13 набор – Кто студент - Page 2

Дмитрий Павлюкевич Плохую работу жалеть нельзя

Дьякон и автор блога о православии рассказывает, почему решил стать редактором, о том, стоит ли писать молитвы в инфостиле, и о работе в церкви.

Расскажи, чем ты сейчас занимаешься?

Я — дьякон и служу в церкви. Дьякон — это первая степень священства: я не могу исповедовать людей, а также проводить службы. Помимо участия в богослужениях, я работаю пресс-секретарём Гродненской епархии: общаюсь с прессой, согласовываю встречи духовенства с журналистами и отвечаю на официальные вопросы к епархии.

У меня есть просветительский блог «‎Блогословие» в инстаграме. Пишу для тех, кто думает, что уже что-то знает о православии. Самые устойчивые и опасные мифы живут в головах именно «истинно верующих». В блоге я развеиваю мифы о православии и отвечаю на популярные вопросы, например, зачем нужно крещение и для чего ходить в церковь.

Я хочу создать ресурс с дидактическими материалами, которые священник мог бы использовать во время собеседований перед крещением или венчанием, или просто делиться ими с людьми. Некоторые люди думают, что крещение это защита от сглаза, порчи и детского насморка, и священнику нужно объяснить им смысл обряда. На данный момент я записал два ролика, где объясняю, зачем нужно крещение и для чего нужны крёстные, и планирую продолжать.

Последние пять лет я преподаю «‎Введение в Ветхий Завет» в Мирянской богословской коллегии. Это курс для взрослых, которые хотят лучше узнать христианство. ‎Работа с аудиторией научила меня хорошо разбираться в теме, ведь нельзя просто выйти и что-то говорить целый час перед людьми с высшим образованием. Важно уметь сформулировать мысль так, чтобы аудитория поняла тебя однозначно. На мой взгляд, это хороший навык для работы редактором.

Я на службе в Покровском соборе в Гродно

Почему ты решил стать священником?

Мне всегда нравились романтические профессии. В детстве я хотел быть космонавтом, потом моряком. Мой брат живёт в Португалии — я приезжал к нему и млел от моря и кораблей.

А потом я начал ходить в церковь. В Гродно есть старинная церковь 12 века без привычных икон, только каменные стены. Атмосфера старины, древние ходы и «‎живой» камень приводили меня в восторг. В этой церкви священник служил так красиво, что я тоже захотел им стать.

После школы я поступил в семинарию, проучился два года и разочаровался. Я думал, что в церкви только идеальные люди. На самом деле люди разные: кто-то пришёл строить карьеру, кто-то косит от армии, а кто-то по совести. Но мне нужен был этот период: иллюзии пропали, а значит нужно было либо уходить, либо искать настоящий мотив служения. Я решил для себя, что, несмотря на неидеальность системы, я хочу помогать людям.

Служение — это не про красивые речи и запах ладана, а про помощь людям

Как пришла идея сделать тему православия публичной?

Я заметил, что часто люди уверены в каких-то истинах и считают их христианскими, хотя это не так. Годами ходят в церковь и думают, что Бог злой, мстительный невротик, которому очень важно, какой рукой ты ставишь свечку. Поэтому я решил обратиться к внутрицерковной аудитории, которая уже в чём-то разбирается, и помочь разобраться лучше.

С моим другом и автором ютуб-канала «‎Batushka ответит», Александром Кухтой, мы сняли ролик, где объясняли фразу апостола Павла: «‎Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю». Говоря простым языком, если люди чего-то хотят, не обязательно будут делать это, и наоборот. Один человек хочет, но не может бросить курить, или пообещал себе не есть после шести, а ночью проснулся у холодильника.

Ещё до того, как я узнал о Максиме Ильяхове, я понял, что лучший способ объяснить что-то — показать. Игровое кино нравится людям гораздо больше, чем говорящая голова на экране.

Мы с Александром Кухтой, в образе Шерлока Холмса и доктора Ватсона, надели полосатые комбинезоны и купаемся в речке, параллельно объясняя смысл цитаты апостола Павла

Какие популярные религиозные мифы приходится развеивать?

Популярный внутрицерковный миф — незаменимость церковнославянского языка. Проблема в том, что церковнославянский язык, хоть и похож на русский, но понять его бывает сложно. При этом повсеместного перевода богослужебных текстов на русский не происходит.

Кому-то кажется, что богослужение без церковнославянского обеднеет и ничьей души не коснётся. Прямо как некоторым дизайнерам важнее, чтобы было красиво, а не функционально.

Для других важно сохранять традиции даже, если ты их не понимаешь. Хотя изначально Евангелие и другие книги писались на греческом, а на церковнославянский его перевели миссионеры, которые хотели, чтобы люди молились не на «святом» языке, а на понятном. Критику от традиционалистов можно встретить везде. Например, я читал кучу негатива про инфостиль, который «коверкает и разрушает великий русский язык».

