразделениях?

Также HR отвечает за оценку персонала, встречи один на один с сотрудниками. Помочь сотруднику найти другую работу, написать резюме, проконсультировать по переходам на другую позицию — это всё к HR. Вот такой «многорукий многоног» получается. В итоге HR становится «менеджером по счастью» — он в ответе за то, чтобы всем сотрудникам всего хватало.

Сложность нагрузки HR в том, что ее тяжело измерить метриками. Нельзя однозначно сказать, в этом месяце HR работал хорошо или плохо. Если уберёг кого-то от увольнения, наверное, хорошо. Еще труднее измерить, сколько энергии вложил человек, чтобы этого не случилось.

Назови главное, чему тебя научила работа в HR?

Не стоит отказываться от дополнительных функций — с ними в твою жизнь и резюме приходит больше интересного опыта. Если бы я отказалась заниматься соцсетями, пиаром компании или онлайн-семинарами, то никогда бы не пересеклась с контентом, текстами и считала бы себя самозванцем в школе.

Самозванцем я себя всё равно считала, но мне было проще: хотя бы часть этой работы я пощупала, какую-то ответственность на себя взяла. За это я HR очень благодарна.

Не отказывайтесь от дополнительных функций — с ними в жизнь и резюме приходит больше интересного опыта

Что можешь посоветовать как HR тем, кто ищет работу?

Универсального совета нет: одни считают, что надо идти на «Хедхантер», «Гикбрейнс» и «Хабр-карьеру». Но чаще я слышу, что компании идут в соцсети: фейсбук, твиттер, инстаграм и другие. Рекрутеры хотят больше знать о сотрудниках: любимые места, мысли и круг общения. Они смотрят фотографии, комментарии, сколько лайков, какие социальные контакты. Есть сервисы, которые позволяют это делать: «Эмэйзинг Хайринг» или «Подбор» автоматически находят информацию о вас. Попробуйте поискать своё имя в разных поисковиках и посмотрите, что о вас увидит другой человек, как воспримет ваши аккаунты.

Чтобы найти работу — нужно учиться общаться. Резюме поможет решить только процентов сорок от этой задачи. Хороший путь — быть частью сообщества: ездить на конференции, общаться и быть полезным. Чем больше человек общается, чем больше о нём знают, тем проще компании сделать выбор в его пользу.

Из рекрутинга ты ушла в тексты. Часто смена карьеры связана с внутренними кризисами. Это про тебя?

Конечно. В HR я была на хорошем счету и хорошо зарабатывала. Но есть несколько факторов, почему я решила уйти. Это потолок развития в регионе: у HR мало возможностей для карьерного роста. Нужно уезжать в Москву, Питер, или менять профессию. Ещё можно очень долго и методично завоёвывать новый уровень в компании. Начинаешь задумываться — это тебе нужно или жизнь коротка и стоит попробовать себя в чём-то другом?

Ира Ильяхова говорит, что вдохновение в работе не нужно, ты просто садишься и делаешь. Но просто садиться и делать мне было уже не интересно. Что-то должно меня драйвить, а я этот драйв потеряла.

Мне 33 года — в этом возрасте человек пересматривает свои ценности, взгляды и приоритеты. Мой приоритет изменился в сторону удалёнки, в сторону самостоятельного принятия решений: как мне провести день, в какое время я работаю, в какое время отдыхаю. В HR у меня таких возможностей не было.

В сентябре мой ребёнок идёт в первый класс, он уже самостоятельный, да и муж мне помогает. Я подумала, почему не попробовать себя в другом? Я считаю, что если есть возможность — надо брать и делать.

Если есть возможность — надо брать и делать

После работы HR ты пошла в школу менеджеров «Стратоплан». Расскажи, что тебе дало это обучение?

«Стратоплан» — это история про фокус, про правильные приоритеты. Чтобы двигаться вперёд и сделать скачок вверх — нужно сверхусилие, чтобы было тяжело, но ощущался результат. Именно это случилось со мной в «Стратоплане».

Я много времени тратила на прослушивание лекций и выполнение домашнего задания. На дипломе я выложилась по полной, но единственная из нашей группы не сдала. Все были в шоке. Слава Панкратов, один из сооснователей «Стратоплана», сказал мне, что я не сделала сверхусилие. Я не могла понять, какое ещё сверхусилие, я же всё делала?

Мне дали второй шанс — написать эссе, в котором надо на примерах показать, как я применила в жизни каждую из тем из управления проектами и командой. По этим практическим кусочкам оценивали, достоин человек диплома или нет.

Я писала эссе месяц и поняла, что изначально фокусировалась не на том. Если бы я сосредоточилась не на домашках, а на практике и интеграции опыта в реальные задачи, то учёба стоила бы мне меньше времени, нервов и эмоциональных ресурсов. Диплом мне в итоге дали.

Долгожданный диплом «Стратоплана» и детские игрушки на фоне

Почему поступила в Школу редакторов, а не руководителей?

Опыт управления проектами бесполезен без прикладной отрасли. Куда бы ни пришел менеджер, от него будут ждать понимания отрасли: специфики, людей, задач, запросов клиентов. Чтобы знать, как работает проект и грамотно им управлять, нужно знать контекст изнутри.

