9 набор – Кто студент

Анна Даниленко В каждом вызове — точка роста

Шеф-редактор агентства Seturon рассказала, как Школа редакторов помогла выпустить книгу и окупить обучение, почему важно постоянно учиться, любить своё дело и устраивать себе вызовы.

Чем ты занималась до того, как попала в Школу редакторов?

Больше десяти лет я проработала в ритейле. Перед сменой профессии была закупщиком в московском офисе компании «Меломан», MARWIN — это розничная сеть семейных магазинов в Казахстане. Такого формата магазинов я не встречала в России — в них можно найти всё что угодно для досуга: книги, музыку, кино, видеоигры, детские игрушки, электронику, товары для творчества и хобби.

Моя работа заключалась в том, чтобы размещать заказы на детские товары у российских поставщиков и контролировать отгрузки в Казахстан.

Когда тебя заинтересовала редактура?

Наверное, со старшей школы. Только я тогда не называла это редактурой, конечно.

В десятом классе нам начала преподавать историю Казахстана Айгуль Бошаевна Жекенева, низкий ей поклон за навыки визуального повествования. В то время ещё не было толковых учебников по этой дисциплине, поэтому учительница сама собирала материал по крупицам. А потом на уроке давала лекцию и советы по составлению конспектов: «Вот это сейчас запишите, вот это выделите рамкой, а от этого проведите стрелку вот к этому».

По таким конспектам у меня получалось запоминать информацию быстро и надолго. И я начала применять эти принципы «переупаковки» текстов в схемы и тезисы для самообучения в других предметах — сначала в школе, потом в университете.

В 2007 году случилось первое мимолётное знакомство с редактурой как с профессией. Меня пригласили стать главредом печатного еженедельника «Колёса-фото», младшего брата легендарной казахстанской газеты «Колёса». В журнале, как и в газете, публиковались объявления о продаже автомобилей, но, в отличие от газеты, совсем не было журналистики.

Мои задачи были скорее бизнесовые, чем редакторские: попробовать вывести журнал на самоокупаемость. Но любая моя идея проходила через фильтр «а как это поможет твоему читателю?». Мысль «читатель — всегда главный» была основополагающей в прошивке компании. Думаю, поэтому они до сих пор лучшие в своей нише.

Спустя год стало скучно. Помню, как приходила на работу к обеду, а в четыре уже уходила. Журнал стабильно приносил прибыль, тиражи росли, а процессы выпуска и без меня работали идеально. Всех всё устраивало, и, скорее всего, меня считали эффективным менеджером. Но мне самой не хватало драйва и новых вызовов, от рутины росла фрустрация. К тому же я считала, что незаслуженно получаю столько денег за минимальные усилия. В общем, я уволилась из журнала и вернулась в ритейл.

Сейчас печатного журнала и газеты «Колёса» уже нет, издание работает в интернете

А когда снова вернулся интерес к редакторскому делу?

Это произошло неожиданно. Сижу я как-то на работе, размещаю заказы у поставщиков. И тут коллега говорит: «Офис заказал две книги Ильяхова, надо себе тоже заказать», а я: «Что за Ильяхов?» — «Ну это известный редактор, пишет про то, как хорошо писать».

Пошла гуглить, и не помню уже, что попалось первым — школа, блог или советы бюро, но я залипла на месяцы. А потом в планах на 2018 год написала: «Поступить в Школу редакторов».

Поступила?

Поступила, но не сразу. Сначала написала пару статей в журнал «Игры и игрушки», потом моя руководительница предложила попробовать вести страничку одного из проектов компании в Инстаграме. Без отрыва от закупок, по паре часов в неделю. Я согласилась, так как это был шанс проверить свои чувства к профессии на реальных задачах.

В то время каждые выходные наши магазины приглашали родителей с детьми на бесплатные мастер-классы по творчеству. В Инстаграме нужно было показывать, как это интересно, полезно и весело, чтобы ещё больше семей захотели проводить досуг с нами.

Первые мои посты на страничке Творческого пространства MARWIN. Сначала просто анонсировала мероприятия и делала отчётные посты. Через пару месяцев подключилась коллега, и мы стали снимать ролики с разными творческими занятиями

Мне очень нравилось вести эту страничку, но не хватало знаний и навыков. Компания оплатила курс по СММ в Нетологии, параллельно я продолжала изучать блог Максима и их с Людой книгу. Постепенно стало получаться лучше, желание развиваться в редактуре росло.

Но я постоянно присаживалась на любимые качельки: от «ну куда мне в школу, там все такие крутые» до «мне не стать такой же крутой без школы». В мае 2018 года я уже психанула от этих метаний, уволилась и села за вступительное задание.

Нужно было сделать информационный продукт о правах потребителей в аптеке, у меня был плакат и бот в Телеграме. Пилила почти месяц — изучала законы, осваивала графический редактор, верстала, распечатывала, вывешивала в аптеке по соседству, а потом шла переделывать.

Плакат я уже удалила, он был настолько кондовый, что без слёз не взглянешь. А вот бот до сих пор жив.

Ты говоришь, что плакат был кондовый, но ты поступила на бесплатное?

Да, и очень удивилась. Спасибо приёмной комиссии, такая высокая оценка придала мне уверенности.

Вот ты поступила в школу, а что с работой?

Ну я же уволилась, работы не было. Когда отправила вступительное, начала искать и искала пару месяцев. Наверное, нужно было быть поскромнее. Я же откликалась на вакансии в топовые компании — Яндекс, М. Видео, Авито и им подобные. Делала тестовые, приходила на собеседования и получала отказы.

