Саша Ревяко. Арт-директорство — порно и задорно — Кто студент

Саша Ревяко Арт-директорство — порно и задорно

Основатель и арт-директор белорусской студии Райт о внезапном создании компании, значимости собеседования при найме дизайнеров и несвоевременной бюрошности.

У тебя в фейсбуке написано, что ты сначала работал порнокаскадёром, а потом — арт-директором в Студии Борового. Кажется, осталась какая-то недосказанность в карьерной лестнице.

Прикольно, что кто-то это находит. Я написал себе карьеру порнокаскадёра уже в «Сбертехе». Когда меня брали, то сказали, что сначала будет собес, а потом проверка в службе безопасности. Я пошёл и накатал себе на фейсбуке автобиографию о съёмках порнокаскадёром. Меня проверили и сказали: «Всё отлично».

Порнокаскадёрство — недалеко от правды. Я начинал с того, что клепал всякие баннеры и продолжительное время работал дизайнером в XXX-студии.

Из прикольного расскажу вот что. В 2000-е ещё не было суперинструментов для обтравки, и было нарицательное наказание для дизайнера — обтравить ёлочку. Так вот, когда в порноиндустрии занимаешься обтравкой, собираешь коллажик из органов, то посильнее затрахиваешься. Сидишь над ним часами, сидишь…

Это был занятный опыт: мы выпускали сайт в неделю, если поразвлечься — два. Это были времена Фронтпейджа и очень галимой вёрстки. Но там я научился быстро работать. Психологически было сложновато, конечно. В конце концов километры органов меня сломали, а для семьи нужна была официальная работа с записью в трудовой книжке: так я устроился дизайнером в рекламное агентство.

А как ты в принципе решил стать дизайнером?

Я случайно выбрал специальность и поступил в Белорусский национальный технический университет. Мы изучали очень интересные предметы: термех, сопромат, дискретную математику, но я совершенно не представлял, что буду делать когда закончу вуз.

На третьем курсе мне попался прекрасный преподаватель по предмету типа информатики. Это был молодой чел, который в те древние времена создавал сайты. На дворе был 2000 год, а у него был персональный сайт! Он делал три-дэ и базово показал, что можно делать в фотошопе. Я так пропёрся, что начал что-то рисовать в фотошопе, потом осваивать вёрстку.

Я долго не вдуплял, что значит сделать в Блокноте ХТМЛ-код и как его потом сохранить и запустить. Для меня было открытием: просто переименовываешь файлик, и он открывается в браузере. Сильнейшее впечатление в моей жизни.

В конце курса по дисциплине, я сколбасил первый сайт про себя. Из особого спецэффекта там была какая-то полная хуйня: при наведении на ссылку с цифрами менялся размер — с 12 пунктов на 16.

Я был жутко довольный и подумал: «Блин, покажу-ка этому преподавателю. Если он скажет, что всё говно, то я никогда в жизни больше не буду этим заниматься». Показал, и он сказал что-то в лучших традициях «норм, продолжай». И я такой вдохновлённый с тех пор занимаюсь дизайном.

Это мой первый дизайн, где-то 2002 год. Затрудняюсь сказать, что мною двигало в создании такой ебанины

А так — в 2006-м

Сейчас у тебя своя студия. Как появилась идея её открыть?

За почти 20 лет я поработал в куче мест на разных должностях: менеджером по продажам в «Белрадиопэйдж», потом дизайнером в рекламном агентстве «Юталайн», студии «Питри» и сетевом рекламном агентстве «Форте». Потом уже стал арт-директором и работал в Студии Борового и из неё перешёл в последнее место, где работал по найму, — «Сбербанк-Технологии».

В 2016-м «Сбертех» в Минске закрывался. Щёлкнул кризис, и основатели решили, что у нас в Беларуси это всё невыгодно. В моём дизайн-отделе было 14 человек — такая бодрая рабочая единица. Нам предлагали релокацию в Москву, Казань, но никто не был на это готов.