Учиться на руководителя ради того, чтобы просто руководить, нет смысла, а учиться на руководителя, чтобы руководить в каком-то конкретном направлении, смысл есть. Я считаю правильным такой путь: сначала экспертиза, а потом управление.

Твоя первая ступень школы закончилась. Какие у тебя впечатления? Это то, чего ты ожидала?

Когда я поступала в школу, думала принять участие в конкурсе на бесплатное место. Для этого нужно было сделать портфолио, в котором показать хотя бы одну работу. Я не стала участвовать: мне показалось, что у меня совсем нет работ для портфолио.

Спустя пять месяцев я нашла вакансию, которая мне безумно понравилась. Искали контент-редактора в компанию «Атлас», которая занимается генетическими тестами. Задача была очень интересная, но нужно было собрать портфолио — в этот момент у меня что-то щелкнуло. Я села, открыла свою страничку в ноушене и начала собирать свои работы. Я нашла так много всего: базы знаний компаний, онбординги, анонсы ИТ-мероприятий, письма, описания процессов.

Если вернуться в 2009—2012 годы, то у меня было много статей на научные темы, но мне стыдно их показывать из-за сложной научной терминологии. В итоге собралось портфолио — я даже не понимала, что так много сделала.

Я перестала думать, что ничего не знаю и ничего не умею, что мое портфолио — это ничто. Скажу так: мой синдром самозванца немного присел на корточки. Может быть, чуть позже он в принципе куда-нибудь убежит.

Мой синдром самозванца присел на корточки

Ты сейчас работаешь редактором. Как нашла эту работу?

Через друзей. После работы HR я сразу поступила в школу и погрузилась в задания. Потом увидела вакансию на фейсбуке: моя коллега из HR стала главредом в «Зарплата-ру» и искала авторов для блога. Я сделала тестовое и меня взяли.

«Зарплата-ру» стала для меня первым местом, где я смогла воплотить свои знания в текст. Мне эта тема близка: это блог для HR и кандидатов. Для меня это такой парт-тайм был ненапряжный, несложный, но очень интересный.

Потом мне друзья прислали новую вакансию, в «Продактсенс» искали редактора. «Продактсенс» делают большую конференцию для менеджеров продуктов. Параллельно у них есть линейка конференций: «Стратеджисенс», «Контентсенс», «Пиплсенс» — это такой гигант в своем профессиональном блоке. Я прошла испытательной срок и сейчас занимаюсь имейл-рассылками и коммуникациями.

Сейчас я работаю из дома, в этом мне помогает Валли

Как справляешься с текстами для рассылок?

Много времени уходит на подготовку — навык не рождается с первого дня. Например, человек долго учится резать сыр ровно, с первого раза не получается, зато потом всё получается быстро, красиво и ровно. Ровно нарезанный сыр — это то, что делает Ильяхов в онлайн-трансляциях. Он берёт текст и при тебе его переписывает. Текст начинает выглядеть красиво, а ты понимаешь, что на эту же работу потратишь в пять раз больше времени.

Наша психика умно устроена. Если есть раздражители, человек либо приспосабливается, либо меняет ситуацию. В итоге человек всё равно прыгает на новый уровень. Сейчас я приспосабливаюсь: стараюсь простить себе медлительность и постепенно наращиваю скорость.

Лучше сначала набраться теории или стоит доучиваться на практике?

Я сторонник того, чтобы учиться и параллельно пробовать на практике. Или чтобы учиться по конкретному практическому запросу. Сейчас мне нужно немного подтянуть UX-писательство: у нас много кнопок и взаимодействия с пользователями.

Я всегда так делала, видела пробел и шла его восполнять. Например, увидела пробел в проектном управлении и управлении командой — выбрала курс и пошла учиться. А люди ждут, когда работодатель предложит им пойти учиться куда-нибудь и оплатит обучение. Это дорога в никуда. Могу точно сказать: я нахожу применение всем знаниям, которые когда-то получила.

Какие у тебя сильные и слабые стороны, как у редактора?

У меня точно есть проблема с тем, чтобы задавать вопросы. В Школе про них много говорят: задавайте открытые вопросы, задавайте как можно больше вопросов до момента, пока вы не поняли абсолютно всё. Но в реальности тебе ставят задачу: «Нужно написать вот это, успеешь за два часа»? Это сложная горящая задача, человек сформулировал её как мог и пошёл делать другие дела. А ты остаёшься такой: «Эй, подожди! Ну куда же ты? А как же понимание задачи? У меня миллион вопросов!». Я пока не могу похвастаться, что настроила работу с такими задачами.

Много сложностей связано с удалёнкой: когда я работала в офисе, у меня был доступ ко всем в любое время. Подошёл, спросил, получил ответ и пошёл работать. На удалёнке всё асинхронно: написал и ждёшь, когда человек увидит твое сообщение. Иногда надо написать ещё раз: сообщения в телеграме люди могут вообще не заметить.

Опыт работы в HR мне помогает: я научилась понимать людей, научилась их слушать, проводить интервью — ведь я их провела очень много. Я умею доставать из людей экспертизу. Наверно, это моя сильная сторона.