А в промежутках вела страничку косметолога в Инстаграме и придумывала вопросы для викторины «Квиз, плиз!».

Фрагмент игры «Квиз, плиз!». Чтобы придумать вопросы на все 7 раундов и получить к ним плюсики главреда, у меня уходило около двадцати часов. Было безумно интересно этим заниматься, но платили всего пять тысяч за игру

К августу я уже отчаялась найти работу редактором и откликнулась на вакансию в интернет-магазин Студии Лебедева. Работа была больше про закупки и немножко про контент — нужно было находить интересные товары в ассортимент магазина и делать к ним описания.

И в этот же день мне попалась вакансия редактора в «Монтессори.Дети». Связалась с ними, сделала тестовое и сходила на собеседование. А потом в один день пришли оффер в «Монтессори.Дети» и приглашение на собеседование в Студию Лебедева. Я приняла оффер и отменила собеседование.

Не пожалела о таком выборе?

О, нет. Это был невероятно крутой опыт, где бы я ещё получила столько навыков за такое короткое время.

Я пришла на этапе, когда у ребят уже был сайт, соцсети, и они только запускали онлайн-школу. В команде нас было сначала шестеро, потом осталось трое. Первые пару лет на мне было всё, что связано с контентом: соцсети, письма, блог. Ещё помогала с промостраницами, лид-магнитами и производством продуктов.

Сначала нас финансировал основатель проекта, а потом он сказал: «Так, дальше вы сами. Вот вам на троих процент от возможной прибыли». И мы так зарядились, что практически сразу вышли на самоокупаемость, а потом и на прибыль.

Потом наняли ещё троих редакторов — в блог, соцсети и продукт. А я стала главредом.

Ещё мне важно было чувствовать сопричастность к росту компании. Когда я уходила через три года, у нас уже было две с половиной тысячи выпускников больших курсов и около двадцати тысяч участников мини-программ.

Один из моих любимых проектов в компании — блог «Монтессори.Дети». Хотя было много маркетинговых и продуктовых задач, оставалось время и на блог. За пару лет мы выпустили больше сотни экспертных статей и вывели блог в прибыль — уже второй год стабильно окупается в два раза

А как удавалось совмещать работу и учёбу в школе?

До сих пор не понимаю на каком топливе несло. Я же была практически новичком, поэтому мои рабоче-учебные дни почти год длились по 10−12 часов. Столько времени занимали рабочие задачи и домашки в школе. К концу второй ступени я настолько выдохлась, что специально плохо сделала последнее задание, чтобы упасть в рейтинге и не пройти на третью ступень.

А на следующий день у нас была квартальная встреча. Сижу и рассказываю, а основатель компании с удивлением спрашивает: «Аня, ты чего? Можешь откатить? Зачем тогда это всё было?»

И я тогда подумала: «Что же я наделала».

Я настолько выдохлась, что специально плохо сделала последнее задание, чтобы не пройти на третью ступень

Сильно пожалела?

Сильно, но недолго. Несколько сокурсников с рейтингом выше моего отказались продолжать обучение, и я прошла по очереди на третью ступень.

Как выбирала тему диплома?

Мне хотелось сделать коммерческий проект для своей компании, ведь у нас были ресурсы — материал, эксперты и аудитория для продвижения. Плюс нужна была тема, в которой с большей вероятностью арт-директором станет Максим Ильяхов. В итоге придумала сделать электронную книгу о детях до года.

Потом собрала команду. Планировалось много работы с текстом, и очень кстати был бы второй редактор. Поэтому взяла на себя роль руководителя проекта, а редактором согласилась быть моя сокурсница Наташа Турашова.

В то время за формирование команд для дипломных проектов отвечал Коля Товеровский, вот его и заспамила письмами: «У нас уже всё схвачено, дайте только дизайнера». Дизайнером пришла Женя Самойлова, арт-директором стал Максим Ильяхов. Такой командой мечты и затащили проект.

Это обложка нашей электронной книги и промостраница к ней

Какие были результаты?

Мы запустили продажи книги по базе «Монтессори.Дети» за несколько дней до защиты и сразу продали 200 экземпляров. Позже книга стала хитом в продуктовой линейке компании — до сих пор продаётся, и уже окупила моё обучение в школе в несколько раз.

Что касается оценок преподавателей, то мы оказались в серединке. Когда уже отмечали защиту, пожаловалась Горбунову: «Это несправедливая оценка. Пусть мы не самые красивые, но зато самые коммерчески успешные. Почему вы это не учитывали?»

А он что?

Артём задавал открытые вопросы, подливал винишка и предлагал закусывать хамоном.

Не пожалела, что пошла на третью ступень?

Третья ступень — то, ради чего стоит идти в школу. Целый месяц арт-директор даёт обратную связь, подсказывает и направляет, иногда даёт по десять правок на абзац. А потом происходит магия — ты уже не просто знаешь, как хорошо, а умеешь это хорошо делать своими руками. И сдаёшь главу без единой правки.

Ещё огромный плюс — это опыт управления проектом. Со школой не получится извиниться и перенести дедлайн, всё должно быть сделано в срок.

Ты уже не просто знаешь, как хорошо, а умеешь это делать своими руками

Что для тебя стало самым неожиданным в работе редактора?