Я бы сам по себе работу нашёл, но мне очень хотелось сохранить команду. Я ходил по крупным белорусским IT-компаниям и пытался продать всю команду. Но в тот момент в Минске я не нашёл никого, кто был бы готов приобрести такой актив.

Я забрал из «Сбертеха» всех, кому мог что-то предложить и кто согласился на мои условия. На этой фотографии первые райтовцы — я, Паша, Эндрю, Боша, Дима и Никита, который держит камеру. Серёжа, Лёша, Сокол, Сёма и Глебушка, привет!

Получается, из-за желания сохранить команду ты решился открыть свою студию?

Небольшая ремарка. У меня ещё со школы была фобия, что всё, чего я могу добиться в жизни, — это быть вторым. Это засело в голове после соревнований по бегу, когда я старался, но никак не мог опередить одного мальчика. В итоге я получил диплом за второе место. И с тех пор мне стало казаться, что чем бы я ни занимался, где бы ни работал, всё, чего я могу, — это быть вторым, а не лидером. И у меня так и было: там второй дизайнер, там — второе лицо в студии. Второй, второй, второй.

В «Сбертехе» со мной работал ещё один дизайнер — Сергей Родич. Когда объявили, что компанию в Минске закрывают, он подошёл ко мне и спросил, что дальше делать и какие планы.

Я рассказал ему идею с продажей команды: сначала забрать пять человек, а потом постепенно договориться об условиях и самостоятельно привлекать проекты, участвовать в прибыли. В общем, сформировать не самостоятельную компанию, но тусовку с определённой степенью свободы. И Серёга мне говорит: «Зачем вообще такой геморрой? Давай компанию сделаем».

Открыть собственную компанию — это же гениальная идея, но она ни разу не приходила мне в голову до того момента. Я не рассматривал ситуацию с такой стороны, а потом понял, что это классно. Самому же ссыкотно, а так мы вдвоём — я второй, всё как надо в жизни.

Мы даже какую-то экономику прикинули и объявили ребятам, что будем открывать компанию. Когда мы даже решили, как будем снимать офис и кто за что будет отвечать, Серёге сделали какое-то космическое предложение, и он его принял. А я как-то так размечтался и разогнался, что было уже бессмысленно и поздно тормозить.

Потом ещё почитал, что большая доля компаний разрушается через пару лет из-за тёрок у основателей, и решил, что оно и к лучшему. Но стрёмновато, конечно, было.

Я не стал ждать и в декабре 2016-го написал в несколько компаний, не хотят ли они с нами поработать. Нами заинтересовался «Тинькофф-банк». Я быстро сделал ИП, потом съездил в Москву и вернулся с контрактом. Так и понеслось.

Держу на ручках одного из ведущих дизов, который работает с «Тинькофф-банком». Мы сотрудничаем уже четвёртый год, а ребята недавно закрыли пятисотую задачу

А как с деньгами было в самом начале?

По закрытию «Сбертех» давал хорошую компенсацию, и часть денег я сложил в стартовый капитал. Но с первого же месяца были задержки платежей по клиенту, а зарплату нужно было платить. Я пошёл и снял деньги на зарплату за январь, а потом за февраль. На март у меня уже не было денег. И я не знал, что будет, если оплату ещё задержат.

Платить из собственных денег зарплату на коллектив — своеобразное ощущение. Но момент расставания с деньгами очень важен. С тех пор я понимаю, что это ценное ощущение и опыт. Когда физически отдаешь большие деньги за что-то, то глубже и правильнее относишься к тому, что получаешь. Именно поэтому считаю, что за образование люди должны самостоятельно платить.

Расскажи, как ты выстраивал процессы в компании.

Когда в компании до 15 человек, можно расти особо ничего не выстраивая, когда больше — становится тяжелее. Многие принципы и методики взял из «Сбертеха»: как оценивать ресурсы, время, стоимость ресурсов. Хотя изначально они казались мне бюрократическими и бессмысленными.

