15 набор – Кто студент

Лина Кораблёва Принимайте неизвестность

Студентка 15 потока Школы редакторов рассказала о том, как философская подкованность помогает в работе и жизни, почему редактор похож на Сократа и как эффективно учиться новому.

Ты закончила философский факультет Башкирского государственного университета. Как выбрала для себя столь сложное образование?

Я из неблагополучной семьи: отец много пил, на моих глазах избивал мать, которая потом могла ударить меня. Жили мы в общежитии на окраине города, в доме с наркоманами. Во дворе постоянно лаяли собаки и дрались алкоголики.

Мне всегда хотелось куда-то сбежать, но в детстве и подростковом возрасте казалось, что я никогда не смогу выбраться из нищеты. У меня было ощущение полной беспомощности, и в 16 лет я попыталась покончить с собой. Мне было жутко стыдно за это, я пыталась об этом забыть.

В 11 классе я прочитала «Миф о Сизифе» Камю и рыдала над книгой. Узнала биографию писателя: оказалось, Камю учился на философском. Это подтолкнуло и меня поступать на факультет философии.

Меня тянуло в академическую среду, потому что ни у кого из моих близких не было высшего образования. Я была подростком, и хотелось доказать, что я смогу, справлюсь. Как будто это помогло бы мне стать кем-то другим. В голове был полный мрак и бардак. Ужасно хотелось найти ответы на все эти вечные вопросы: «В чём смысл жизни?» и «Почему в мире всё устроено так, а не иначе?».

После вручения дипломов в 2017 году. Мне выдали диплом магистра философии с отличием

И всё-таки ты решила поменять профессию и заняться работой с текстами. Почему?

Всё довольно банально и тянется из школьного увлечения литературой и сочинениями по прочитанному, баловством своими стишками и мини-рассказами. Потом начался период философии. В университете я любила работать над своими научными статьями, курсовыми и дипломными работами, магистерской диссертацией.

Конечно, я бы могла пойти дальше в аспирантуру и заниматься наукой, стать преподавателем философии. Но я всегда чувствовала, что преподавать в каком-нибудь вузе — не то, чему я хочу посвятить свою жизнь.

Да, мне интересно изучать, как работает мышление, понимать, что за методы используются в научном познании, прокачивать логику и по-хорошему удивляться этому миру. Но вся эта университетская бюрократия, канцеляризмы в письмах, душная академическая тусовка и низкооплачиваемая работа складываются в одну большую гору и давят.

Моя преподавательница, которая переехала в Петербург, подсказала, что в электротехническом университете «ЛЭТИ» есть бюджетные места для аспирантов на кафедре философии — есть возможность получить временную регистрацию и место в студенческом общежитии.

Сначала я хотела воспользоваться этой возможностью: участвовала во Всероссийской научной конференции ИКО-2021, писала про постчеловеческую философию. Но в итоге я переехала из той жуткой общаги на окраине Уфы ближе к центру города и поняла, что мне незачем срочно бежать в Петербург. Я спокойно буду вести блог о философии и при этом работать редактором на удалёнке.

Я гуляла по Петербургу, планировала поступать в аспирантуру. Но в итоге передумала

Хотела работать на удалёнке именно редактором?

Нет, это дошло до меня не сразу. После университета я устроилась в небольшую IT-компанию офис-менеджером на полставки и зарегистрировалась на каком-то сайте для фрилансеров, чтобы набить руку в копирайтинге: мне хотелось попробовать себя. Честно, после написания курсачей, дипломов и научных статей было сложно перестроиться на рекламные тексты.

Я помогала знакомым сверстать лендинг или оформить соцсети. Потом я была на стажировке в отделе службы новостей на местном телеканале, работала копирайтером в одном креативном агентстве, контент-менеджером — в другом. Но сам офисный формат меня не устраивал.

В 2020 году я увидела в Фейсбуке вакансию одной компании из Москвы, откликнулась, и меня взяли туда удалённым комьюнити-менеджером. Так я перешла в ремоут-формат, и мне наконец-то начало нравиться: гораздо комфортнее работать из дома, в кафе и коворкингах.

Живу сейчас в новостройке почти в центре Уфы, и там часто гремит ремонт. Когда шумно, ухожу в нетворкинг-кофейню, чтобы спокойно поработать, поучиться и перекусить

В интернете много гуру, которые учат работать с текстами. Почему ты решила поступить в Школу редакторов Бюро Горбунова?