Самое удивительное открытие — в этой профессии можно бесконечно развиваться вообще в каком угодно направлении. Выбирай, куда хочешь — в медиа или в продукт, и в какой угодно роли.

Мне очень повезло с первым местом работы, вот с этими возможностями попробовать себя автором и редактором, руководителем проектов, методологом, контент-маркетологом, главредом.

А ещё — что учёба никогда не заканчивается. Если хочется расти в профессии, то важно знать, как работают смежные сферы, и хоть что-то там уметь. После школы я прошла ещё кучу курсов: по продакт-менеджменту, управлению проектами, маркетингу, Яндекс Метрике, методологии образовательных продуктов и UX-копирайтингу. Сейчас прохожу курс «Бренд-медиа, блоги и контент маркетинг» Максима Ильяхова и Родиона Скрябина.

На чём в итоге остановилась и почему?

Последний мой значимый проект в «Монтессори.Дети» был под кодовым названием «Фабрика мини-курсов».

Стояла задача выпустить 10 мини-курсов за два месяца. Мы определили продукт как микрообучение, которое помогает родителям решить одну конкретную проблему воспитания ребёнка. В каждом мини-курсе должно было быть минимум теории, максимум разборов реальных ситуаций и примеров.

Поначалу казалось нереальным вытащить проект, ведь до этого нам требовался месяц на производство одного такого продукта. Но в итоге мы с командой справились — выпустили все продукты за пару недель до дедлайна, а ещё сделали почти половину квартальной выручки на их продаже.

На Фабрике я выполняла несколько ролей: руководитель проекта, редактор, автор и методолог нескольких курсов. И поняла, что вот этот симбиоз меня невероятно драйвит. В него удивительно вписались любимые навыки с предыдущих мест работы, новоприобретённые редакторские и сегодняшняя точка интереса — педдизайн и обучение взрослых.

Тизер нашего первого мини-курса «Ем сам», он же стал моей дипломной работой на курсе Скиллбокса по методологии образовательных продуктов

Каким был следующий шаг?

Устроить себе очередной вызов. Я работала в классном проекте, где всегда шли навстречу и давали возможности: хочешь пройти обучение — иди, мы платим; хочешь попробовать новое — бери и делай. Но мне захотелось попробовать задачи сильно глобальнее, конкретно так выйти из зоны комфорта. Плюс было важно найти компанию, в которой будет у кого учиться и на кого равняться.

Первым делом сделала портфолио — собрала кейсы и попросила Иру Ильяхову дать обратную связь. Ира позадавала вопросы и дала рекомендации, что можно улучшить. А ещё написала: «Вообще, такое наваристое портфолио, прям супер». Это очень поддержало, большое ей спасибо.

Потом разместила резюме и начала откликаться на вакансии.

Сразу нашла работу мечты?

Через три месяца.

Я откликалась на все редакторские вакансии подряд, хотелось оценить свою стоимость на рынке. Легко получала хорошие предложения на должность главреда корпоративных блогов, но совсем не клеилось с образовательными проектами. В итоге дошла до трудоустройства копирайтером в инвестиционную компанию (там были ну очень интересные условия), но не срослось в последний момент.

В конце декабря 2021 года случилась очередная магия — будущий работодатель предлагал именно то, что я искала. В среду я откликнулась, а уже в следующий понедельник вышла на новое место.

Чем ты сейчас занимаешься?

Я шеф-редактор в Seturon, компании по созданию образовательных продуктов. Веду клиентский проект — отвечаю за производство и методологию курса, много чего делаю руками вместе с другими редакторами. Моя задача — чтобы всё вышло в срок и было хорошего качества.

В общем, всё как я хотела.

Каково это — заниматься тем, от чего прёт?

Первый месяц было очень сложно. Каждый вечер я ложилась спать с мыслью: «Я этот проект никогда не вывезу».

А с утра открывала ноут и начинала работать. Организовывала процессы, выстраивала отношения с клиентом и командой, распределяла и принимала задачи, проектировала содержание уроков. Когда заходила в тупик, шла за помощью к главреду или на прогулку — у меня на ходу мысли быстрее проясняются.

На днях мы сдали проект в срок, вечером я закрыла крышку ноута и подумала: «Ну вот, справилась. Идём дальше».

Как сделать проект после отчисления

Студенты третьей ступени 9 набора не успели сдать проект в срок, не получили дипломы, но всё-таки сделали крутое приложение.

Илья Боронников, Сергей Мороз, Иван Коробицин и Владимир Тупикин учились в 9 наборе школы бюро. Ребята успешно дошли до третьей ступени и в качестве дипломного проекта под руководством Ильи Бирмана разработали мобильное приложение «Оки», которое помогает делать гимнастику для глаз в течение дня.

Команда не успела закончить проект до дедлайна, но ребята не сдались, продолжили работу и через год всё-таки выпустили приложение. Мы пообщались с ребятами и их разработчиком Алексеем Дербышевым о том, как они делали приложение, на какой стадии всё пошло не так и как этого можно было избежать.

Пост о приложении «Оки» в телеграм-канале Ильи Бирмана

Ребята, ваш проект — приложение для глаз «Оки». Почему выбрали именно приложение в качестве дипломного проекта?

Сергей: Из-за постоянной работы за компьютером у меня упало зрение. Врачи говорили делать гимнастику для глаз, поменьше смотреть в экран и побольше гулять. У меня возникли проблемы именно с тем, чтобы не забывать делать гимнастику для глаз регулярно. В интернете много инструкций, но все они быстро забываются и надоедают. Приложения тоже есть, но неудобные. Отсюда и родилась идея сделать хорошее приложение, чтобы сформировать привычку делать гимнастику регулярно.