Ещё в позапрошлом году я делал всё через записи и задачи. В один момент таск-лист просто переполнился. Я стал осознавать, что на день приходится примерно 40 задач, и вечером я могу на них только смотреть и понимать, что ни одну не выполнил. Переносил на завтра, потом снова на завтра. Было непонятно, что я делаю целый день, хотя я смотрел и думал: «Ну куча всего же».

Сейчас нас 30, нужно всё менять, а опыта в построении бизнеса немного не хватает. Но я счастлив, что в Райте есть люди, которые умнее и организованнее меня. Надо им просто не мешать заниматься делами.

Хорошие люди с правильной коммуникацией помогают нивелировать отсутствие красивых стройных процессов

Мы вообще существуем потому, что я принял удачные кадровые решения. Если бы не эти люди, то мы бы уже давно схлопнулись.

Сейчас у Райта интересное позиционирование — «лучшая дизайн-студия плоского мира». Почему именно так?

Это больше шутка. Мне просто вечером пришла в голову прикольная идея, я зашёл в админку и написал. Шутки для своих — это определённый вид искусства. Те, кому надо, — поняли и заценили. Но нужно уже что-то другое придумывать: шутка повторённая несколько раз — уже не шутка.

Ещё один вопрос про позиционирование. Райт — про правильные интерфейсы и брендинг. Что ты вкладываешь в слово «правильно»?

Я не знаю, как это объяснить. У каждого человека есть своё мерило правильности. И прелесть этого в том, что правильность у каждого своя. В это слово заложено всё: определённый смысл в названии, обязательства, процессы.

Часто это повод для грусти. Я смотрю и смотрю и думаю: «Вот там у нас косяк, вот здесь косяк. Ну и какой, блять, Правильный Райт, если у нас такое?» Но это и помогает не останавливаться: лечить процессы и заниматься чем-то нужным. Главное, чтобы мы не прекращали совершать правильные вещи, потому что легко потерять эту репутацию. У нас косяков — мама не горюй, но когда я слушаю и смотрю, как обстоят дела в других компаниях, так у нас всё прекрасно вообще.

Мы не задираем нос, потому что правильность — это сугубо внутренняя история. Вот, например, мне всё равно на мнение снаружи: клиента или кого-то ещё. Если я знаю, что мы сделали работу правильно — профессионально, грамотно, а клиент не дорос в понимании, как это работает, то мне всё равно. У нас были случаи, когда клиенты «подросли» и вернулись.

Такое позиционирование — это барьер, который защищает нас и позволяет дальше легче жить и не загоняться.

Почему специализируетесь на финтехе, криптобиржах и сложных интерфейсах?

Так исторически сложилось. Когда ты растёшь и развиваешься хочется делать лучше или сложнее. За весь свой опыт я рос по проектам и становился лучше в понимании задач. Сейчас дошёл до уровня, когда могу решать задачи глобально, а не только в дизайне.

Я работал с разным дизайном: в начале карьеры дизайнера научился работать с физическими носителями. Пару раз крупно налажал и понял, что мне больше нравится работать с цифрой. Но дизайн в цифре тоже разный: корпоративные сайты в 2020-м делать скучно. А ещё в них много графического дизайна и креатива, а мне это не очень.

Работать с креативным дизайном — это как писать поэму, за которую клиенты потом поставят оценки

Я до сих пор не понимаю, когда люди без опыта оценивают, например, работу иллюстраторов. У меня кровь из ушей идёт, когда они начинают высказывать своё мнение по системе «Нравится — не нравится» Это неправильно, потому что люди часто своё уличное воспитание транслируют на принятие решений. Скажите прямо: «Я не воспитан и не просвещён культурно настолько, чтобы это воспринимать».