Я натыкалась на разные бесплатные копирайтерские марафоны от блогеров, которые обещали научить писать тексты. Как правило, там рассказывали про формулы продающих текстов, вдохновение, важность авторского стиля, художественную литературу и разрешение себе творить и писать. Было непонятно, как это связано с работой коммерческого редактора и копирайтера.

Уже не помню, как я узнала про «Пиши, сокращай» и базовую рассылку Главреда, но помню, что тогда подумала: «Наконец-то что-то толковое». Мне близок такой подход. И в то же время это было маленьким открытием: «Вау, так можно было?» Мне захотелось лучше узнать о работе редактора, об управлении вниманием читателя и писать тексты не ради текстов, а чтобы жизнь людей становилась чуть удобнее.

Я люблю гулять по Уфе, по городским паркам. И вот я стала замечать рекламные макеты, баннеры, объявления. И поняла, что им нужен хороший редактор, который оформит красиво текст и напишет уважительно, без высокомерия. Потому что иногда читаешь объявление и понимаешь, что по сути оно верное, но написано так, что следовать его рекомендациям точно не хочется.

Мне запомнилось объявление в подъезде, которое гласило: «Мимо урны бросают мусор только свиньи». Но когда такое читаешь, сразу хочется сделать назло и бросить мимо.

Вот фотография объявления в кинотеатре. Когда его читаешь, кажется, что на тебя наезжают, будто ты априори вандал:

Объявление в кинотеатре, которое заставляет чувствовать себя без вины виноватым

Это убеждает меня, что работа редактора важна для людей. И связана не только с самими текстами, но и со смыслами. Редактор помогает пользователям, читателям, владельцам бизнеса решать их задачи. И это реальная польза. А в Школу редакторов пошла, потому что решительно настроена стать сильным редактором.

Мне недавно предложили работу в одной IT-компании — по сути, диджитал-агентстве. Там не было ни одного пишущего человека, только программисты, разработчики, дизайнеры и проджекты. Сказали, мол, нужны кейсы, тексты на сайты о наших клиентах и тексты для мобильных приложений — работы на полдня.

А оказалось, что им нужен и копирайтер, который бы писал для клиентских сайтов, и UX-писатель, и редактор, выпускающий кейсы о проектах компании, и стратегический маркетолог, и пиар-менеджер. Нужно было выстроить с нуля все процессы по коммуникациям, а у компании не было ресурсов на всё это. Я понимала, что не потяну всё на себе, директор компании не хотел увеличивать гонорар, так что мы договорились, что я буду выполнять лишь часть работы.

После этого я окончательно поняла, что хочу быть редактором. Я осознала, что выросла из копирайтера, который отвечает только за тексты: мне уже было совсем неинтересно писать по ТЗ или по составленному кем-то контент-плану. Гораздо интереснее отвечать за то, что называют редакторской работой: управлять проектами, создавать информационные продукты — рассылки, корпоративные курсы, блоги.

С другой стороны, я поняла, что пока не очень уверенно чувствую себя в роли капитана корабля, который управляет и проектами, и другими людьми. Мне есть куда расти и чему учиться.

Когда я начала изучать редактуру, стала по-другому смотреть на окружающий мир

Где-то училась редактуре до поступления в школу?

Проходила курс Иры Ильяховой «Как войти в профессию редактора и копирайтера». Понравилось, что он больше не про тексты, а про то, как грамотно построить работу и отношения с клиентами.

Это как раз было в тот период, когда я была не очень уверена в себе и не знала, адекватно ли я вообще строю свою работу. Бывало, что заказчики давили и требовали текст без вопросов и уточнений с моей стороны, а я осознавала, что задача не совсем понятна, и было страшно об этом сказать.

Мне как будто нужно было, чтобы кто-то подтвердил: «С тобой всё в порядке, отстань от себя, говори словами через рот. В конфликтах нет ничего страшного, ты правильно делаешь, что составляешь понимание задачи и делаешь работу настолько предсказуемой, насколько это возможно».

В курсе Иры это было, плюс там я нашла удобные шаблоны для изучения задачи. После этого прямо выдохнула и поняла, что иду в правильном направлении.

Как уживается философия и редактура в твоей жизни? Используешь что-то из университета?

Вообще, у большинства людей, которых я встречала, есть негативные стереотипы о философии: мол, это дико скучно, занудно, сложно и просто никому не нужно.

Но я ещё ни разу не пожалела, что училась именно на философа: критическое мышление здорово выручает. Да, звучит избито, но ставить под сомнение и анализировать любую информацию, в том числе свой способ мышления, — это high level.