Как вы собирали команду?

Илья: Ещё на первой ступени выяснилось, что мы с Ваней оба из Краснодара. Мы хотели попасть в одну команду на третьей ступени — так и получилось. Потом у нас в команде оказался Сергей, тоже дизайнер, и не хватало редактора. Мы согласовали с руководством школы, кинули в чат объявление, Володя откликнулся, и так у нас собралась команда.

Володя, кстати, был первым, кто говорил, что ни в коем случае нельзя брать на третьей ступени в качестве проекта мобильное приложение, потому что не успеем. Так, собственно, и вышло — мы не успели.

И не получили дипломы?

Илья: Да, мы не успели к сроку и дипломы не получили.

Ребята делают гимнастику для глаз в зуме

Расскажите, как и почему это произошло.

Сергей: Так получилось, что всю подготовительную работу мы сдали самые первые. На третьей ступени есть чек-лист, по которому все делают дипломный проект. Там есть понимание задачи, дизайн — всё, чему учили на предыдущих курсах. Мы сдавали всё первыми, шли по расписанию до тех пор, пока не осталась только разработка. Времени на разработку было примерно два месяца и бюджет 30 тысяч рублей.

Где вы решили искать программиста?

Сергей: Первого разработчика нам нашёл Ваня среди своих знакомых. Мы считали, что приложение у нас очень простое, всего одна кнопка, и мы всё сделаем быстро.

Разработчик посмотрел на наши идеи, подтвердил, что всё очень просто, и он сделает за три недели. Мы, конечно, обрадовались, но в итоге ему не хватило опыта, и за три недели не смог вообще ничего сделать. Мы долго уговаривали его остаться, потому что понимали, что искать нового исполнителя нет времени, но он ушёл. Исходники отдал, денег с нас не взял, но нам эти исходники никак не помогли.

Мы считали, что приложение у нас очень простое, и мы всё сделаем быстро

И у вас оставалось ещё около месяца.

Сергей: Да, мы пошли искать разработчика на фриланс-бирже. Искали уже поопытнее, поняли, что с новичками нельзя работать. Мы выложили задание, было много откликов и мы выбрали хорошего, как нам показалось, разработчика. У него было портфолио с приложениями, мы созвонились в скайпе, по голосу он показался нам взрослым мужиком лет 45. Мы ему доверились, он тоже сказал, что всё просто, и за неделю он всё сделает. Мы дали подробное ТЗ, сделали переходы анимации, и тут он начал как-то оправдываться и говорить, что это невозможно сделать, и в итоге ничего не сделал. Вообще работать с ним было очень сложно, разработчик обижался на наши правки, при этом все делал криво и косо.

Илья: Самое интересное было в конце, накануне предзащиты. В десятом часу ночи мы переписывались с нашим арт-директором, Ильёй Бирманом, показывали ему сырой вариант. Бирман нас критиковал и говорит: «Поправьте кнопку, можете?» Мы говорим: «Нет, не можем, наш программист спать пошёл». В итоге показывать нам было нечего, и к защите диплома нас не допустили.

Какие ошибки вы совершили? Может, не надо было браться за приложение и сделать что-то другое?

Илья: Мы допустили несколько ошибок. Самая главная — выбрали слишком большой проект, надо было не замахиваться на приложение, а сделать что-то попроще. Можно было cделать серию видео с упражнениями, или простой сайт с гимнастикой. Но сделать приложение с нуля за два месяца без надежного разработчика невозможно.

Вторая ошибка была в том, что мы продолжали упираться в приложение, когда уже стало понятно, что мы точно не успеваем. Мы пришли к Михаилу Нозику — он был наш шеф — и говорим: «Мы боимся, что Бирман не пропустит наш проект». Нозик отвечает: «Я его понимаю, ваше приложение плохо работает и его нельзя пропускать. Сделайте веб-страницу, упростите и выпускайте». Но мы упёрлись, нам разработчик обещал, и мы хотели именно приложение. А нужно было флексить и упрощать.

Владимир: В этом и есть главный урок третьей ступени, который мы провалили. На проекте всё пойдёт не так. Когда это случится, нужно держать в голове полезное действие, а не красивую форму решения. Мы уцепились за форму: «Делаем приложение!», а надо было думать о полезном действии: «Мы помогаем регулярно делать гимнастику».

Чтобы делать гимнастику, не нужно приложение — можно посмотреть упражнения на сайте, можно пользоваться чат-ботом, напоминаниями в телефоне или часами с кукушкой

Почему вы решили доделать приложение после окончания учёбы?

Иван: Это как незакрытый гештальт оказался для нас. Если серьёзно, то уже много сил в это вложили, поэтому хотели доделать и получить отдачу.

Как вы нашли разработчика, с которым смогли закончить работу над приложением?

Сергей: Мы попросили Илью Бирмана разместить в своём канале объявление, что мы ищем разработчика. Откликнулся Алексей, и мы стали работать. Чуть больше, чем за год мы полностью сделали приложение.

Разработчик Алексей Дербышев и приложение «Оки» в Play Market

Лёша, а если бы ты сразу взялся за приложение, за какой срок и с каким бюджетом его можно было бы сделать?