Прелесть интерфейсов в том, что они сложнее. Из-за этого автоматически клиенты, как правило, более интеллектуальные. Плюс в интерфейсах меньше художественной составляющей, а если она есть, то подчинена какой-то определённой системе: принципу работы интерфейса или масштабируемости. В интерфейсах важен именно дизайн, потому что это ближе всего к решаемой задаче. Это в интерфейсах меня всегда и привлекало.

В чём особенность интерфейсов в финтехе?

Я работал ещё в Студии Борового, и тогда интерфейсы только появлялись. Те, которые приходили, были интерфейсами банков. Сначала один, второй, третий. Потом я выиграл конкурс на дизайн «Сбербанк-Онлайн», нарисовал и показал, что можно делать интернет-банки другими. После этого стали обращаться новые клиенты, а потом я пошёл работать в «Сбертех», а там всё про финансы.

Страничка из 2011 года с конкурсным дизайном для «Сбера». Герман Оскарович что-то затянул с внедрением

Финтех крут тем, что проникает во все сферы жизни: недвижимость, страхование, лизинг, благосостояние, образование. И с этим можно делать кучу всего.

А чем отличается веб-дизайн сейчас от 2000-х?

2000-е — это время, когда можно было летающие острова рисовать. Я делал проекты так, как мне нравилось. Раньше было так: чем больше выебнешься, тем круче.

Сначала рисовали главную страницу, и по ней заказчик принимал решение, поэтому на ней должен был быть прямо дизайн. Открываешь, а там — летающие острова и куча всего. Клинический идиотизм, но такие времена были.

Одна из позорных страниц. Когда я делал этот проект, мне было интересно, как люди в фотошопе что-то рисуют. Посмотрел и подумал, как нарисовать занятных медведей для сайта пластиковых окон. Каким-то чудом мы это ещё обосновали заказчику и продали. Хотя это нонсенс. Вот так я раньше понимал задачу дизайна

Потом я прочитал книгу Огилви «О рекламе», и ко мне пришло понимание, что такое реклама и как сайты правильно делать. Что это не просто: «Купите у нас, купите у нас». Это про преимущества продукта и выстраивание сайта вокруг этого.

Давай вернёмся обратно к управлению. Что самое классное в управлении своей студией?

Прикольно быть управляющим в студии, потому что можно делать задачу на уровне дизайна. Вот, например, сайт — там есть дизайн, вёрстка, программирование, готовый продукт и запуск. А компания — это самый высокий уровень.

Для меня студия — проект, продукт. Я управляю тем, как всё происходит. Причём мои средства управления гораздо более высокоуровневые и широкие, это не просто маленькая моторная задача типа обтравки. Здесь работают более важные вещи, как идеология и ценности. И это круто.

Даже таблицы учёта или процесс выпуска кейсов в портфолио — интересные дизайнерские задачи. Нужно просто посмотреть на них с другого бока.

А что самое неприятное?

Быть директором. Отвратительнее нет ничего. Много операционной деятельности, всякие бумажки и прочее, а я дизайнер.

Для меня управлять людьми — сложно и неприятно. В этом есть какая-то зависимость от других. Когда делаешь сам, то там поднапрягся, там недоспал-недоел, там выкрутился, но сделал. Сам с себя можешь спросить, а с другого человека — нет. Ответственность остаётся, а инструментария нет. Такие загоны мне сильно мешают.

Мне интересно, когда задачи дизайнерские, поэтому хотелось бы быть ближе к тому, как существует Студия Лебедева. Есть директор, который занимается управленческими вещами, а есть арт-директор, у которого больше художки и который больше занимается маркетингом. Чем больше об этом думаю, тем больше задаюсь вопросом: «Зачем заниматься неприятными вещами?»

У меня хреново получается управлять.

Со стороны наоборот кажется, что в Райте вау-круто. Студии три года, а о ней все говорят и знают.

Возможно, но я-то знаю в чём фигня. Знаю, как именно должно быть правильно, а состояние, в котором мы находимся, неправильное.