Можешь привести конкретный пример пользы философского мышления в жизни?

Вот записываешься к врачу. Если развито критическое мышление — ищешь информацию о враче, методах, которые он принимает, выписываемых лекарствах. Если это фуфломицины, то понимаешь, что лучше поискать другого специалиста.

Критическое мышление позволяет подвергать сомнению любую информацию, в том числе и свои собственные убеждения — то, что считаешь непререкаемой истиной. Благодаря такому подходу рефлексируешь и меняешь свои установки, которые часто иррациональны.

Философская подкованность поддерживает в работе со своей психикой. В прошлом году я переболела COVID-19 и столкнулась с постковидным синдромом, который проявляется депрессией и тревогой. Я решила обратиться к психотерапевту и стала искать подходы, которые основаны на научных данных. Выбрала когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), которая имеет клинические доказательства эффективности.

Метод КПТ во многом основан на логике — одном из разделов философии. Поскольку я хорошо знакома с логикой, мне было легко овладеть техниками КПТ и научиться работать со своими автоматическими мыслями, избавляться от руминации — депрессивной «умственной жвачки». У меня в блоге был пост про это — «Связь логики и когнитивной психотерапии».

Философия помогает спокойнее относиться к своим состояниям, мириться с неизбежной долей неизвестности в жизни и чётче видеть границу между собой и болезнью.

Со знанием философии гораздо проще работать с мышлением

А в работе с текстами философская подкованность, критическое мышление помогают?

Люди думают, что философы — это такие седовласые мудрецы, которые учат жить других людей. Ну или представляют гуру, у которых готов ответ на любой вопрос. Но философы не учат и не дают готовых ответов, они подстёгивают мышление и заставляют держать мозг в тонусе. Во времена, когда многие надеются на волшебную таблетку, это освежает.

Есть тезис, что неизвестность — это благо. Мы часто пытаемся её избежать, но даже в работе это помогает не впадать в панику, если что-то идёт не так. Ты смиряешься с тем, что не можешь управлять вообще всем, и, как ни странно, это утихомиривает тревогу. При этом ты не успокаиваешься, а учишься жить в неизвестности: становишься крепче, отпускаешь контроль там, где он не нужен.

Например, можно пытаться сделать задачу идеально, вылизывать проект до состояния божественной крутости, терять время и деньги. А можно принять неизвестность: ты не всё предусмотрела на старте, и это нормально. Как можно исправить и где пофлексить? Какие функции изменить и убрать, чтобы запустить проект вовремя и не облажаться?

В философии самое интересное — это проблемы, вопросы, поиски, разные стороны одной и той же проблемы. А ещё философская подкованность помогает осознать, что проблемы не всегда нужно решать. Это уже больше не про работу, а про жизнь.

Ещё в философии есть такой раздел, как герменевтика — искусство толкования текстов. Если упростить, то всё сводится к правильным вопросам: о чём этот текст, кто будет его читать, какую задачу он решает.

Когда разговариваешь с кем-то, то выясняешь, чего человек хочет на самом деле, ведь он может говорить что-то одно, а подразумевать нечто другое. Например, клиент думает, что ему нужен некий продающий текст, а на деле надо подключить какую-нибудь СRМ, чтобы автоматизировать процессы. По сути, герменевтика — про стремление понять текст, задачу, человека.

Это похоже на метод сократического диалога, где беседа ведётся особым образом. Применимо ли это в редактуре и при работе с клиентами?

Да, Сократ занимался майевтикой — так в Древней Греции называли акушерство. Только философ «принимал роды» у афинян-мужчин, которые в ходе диалога рождали не детей, а истину. При этом Сократ говорил, что знает лишь то, что ничего не знает. То есть истиной он сам не владеет, он лишь помогает людям открыть её внутри себя.

Редактор тоже своего рода Сократ. Даже если ты очень умен и круто разбираешься в теме, тебе всё равно надо быть немного «не в порядке», задавать вопросы клиенту, словно ты особо не шаришь. Это помогает как следует разобраться в задаче и хорошо сделать свою работу. Акцент на истине. Грубо говоря, на клиенте и задаче, а не на себе любимом.

В курсе Школы редакторов мы проходим Джима Кэмпа, который рассказывает об «эффекте Коломбо». Лейтенант Коломбо всегда был «не в порядке» и благодаря этому выуживал из собеседника потаённые мысли.

На самом деле такой подход было бы логично назвать «эффектом Сократа». Философ всегда показывал себя «не в порядке». Постоянно говорил: «Я ничего не знаю. Я невежественный. Я всего лишь помогаю вам самим разродиться истиной».