Ещё говорят, что людям богослужение и не нужно понимать. Главное, чтобы Бог понимал. Это очень напоминает плохих СЕО-оптимизаторов, которые пихают в текст ключевые фразы, не заботясь о читателе. Главное — угодить алгоритмам поисковиков.

Я не считаю, что молитвы нужно писать в инфостиле, но никакой текст я не склонен воспринимать как священную корову. Задача текста — осуществлять коммуникацию. И надо сделать всё, чтобы её облегчить.

Ты организовывал паломнические поездки для прихожан. Где вы побывали? Что для тебя важно в таких поездках?

Мы съездили в Израиль, Италию, Грузию и по Белоруссии. Основные участники поездок — люди пожилого возраста и ограничены в средствах, поэтому поездки устраивали по себестоимости, жили в хостелах и организовывали досуг самостоятельно. Максимум я собирал группу из 55 человек. В такие моменты чувствуешь себя настоящим пастырем, особенно, когда маршрут экскурсии проходит через арабский рынок, и твои люди разбегаются по лавкам. Важно уметь всех собрать и организовать.

Я заметил, что часто паломничество рассматривается исключительно как поездка к святыне, чтобы ей поклониться, и это напрягает. Например, в Иерусалим все едут, потому что там есть артефакты и предметы, которым поклоняются в надежде привезти килограмм благодати: мощи или святые камни. О Христе, который по этим камням ходил, вспоминают реже.

Для наших поездок я решил поменять формат. До путешествия мы два месяца читали Евангелие, чтобы люди понимали, какие события происходили в этих местах, и почему мы приезжаем именно сюда.

Потом я и вовсе отказался от поездок, привязанных к святыням и монастырям. Вместо этого стал устраивать походы, например, в грузинские горы. На мой взгляд, весь мир — это храм Божий, и Богу можно поклоняться везде, а не только у конкретных достопримечательностей. Когда программа не забита памятными местами, люди начинают общаться. В походах мы вели беседы у костра, и это — лучшее, что есть в паломничестве. В такой поездке люди находят время поговорить о важном для себя, и это гораздо лучше, чем поцеловать десять икон.

Я с ребятами из группы на леднике по пути к Казбеку

Бывают необычные прихожане?

Самый необычный прихожанин — мой друг Денис. У него с рождения нет рук, но я ни разу не слышал, чтобы он жаловался на судьбу. Денис справляется пальцами ног: полностью себя обслуживает, ходит на бокс и встречается с девушкой. Поражаюсь его силе: если бы я родился без двух рук, то постоянно бы роптал, почему все с руками, а я нет. Денис — мой мотиватор. Смотря на него, я понимаю, что надо закрыть рот и больше работать.

А криминальные авторитеты заглядывают?

Это больше в девяностые было. Я этого не застал. Говорят, люди таким образом хотели откупиться от грехов. Сейчас сам принцип никуда не делся. Разница между подходом криминального авторитета и студентки, сдающей сессию, небольшая: я тебе свечку — ты мне пятёрку на экзамене. Разница лишь в размере пожертвования.

Мой друг — сельский священник. Однажды зимой он делал обход прихожан, а в деревне есть и люди богатые. Один такой прямо с порога спросил: «‎Сколько тебе денег дать, батюшка? Три тысячи долларов хватит? Крышу, там, в церкви, починишь». Друг ответил: «‎Давай договоримся: ты мне не будешь давать никаких денег, но будешь ходить в церковь». Он посмеялся и сказал либо деньги брать, либо проваливать. У человека такое представление о религии, что он даст денег батюшке, и может не ходить в церковь, не соблюдать заповедей. Это неправильный подход, когда Бога пытаются купить.

Ты ранее уже работал с текстом или блог — это первый опыт?

Я работал верстальщиком в студенческом журнале «Ступени». Главная задача журнала — дать возможность студентам попрактиковаться писать тексты. Предыдущий верстальщик учил меня работать в индизайне по шаблону журнала. Моя задача была выучить расположение элементов на сетке и ничего не испортить. Это была достаточно монотонная работа, и я попросился писать статьи. Писать давалось тяжело: я видел готовую работу в голове, а в жизни с трудом выдавливал из себя строчки. Смотрел на текст, понимал, что получилась фигня, но удалять было жалко. Один из преподавателей мне сказал, что никогда не надо жалеть свой текст, если видишь, что получилось плохо.

При редактуре жалко удалять не буквы, а плохо сделанную работу. А плохую работу жалеть нельзя

Первую статью я писал неделю и принёс на проверку преподавателю. Преподаватель прочитал, сказал, что получилось совсем не по теме, и стал в реальном времени править мою работу. Я был поражён: столько времени я давил из себя по предложению, а тут человек написал за двадцать минут работу лучше моей. И самое обидное — под статьёй поставили мою фамилию. То есть я вроде бы автор, но в статье ничего от меня не осталось, кроме пары абзацев. Думал, что сгорю от стыда, и что к текстам мне лучше не приближаться.

Почему ты решил пойти учиться в Школу редакторов?