Алексей: Думаю, максимум за месяц, если полностью заниматься одним приложением, можно было управиться. Оно действительно простое, много времени не займёт. Бюджет — около 50 тысяч на разработку.

Ребята, а где искать хорошего разработчика, когда собираешься выпускать приложение?

Сергей: Можно искать в телеграм-каналах, например Mobile-jobs или на биржах фриланса для разработчиков. Но не факт, что вам повезёт. Мы нашли второго разработчика — взрослого серьёзного дядьку с классным портфолио, — который, по факту, полностью слил проект.

Владимир: Тут ещё момент, что Школа редакторов задаёт высокую планку дизайна в приложении. Мы вежливо просили разработчика подвинуть кнопку, а он отвечал, что это нормальная кнопка. И вообще он пытается нам приложение вовремя сделать, а мы придираемся к кнопке. Он не видел, что красиво, а что так себе, и у него прямо подгорало от наших правок. А нам их давал Илья Бирман, у него всё должно быть красиво.

Сверху — замечания Ильи Бирмана, ниже — реакция разработчика

Если несмотря на ваши предостережения, другие ребята захотят выпускать приложение, какой вы дадите совет?

Сергей: Точно не брать разработчика-новичка, мы потеряли месяц из-за этого. Потом мы взяли незнакомого человека с опытом, и тоже ничего не вышло. Поэтому брать надо проверенного программиста.

Илья: Второй момент — мы были сами виноваты, что уперлись с этим приложением, когда его надо было поменять на что-то попроще. Но это мы сейчас так думаем, а тогда мы не представляли, как сменить формат, и как гимнастика для глаз будет выглядеть, например, в телеграме.

У вас очень классный монстр в приложении, кто его нарисовал?

Сергей: Его нарисовал наш дизайнер Ваня.

Иван: Это был собирательный образ. Рисовать толком никто из нас не умеет, поэтому мы искали референсы, смотрели Shutterstock и в итоге пришли к такому монстру. Живот у нас был одного монстра, глаз другого, так и собрали.

Милый монстрик в приложении хвалит пользователя

Вы сделали проект, который связан со здоровьем. Вас курировал врач?

Сергей: Да, наставники сразу посоветовали нам заручиться поддержкой врача-офтальмолога. Первая идея была сходить в поликлинику и записаться на прием к окулисту, но не факт, что он захотел бы нам помогать. Тогда мы решили привлечь эксперта со стороны и нашли врача-офтальмолога Любовь Амханицкую вконтакте. Она ведёт блог о зрении, и мы вместе с ней составили комплекс гимнастики на 7 минут.

Я обратила внимание, что приложение постоянно хвалит пользователя. Я поморгала 15 секунд и получила «Молодец, отличный результат». Это прикольно, но почему так?

Илья: Это все влияние Бирмана (смеются). Он нам говорил, что пользователь всегда себя должен чувствовать молодцом, поэтому мы много хвалим. После совета Ильи Бирмана мы прочитали массу литературы о том, как вырабатывать полезные привычки, и похвала была частью придуманной нами в результате системы мотивации.

Владимир: Похвала помогает выработать полезную привычку, но было ещё важно, чтобы у пользователя не возникали вредные ассоциации с приложением.

Например, врачи советуют делать гимнастику каждый час во время работы. Но люди так не будут делать — у них уже есть свой уклад жизни, и новое занятие добавлять не хочется. Подход «надо просто себя пересилить и заставить» не работает. Поэтому мы не требуем сразу делать по семь гимнастик в день, а начинаем с одной и постепенно увеличиваем нагрузку.

Другая проблема: уже через пару недель регулярных занятий мы можем присылать по 3−5 уведомлений в день с напоминанием. Но когда приложение шлёт миллионы уведомлений в день, пользователь привыкает их игнорировать. Мы с этим боремся так: отслеживаем, какие уведомления пользователь игнорирует. Если он не среагировал на несколько уведомлений подряд, мы это уведомление отключаем. Если он вообще перестал заходить в приложение, мы не забрасываем его пушами, а наоборот, даём отдохнуть. Мы присылаем уведомления, но не каждый день и в разное время.

Приложение не может заставить пользователя регулярно заходить и делать гимнастику. У нас нет такой цели. Но у нас есть цель, чтобы он хоть по одному упражнению делал — это лучше, чем ничего. Пользователь всегда молодец: сделал гимнастику — круто, даже одно упражнение это хорошо. Нестрашно, если пропустил уведомление или не заходил в приложение — главное, продолжай.

Мы не требуем сразу делать по семь гимнастик в день, а начинаем с одной и постепенно увеличиваем нагрузку

Планируете добавлять что-то новое в приложение?

Сергей: Да, планируем выпустить версию для iOS, а ещё мы добавляем звук в приложение. Пользователи писали в отзывах, что в приложении не хватает звуков, и это неудобно. Мы решили попробовать что-то необычное в плане звука. Нам хотелось, чтобы приложение запоминалось и радовало даже такой деталью. Мало кто пользуется сейчас ICQ, но все до сих пор помнят их фирменный «о-оу», когда приходило сообщение.

В общем, мы решили не брать звуки со стоков, а обратились к Оле Кекс. Оля — чемпионка России по битбоксу, участница проекта «Песни» на ТНТ и других музыкальных шоу, сейчас участвует в проекте «Я почти знаменит» на Первом. А ещё у неё недавно вышел новый альбом.