Это похоже на то, чему нас учат в Школе редакторов: быть «не в порядке», чтобы клиент не думал, что ты шибко умный и всё знаешь. Чтобы клиент расслабился и смог спокойно говорить. Не пытаться победить своего клиента, а сказать, что не разбираешься, поэтому сейчас будет много глупых вопросов.

Точно так же вёл себя Сократ. Поэтому и возник термин «сократический диалог», который отчасти применяют в когнитивно-поведенческой терапии. Так что метод полезен и для здоровья, и для работы.

Ты много говоришь о философии, и можно сделать вывод, что научный подход к трактовке действительности считаешь приоритетным. Как относишься к лженауке, которая сегодня популярна? И не опасаешься, что лженаука может помешать в работе, ведь заказчики текстов часто хотят получить именно это «лже»?

Наука как форма познания вытесняет остальные: философию, религию и искусство. Лженауки (или псевдонауки) этим пользуются и маскируют свои выкладки терминологией, напоминающей научную, например торсионные поля, энергоинформационные структуры, социотипы, биорезонанс. Есть внешняя схожесть с чем-то научным, но на деле — никаких доказательств и фактов.

Не у всех есть время и желание разбираться, какое исследование проведено качественно, а какое проплачено или просто содержит множество ошибок и подтасовок. Этим пользуются шарлатаны, в том числе инста-гуру, продающие воздух.

Но да, лженаука популярна: она часто даёт простые объяснения и обещает невозможное.

Опора на методологию науки здорово выручает. Например, когда надо разобраться в новой теме или собрать фактуру для статьи

И редактор должен такое пресекать?

Смотря какой редактор. Если ты работаешь у астролога, то твоя задача — привлечь как можно больше людей с магическим мышлением и работать на эту аудиторию.

Но если я буду таким заниматься, то перестану себя уважать. Я считаю, что это неэтично: нельзя брать проекты, если знаешь, что это может кому-то навредить.

Например, сейчас активничают ковид-диссиденты, которые отрицают вирус и правила безопасности. Это вредительство. Или всевозможные гадалки, прорицатели, целители продвигают свои услуги. Люди часто идут к ним, потому что потеряли надежду, утратили какую-то опору внутри себя. Я бы не смогла писать для таких клиентов.

В идеальном мире редактор опирается на методологию науки, проверяет информацию, хочет разобраться в фактах. Если говорить о том, что редактор должен, то моё мнение: он должен быть честным и выступать за правду.

В своём блоге ты поделилась советами, которые помогают тебе учиться. Но далеко не всем учёба в радость. Поделись, как изучать новое?

Когда учишься, важно осознавать, зачем ты это делаешь, что тебе сейчас нужно. Учить надо именно это, а не то, что, возможно, когда-нибудь пригодится. Это неэффективно. Всё равно забросишь. Забудешь.

Также важно применять теорию на практике и получать обратную связь. То есть в учёбе важны цель, практика и преподаватель, который направляет, исправляет. Если этих трёх компонентов нет, то обучение вряд ли будет эффективным.

Татьяна Швецова Я от школы ничего не жду

Студентка 15 потока Школы редакторов рассказала, почему ушла на фриланс, за что получила награду от Ивана Урганта и зачем читать полку бюро до поступления в школу.

Кто ты по образованию?

Я бакалавр журналистики. Поступала в МГУ, но не хватило десяти баллов до бюджета. Был только один запасной вариант — радио- и тележурналистика. Уже через месяц поняла, что это не моё. Мне повезло — у нас были классные преподаватели по литературе. И на третьем курсе я решила пойти в магистратуру по зарубежной филологии. Хотела преподавать, а потом и в этом разочаровалась.

В итоге о моих дипломах так никто и не спросил. Когда закончила учиться, поняла: умею только работать с текстом. И первую работу искала в этой сфере.

Кем пошла работать?

Начинала копирайтером в amoCRM. Проработала там 9 месяцев. Сначала писала тексты для соцсетей. Потом мне поручили снимать кейсы, в которых участвовали клиент, партнёр и мы. Я организовывала процесс: собирала команду видеографов, арендовала оборудование, брала интервью у героев. Следила, чтобы видеографы всё смонтировали и вовремя выложили на ютубе и в соцсетях.