Я не случайно выбрал инстаграм площадкой для своего блога — там есть ограничение длины поста в 2200 символов. Это стимулировало, потому что раньше я любил растекаться мыслию по древу и писать целые простыни. Ещё мне не хватало практики, я боялся белого листа и не знал, как уложить свои мысли в связный текст. Мне помогли уроки школы с самой первой недели — я учился понимать задачу. Прежде, чем писать текст, надо понять о чём он будет и кому поможет. В противном случае получится фигня.

Как священнослужитель я живу в основном на пожертвования. Мне не хватает этих денег, поэтому я решил искать работу и жить не на пожертвования, а на зарплату. Первым делом я отучился на права категории CE, чтобы стать дальнобойщиком. Сейчас это мой запасной вариант, если жить станет не на что.

Про школу бюро мне рассказал друг: прислал кодекс бюрошника, я его прочитал и обнаружил, что принципы бюро во многом совпадают с моими. Особенно впечатлили два пункта: первый — ты работаешь не за деньги, а ради удобства других; и второй — ты не можешь сделать лажу, а работаешь, пока не получится как надо. Своего рода Евангелие: не делай другому дизайн, который бы не сделал самому себе. В такой подход я поверил с первых строчек и решил, что у таких людей стоит учиться.

Какие предметы тебе нравятся, а какие даются сложнее?

Нравится курс Максима Ильяхова по текстам. Есть моменты, которые вроде бы лежат на поверхности, а сам на них не обращаешь внимания. С удовольствием изучаю прототипирование и вёрстку — с этим предметом я раньше не встречался; изучаю хтмл и визивиги. Это сложно, но процесс захватывает. Худший результат по баллам за типографику, потому что я переоценил себя. Ранее я верстал студенческий журнал и думал, что с лёгкостью справлюсь с тестами. Сейчас навёрстываю знания по предмету, чтобы улучшить результаты: перечитываю лекции и советы. Учёба в школе требует времени, это не те лекции, что можно слушать в метро или за обедом. Сейчас учёба в школе — мой приоритет, я сконцентрирован только на этом.

А на вторую ступень пойдёшь?

Хочу и на вторую, и на третью ступень. На первой ступени дают километровые лекции, я хорошо сдал первые тесты и подумал, что крутой и всё знаю. На третьей неделе дали задание по редактуре, и я понял, что над двумя абзацами сижу несколько часов. Вызубрить теорию — это часть дела, и без практики ничего не стоит. Настоящая практика появляется на второй ступени, и просто почитать книжечки и лекции мне будет недостаточно.

Какие планы после Школы редакторов?

Хочу найти работу редактором. Так как я — дьякон, а не священник, то согласовать это с церковным начальством легче. У нас есть несколько священников, которые совмещают работу в церкви со светской работой. Есть священник, который по будням работает врачом, а по выходным проводит службы в церкви.

Что посоветуешь тем, кто учится в Школе редакторов?

Обязательно читать дополнительную литературу. Пока это мой главный совет, потому что я проучился всего месяц. В чате потока я читал, что у студентов возникают проблемы от незнания инструментов, например фигмы. Хочу подбодрить: я умею работать в индизайне и фотошопе, но это не спасло меня от низких баллов за типографику и вёрстку. Можно выучить все горячие клавиши наизусть, но если не знать закон Фиттса или теорию близости, то получится фигня, даже с крутым инструментом. Хороший специалист и в гугл-доке, и на бумаге сделает работоспособный продукт.

Алекс Кэрри Над качеством текстов нужно работать

Копирайтер и создатель проекта «БДСМ-копирайтинг» рассказывает об ответственности, логике редактора и о том, почему не стал бы учиться бесплатно.

Ты — автор проекта «БДСМ-копирайтинг». О чём он?

«БДСМ-копирайтинг» — это курс для начинающих копирайтеров, где мы учимся писать статьи, деловые письма и лендинги. Ребята каждый день получают домашние задания, которые нужно выполнять и которые проверят кураторы. Ещё мы учимся работать в команде, зарабатывать больше денег за свою работу и вести себя так, чтобы работодатели хотели больше платить.

Откуда пришло название?

Название я придумал для привлечения внимания. Я думал, что назову курс «БДСМ-копирайтинг» и все побегут записываться. Оказалось, что большинство людей вообще не знают, что такое БДСМ. Были предположения, что это расшифровывается как «Бизнес девелопмент сейлс энд маркетинг». Даже моя мама однажды спросила, что означают эти буквы. Конечно, есть люди, которые знают про БДСМ и любят копирайтинг, они сразу понимают, что мы на одной волне. У курса есть вторая часть названия — «Жёсткая школа коммерческого письма». Это означает, что на обучении придётся много трудиться и практиковаться.

Чем ты занимался до того, как стал копирайтером?

Мне всегда нравилось писать, но не нравилось учиться. В школе я с удовольствием ходил только на занятия по русскому языку и литературе, потому что нравилось писать сочинения и диктанты. В 16 лет хотелось скорее закончить школу, вступить во взрослую жизнь и начать зарабатывать. На тот момент мои друзья уже вовсю работали на стройке: делали ремонты и получали за это деньги.