У нас много различных потерь. Я недоволен тем, сколько денег мы зарабатываем. Мы объективно заслуживаем больше, но много всяких зависимостей и влияний. Формально, норма рентабельности для сферы услуг — 30%. У нас значительно меньше, и это не очень хорошо.

Зато у нас есть определённые вольности, проще говоря, распиздос. И это плюс для творческих людей. Не станет лучше, если мы резко перефокусируемся: будем заставлять делать все проекты, штрафы давать или заставлять в 9 приходить на работу. Это превратит Райт в очередную контору, а мне не хочется работать в конторе.

Круто, что мы можем на главной сайта, на титуле вакансии, на двери быть именно такими

Раньше я думал, что мне хватит команды в 20 человек. Но сейчас мне кажется, что компания до 40 человек — это не компания. Я не могу реализовать всё, что хочу по объёму выпущенных проектов, своих продуктов и реализации внутренних хотелок.

Хочется нормально разработку делать, потому что сейчас это всё делают дизайнеры. Потом, оказывается, если хочешь писать, то нужен пишущий редактор. Если хочешь нормально системно продвигаться — найми маркетолога, а чтобы цифры понять — аналитика. Хочешь делать проекты на любых технологиях — нужен менеджер. А ещё в идеале, нужен партнёр, менеджер по развитию или отдельный человек, который занимается установлением партнёрских связей. И вот одно, другое, третье.

Но с другой стороны — если больше людей, то я перестаю знать, какие у каждого проблемы, что у него — хорошо, а что — плохо.

Как ты нанимаешь людей в команду? Какими принципами руководствуешься?

Я считаю, что самое важное — это пообщаться с человеком. Не просто там формально ответить на вопросы, а понять его. Я же с ним больше времени проведу, чем с семьёй. Как я возьму какую-нибудь какашку?

Собеседование занимает часа два: от получаса до часа уходит, чтобы человек перестроился, выбросил все заготовки и комплексы из головы и начал рассказывать о себе, как о личности.
Я собесил и брал на работу всех людей в компании, кроме одного менеджера по продажам. И за всё время у меня было только пару промахов, когда я решил работать с людьми, а они не вписались. Это очень быстро стало понятно, поэтому не страшно.

Не было такого, чтобы с кем-либо поссорился. Я даже за всё время никого не увольнял и надеюсь, что никогда этого и не произойдёт. Если мне тяжело работать с человеком, то я прошу его: «Пожалуйста, оставь меня, я тебя умоляю». Но даже сложные личности иногда прислушиваются, если с ними просто поговорить.

Поделись секретом: как среди массы ты находишь таких классных дизайнеров?

Они-то классные, но важно понимать, что в Райте все абсолютно разные.

Вообще, с дизайнерами всё просто: мне абсолютно очевидны возможности человека по работам, я могу их нанять за 10 секунд просмотра портфолио плюс где-то два часа собеса.

Недавно тусовка российских ребят делала исследование. Они опросили арт-директоров нескольких компаний, как они работают с откликами на вакансии. В итоге выяснили, что анализ одного кандидата занимает 50 секунд.

За всё время работы я видел портфели минимум пятисот дизайнеров, поэтому могу оценить уровень работ и составить первое впечатление примерно за 10−20 секунд. И я не рассматриваю людей, которые не готовы подтвердить свой профессиональный уровень визуально-графически, и не даю тестовые.

Я смотрю, а не читаю, что пишут в резюме. Единственное исключение — когда пишут персонально. Открываешь письмо, а там рассказ: человек лично написал тебе, а не сделал масс-рассылку. Раз лично написал, то нужно ему ответить. В остальное — обязательно стоит смотреть портфолио, чтобы понимать, стоит ли иметь дело. Если там есть что-то ценное, то можно продолжать диалог.

Я смотрю по уровню, на который дизайнеры заявляются. Важен не класс: младший, средний, старший, ведущий, арт-дир — это вообще пофиг. Я смотрю есть ли какой-то навык и скилл интересный.