AmoCRM каждый год организует конференцию «Амоконф». Там выступают Лебедев, Овчинников, Дудь, поют звёзды. Перед одной из конференций выпускающий режиссёр заболела, и меня попросили её заменить. Я рассказывала спикерам, что делать и как переключать слайды презентации. Контролировала, когда и кого выпускать на сцену, какой микрофон надевать и когда его включать. Вот так буквально за ночь освоила новую профессию. Подробностей уже не вспомню, но было забавно. Видимо, всем понравилось, потому что меня стали задействовать в организации этих конференций. Но я вообще не ивентщик. Всех зажигать и собирать — это не моё. Поняла, что долго не протяну, и стала искать другую работу.

Ушла в «Эвотор». Продержалась там полтора месяца — не сложились отношения с одним из редакторов. Уволилась за пару дней до первого локдауна. Уже два года работаю на себя. Не жалею, что так сложилось. Стала активнее шевелиться — появились постоянные клиенты, поступила в Школу редакторов.

Так выглядела лента amoCRM в инстаграме до моего прихода

А так — после. За время работы написала 200 постов. Подписчиков стало на шесть тысяч больше

Ты так рассказываешь — хлоп, новая задача, хлоп, новые функции. Получается, всё время училась чему-то новому?

Не то чтобы училась. Меня ставили перед фактом: надо сделать, даже если не умеешь. Шла и узнавала всё у опытных ребят.

Как искала клиентов на фрилансе?

В первый год бралась за любые заказы. В портфолио были только посты для соцсетей amoCRM — негусто. Клиентов искала на «Юду». Чтобы заработать 30−40 тысяч в месяц, сидела днями и ночами. За прототип лендинга брала две с половиной тысячи. Сейчас для меня это копейки. Со временем поняла, что на «Юду» ограниченный круг клиентов, которые не готовы платить больше. А мне уже хотелось большего.

Так выглядит мой профиль на «Юду». Клиенты хвалят за оперативность и внимание к деталям

Начала следить за Максимом Ильяховым, Школой редакторов и этой тусовкой. Подписалась на рассылку Ирины Ильяховой для начинающих. У меня открылись глаза. Я поняла, куда хочу двигаться. Пара клиентов с «Юду» осталась, а новых искала на каналах с вакансиями в телеграме. Так вышла на «Палиндром».

У «Палиндрома» больше штатных вакансий. Я не готова сидеть в офисе 8 часов и постоянно быть на связи. Даже удалённо. Подумала: буду ждать что-то подходящее. Через время у них появилась вакансия автора в бренд-медиа. Я выполнила тестовое задание, и меня взяли в «Чек». Это издание «Яндекс Маркета» для предпринимателей. Пригодился опыт в amoCRM — там как раз писала о продажах и бизнесе.

Ещё заключила договор с «Московской биржей». Пишу для них статьи о финансах. Они нашли меня на бирже Главреда. Увидели мои материалы для «Чека» и пригласили работать. На бирже я зарегистрировалась, когда участвовала в вызове Главреда. Потом получала баллы за курсы. Со временем рейтинг вырос, и теперь клиенты сами находят меня там.

Ты — интеллектуальный волонтёр, и Иван Ургант вручил тебе награду. Расскажи об этом.

Есть такая платформа — ProCharity. Она соединяет благотворительные фонды и волонтёров для совместной работы. Фонды размещают на платформе задачи разных категорий. Например, маркетинг, дизайн и вёрстка, ИT. Волонтёры откликаются на интересные. За выполненные задания получают баллы и обменивают их на подарки от партнёров ProCharity.

Я зарегистрировалась на платформе практически сразу, как она появилась. Случайно увидела, что друг во «ВКонтакте» получил за баллы книгу от «МИФа». Стало интересно. Я как раз окончила курсы по фотошопу и решила попрактиковаться. До сих пор помню, как было страшно делать первое задание.

В итоге за полтора года я обогнала всех волонтёров по количеству выполненных заданий в категории «Дизайн и вёрстка». А в 2019 году стала победителем премии «Супергерой ProCharity».

Амбассадор ProCharity Иван Ургант сфотографировался с победителями премии. Я — в белой рубашке

Всё ещё волонтёришь?

Уже нет. Хотя до сих пор получаю рассылку ProCharity с заданиями. На фрилансе поняла, что надо зарабатывать на еду. То есть сначала — о себе позаботиться, а когда появятся силы и время — помогать другим.

Почему пошла учиться в Школу редакторов?