После девятого класса я забрал аттестат с тройками и под натиском мамы поступил в колледж на гидротехника. Я даже не понимал, кто такой гидротехник, и постоянно прогуливал занятия. Через год меня исключили, и я пошёл работать к друзьям на стройку. Повторно поступил в колледж уже на заочное на строителя и с грехом пополам закончил, чтобы было хоть какое-то образование.

После колледжа я работал, где придётся: на стройке, в строительном супермаркете и даже охранником, а по ночам писал тексты. Семья не разделяла моих увлечений, советовали перестать валять дурака и задуматься над «настоящей» профессией.

2007 год, мне 17 лет. Фотографировали на стадионе, где мы заливали пол бетоном

Когда ты начал зарабатывать написанием текстов?

В 20 лет я узнал, что в интернете можно зарабатывать. В 2010 это казалось чем-то нереальным. Я пошёл гуглить и наткнулся на сервисы, на которых предлагали выполнять разные задания за деньги: кликнуть рекламу на сайте за три рубля, или написать комментарий за два. Одно из заданий было зарегистрироваться на бирже статей за 250 рублей. Я обрадовался: статья — это текст, а я люблю писать тексты, поэтому зарегистрировался и стал брать заказы. В 2013 году за эти задания платили 10−15 рублей, но я был счастлив: я занимался тем, что нравится и получал за это деньги.

Потом стало понятно, что на эти деньги не прожить. Я поставил себе условие, которое называю «не дешевле, чем». Принцип заключается в том, чтобы не брать заказ дешевле той суммы, что я для себя установил. Например, не брать заказы дешевле пятисот рублей. С такой установкой я быстро ушёл с бирж, потому что там заказов за такую сумму практически нет. Руководствуясь этим принципом, постоянно хочется задирать планку выше, а для этого нужно учиться и расти как специалист.

Одна из ранних работ Алекса на Фриланс-ру

Какие тексты ты писал на раннем этапе? Для кого они были?

На биржах я писал тексты в стиле «Москва, квартира, недорого, купить». Исполнителю дают набор слов, и надо логически соединить их в текст, который заполнит сео-дыру на сайте заказчика. Директор увидит, что текст есть, и обрадуется.

Потом я попал в проект «Фактор роста». Это тренинговый центр в Санкт-Петербурге, который проводит мероприятия личностного роста для руководителей и менеджеров среднего и высшего звена. У этой компании есть блог, для которого я писал статьи о психологии, маркетинге и построении команды. На проекте я проработал полгода, а затем ушёл, потому что не сошлись в цене.

Почему не сошлись?

Параллельно с работой в проекте я проходил тренинг по личной эффективности, на котором сказали: «С завтрашнего дня ты должен поднять цены на двадцать процентов, иначе ты лох». Я не хотел быть лохом и пошёл к своему руководству с требованием поднять мне оплату на двадцать процентов. Мне ответили, что не ведут переговоров с террористами и дальше разговаривать не стали, а я ушёл искать другие проекты.

Сейчас я так глупо и прямолинейно не поступил бы. Я бы сделал по-другому: пришёл к руководителю и уточнил, какую пользу я приношу этому проекту. После этого разговор можно плавно подвести к тому, что за те деньги, что я работаю сейчас, работать дальше не смогу. Здесь важно понимать, как руководитель видит твою работу, относится ли он к ней серьёзно или платит из последних сил и думает, что цена и без того завышена. Надо было предложить не только писать статьи, а ещё и верстать их или самостоятельно подбирать темы.

Моя ошибка была в том, что я хотел получать больше денег, но не хотел больше
отдавать взамен

Где ты учился писать тексты?

За семь лет я прошёл тренингов двадцать или даже тридцать от всех, кто учит копирайтингу. Мне нравятся тексты и хочется, чтобы их качество росло, поэтому постоянно прохожу тренинги и читаю профессиональную литературу.

В самом начале я учился у Юлии Волкодав, Александра Чайковского и по книгам Дмитрия Кота. Занятия дали мне понимание того, что на текстах можно зарабатывать нормальные деньги. В начале пути я писал за копейки и казалось, что так и должно быть. Теперь я понимаю, что за хороший текст люди согласны платить много, но над качеством своих работ нужно постоянно работать.

Почему ты решил взять себе псевдоним Алекс Кэрри?

Я огромный фанат Стивена Кинга. Когда он начал писать рассказы, то рассылал их по издательствам, а в ответ получал отказы. Тогда Стивен вбил гвоздь в стену и на этот гвоздь вешал все листки с отказами от издательств за несколько лет. Первый роман, который писатель смог продать, назывался «Кэрри». В моём случае Кэрри — это отсылка к моей безграничной любви к творчеству Кинга и моему восхищению его упорством. Сейчас я нигде не использую своё имя, даже ИП зарегистрировал под псевдонимом, в Казахстане так можно.