Оля озвучила нам приложение и записала все интерфейсные звуки. Не всегда верится, что это звучит человеческий голос, но это так. Никаких инструментов — только битбоксовый скилл. Мы надеемся, что такая озвучка добавит удовольствия гимнастике.

Ольга выступает на Первом канале в проекте «Я почти знаменит». Выпуск от 07.02.2021

Как школа повлияла на вашу жизнь вообще?

Владимир: Я не внял советам бюрошников и не договорился заранее снизить нагрузку на работе на время учёбы. В итоге довольно быстро всерьёз задолбался: и на работе успевал так себе, и от учёбы получал меньше, чем хотелось бы. Так что я ушёл с работы и, пока доучивался, делал только разовые проекты. А через пару месяцев меня снова позвали в офис на фултайм уже в другую компанию.

В целом, я доволен Школой редакторов и теми знаниями, что она даёт. Помогло понять, что задача редактора — не втупую пилить постики в корпоративный бложек, а формулировать с заказчиком цели, достигать этих целей, и, самое главное, объяснять, что ты делаешь и почему это полезно.

Илья: Когда я поступал в Школу руководителей, до последнего момента не понимал, в какую именно из школ поступаю, потому что вроде хотел на дизайнера, тест сдавал на редактора, а в день зачисления понял, что мне ближе в руководители, куда и перевёлся по заявлению.

Прямо во время учёбы я взял контракт на дизайн и создание отчётной презентации с администрацией Мурманской области, почти на 200 тысяч рублей. Я бы его точно профукал, если бы не курсы по переговорам и по праву, ещё и денег бы остался должен. А благодаря школе я составил договор чётко по гайдлайнам бюро, с промежуточными актами, которые в итоге и спасли меня, когда посреди проекта резко уволился посредник, и вдруг изменилась коммуникация с заказчиком. Проект в итоге прекрасно довёл до конца.

Сергей: Школа помогла понять какие вопросы надо задавать, чтобы узнать и оправдать ожидания заказчика; как правильно планировать и сдавать проект в срок. Если говорить про специальные знания, то очень хорошо прокачался в типографике, вёрстке и интерфейсах. Эти знания помогают мне по сей день. Меня дважды повышали: во время учебы и ещё раз после.

Иван: До учёбы в Школе дизайнеров я жил в Тюмени и работал в местной веб-студии. Я знал, что учёба сложная и будет занимать много времени, поэтому захотелось как-то изолироваться от всего и пожить в тепле. Так на время учёбы я переехал в Краснодар. Продолжал работать в тюменской веб-студии на удалёнке и открыл ИП, чтобы не работать по серой схеме.

После учёбы я вернулся в Тюмень и стал искать новую работу — захотелось заняться продуктовой разработкой. Полгода я искал работу, делал мелкие заказы. Потом поехал в Москву, где три месяца проходил стажировку в Яндексе. Остаться в Яндексе не получилось — на тот момент были вакансии только для более опытных дизайнеров. В одном из бюрошных чатов наткнулся на вакансию в Краснодаре. Что-то щёлкнуло, и я опять захотел в тепло. Связался с ребятами, сделал тестовое задание и получил оффер. Сейчас работаю в bobday в продуктовой команде, как и хотел.

Если говорить про какие-то психологические аспекты, то учёба в школе помогла понять, что действительно возможно всё. Раньше я и подумать не мог, что можно попасть в Яндекс, пусть даже на стажировку. Но я взял и сделал это. Если говорить про финансовый аспект, то постепенно уходит страх называть «высокую» цену. В этом, кроме школы, мне очень помог телеграм-канал Насти Зубаревой «Черезнемогу»

В школе я закрыл свои дизайнерские пробелы и вооружился знаниям из смежных областей: переговоры, редактура, право. Благодаря этому стал чувствовать себя намного более уверенным в профессии. Заработок стал более высоким и стабильным.

Скачивайте приложение, ребята, делайте гимнастику для глаз и не берите слишком сложные проекты на третьей ступени.

Анастасия Волошенко Главная задача редактора — понять, что делать

Редактор из Владивостока о пути из СММ в редактуру, о пользе первой ступени и о работе над проектами в трёх крупных компаниях одновременно.

Кто ты по образованию?

Я училась на экономическом по специальности мировая экономика. Когда поступала в университет, выбирала между экономическим и журфаком. Знакомые с журфака говорили, что они там только книжки читают, и я подумала, что лучше пойду учиться анализировать рынки и считать в экселе. Если учиться чему-то несколько лет, то с хардовым скиллам.

Мне всегда был интересен бизнес. Обожаю читать про предпринимателей: их биографии, истории развития реальных проектов.

Во Владивостоке у Анастасии с мужем своя парусная школа

Как начиналась твоя редакторская карьера?

Я поступила на экономический и работала журналистом в Women’s Day, за что теперь немного стыдно. Мы с подругой-редактором вдвоём отвечали там за региональный отдел во Владивостоке. Брали интервью у местных предпринимателей, фотографов, визажистов, выпускали подборки кафе и интересных магазинов. Хорошо раскачали направление. Секрет был в том, что мы много писали о людях, которые тут живут, и нас активно репостили в социальных сетях.

Через год мы с той же подругой занялись СММ. Предложили продвижение друзьям, у которых были небольшие бизнесы. Кроме нас во Владивостоке было ещё одно такое же маленькое агентство, и спрос был большой.