А что важно в портфолио, когда чуть ли не каждый второй — дизайнер?

Выразительность.

Сейчас очень низкий порог входа в профессию, и даже я не всегда моментально считываю, когда попадаются новички. Открываешь, а у чувака на «Бихансе» пять работ висит, и не всегда видно, что это фейк.

Раньше летающий остров нужно было сначала надрочиться рисовать, а сейчас — взял картинку с «Пинтереса», поверх неё нафигачил, сделал русский вместо английского, чуть модифицировал и всё. Вот и готовая работа в портфеле, к которой никто не прикопается. Только если глаз намётан можно заметить, что ритм плывёт или другой какой-то косяк вылезет. Поэтому важнее не наличие портфолио, а то, есть ли у дизайнера свой почерк и индивидуальность.

Главное в портфолио дизайнера — выразительность

Не представляю, как эйчары в больших компаниях справляются, когда им ставят задачу набирать дизов. Но для больших контор с мегапродуктовым дизайном и не нужна индивидуальность. Там важно, чтобы они быстро запустили дизайнера: обрубят ему лишние отростки, и он пойдёт чётко пилить свою историю. В Райте не так: у нас дизы все разные.

Как в Райте строишь работу с дизайнерами?

У нас 11 разных дизайнеров, и когда приходит проект, сразу смотрим, кому его отдать. Возможно, если дизайнеров станет в полтора раза больше, для меня станет проблемой, куда и какой проект припарковать. Каждый ведь по-разному работает.

Например, есть диз, у которого мозги прямо скрипят, когда нужно что-то с намёком на креативность. У него через глаза передаётся дрожь шестерных соединений в голове: «Креатив? Что за поебота?»

Поэтому задача должна быть под человека. И это даже круто, когда у дизайнера есть индивидуальность. Но это для нас.

Окей, а как ты нанимаешь редакторов, менеджеров и других ребят?

У меня трабла: я не могу нормально квалифицировать управленческий персонал. Как нанять бухгалтера, программиста, менеджера — мне вообще непонятно. Дизайнеры — идеальные люди.

А редакторы? В Райте даже вакансия была в две итерации. Почему было сложно найти?
Мы проводили эксперимент поиска редактора с платным тестовым. Опыт показал, что редакторы плохо пишут. Зиро — столько редакторов мы тогда наняли.

Люди не хотели написать тестовое даже за деньги

Откликов было где-то с полсотни, а за деньги написать тестовое согласились только человек 10−12. По результатам мы решили с двумя поработать, и оба слились.

Круто, когда у редактора сразу виден результат его работы. Из него всё чётко и понятно. Но потом возникают следующие вопросы: а насколько шустро пишет? Как работает с возражениями и правками? И, в конце концов, всегда есть специализация.

Круто, если у редактора есть специализация

Я не встречал, чтобы один человек мог писать о брендинге и об интерфейсах. В интерфейсах один язык — рассудительный, логичный, а в брендинге — эмоции, сказка должна быть.

Многие дизайнеры, с которыми ты работал, учились в бюро. В какой-то из вакансий был чек-лист был, где нужно было поставить себе плюсик, если учился в бюро. Почему?

У меня своё мнение по поводу бюро, но это крайне полезный опыт.

Когда открылась Школа дизайнеров, я ещё работал в «Сбертехе». В первый же поток я отправил туда пять дизов, у которых за плечами было по 5−10 лет стажа. Тогда в школе ещё не были отлажены процессы и тесты. Ребята учились, и вылезла куча ошибок. Но я ни разу не пожалел, что отправил их поучиться.

Бюро полезно, когда у дизайнера уже есть наработанный, выстраданный и практически сформированный опыт. Сначала пять лет фигачишь, к чему-то приходишь и только после этого идёшь в школу бюро. Иначе беда.