На всех этапах развития меня поддерживала жена. Она была рядом, когда я решил уволиться из строительного магазина и начал работать удалённо. Сейчас мы воспитываем сына и поддерживаем друг друга

Что на твой взгляд самое важное в работе с текстом?

Логика. Говорят, что в копирайтинг приходят творческие люди, этакие псевдоодухотворённые творцы с желанием самореализоваться. Я считаю, что творчество не противоречит тому, что у копирайтера должна быть сильная логика. В любом тексте должна быть структура, которая помогает читателю сориентироваться. Это уже не столько творческая, сколько системная работа по структурированию материала.

Кажется, что автор сел и сразу стал писать, но на самом деле сначала он собирает материал, разрабатывает каркас текста, а за писанину садится в самом конце. Работа с текстом — это не писать слова, как мы умеем ещё со школы, а упорядочить текст настолько, чтобы он стал удобным и понятным для читателя.

Текст — это не про то, как писать.
Текст — это про то, как думать

С какими проблемами ты столкнулся, когда стал работать в команде?

Зачастую встречаются безответственные люди, которым нельзя поручить важную работу. Просят много денег, но сдают работу невовремя и без извинений за сорванные сроки, это раздражает. Для меня договоренности — это святое. Если договорились на шесть вечера, значит в шесть должно быть и точка. А некоторые выходят на связь спустя два дня после оговоренного срока и как ни в чём ни бывало говорят, что пришлют работу ещё через три. С такими людьми я прекращаю сотрудничать.

Расскажи о своём самом интересном проекте.

Полтора года назад я помогал с запуском реалити-шоу «Время миллионеров» Максима Темченко. Максим — тренер по личным финансам, он учит как инвестировать, как распоряжаться деньгами и как быть богатым, а бедным не быть.

Суть проекта: три героя олицетворяют целевые группы: наёмный работник, предприниматель с проблемами в бизнесе и руководитель, который хорошо зарабатывает. Участникам давали задания, например заработать 50 тысяч рублей за 3 дня, и следили за их трансформацией. В проекте принимали участие тридцать крутых специалистов: таргетологи, смм-щики, дизайнеры и продюсеры. Я работал копирайтером и писал тексты. Было интересно наблюдать за судьбой героев, работать в этой команде и быть причастным к чему-то такому грандиозному.

Бывали курьёзные случаи в работе?

Иногда я провожу бесплатные марафоны по копирайтингу, на которые часто приходят странные люди. Был один человек, который увидел нашу рекламу марафона, и начал засыпать меня своими стихами с просьбой оценить их и помочь продать. Я пытался объяснить, что ничего не понимаю в стихах и работаю с коммерческими текстами, но не помогло. Человек писал мне сообщения стихами, продолжал слать стихи и давить, что раз моя реклама ему попалась, то я должен научить его продавать свои работы.

Чему тебя научила работа с текстом?

В детстве я сменил две школы и два колледжа, потому что был раздолбаем. Работа с текстом сделала меня дисциплинированным, было важно не просто написать, а выдать качественный результат. Чтобы получилось хорошо, нужно было сидеть, кропотливо разбираться в задаче и перечитывать полезные книги.

Обращение Алекса к фрилансерам: «Уметь разбираться в ожиданиях, запросах и задачах клиента — это всего лишь часть нашей работы. Смиритесь с этим или идите заправлять бензоколонки»

У тебя большой опыт работы с текстом. Почему решил пойти в Школу редакторов?

О существовании школы я узнал благодаря Максиму Ильяхову. На мой взгляд, Максим — гениальный маркетолог, потрясающий редактор и офигенный учитель. Я давно слежу за его работой и восхищаюсь, как один человек вмещает в себе все эти качества.

Поступление на 13 поток — это моя вторая попытка обучения в Школе редакторов. До этого я поступал на 11 поток школы, проучился шесть недель и бросил обучение из-за высокой нагрузки. Взыграла гордость и спортивный интерес, и я решил во что бы то ни стало закончить школу. Моя цель сейчас ещё больше прокачаться в текстах и научиться всему тому, что учит школа, например верстать статьи. Раньше с вёрсткой было не очень: я знал, какой конечный продукт мне нужен, но не мог его сделать самостоятельно. Чтобы компенсировать этот внутренний диссонанс я и пришёл учиться в школу.

Ты участвовал в конкурсе на бесплатное место в Школе редакторов?

Я не хотел учиться бесплатно, потому что у меня не будет мотивации заниматься. Четыре месяца держать себя в жёсткой дисциплине и адски трудиться на голом энтузиазме у меня бы не получилось.

Считаю, что если получаешь что-то безвозмездно, то ценность полученного
равна нулю

Я убедился в этом на своём опыте работы в образовательных проектах — если человек приходит учиться бесплатно, то он просто не учится. Возможно, в Школе редакторов другая ситуация, потому что здесь работает система жёстких дедлайнов.