Сначала думала, что после школы на меня посыпятся предложения о работе. «МИФ», «Тинькофф» — все сразу возьмут. Но это ощущение быстро пропало. Сейчас понимаю, что работаю больше как автор. Практически везде есть главреды, у которых учусь. Отрабатываю замечания до победного. Потому что главное — дать крутой результат, а не показать, какая я молодец.

Чтобы улучшить навыки и зарабатывать больше, мало писать текстики. Надо что-то другое. А вот что — пока не понимаю. Подумала, в Школе редакторов покажут, как подняться на следующий уровень.

Главное — дать крутой результат, а не показать, какая я молодец

Но на первой ступени нет обратной связи. Она не даст ответов на вопросы.

Первая ступень мне вообще не нравится. Когда готовилась поступать в школу, подписалась на полку учебников Бюро Горбунова. Теперь понимаю, что первая ступень на 80% дублирует эти книги. Вот и разочаровалась. Думаю, основная движуха дальше будет. Поэтому планирую пойти на вторую и третью ступени. Найти там все ответы.

Ты уже думала, на какую тему будет диплом?

Да, я интересуюсь чат-ботами. Хочу сделать чат-бота, если получится договориться с командой. Планирую пройти курсы между ступенями, чтобы понять технические возможности.

Как называлась твоя курсовая и почему выбрала эту тему?

«Как учить языки и заводить друзей по всему миру: 5 лучших приложений для общения с иностранцами». Я изначально не хотела темы, которые предлагает Максим Ильяхов. На разборах он говорил, что смотреть одно и то же — скучно. Думала, о чём было бы интересно написать. Сейчас учу второй язык и периодически зависаю в этих приложениях. Решила, что раз Максим по образованию лингвист, ему тоже интересна эта тема. И он одобрил с первого раза.

В курсовой показала, как выглядят приложения для общения с иностранцами

Какой твой любимый предмет в школе?

Типографика и вёрстка. Хотя мне не нравится, что в уроках нет видео, а текст скопирован из учебника Артёма Горбунова.

Знания по вёрстке пригодились, когда выполняла вступительное задание школы. На промостранице набора видеоблогера нужно было разместить фотографии без фона. Например, высокую лампу и широкую камеру. Всё в одном прямоугольнике и без модульной сетки. Помог учебник Горбунова. В итоге победила в конкурсе и учусь бесплатно на первой ступени.

До школы я несколько лет занималась леттерингом и каллиграфией. Эти знания тоже помогли. Леттеринг и типографика тесно связаны. Там действуют те же законы. Например, между буквами П и О расстояние должно быть больше, чем между П и Е. Потому что у П и Е прямые стенки, а буква О — выпуклая. Артём Горбунов в учебнике «Типографика и вёрстка» тоже частично об этом говорит. Поэтому мне было проще разобраться в предмете и применить эти знания для вёрстки вступительного задания.

Как говорит Максим Ильяхов, писать может кто угодно. Смотрите и мыслите шире. Мне кажется, «Типографика и вёрстка» — как раз одна из главных тем.


После курсов леттеринга рисовала шрифты и буквы

Писать может кто угодно. Смотрите и мыслите шире

Какого результата ждёшь от школы?

Я ничего не жду. Была надежда, что корочка о её окончании откроет для меня какие-то двери, выделит среди других редакторов и копирайтеров. Но уже на первой ступени появилось много проектов. Перед Новым годом зашивалась. Сейчас у меня достаточно работы, поэтому от школы в этом плане ничего не жду.

Больше нравится делать что-то самой. Возможно, школа поможет расширить функционал: буду предлагать клиентам больше услуг и брать за это больше денег.

Управлять пока не рвусь. В институте была главредом студенческой газеты. За это ставили оценку в зачётку. Контролировала, чтобы студенты на потоке получили высокий балл: давала задания, принимала результат. У пятидесяти человек. Та ещё работёнка.

Как ты совмещала учёбу на первой ступени и работу?

Новые задания открывались в четверг. У меня правило: всё сделать до понедельника. Лекции смотрела первые два дня. Тратила не так много времени, потому что уже читала учебники с полки бюро, и информация повторяется. На выходных решала тесты. На одной странице открывала сам тест, на соседней — лекцию. Искала ключевые слова из вопроса в материалах и сдавала.

Так как я готовилась заранее, на учёбу уходит около часа в день, четыре дня в неделю. Мне кажется, большинство тратят на тесты по пять часов в день, потому что не готовились.

Советуешь готовиться к поступлению?

Да. Мне кажется, это закон любой школы или института — готовиться к экзаменам не за день до сессии, а заранее учить и вникать в тему. Тогда и сдать будет проще.