Дизайнеру нужно смотреть на мир вокруг и копить знания со всех сторон. Когда копилка становится многосторонней, то уже прикольно пойти в школу. И важно помнить, что школа бюро — это не школа жизни или дизайна, это просто школа бюро. Устои дизайнера должны строиться на фундаментальных и системных вещах, а не только на бюрошных принципах.

Чемодан опыта нужен не только в дизайне, но и в другом. Например, кейсы неуспешных переговоров. Даже если они о том, как ты снимаешь квартиру, общаешься со сторожем или хамом в троллейбусе. Без базового багажа будешь ощущать себя младенцем: ещё ходить не научился, а тебя уже сажают в инвалидное кресло или дают костыли.

Почему важно иметь за плечами опыт, чтобы идти учиться в бюро?

С людьми, которые начинают свой путь прямо оттуда, просто невозможно работать. Могу это сравнить только с менеджером по продажам, который звонит и шпарит по скрипту. Так и с дизайнерами.

Несвоевременная бюрошность портит новичков

Если дизайнер во время учёбы загоняется и не понимает, что правильно, то после школы он выходит и как по методичке всё делает. Может, для кого-то это хорошо, но не для меня.

Есть какие-то хорошие принципы из бюро, которые тебе подходят?

Из базовых принципов мне нравится про гвозди в гусенице. Ещё очень хороший принцип — «делать не равно сделать». Это одна из самых стройных и правильных историй, которые можно и нужно применять всем. Но мне непонятно, зачем было его расписывать и превращать в невероятную поеботину в стиле американской литературы.

Мне очень много рекомендовали почитать книгу Кемпа, но я никогда в жизни её не читал. А когда я общался с чуваками, у которых бюрошность головного мозга, они говорили: «Вы отвечаете прямо по Кемпу». А у меня в голове нет этой системы — я просто так живу. Думаю, что полезно думать не только книгой «Сначала скажите „Нет“».

У меня был довольно занятный опыт общения с Синельниковым и его методами. Он, может, и крутой препод, но когда мы вели переговоры перед поступлением ребят в школу, то просто не договорились. Мне нужна была галимая бумажка для бухгалтерии и боссов («Сбертех», вы понимаете), чтобы подтвердить, что школа — это курсы, и оплатить обучение от компании. Написать эту бумажку — дело пяти минут.

По факту я стоял на пороге с деньгами за пятерых студентов и хотел бюро эти деньги дать. И вместо того, чтобы разговаривать нормально, в ответ получил разговор-по-методичке, «Нет» и травление лески. В итоге я забил, написал Горбунову и решил проблему.

Что порекомендуешь читать дизайнерам, чтобы прокачаться и стать сильнее?

Смотреть «Рик и Морти». Нужно чувствовать пульс культуры и понимать, что происходит в мире. Это важнее, чем заточиться какой-то книжкой. Я за то, чтобы иметь максимально широкий кругозор. Всё равно при должном усердии получится выстроить явную экспертизу в чём-то.

Важен широкий кругозор, чтобы потом построить экспертизу в узкой точке

Списка макулатуры для дизайнеров в интернете — вагон. Я бы рекомендовал решать какие-то задачи на практике. Главное, чтобы инструмент не довлел над творчеством, и человек понимал, как пользоваться хоть паинтом, хоть экселем. И к этому подтягивать фундаментальную базу.

К примеру, сейчас сложно найти дизайнера с хорошей академической основой, пониманием ритма и цвета. Иногда дизайнеры не знаю основ вёрстки: не понимают, как использовать углы или сетку. Поэтому и куча монотонных работ везде и всюду. Если подтянуть к сверхдоступным инструментам фундамент из академического образования, это на порядок улучшит качество работ.

В этом плане у бюро я бы посоветовал курсы Нозика. Он рассказывает основы основ: и неважно, где и в чём потом складывать композицию. Это важнее знания фигмы, диплома «Скиллбокса» или ютубных уроков моушн-дизайна.