Какие предметы тебе даются сложнее всего? Как справляешься с ними?

Сложнее всего приходится с типографикой и вёрсткой. Когда я учился первый раз, то за тесты по этой дисциплине набирал 15−20 баллов, потому что совсем не понимал предмет. Казалось бы, прочитал дважды лекцию и всё понял, но как садился за тест — ни на что не могу ответить. Теперь я прохожу лекции по несколько раз и, когда верстаю свои страницы, обращаю внимание, что знания всплывают в голове. Например, сразу определяю якорный объект среди остальных. С другой стороны, это немного вредит — я вижу, что у меня что-то получается отвратительно, но сколько бы ни старался, нормально сделать не получается. Неясно, где найти ту точку, когда станет понятно, что работа сделана идеально.

Я стараюсь больше практиковаться. Моя жена — дизайнер, и часто консультируется со мной по рабочим вопросам. Везде, где можно потренироваться на конкретной задаче, я участвую. Например, для запуска тренинга достаточно просто сделать рассылку, а я вместо этого задумываюсь, как сверстать целый сайт под новый продукт и как лучше его проиллюстрировать.

Чего тебе на данный момент не хватает в Школе редакторов?

На данный момент мне не хватает практики в школе. Столько знаний прокисают в голове, потому что нет возможности сразу их применить. Периодически попадаются практические задания, но на них нет обратной связи. Ситуация непонятная: с одной стороны, если всё сделал правильно, то ты — молодец, а если нет, то лишний раз закрепишь свои ошибки. На мой взгляд, когда тренируешься самостоятельно, то нет критериев правильности и, если научиться делать плохо, то так дальше и будет строиться работа.

А на вторую ступень пойдёшь?

Обязательно. Одна из причин, почему я ушёл с 11 потока — это то, что из-за нехватки времени я упал в рейтинге и оказался в самом конце списка. Помимо задетого самолюбия, я также переживал, что с такими баллами не попаду в тридцатку людей, которых пригласят учиться на вторую ступень. В итоге я решил уйти из школы и поступить заново, основательно взяв себя в руки.

Чем планируешь заняться после школы?

Хочу попробовать поработать редактором в крупном проекте. Я — интроверт, и мне сложно даётся руководство. Хороший редактор упорядочивает процессы и руководит командой, а я больше исполнитель, чем управленец. Однако такой опыт работы хочу получить. Единственное пересечение в навыках редактора и обычного копирайтера в том, что оба должны уметь хорошо писать тексты и уметь отличать хорошую работу от халтурной.

Какие советы можешь дать поступающим в школу?

Самое главное — это распределить своё время. Нужно быть готовым к тому, что придётся нечеловечески пахать по четыре часа в день, особенно первые полтора-два месяца. Я говорю о чистом времени, то есть, если нужно отойти покушать или позаниматься с детьми, то на занятия уйдёт целый рабочий день.

Второе — это запастись терпением. Порой кажется, что стоит прочитать лекции, и ты — гуру предмета, а за тест потом получишь какие-нибудь 33 балла из ста. В этом случае не стоит отчаиваться, а снова читать прошлые лекции, закреплять материал.

Важно параллельно с обучением в школе искать проект, в котором получится применить полученные знания. Многие из поступающих ребят уже работают редакторами и приходят прокачивать навыки, но если человек — новичок, нужно срочно искать место для практики, даже если первое время придётся работать бесплатно.

Михаил Чернышов Писать для государства не больно

Редактор Госуслуг о том, как начать карьеру на бирже копирайтинга, впервые выступить на конференции и почему новичкам полезно вести блог.

Как ты начал карьеру редактора?

Я пришёл в редактуру после копирайтинга. Понял ещё лет пять назад, что хочу работать в интернете, а не на традиционной работе.

Сначала пытался создавать сайты, запускать их и зарабатывать с рекламы, а потом узнал, что есть люди, которые пишут тексты и зарабатывают на этом деньги. Так я попал на биржу копирайтинга.

Ты обучался где-то копирайтингу или редактуре?

Какого-то профильного образования типа филфака, как требуют в вакансиях, у меня нет. Я в основном читал книги, бесплатные рассылки, продвинутый курс главреда. На масштабные программы не ходил. У меня всё на практике, я самоучка: пишу — читаю, пишу — читаю.

Из-за этого внутри растёт комплекс, что ты не подтвердил никакой корочкой, что можешь. Школа редакторов как подобие академического образования давило — все прошли, а ты — нет.

У меня есть высшее образование — международные отношения, но мы там коммерческие тексты не писали, учились именно политике, отношениям между странами и прочему. Вышка дала мне общий кругозор, но напрямую вряд ли помогла в работе.

В школе как раз была лекция про то, что нужно иметь другие интересы, и ты не можешь утонуть в редактуре и текстах. С этой точки зрения, кстати, высшее образование помогло, потому что оно совсем не про тексты.

Почему решил идти в Школу редакторов?

О школе давно знаю. Хотелось поступить, но банально не было денег. Сейчас звёзды сошлись.