Мы проработали полгода, а дальше стало очень тяжело: много проектов, съёмок, встреч, плюс параллельно я работала управляющей в бьюти-студии и училась очно на втором курсе на отлично. Всё старалась делать на максимум, и к концу года начались проблемы со здоровьем. Я поняла, что вообще ничего не хочу. Абсолютное выгорание.

Мы закрыли агентство, поделили проекты, и я решила, что хочу только писать тексты. Работала копирайтером и помогала с контентом другой компании. Зарабатывать стала меньше, но и заморачиваться сильно не приходилось. Так я проработала полгода и поняла, что опять делаю одно и то же. Есть проект-менеджер, который общается с клиентом, есть фотограф — они всё придумывают, а я особо не влияю на результат.

Главный помощник в рабочих вопросах — бигль Руди

Как ты нашла Школу редакторов и поняла, что нужно учиться?

Я работала на верфи, где строили прогулочные яхты. Мы запустили сайт, начали вести соцсети, писать статьи, делать брошюры для каждой лодки и презентации. В этот момент стало понятно, что мне не хватает многих компетенций.

Одно дело прочитать «Пиши, сокращай» и что-то писать, а другое дело, когда нужно самой ввести рассылку, делать печатные брошюры, договариваться с дизайнером. Вот я вижу, что свёрстано плохо, а как сделать лучше — не понимаю.

Про Школу редакторов я узнала из поста в телеграме. Стало интересно, что за школа такая, изучила сайт и сразу поняла: вот ответ на все мои вопросы. Мне туда сильно надо!

Сложно было поступить?

Когда я узнала о Школе, занятия уже начались, заскакивала в последний вагон. Я ужасно сделала тестовое задание — плакат. Тогда я в фотошопе умела максимум текст на картинку наложить. Что-то почитала в советах, на всё образование ушло часа три. Кое-как нарисовала горизонтальный плакат, отправила. Тогда я ещё не знала, что плакат — это вертикальная история.

Пока моё тестовое рассматривали, я искала, где взять деньги на учёбу. Для меня это была существенная сумма относительно копирайтерского дохода. Но вопрос с деньгами решился. Я отучилась на первой ступени, а дальше не пошла.

Почему ты решила не идти дальше?

К концу первой ступени я была где-то в середине рейтинга. Можно было попасть в тридцатку, если поднапрячься.

Но как раз в это время мы по работе мужа переехали в Таиланд и не знали, сколько там будем жить, и на какие деньги. Я продолжала работать копирайтером в агентстве и писать для верфи, мы много ездили по стране, и я поняла, что вторую ступень просто не потяну. Надо было думать, где завтра жить, когда покупать билеты, как арендовать машину или байк. На вторую ступень не было ни времени, ни финансов.

Жизнь и работу в путешествии не получилось совмещать со второй ступенью Школы

Как ты справлялась с большими объёмами информации в школе, ведь приходилось совмещать с работой?

Я читала лекции, мало смотрела видео. Иногда параллельно читала и отвечала на вопросы теста. Практические навыки сразу применяла в работе.

Я считаю, что учить про запас — это бессмысленная трата времени

Нужно отталкиваться от задач, которые возникают в работе. Надо сайт сделать или с хтмл разобраться — пошёл и разобрался. Заранее без практики запоминается хуже.

Какая была тема твоей курсовой, и как оценили работу?

Для меня тема лежала на поверхности: «Как бюджетно перезимовать в Таиланде». У меня был фотоконтент и знание цен.

Мы как раз вернулись из поездки в Малайзию, очень уставшие. Я безвылазно просидела три дня в коворкинге. В первый день только писала, потом два дня верстала. Это был первый опыт работы в редимаге. Курсовую оценили на 4.

Вёрстка мне давалась сложно. Я до сих пор могу посмотреть на макет и сказать: «Что-то не так со слайдом, надо переделать», но сама сделать не могу. Ещё недостаточно хорошо вычитала работу, были ошибки. Но я была рада, что сделала курсовую, не бросила.

Сколько проектов ты сейчас ведёшь?

Моя основная работа в редакции Тинькофф Бизнес. Мы делаем лендинги, рассылки, вебинары, стори для приложения; пишем статьи и создаём скрипты и методички для обучения сотрудников. Все задачи связаны с банковскими продуктами для бизнеса. У нас большая редакция, есть команда дизайнеров, корректоров. Мы работаем напрямую с экспертами из банка и тесно связаны с маркетологами — они приходят к нам с задачами. Работа очень разнообразная, можно брать задачи, которые больше нравятся и самому контролировать свою загрузку.

Летом у меня было ещё два крупных проекта. Контракт на 3 месяца со стартапом «Профессионалы 4.0» от «Газпром нефти». Это платформа, на которой крупный российский бизнес размещает проектные задачи для специалистов. Я вела телеграм проекта, мы его тогда только запустили, и периодически писала статьи. Придумывала с нуля контент-стратегию, проводила интервью, публиковала по 3−4 поста в неделю.

Другой проект был для МТС «Из офлайна в онлайн». Это отдельный сайт с историями предпринимателей, как они пережили карантин и пандемию. Параллельно с сайтом выходили партнерские статьи в больших журналах. Я общалась с компаниями из Москвы и Питера, отвечала за рассылку, редактуру основного сайта и часть статей.

Сейчас проекты для Газпрома и МТС закончились и я полностью сосредоточилась на работе в редакции Тинькофф и не беру другие большие задачи.