Раньше боялся, что на первой ступени не будет ничего нового: я перечитал кучу советов и писем из рассылки, а на вторую сразу поступить нельзя. Но сейчас, несмотря на три года чтения советов, всё равно нахожу для себя что-то новое.

Как ты находил первые заказы без портфолио и образования?

На бирже ничего не требовалось, заказы сыпались автоматически, мол, нужно написать карточки товаров, ещё какой-то текст. Я писал, а потом скриншотил работу, заливал себе в архив.

Эволюционной ступенью после биржи был сайт фриланса, там эти скриншоты как раз собрались в портфолио. Первое время получал заказы именно оттуда. Логичным завершением стал собственный сайт, где я размещал работы как боевой копирайтер с портфолио.

В какой-то момент я просто стоял на кассе за продуктами, по телефону позвонили, сказали: «Здравствуйте, вы резюме оставляли на копирайтера, приходите на собеседование». И я согласился. Моё резюме нашли на хедхантере и пригласили в местную студию официально работать копирайтером.

Расскажи про свои первые заказы?

Это был одновременно успех и факап. Я делал клиенту рекламный буклет и привлёк для этой задачи дизайнера, она нарисовала по моим невнятным объяснениям буклет. Оба были новички, пришлось повозиться, но клиент тогда ничего не заметил, никакой внутренней кухни. Получился такой одновременно хаос и порядок.


Как же здесь всё ужасно: вода в тексте, абзацев нет, контраста тоже, всё выровнено по центру, картинки бессмысленные, короче говоря — грязь

Было ли такое, что не получилось выполнить заказ в срок или вообще не смог выполнить задачу?

Вспомнил один раз, когда работали с заказчиком над маркетинг-китами. Это такая книжка, которая рассказывает о компании в кейсах и цифрах — помогает менеджеру презентовать продукт перед клиентом. Они были довольно популярны во времена расцвета Бизнес-молодости.

Я работал как фрилансер с агентством. Тогда в результате согласований что-то пошло не так, и клиент ругался с агентством — он хотел какого-то своего стиля, вкусных текстов, вот этого всего.

С тех пор я зарёкся работать с большими цепочками согласований. Это была моя первая ошибка: ты работаешь с менеджером, менеджер — с ещё одним менеджером, тот — с основателем, и только основатель уже с реальным клиентом. Во всей этой мешанине потом теряется суть. Знаю, что заказчик хотел подавать на агентство в суд.

Я к тому времени уже выполнил заказ для агентства, в агентстве его приняли и оплатили, без претензий (да и сам заказчик спокойно себя вел, видимо, молчал или раздумывал). И вот потом уже клиент передумал, и началась история с судом, но без меня., Не знаю, чем всё в итоге закончилось. Надеюсь, они урегулировали.

В школе как раз учат, что нужно найти главного заказчика и с ним обсуждать задачу. Тогда я ещё этого не знал.

Сейчас ты пишешь для Госуслуг. Как ты туда попал?

По стандартному сценарию: отправил отклик на вакансию, выполнил тестовое, прошёл собеседование и прочие эйчар процедуры.

У Ильяхова была лекция «Как должно говорить государство», где он рассказывал про язык чиновников, о том, как писать для людей. Его посыл был: «Не нужно бояться работать с государством, это полезная работа». Наверное, это меня вдохновило.

Та самая лекция Максима Ильяхова, которая вдохновила на работу с Госуслугами

В портфолио у меня не было ничего на тему, близкую Госуслугам. В блоге на Эгее была статья стандартная «было-стало». Плюс была статья, как устроено электронное государство. Потом один из принимавших решение сказал, что именно эти статьи понравились.

Но решающим стало тестовое, в котором я переписывал интерфейсный текст про автомобильные штрафы и текст письма про замену водительского удостоверения.

В чём заключается твоя работа? Наверное, много работаешь с юристами?

Процесс выглядит не так строго, как может показаться. Есть стереотип, что если работаешь с госсектором, то чуть ли не каждую букву нужно подписывать кровью, чтобы она выглядела достоверно. Нет, это не так. У нас есть редполитика, которую написал Максим Ильяхов, когда когда они делали редизайн Госуслуг. Важно соблюдать редполитику, добавлять в неё что-то новое.

Задачи бывают разные. Бывает, нужно рассказать, что нового появилось в приложении, или написать пост для соцсетей о жизненной ситуации: например, как сделать вычет, записаться в детский сад или школу.

Приходят задачи и от поддержки, если по одной теме обращается много людей и нужно обернуть информацию для них в текст, чтобы обращений стало меньше. Обычная редакторская работа. Пришло непонятное — сделал понятным, отдал.

Говорят, что если работаешь в госконторе, то юристы не дают писать по-человечески. Ты с таким не сталкивался?

Сталкивался, конечно. Это постоянный компромисс. Мы работаем с разными ведомствами и заказчиками, каждый по-своему видит текст. Нет такого, что я стою с редакторским мечом и настаиваю, что нужно написать очень просто. У меня тоже может быть неправильное видение, и поэтому всегда нужно прислушиваться к тому, кто больше знает о предмете. Это постоянная работа такая, переговоры-переговоры: заказчик объясняет на своём языке, а ты разбираешься и правишь. В коммерческих организациях — то же самое.

То есть специфика работы не отличается?

На самом деле практически нет. Просто больше ответственности за то, что ты пишешь, чем за текст в коммерческих проектах. 10 раз проверишь, со всеми согласуешь, приложишь ссылки на источники. Ты пишешь для Госуслуг, а люди это ассоциируют с государством, как будто оно что-то им сообщило.

Возможно, если человек будет работать с другим госзаказчиком, то будет иначе, я про это не знаю. Пишу для Госуслуг, про них и говорю.

Какие ошибки случались на работе?

Не помню, чтобы были критичные ошибки. Бывает такое, что информация устарела на сайте или в приложении, и пользователь пишет в поддержку, что из-за этого сделал что-то неправильно. Нам отправляют информацию, и мы переписываем.

Ты выступал на конференциях, расскажи, как ты туда попал?

Я всегда куда-то иду по принципу «главное сказать „да“, а потом разберёмся». Эйчары написали нам в чат: «Кто хочет выступить и рассказать, чем занимается?» В чате было молчание, и я сказал «да», хотя раньше выступал только в универе перед группой с листочком.

Вызвался, написал презентацию про UX-редактуру. Пытался балансировать между тем, чтобы было информативно и интересно, потому что аудитория всегда разная на конференциях. Цель была: рассказать, чем занимаемся в компании и почему это интересно.

Это чисто случайно происходило. Я просто кричал: «Я хочу выступить, я, я!», и меня брали. Срабатывало как сарафанное радио типа: «Вот у нас раньше Миша выступал, ничего страшного не случилось, давайте ещё раз отправим».

Потом ещё на РИФ Воронеж выступал, там рассказывал про соцсети.

Выступаю на тему: «Кем работать в айти, если умеешь писать». Айти Конференс 2019

Расскажи о своём опыте ведения блогов?

На ведение блога меня вдохновила сама идея личного проекта. То есть что-то, что ты делаешь помимо основной работы. Думаю, это как раз подходит творческим специальностям — иметь такой внешний полигон для отработки своих навыков и мыслей.

С чего начинал? Какие блоги вёл?

Сначала я писал заметки о копирайтинге вконтакте в виде обычных постов. Посмотрел на других, придумал что-то вроде паблика, даже как-то настраивал рекламу.

Потом у меня был эксперимент с блогом о музыке в Яндекс Дзене. Регулярно публиковал туда заметки о всяких звёздах, медийных событиях, кликбейтил и набирал кучу дочитываний. Выбрал музыку, потому что мне нравится её слушать, на любительском уровне, не более. Вышло не очень: продержался меньше полугода, потерял интерес, а сам блог съели алгоритмы. Взял и полностью уничтожил все публикации.

Ещё у меня был канал в телеграме про тайм-менеджмент. Почти год выпускал там посты, даже взял пару интервью и, в принципе, получал фидбек в личку, что людям полезны советы. В какой-то момент снова потерял интерес и удалил канал (лучше так не делать, сейчас я понимаю, что даже кажущиеся неудачей попытки лучше сохранять). В том числе на удаление повлиял стресс: я сам себе придумал, что выходить посты должны регулярно, а ещё анонсировал бесплатный курс, который так и не сделал. С тех пор не обещаю ни себе, ни другим что-то, в чём не уверен.

Как ведение блога сказалось на твоей работе?

Пока нет такого фидбека: «Здравствуйте, Михаил, у вас блог, пойдёмте к нам работать». Это скорее помогает для личного развития, это твой личный проект: нужно туда регулярно что-то выкладывать, там можно экспериментировать с постами, с иллюстрациями, работать с аудиторией, наращивать её. Например, блог на вордпрессе заставляет тебя изучить сам вордпресс, его функции, 10 тысяч раз примерить, как написать и какую иллюстрацию подобрать. С блогом намного лучше, чем без него.

Можешь ли посоветовать новичкам вести блог?

Конечно. Необязательно о редактуре. Любой блог, любой личный проект, хоть подкаст — всё это будет развивать.

Какие советы им дашь?

«Цифровую редактуру» мне помогают вести такие факторы: не строю планов, не обещаю ничего ни себе, ни подписчикам, наконец-то нашёл цвет, название и платформу для проекта, которые подходят мне по духу.

В этом смысле работа над проектом как «право на нет»: я просто говорю себе, что не обязан делать этот канал успешным, а он — не обязан таким быть. В итоге, расслабился и действую, как выйдет. Пока, на мой взгляд, получается.

Общалась и редактировала Мария Дамба. Рисовала Софья Прозоровская. Вычитал Виктор Пирогов

Не пропустите. Новые выпуски в нашем Телеграм-канале:

в Контакте
в Телеграме