Параллельно я помогаю мужу: у нас своя парусная школа во Владивостоке. Я занимаюсь продвижением: веду инстаграм, запускаю рекламу, контролирую коммуникацию с клиентами. Это единственный проект, где я занимаюсь вообще всем контентом. И есть ещё совсем маленькие проекты, где я помогаю только с текстами для соцсетей.

Пауза для отдыха между работой в Тинькофф Бизнес, Газпроме и МТС

Как ты попала в Тинькофф Бизнес?

После Таиланда мы с мужем по работе жили в Москве полгода. Я ушла из агентства, писала только для верфи и искала новые проекты. Я открыла для себя мир каналов с вакансиями в телеграме: там очень много заданий по контенту. Мне кажется, сейчас спрос на хороших редакторов превышает предложение. Просто делай свою работу хорошо, и не будет вопроса, где найти клиента.

Вакансию в Тинькоф Бизнес увидела у Максима Ильяхова. Написала, сделала тестовое, и меня взяли. Это был мой первый большой проект. Когда мы вернулись во Владивосток, я очень переживала из-за разницы во времени, что я не буду успевать всё делать вовремя и налажаю. В результате делала все супер-быстро. Если присылали правки в час ночи — вносила сразу же. Сейчас уже так не делаю, получилось выстроить процесс, чтобы не работать по ночам.

В Тинькофф Бизнес я работаю полтора года, чувствую, что выросла там профессионально. В редакции много разных задач, можно пробовать новые форматы, учиться на своих ошибках. У нас очень классный главред — Ира Ильяхова, у неё учусь многому в работе.

А как ты оказалась в Газпроме и МТС?

Газпром нашел моё резюме на хедхантере, их заинтересовало, что я работаю с Тинькофф. Позвонили мне с очень приятным предложением по цене и объёму работ. И я подумала, что от такого не отказываются. Сделала большое тестовое: контент-план на две недели, предложение по стратегии и примеры пяти постов.

Знаю, что среди редакторов есть предубеждение — не выполнять большие тестовые. Но я считаю, что это неправильный подход.

Для интересной вакансии можно сделать любое тестовое, а если проект не сильно интересует, то зачем вообще начинать

Потом было два собеседования, и меня выбрали. В итоге всё, что делала в тестовом, пригодилось в работе.

В спецпроект МТС меня позвала подруга. Мы с ней давно вместе работаем по другим проектам, она живёт в Москве.

Какие скиллы из Школы точно пригодились в работе?

Точно пригодилось право — это всегда важно, но особенно, когда работаешь с крупными компаниями. Например, недавно мы выясняли ситуацию с авторскими правами фотографии для вебинара. До школы я в этом вообще не разбиралась.

Вёрстка и типографика давались тяжело во время обучения, но это было полезно. Далеко не все дизайнеры делают хорошо, и нужно уметь объяснить, что не так. Ещё в проектах вне редакции мне иногда нужно самой сделать макет в фотошопе или сверстать рассылку. Понимание основ сильно помогает.

Текст и редактура очевидно пригодились. Особенно идея про стратегический подход и понимание задачи. В школе я научилась думать, зачем и для кого я пишу текст, и чего мы хотим этим добиться.

Иногда обращаются клиенты со стороны и не понимают своих задач. Некоторые не могут ответить на простые вопросы о своём бизнесе или аудитории. Они даже не задумываются об этом, а это ключевое для создания контент-стратегии. Даже пост в инстаграме без этого написать не получится. Таким клиентам хочется сказать: «Приходите, когда разберетесь, что вы делаете и для кого».

Для себя не вижу смысла в таком сотрудничестве, потому что невозможно сделать хорошо, если этого не понимаешь. Просто что-то написать лишь бы написать — не работает.

А какие навыки взяла из дисциплины «управление и результаты»?

Управление — классная дисциплина для тех, кто не работал на удалёнке. Я в таком режиме с университета, и многое из курса для меня часть жизни. Я всегда пишу задачи на день: не веду блокноты, а использую отдельные листки. В моём блокноте только стратегические планы. Что-то пишу в гуглдоке.

Ещё периодически веду гугл-таблицу, в которой записываю поминутно, что делаю за день: не план, а по факту. Очень помогает понять, куда уходит время в течение дня. После такого анализа проще убрать лишнее и повысить эффективность.

Рабочее место Анастасии дома во Владивостоке

Несмотря на загруженность, читаешь что-то для себя?

Читаю только художественную литературу перед сном и на выходных. По работе читаю статьи и кейсы. Я много прочитала, когда училась в университете: про маркетинг, про бизнес, истории предпринимателей. В плане профессионального образования мне сейчас интересно, что происходит на рынке, чужие удачные техники, истории конкретных инструментов, способов, подходов. Этого ещё нет в формате книг, это происходит здесь и сейчас. Часто читаю каналы в телеграме, например «Что почитать редактору». Это подборки по 5−7 материалов в неделю из всего информационного поля.

Как бы ты сформулировала основную задачу редактора?

Главная задача редактора — понять, что делать. Поговорить с заказчиком, разобраться в задаче.

Потом исходя из этого писать статью, посты, или сценарий для ролика. Иногда я как редактор проверяю или доделываю чужие работы. Могу дать правки автору или переписать сама. В редакции в основном пишу и разговариваю. Главное, докопаться, как решить задачу.
Важно умение стратегически посмотреть на задачу и задавать вопросы, разобраться в самом процессе. Если не очень понимаешь продукт, про который пишешь, обычно это чувствуется по статье.

Задача редактора — досконально разобраться в проекте, аудитории и её проблемах.